Development of the constitutional provisions about balance public and private interests when land use in the acts of the land legislation

Cover Page

Abstract


The article discusses the main acts of the federal land legislation, in which has been further developed constitutional provi- sions about balance public and private interests in land use. The author states that over the last decade, acts that ensure the reasonable land use has not received adequate development, and many of the rules (and some laws) adopted at the turn of XX-XXI centuries, has lost its force. As a result, the ratio of private and public interests in the modern land law became slightly other. Relevant constitutional provisions have the potential for their further development.

Full Text

Земля является уникальным ресурсом, высту- пающим в роли пространственного базиса любой деятельности, средства сельскохозяй- ственного и лесохозяйственного производства, компонента природной среды. В этой связи, как справедливо отметил С.А. Боголюбов, «земля, и связанные с ней общественные отношения мо- гут считаться эталоном отношений человека и природы»1. При этом земельные ресурсы жизненно важны как с точки зрения общественных и государ- ственных интересов (их рациональное распреде- ление и использование, сохранность для будущих поколений, формирование бюджета за счет земель- ных платежей), так и с позиции реализации инте- ресов правообладателя конкретного земельного участка (получение прибыли и самостоятельность при его использовании или продаже). В разные периоды регулирование соотношения этих интересов, обеспечение их баланса посредством правовых норм, традиций и иных регуляторов было различным. Например, в советский период земля даже не признавалась имуществом, а к земельным правоотношениям не применялись нормы гражданского законодательства. Вовлечение земли в рыночные отношения в постсоветский период обусловило потребность в качественно новом правовом регулировании указанного баланса интересов. Вот уже более 20 лет в основе такого регулирования лежат нормы Конституции РФ. В данной статье рассмотрено, какое развитие в актах земельного законодательства и смежных с ним отраслей получили эти конституционные положения. Боголюбов С.А. Соотношение публично-правовых и частноправовых средств в обеспечении экологических прав граждан // Журнал российского права. 2005. № 7. C. 24-32 (С. 27). Непосредственно земельно-имущественные вопросы в Конституции РФ регулируют две ста- тьи - 9 и 36, которые относятся к определяющим основы, соответственно, конституционного строя и правового статуса личности. И в обеих статьях имеется указание на необходимость соблюдения баланса публичных и частных интересов. Так, согласно первой из них земля и другие природные ресурсы, с одной стороны, использу- ются и охраняются как основа жизни и деятельно- сти народов, проживающих на соответствующей территории, а с другой - они могут находиться в собственности частных лиц. Причем, при пере- числении форм собственности на землю именно частная собственность названа первой (наряду с государственной, муниципальной и иными). Вторая же, определяя, что граждане и их объ- единения вправе иметь в частной собственности землю, и что владение, пользование и распоря- жение землей и другими природными ресурса- ми осуществляются их собственниками свобод- но, ограничила степень такой свободы - это не должно наносить ущерба окружающей среде и не нарушать прав и законных интересов иных лиц. Естественно, что свое развитие указанные положения должны были получить (и получили) в земельном законодательстве, в том числе и в силу того, что наличие в отечественной систе- ме законодательства соответствующей отрасли также предусмотрено Конституцией РФ (ч. 1 ст. 72). Тем более что спустя пару недель после рефе- рендума, на котором была принята Конституция, был издан указ Президента РФ, согласно которо- му «в связи с принятием всенародным голосова- нием Конституции Российской Федерации, в це- лях обеспечения прав граждан на землю» были признаны недействующими почти треть статей Земельного кодекса РСФСР 1991 г., Закон РСФСР «О земельной реформе» и ряд важнейших зе- мельно-правовых норм иных законов и подза- конных актов. То есть правовое поле было «рас- чищено» для реализации конституционных по- ложений, и велась активная работа над новыми земельным и гражданским кодексами. Однако получилось так, что первые 7-8 лет с момента принятия Конституции федеральное земельное законодательство вообще перестало развиваться, поскольку согласно ч. 3 ст. 36 Основ- ного закона страны условия и порядок пользова- ния землей могли определяться лишь на основе федерального закона (в 1992-1993 гг. правовое регулирование использования и оборота земель осуществлялось, главным образом, на основании указов Президента РФ), и до 2001 г. такой закон не был принят (отдельные, принятые в это время федеральные законы были весьма специализи- рованными - см. далее). Тогда как Гражданский