THe Fight Against Organized Forms of Crime in the Russian Centralized State

Cover Page

Abstract

The article presents the results of the study of medieval domestic legislation in the aspect of organized crime. Shows aware- ness of domestic medieval legislator of the specificity of organized crime and necessary, so creating to fight it as a specialized Agency and specialized legislation. The analysis of its dynamics and of the basic provisions.

Full Text

О течественными и зарубежными крими- нологами к настоящему времени про- ведены фундаментальные исследования организованной преступности в России и за ру- бежом, результаты которых широко опубликова- ны. При этом остается дискуссионным важный для понимания этого явления вопрос о природе организованной преступности, формирование которой фиксировалось в разные исторические периоды в государствах, имеющих существен- ные географические и культурные отличия, с различными экономическими и политически- ми системами. Временем ее появления разные авторы полагают: XV-XVI вв.; 20-е годы про- шлого века; начало 60-х годов прошлого века, как порождение командно-административной системы с ее социальными, экономическими и идеологическими упущениями; ее становление в начале 80-х годов и окончательное формиро- вание в 1988-1989 гг. прошлого века; весь период существования государства, как его неотъемлемую принадлежность1. Вместе с тем Организация Объединенных Наций еще в конце прошлого века одним из признаков современной организованной преступности назвала «деятельность объединений преступных лиц или группировок, объединившихся на экономической основе, которые очень напоминают банды периода феодализма, существовавшие в средневековой Европе»2. Киевская Русь (X в. - начало XII в.), положившая начало российской государственности, под влиянием возобладавших дезинтеграционных процессов, распалась на множество государ- Одним из первых исчерпывающе обобщил и проанали- зировал существующие точки зрения относительно време- ни появления организованной преступности У.А. Хасиев (Хасиев У.А. Организованная преступность в Российской Федерации: уголовно-правовой и криминологический аспекты: дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2006. С. 18-19). ственных образований, число которых к началу XIII в. достигло пятидесяти. В этих условиях тра- диционными формами социального контроля яв- лялись патриархальные формы, осуществляемые общиной или большой патриархальной семьей, на которой также лежала обязанность розыска и выдачи преступников3. Первый общерусский свод законов - Русская Правда, наряду с которым имело место также прямое действие Византийских кодексов, в пе- риод, предшествовавший образованию русско- го централизованного государства, определял перечень наиболее общественно опасных пре- ступлений, к которым относились разбой, кража коня и поджог дома или гумна и за совершение которых применялась высшая мера наказания - поток и разграбление. При этом не предусматри- валось более строгого наказания за совместное совершение преступлений несколькими лицами, не содержалось норм об ответственности за по- вторное совершение преступлений и антикор- рупционных положений. Образование русского централизованного государства (XV в. - начало XVI в.) сопрово- ждалось неизбежным ослаблением механизмов патриархальных форм социального контроля с последующим исчезновением института коллек- тивной ответственности общин в условиях пере- хода от дворцово-вотчинной к новой, приказной, системе управления государством, который на- чался в конце XV в. и закончился во второй по- ловине XVI в. Начальный этап этого периода был отмечен созданием нового общерусского свода законов - Судебника 1497 г. - первого кодекса русского централизованного государства. Исследователи отмечают, что в нем по- новому трактовалось само понятие преступле- ния. Если по Русской Правде считались преступ- ными только такие деяния, которые наносили Цит. по: Основы борьбы с организованной преступностью / под ред. В.С. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова. М., 1996. С. 10. Российское законодательство X-XX веков / под общ. ред. д-ра юрид. наук, проф. О.