кодекс РФ (далее - ГК РФ) был принят 30 ноября 1994 г., в частности, его часть первая, содержащая гл. 17 «Право собственности и иные вещные права на землю». Впрочем, до апреля 2001 г. данная гла- ва не вступала в силу. Но, тем не менее, в тот пе- риод именно правовые нормы ГК РФ развивали конституционные положения о балансе частных и публичных интересов в земельно-имуществен- ной сфере. В частности, способом реализации публичных интересов в землепользовании стали нормы о целевом назначении земельных участ- ков, о самостоятельности при их использовании, не нарушающей прав других лиц, о возможности их изъятия (как для государственных или муни- ципальных нужд, так и ввиду их ненадлежащего использования - п. 2 ст. 260, п. 3 ст. 261, ст. 279- 282, 284-286 ГК РФ). Принятие в октябре 2001 г. Земельного кодекса РФ (далее - ЗК РФ) с точки зрения обеспечения баланса частных и публичных интересов позволило решить две задачи: а) разграничить действие норм земельного и гражданского законодательства; б) устранить возникшую в 90-е гг. недостаточность федеральной правовой базы в вопросах земельных отношений. Результатом решения первой задачи стало то, что имущественные отношения по владению, пользованию и распоряжению земельными участками, а также по совершению сделок с ними регулируются гражданским законодательством, если иное не предусмотрено земельным законодательством (и иным - лесным, водным, о недрах, об охране окружающей среды). Также иное регулирование осуществляется отдельными специальными федеральными законами, например, Федеральным законом от 24 июля 2002 г. № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» (далее - Закон об обороте сельхозземель). То есть, в соответствии с общепринятым принципом права земельное законодательство (как специальное в этом вопросе, как определяющее специфику реализации прав и обязанностей на специфич- ный объект) имеет приоритет над гражданским, которое устанавливает общие правила осущест- вления имущественных отношений (в том числе, в отношении земли)2. Наиболее явным примером в этом отноше- нии может служить регулирование частных и публичных сервитутов: первых как способа сгла- живания неудобств частных лиц при использо- вании земельных участков и иных объектов не- движимости (гражданским законодательством), а вторых - как способа реализации интересов государства, местного самоуправления или мест- ного населения (земельным законодательством). При этом первые регулируются ст. 247-276 ГК РФ (с 2015 г. в земельном законодательстве «частные сервитуты» именуются - просто «сервитуты»), а вторые - ст. 23 ЗК РФ. Вместе с тем, несмотря на логичность и ка- жущуюся простоту такого разграничения, его реализация в конкретных нормах гражданского и земельного законодательства носит ряд особен- ностей, а сами такие нормы во многих случаях содержат взаимные отсылки. Так, хотя закрытый перечень видов прав на землю содержится в зе- мельном законодательстве (гл. III, IV ЗК РФ), воз- никают они по основаниям, установленным граж- данским законодательством (п. 1 ст. 25 ЗК РФ). Важнейшей характеристикой вещи как объ- екта гражданских прав является степень ее обо- ротоспособности (наличие ограничений в обо- роте). Однако в отношении объектов земельных отношений ГК РФ с 1994 г. содержит лишь ссылку на земельное законодательство - земля и дру- гие природные ресурсы могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому иными спо- собами в той мере, в какой их оборот допускается законами о земле и других природных ресурсах (п. 3 ст. 129 ГК РФ). Соответственно, ограничения оборотоспособности земельных участков были определены сначала в ЗК РФ (ст. 27), а затем и в Законе об обороте сельхозземель, которым уста- новлены дополнительные ограничения оборото- способности, как земельных участков сельскохо- зяйственного назначения (по кругу их приобре- тателей), так и земельных долей. Вносит ряд корректив публично-правово- го характера ЗК РФ и в правила совершения от- дельных сделок с землей, которые регулируются, главным образом, нормами ГК РФ. Например, хотя купля-продажа земельных участков регули- руется гл. 30 ГК РФ, но ЗК РФ (ст. 37) определяет как заведомо недействительное условие догово- См.: Боголюбов С.А. Земельное законодательство и кон- цепция развития гражданского законодательства // Журнал российского права. 2010. № 1. С. 38-47; Жариков Ю.Г. Нор- мы гражданского права в сфере земельных отношений // Журнал российского права. 2011. № 11. С. 33-39. ра купли-продажи земельного участка, согласно которому будет ограничено дальнейшее распоря- жение земельным участком (его ипотека, аренда и иные сделки), т.е. ограничение оборотоспособ- ности земельного участка не может определяться соглашением частных лиц. Наконец, в большинстве случаев принуди- тельного прекращения прав на земельные участ- ки (их изъятие для государственных и муници- пальных нужд, ненадлежащее использование) материально-правовые нормы ГК РФ находят свою реализацию посредством процессуальных норм ЗК РФ. Отношения же по использованию и охране земель (и обеспечение при этом баланса указан- ных интересов) регулируются нормами ЗК РФ и других актов земельного законодательства. Рас- смотрим это на примере федеральных законов, развивающих специфичные аспекты земельного законодательства. Федеральный закон от 16 июля 1998 г. № 101-ФЗ «О государственном регулировании обеспечения плодородия земель сельскохозяйственного назначения» (далее - Закон об обеспечении плодородия) был принят в 1998 г. в целях регулирования обеспечения воспроизводства плодородия земель сельскохозяйственного назначения при осуществлении хозяйственной деятельности собственниками, владельцами, пользователями, в том числе арендаторами, земельных участков. Его нормы обеспечивали, главным образом, публичные интересы в сельскохозяйственном землепользовании - сохранение производительной способности уникального природного ресурса. Данный закон менялся 7 раз. Практически все содержательные изменения предусматривали отмену его норм или изложение их в «усеченном варианте» (например, в 2004 г. из федеральных полномочий, ранее предусматривавших разработку и реализацию основных направлений государственной политики и федеральных целевых программ в данной области, федеральных законов и иных нормативных правовых актов РФ, контроль за их соблюдением и ряд иных полномочий, остались только связанные с федеральными целевыми программами)3. В частности, к настоящему времени признаны утратившими силу нормы изначальной редакции данного закона об основных направлениях государственного регулирования и управления, о финансировании научно-исследовательских ра- Федеральный закон от 22 августа 2004 г. № 122-ФЗ «О вне- сении изменений в законодательные акты Российской Феде- рации и признании утратившими силу некоторых законода- тельных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон “Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Фе- дерации”» и ”Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации”». бот и национальном докладе в данной области, о сертификации почв, о лицензировании дея- тельности по агрохимическому обслуживанию, о государственном контроле за воспроизводством плодородия, об учете эталонных участков, о сти- мулировании инвестиционной деятельности по воспроизводству плодородия и др. Федеральный закон от 2 января 2000 г. № 28-ФЗ «О государственном земельном кадастре» (ныне утратил силу) также отражал, главным образом, публичные интересы в земельноимущественной сфере. Согласно данному закону кадастр информационно обеспечивал: государственное и муниципальное управление земельными ресурсами; государственный контроль за использованием и охраной земель; мероприятия, направленные на сохранение и повышение плодородия земель; землеустройство; обоснованную плату за землю и иную деятельность, связанную с владением, пользованием и распоряжением земельными участками (ст. 4). Однако спустя 8 лет данный закон был признан утратившим силу, и вместо государственного земельного кадастра теперь ведется государственный кадастр недвижимости. С точки зрения обеспечения баланса публичных и частных интересов соответствующий федеральный закон - Федеральный закон от 24 июля 2007 г. № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» имеет два ключевых отличия. Во-первых, ведение кадастра недвижимости не преследует вышеназванных целей, по сути, он лишь предваряет регистрацию прав на недвижимость (а с 2017 г. ведение такого кадастра и регистрации прав будет осуществляться в едином порядке и регламентироваться одним законом - Федеральным законом от 13 июля 2015 г. № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости») и обеспечивает ее налогообложение. Во-вторых, с 2008 г. формирование земельных участков осуществляется в результате не землеустроительной, а кадастровой деятельности, которую осуществляют соответствующие инженеры на основе договора подряда. Что касается землеустройства, то соответствующий Федеральный закон «О землеустройстве» был принят 18 июня 2001 г. (№ 78-ФЗ). Конечно, в нем не имелось указания на государственный характер землеустройства (как это было в советский период), но среди других «земельных» законов данный закон, пожалуй, наиболее явно выражает публичные интересы. В частности, цели проведения землеустройства он определяет как обеспечение рационального использования и охраны земель, создание благоприятной окружающей среды и улучшение ландшафтов. Однако практически все изменения, которые указанный закон претерпел за минувшие 15 лет, вели к сужению сферы его действия. Так, в 2006 г. из состава землеустроительных ра- бот по изучению земель (ст. 9) были исключены гео- дезические и картографические работы, а из видов землеустроительной документации (ст. 19) - мате- риалы таких работ. Изменения же 2008 г., связанные с переходом к объединенному государственному ка- дастру недвижимости4, привели к пересмотру сле- дующих базовых положений: упразднено понятие