И. Чистякова. Т. 1. М., 1984. С. 59. непосредственный ущерб конкретному челове- ку - его личности или имуществу, то теперь были криминализированы также деяния, кото- рые так или иначе угрожали государству или го- сподствующему классу в целом. В их число были включены деяния, которые впервые стали име- новаться «лихими делами», а совершившие их - «ведомыми лихими людьми», которые ставили- сь в один ряд с государственными преступни- ками - заговорщиками, святотатцами, разгла- шателями секретных сведений, поджигателями города с целью сдачи его врагу («Статья 9. А го- сударскому убойце и коромольнику, церковному татю, и головному, и подымщику, и зажигальни- ку, ведомому лихому человеку живота не дати, казнити его смертною казнью»4). Для таких лиц также впервые в общерусском законодательстве устанавливалась смертная казнь5. При этом характерное для Русской Правды право-привилегия, т.е. зависимость наказания от социального статуса потерпевшего и обвиняемо- го, впервые заменяется всесословной ответствен- ностью за совершение «лихих дел». Кроме того, Судебник 1497 г. содержал сразу целый ряд антикоррупционных положений - без малого до 10 норм включали в себя такие поло- жения. При этом следует учитывать, что понятие «взятки» появится в отечественном законодатель- стве еще не скоро, и нормы Судебника запрещали «посул» - распространенное для того периода времени подношение должностным лицам адми- нистративно-судебных органов. Причем запреща- лось не только брать посул, но и давать его6. Судебник 1497 г. явился основным источни- ком для Судебника 1550 г., который воспринял его положения об ответственности «ведомых лихих людей» и в который было включено новое поло- жение о том, что теперь борьба с ними будет осу- ществляться вновь созданным специализирован- ным органом - губными избами, возглавляемы- ми губными старостами, и на основании нового специализированного законодательства - губ- ных грамот и губных наказов. В ст. 65 четко определялась компетенция губ- ных старост: «… А приведут кого в розбое или на кого в суде доведут, что он ведомой розбойник, и наместником тех отдавати губным старостам. А старостам губным, оприч ведомых розбойников не вступаться ни в что. А татей им судити по царе- вым и великого князя по губным грамотам, как в них написано»7. Памятники русского права. Вып. 3 / под ред. проф. Л.В. Че- репнина. М., 1955. С. 347, 359. Российское законодательство X-XX веков / под общ. ред. д-ра юрид. наук, проф. О.И. Чистякова. Т. 2. М., 1985. С. 27, 55, 68. Указ. соч. С. 54-64. Памятники русского права. Вып. 4 / под ред. проф. Л.В. Че- репнина. М., 1956. С. 248. В Судебнике 1550 г. запреты брать посулы стали сопровождаться указанием на то, за совершение ка- ких именнодействий, и санкциями за их нарушение. Указанные изменения законодательства были обусловлены произошедшим значительным ро- стом преступности. Иллюстрируя впечатляющую масштабность преступной деятельности «лихих людей», исследователи отмечают ее взаимосвязь с теми явлениями социально-экономического и по- литического характера, которыми сопровождался процесс укрепления русского централизованно- го государства - роспуском холопов - военных слуг из конфискованных у бояр имений, массо- вым перераспределением земельных фондов, обо- стрившейся борьбой между различными слоями господствующего класса и т.д.8 Кроме того, для современников тех событий именно ослабление монархической власти по- сле смерти Василия III (1533 г.) выглядело главной причиной государственных неурядиц, анархии и роста преступности. Завоевание национальной независимости создало возможности активиза- ции товарно-денежных отношений и внутрен- него рынка. Возросли возможности обогащения, в обществе почувствовали «вкус к богатству». Ширилось стремление овладеть собственностью любыми путями. Росли шайки разбойников и гра- бителей. Нарастание борьбы вокруг проблем соб- ственности прослеживается и в иностранных, и в отечественных источниках9. При этом было бы ошибочно полагать, что в пре- ступную деятельность включались исключительно маргинальные элементы либо представители низ- ших сословий. Напротив, исследователи обращают внимание на то обстоятельство, что она носила все- сословный характер. Организованными преступ- ными формированиями часто руководили крупные феодалы, а в их состав входили не только предста- вители крестьян, холопов и разного рода «гулящих людей», но и представители служилых людей «по отечеству»: дети боярские, не только мелкие, но и знатные дворяне, помещики. Разбоем промышляли и смешанные отряды помещиков и крестьян, а так- же отряды людей, живущих в разных уездах10. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что историки, описывая на основании архивных документов деятельность преступных формирова- ний того времени, употребляют применительно к ним термин «отряды», поскольку численность этих формирований и их деятельность впечатляют сво- ей внушительностью и организованностью11. Там же. С. 21. Рогов В.А. История уголовного права, террора и ре- прессий в Русском государстве XV-XVII веков. М., 1995. С. 61-62. Там же. С. 64. См., например: Глазьев В.Н. Власть и общество на юге России в XVI веке: противодействие уголовной преступ- ности. Воронеж, 2001. С. 219. Происходившие в этот период времени изме- нения преступности, выражавшиеся, в том числе в резком увеличении числа совершаемых «лихих дел», были столь значительными, что потребо- вали проведения крупномасштабной реформы, в ходе которой были созданы губные органы, включавшие в себя образованный в 20-е годы XVI в. Разбойный приказ и сформированные на местах в 40-е годы XVI в., подчинявшиеся ему губные избы, в компетенцию которых входила борьба с «лихими делами». Правовую базу деятельности губных органов образовывал новый вид законодательных актов - губные грамоты и губные наказы, которые состав- лялись с 30-х годов XVI в. до конца XVII в. и содер- жание которых было тесно связано с Судебниками 1497 и 1550 гг. Структура вновь созданной административ- но-судебной вертикали, в которую входили Раз- бойный приказ в г. Москве и губные избы на местах, была, таким образом, строго централи- зованной - все губные избы независимо от их географического положения подчинялись только Разбойному приказу. В отличие, например, от во- еводских изб, которые подчинялись разным при- казам в зависимости от своего географического положения. Для расследования разбоев, которые повлек- ли широкий общественный резонанс, Разбой- ный приказ направлял на места особых сыщиков по разбойным делам, в подчинение к которым поступали местные губные старосты. Исследова- тели по этому поводу отмечают, что «… еще в пер- вых губных грамотах упоминались “обыщики”, посылаемые великим князем на места для сыска “лихих людей разбойников”»12. Губное законодательство постоянно совер- шенствовалось, а губные грамоты и губные на- казы издавались на протяжении достаточно про- должительного времени, поэтому более поздние из них дополнялись новыми положениями. При этом вводные части губных грамот и наказов были во многом схожими и указывали причины введения новой системы борьбы с «ведомыми лихими людьми»13. Так, в ст. 2 губной Белозерской грамоты при- чинами установления новых порядков на местах были названы: большое число разбоев, убийств и поджогов («у вас в тех ваших волостях многие села и деревни разбойники розбивают и животы ваши грабить, и села и деревни жгут, и на доро- гах многих людей грабят и розбивают, и убивают многих людей до смерти»), массовое укрыватель- ство населением разбойников и краденого («а иные многие люди у вас в волостях розбойников Глазьев В.Н. Указ соч. С. 70. Древнейшими из дошедших до нас губных грамот яв- ляются Белозерская (1539), а также Медынский губной на- каз (1555). у себя держат, а к иным людем розбойники с роз- боем приезжают и розбойную рухлядь к ним при- возят»), неэффективность ранее применявшихся мер («от наших деи обыщиков, чинятся вам вели- кие убытки») и злоупотребления должностных лиц, в обязанности которых входила поимка пре- ступников («а вы деи с нашими обыщики лихих людей розбойников не имаете для того, что вам волокита велика»)14. Статья 3 регламентировала порядок обра- зования губных изб как выборного органа, их штатную численность и компетенцию, а также предусматривала возможность назначения и приведения в исполнение единственного вида наказания: «бив кнутьем да казнили смертью». В этой же норме впервые получает законодатель- ное закрепление независимость губных органов: «… а вам от меня опалы в том нет, и от наших на- местников, и от волостелей в том продажи вам нету», которая сопровождалось установлением в ст. 7 запрета злоупотреблять служебным положе- нием: «а по недружбе, в земском деле, или в бра- ни в какой-нибуди, меж собя не мстилися нихто никому, по нашему крестному целовенью, и не- повинно б естя не имали и не казнили никакова человека, того бы есте меж собя обыскивали на- крепко по нашему крестному целованью, вправду без хитрости». Обращает на себя внимание положение ст. 9, которое содержало четкое требование