территориального зем- леустройства, а вместо активной функции по образованию новых и упорядочению суще- ствующих объектов землеустройства введе- но лишь описание их местоположения; традиционный, многовековой объект землеустройства - земельные участки были исключены из числа объектов зем- леустройства; землеустройство перестало носить обя- зательный характер в случаях: 1) предо- ставления и изъятия земельных участков; 2) определения границ ограниченных в использовании частей объектов землеу- стройства; 3) перераспределения исполь- зуемых гражданами и юридическими ли- цами земельных участков для осуществле- ния сельскохозяйственного производства; для уточнения или установления местопо- ложения объектов землеустройства и их границ перестала проводиться инвента- ризации земель; из состава работ по планированию и ор- ганизации рационального использова- ния земель и их охраны были исключены: 1) выявление земель, в границах которых могут быть предоставлены земельные участки гражданам и юридическим ли- цам; 2) выявление земель для включения в специальные земельные фонды (напри- мер, в фонд перераспределения); 3) опре- деление того, к каким установленным за- конодательством категориям и видам от- несены те или иные земли. В 2014-2015 гг. из числа объектов землеу- стройства были исключены зоны с особыми ус- ловиями использования территорий: сначала такие, которые устанавливаются в целях охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ, а затем и все остальные5. Федеральный закон от 13 мая 2008 г. № 66-ФЗ «О вне- сении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законода- тельных актов) Российской Федерации в связи с приня- тием Федерального закона “О государственном кадастре недвижимости”». Федеральный закон от 22 октября 2014 г. № 315-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации” и отдельные законодательные акты Российской Федерации»; Федеральный закон от Таким образом, на примере законодательно- го регулирования проведения землеустройства (как и других рассмотренных выше законов) на- глядно проявилась тенденция по сокращению числа правовых норм, обеспечивающих реали- зацию публичных интересов в земельно-имуще- ственной сфере. Принятый также в 2001 г. Федеральный за- кон от 17 июля 2001 г. № 101-ФЗ «О разграничении государственной собственности на землю» дей- ствовал всего 5 лет. И хотя после признания его утратившим силу нормы-основания соответству- ющего разграничения в измененном виде были включены в Федеральный закон от 25 октября 2001 г. № 137-ФЗ «О введении в действие Земель- ного кодекса Российской Федерации» (ст. 3.1), но ряд процедурных вопросов при этом остался без законодательного урегулирования. Непосредственно обеспечивающим баланс пу- бличных и частных интересов стал Закон об обороте сельхозземель, первоначальная редакция которого в этом отношении была, пожалуй, наиболее сбаланси- рована, - допускается продажа земельного участка любому лицу (кроме иностранного), но при соблю- дении преимущественного права его покупки госу- дарством (указанное право может делегироваться органам местного самоуправления - если так решат региональные законодатели); ограничение концен- трации у одного лица скупленной или приобретен- ной им по иным основаниям земли и др.6 При этом самой проблемной сферой регули- рования данного закона являются вопросы обо- рота земельных долей, образованных при прива- тизации земель колхозов и совхозов еще в начале 90-х гг. (учитывая особенности правового статуса этих долей, особенностей их образования, круга лиц, вовлеченных в соответствующие правоот- ношения7). Причем, баланс публичных и частных интересов в данном сегменте землепользования имеет явно выраженный характер соотношения: производственно-экономических инте- ресов (позволить сельскохозяйственным организациям продолжить хозяйственное использование угодий, исключив при этом сокращение обрабатываемой ими площади по организационно-правовым причинам); интересов более 10 млн граждан - соб- ственников земельных долей на получение дохода в денежной или натуральной форме либо иных благ от земли, переданной им в 13 июля 2015 г. № 252-ФЗ «О внесении изменений в Земель- ный кодекс Российской Федерации и отдельные законода- тельные акты Российской Федерации». См.: Клейменова Е.С. Соотношение частных и публич- ных интересов при ограничении и прекращении прав на земли сельскохозяйственного назначения в общественных интересах // Юридический мир. 2010. № 11. С. 30-34. См.: Улюкаев В.