к губным избам отчитываться перед Разбойным приказом о количестве конфискованного у «ведомых лихих людей» имущества и возмещении ущерба потер- певшим: «А сколько у которого розбойника живо- тов возмете и роздадите исцем, и Вы б то себе все написали на списки. А что будет у исцовых исков останется розбойгничих животов, и вы б то все, переписав на список, да клали, где будет пригоже; да о том бы себя отписывали на Москву, к нашим боярам, которым розбойные дела приказаны». Антикоррупционные положения содержатся сразу в двух нормах губной Белозерской грамо- ты, состоящей всего из 10 статей15. Медынский губной наказ 1555 г., вводная часть которого повторяла содержание ст. 1 и 2 губной Белозерской грамоты о причинах введе- ния новой системы борьбы с «ведомыми лихими людьми», в ст. 1 определял новый порядок фор- мирования губных учреждений - назначение (утверждение) выбранных губных старост цар- ской властью, что затем стало традиционным для более поздних губных грамот и наказов и повы- шало статус этой должности. Ранее губные старо- сты выбирались, и о результатах выборов просто сообщалось в Разбойный приказ. Российское законодательство X-XX веков / под общ. ред. д-ра юрид. наук, проф. О.И. Чистякова. Т. 2. М., 1985. С. 213-216. 15 Там же. С. 213-218. В ст. 12-14 уже традиционно законодательно закреплялась независимость губных органов: «а вам от царя и великого князя опалы нет, и от на- местников наших и от волостелей и от их тиунов продажи нет», сопровождавшаяся запретом злоу- потреблять своим служебным положением. Антикоррупционные положения, по сравне- нию с губной Белозерской грамотой, усилива- лись установлением к губным старостам и цело- вальникам требования следить друг за другом, чтобы никто подношений не брал и доносить о таких фактах: «а меж себя старостам и целоваль- ником друг над другом того смотрити, чтоб по- сулов и поминков нихто ни у кого однолично не имал. А которой староста и целовальник учнет посулы имать в розбойных и в татиных делех, - и им на него сказывати царю и великому князю или его боярам, которым приказаны розбойные дела»16. Обращает на себя внимание ст. 5, в которой впервые наиболее четко формулировалось по- ложение о том, что предметом доказывания пре- ступной деятельности «ведомых лихих людей» являлись не конкретные ее эпизоды, а принад- лежность участвующих в ней лиц к категории «лихих». Статья 14 четко обозначала компетенцию губных изб как специализированного органа по борьбе с «лихими делами»: «А опричь розбойных и татиных дел, старостам и целовальником в ыные дела однолично не вступатись», и предоставляла губным избам полномочия выносить и приводить в исполнение приговоры, в том числе и смертные, без согласования с какой-либо вышестоящей инстанцией: «А списков в розбойных и в татиных делех старостам и целовальником на Москву к бояром к докладу не посылати, а вершити им розбойные и татиные дела по сему наказному списку». Такие приговоры не подлежали обжалованию. Исследователи по этому поводу справедливо отмечают, что «если до губной реформы право вынесения и реализации смертных приговоров принадлежало центральной власти, … то в ходе реформ право вынесения и реализации смертных приговоров получили выборные местные губные органы»17. Вместе с тем, как и в более ранних губных грамотах и наказах, в соответствии со ст. 5, Разбойный приказ требовал отчета о количестве конфискованного имущества и возмещении ущерба потерпевшим: «… а что останетця тех животов у исцевых исков, - и старостам о тех животех отписати на Москву к боярам в Разбойную избу»18. 16 Там же. С. 218-227. Рогов В.А. Указ. соч. С. 65. Российское законодательство X-XX веков. С. 218-227. Важной составной частью системы право- вого регулирования борьбы с «лихими делами» «ведомых лихих людей» являлись уставные кни- ги Разбойного приказа редакций 1555-1556 гг., 1616-1617 гг. и 1635-1648 гг., которые включали в себя наиболее важные положения губного за- конодательства, в том числе уже содержащиеся в губных грамотах и наказах. Принципиально иным здесь являлось то, что после включения в уставные книги действие этих положений, не- редко оформленных в виде царских указов, рас- пространялось не на отдельные уезды, а на всю территорию государства. Кроме того, здесь также могли содержаться обобщения и рекомендации следственной и судебной практики. Так, Уставная книга Разбойного приказа ре- дакции 1555-1556 гг. включала