Х. Земельная доля: понятие и правовое положение // Землеустройство, кадастр и мониторинг зе- мель. 2007. № 1. С. 49-53. общую долевую собственность в период ак- тивной фазы земельной реформы. Наиболее существенные изменения в Закон об обороте сельхозземель, связанные с земельными долями, были внесены в 2005 и 2010 гг. В первом случае в целях создания условий для ведения более стабильного аграрного производства круг возмож- ных покупателей земельной доли (без ее выделения в земельный участок) был ограничен, - только дру- гие сособственники и сельскохозяйственная орга- низация (либо член крестьянского (фермерского) хозяйства), использующая находящийся в долевой собственности земельный участок. Тогда же суще- ственную трансформацию претерпел и механизм преимущественного права покупки земельной до- ли8, - указанное право перешло от органов публич- ной власти к вышеназванным сельскохозяйствен- ным организациям9. Изменения же 2010 г.10 позволи- ли в судебном порядке признавать невостребован- ные доли муниципальной собственностью. В целом, изменения, внесенные за последние годы в Закон об обороте сельхозземель, «сдвинули» баланс публичных и частных интересов в пользу первых. На обеспечение сохранения целевого на- значения земельных участков при их использо- вании и определение случаев и порядка, когда допускается изменение такого назначения (т.е. публичных интересов), направлен Федеральный закон от 21 декабря 2004 г. № 172-ФЗ «О перево- де земель или земельных участков из одной ка- тегории в другую». До настоящего времени он не претерпел сколь-либо значительных изменений. Однако согласно Основам государственной по- литики использования земельного фонда РФ на 2012-2017 гг.11 принцип деления земель по целево- му назначению на категории должен быть исклю- чен из земельного законодательства12. Что касается непосредственно ЗК РФ, то он претерпел весьма значительные изменения (особенно в 2014-2015 гг.13). При этом в вопро- Федеральный закон от 18 июля 2005 г. № 87-ФЗ «О вне- сении изменений в Федеральный закон “Об обороте зе- мель сельскохозяйственного назначения” и Федеральный закон “О землеустройстве”». См.: Липски С.А. О развитии федерального законо- дательства, регулирующего оборот земель сельскохозяй- ственного назначения // Аграрное и земельное право. 2013. № 2. С. 81-86. Федеральный закон от 29 декабря 2010 г. № 435-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования оборота земель сельскохозяйственного назначения». Утв. распоряжением Правительства РФ от 3 марта 2012 г. № 297-р. См.: Жаворонкова Н.Г., Выпханова Г.В. Проблемы отме- ны деления земель на категории в условиях реформировасах изменения соотношения в нем публичных и частных интересов наиболее значимыми стали новые правила изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд (всту- пившая в силу с 2015 г. гл. VII.1 ЗК РФ)14, которые, с одной стороны, несколько упрощают такое изъ- ятие, а с другой - в определенной степени уси- ливают защиту интересов частных лиц (напри- мер, предусматривая денежную компенсацию не только собственникам земельных участков, но и тем, кто обладает ими на ином вещном праве). Общим выводом о сформировавшейся за по- следние полтора десятилетия тенденции являет- ся следующее: многие нормы федеральных законов (и несколько законов полностью), регулиру- ющие обеспечение публичных интересов, связанных с организацией более рацио- нального использования земельных ре- сурсов, их защитой, сохранением их для будущих поколений, признаются утратив- шими силу. При этом в вопросах, обеспе- чивающих рациональность землепользо- вания, законодательство фактически не развивается (в отличие от имущественных аспектов земельных отношений, вопросов предоставления, изъятия и учета земель); права граждан - собственников земель- ных долей оказались существенно уреза- ны в пользу сельскохозяйственных орга- низаций. В некоторой степени это можно расценивать как правовую меру, направ- ленную на обеспечение вышеназванной рациональности землепользования, по- скольку именно такие организации (в от- личие от граждан - собственников до- лей) в состоянии надлежащим образом использовать земельные угодья; законодательство развивается по пути обеспечения упрощения изъятия земель- ных участков и реализации иных управ- ленческих функций в земельно-имуще- ственной сфере. Как правило, соответ- ствующие законотворческие инициативы законодатель принимает по предложению исполнительной власти, которая таким путем упрощает условия своей деятель- ности. Таким образом, соотношение частных и пу- бличных интересов в современном земельном законодательстве стало несколько отличным от сформировавшегося на рубеже ХХ-ХХI вв. При этом опыт земельных преобразований и правоприменительная практика позволяют оце- нить непосредственно конституционные полония земельного и градостроительного законодательства // Аграрное и земельное право. 2014. № 11. С. 37-42. См.: Липски С.А. Особенности развития земельного законодательства в постсоветской России // Российский журнал правовых исследований. 2015. № 1 (2). С. 50-57. Федеральный закон от 31 декабря 2014 г. № 499-ФЗ «О внесении изменений в Земельный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации». жения о балансе частных и публичных интересов в землепользовании как оптимальные, которые, с одной стороны, получили достаточную кон- кретизацию в земельном законодательстве, а с другой стороны - обладают потенциалом для их дальнейшего развития.