в себя ряд наи- более значимых положений принятого к этому времени Медынского губного наказа и одно- временно в ст. 2 содержала новое предписание губным органам «применять смертную казнь к «ведомым лихим людям», виновным в соверше- нии преступлений, за которые предусматрива- ется максимальное наказание в виде пожизнен- ного лишения свободы: «А на которого человека говорит язык, и тот человек пытан, на себя не скажет, а в обыску его назовут лихим человеком, и того человека казнити же, потому что они, пы- таны оттерпливаютца, в розбоех на себя не гово- рят, а посадить их в тюрьму до смерти; и они ис тюрьмы утекают и розбойники их выбивают, и те розбойники опять розбивают и кровь от них крестьянская льетца»19. В ст. 3 закреплялось традиционное положе- ние, в соответствии с которым предметом дока- зывания по данной категории дел являлись не эпизоды преступной деятельности, а принад- лежность виновных в их совершении лиц к кате- гории «лихих людей», поэтому при обвинении в разбоях решающим доказательством являлась дурная репутация обвиняемого: «а на которых людех истцы ищут розбоев, и те люди скажут, что они не розбивали и языки на них в розбоях не го- ворят, а в обыску про них скажут, что они лихие люди, а в лихе про них доводов не скажут, а, пыта- ны, те люди на себя в розбоех не скажут, - и тем людем сидети в тюрьме до смерти по обыском. А на которых людей скажут в обыску, что они лихие люди и в лихе на них доведут, а, пытаны, на себя не скажут, - и тех людей казнити же»20. В ст. 6 впервые появляется положение о со- участии в форме пособничества: «… у кого роз- бойника и пожитое у него во дворе посторечем вымут, - и того разбойника пытати: и сколь давно к нему приезжает, и розбойную рухледь к Памятники русского права. Вып. 4 / под ред. проф. Л.В. Че- репнина. М., 1956. С. 356. 20 Там же. С. 356, 384, 385. нему привозит, и ведает ли он, что он розбивал. И скажет тот розбойник, что он к тому человеку приезжал и рухледь розбойную привозил, - и того человека у которого розбойника поимают, пытати же»21. Указ о татебных делах 26 ноября 1555 г. содер- жал меры, направленные на устранение недо- статков и нарушений закона в деятельности губ- ных органов, которые изложены в размещенном в этом же указе докладе главы Разбойного при- каза И.А. Булгакова: «По городам, и по волостям чинятца татбы великие, губные старосты про те татбы обыскивают, и они у себя в волостях лихих людей, татей не сказывают…», «а в которых горо- дах и в волостях коней не пятнать и в книги не за- писывают, а губным старостам не ведомо, сколь- ко у них в губе лошадей прибудет или убудет…», «а которые лихие люди крадут и розбивают, ино их в губе сведают, что они лихие люди, и они от- туда бежать в ыную губу да там живут, а они про них не опытывают, откуды они пришли…»22. Анализируемая редакция Уставной книги Разбойного приказа содержала также приговоры высшей судебной инстанции - Боярской Думы по губным делам, которые должны были ориен- тировать губные органы на надлежащее приме- нение положений губного законодательства. Уставная книга Разбойного приказа редак- ции 1616-1636 гг.23 обращает на себя внимание, прежде всего, получившим дальнейшее развитие в ее положениях институтом соучастия, а также четко прописанными положениями об ответ- ственности за рецидив преступлений примени- тельно к краже. В ст. 33 предусматривалась ответственность за хранение похищенного имущества в том слу- чае, если была доказана осведомленность хра- нителя о незаконном происхождении принятых им на хранение вещей: «а на которых людей уч- нут языки говорить, с пыток, в поклаже, а ска- жут, что у него положили за разбойное и за тати- ное, - и того человека поимати … да ево ж дати на чистую поруку, з записью; а не будет поруки, и ево посадить в тюрьму, докуды по нем порука будет». Кроме того, в ст. 31, 32 говорилось также о пристанодержательстве, которое, в свою оче- редь, подразделялось на содержание постоянно- го притона («стана») и предоставление времен- ного убежища («приезда»): «а на которых людей языки говорят с пыток, в станех и приездех, и тех людей … имати … и указ им чинити также как и разбойникам», а также о содействии престу- плению указаниями, подразделявшееся на «под- 21 Там же. С. 357, 386. 22 Там же. С. 361, 390. 23 Памятники русского права. Вып. 5 / под ред. проф. Л.В. Че- репнина. М., 1959. С. 188-220. вод» - способствование преступлению