About the authors

S A Lipski

Land Law of the State University

Email: lipski-sa@yandex.ru

References

  1. Боголюбов С.А. Земельное законодательство и кон- цепция развития гражданского законодательства // Журнал российского права. 2010. № 1. С. 38-47.
  2. Боголюбов С.А. Соотношение публично-правовых и частноправовых средств в обеспечении экологи- ческих прав граждан // Журнал российского права. 2005. № 7. С. 24-32.
  3. Галиновская Е.А. Применение земельного законода- тельства: проблемы и решения: науч.-практ. пособие. М.: Юриспруденция, 2012. 272 с.
  4. Данилова Н.В. Право на благоприятную окружаю- щую среду: социальная ценность, содержание и спо- собы защиты // Российский журнал правовых иссле- дований. 2015. № 3 (4). С. 49-64.
  5. Жаворонкова Н.Г., Выпханова Г.В. Проблемы отмены деления земель на категории в условиях реформиро- вания земельного и градостроительного законода- тельства // Аграрное и земельное право. 2014. № 11. С. 37-42.
  6. Жариков Ю.Г. Нормы гражданского права в сфере земельных отношений // Журнал российского права. 2011. № 11. С. 33-39.
  7. Липски С.А. О развитии федерального законодатель- ства, регулирующего оборот земель сельскохозяй- ственного назначения // Аграрное и земельное право. 2013. № 2. С. 81-86.
  8. Липски С.А. Особенности развития земельного за- конодательства в постсоветской России // Россий- ский журнал правовых исследований. 2015. № 1 (2). С. 50-57.
  9. Улюкаев В.Х. Земельная доля: понятие и правовое положение // Землеустройство, кадастр и мониторинг земель. 2007. № 1. С. 49-53.
  10. Клейменова Е.С. Соотношение частных и публичных интересов при ограничении и прекращении прав на земли сельскохозяйственного назначения в обще- ственных интересах // Юридический мир. 2010. № 11. С. 30-34.

Statistics

Views

Abstract - 105

PDF (Russian) - 32

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2016 Lipski S.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies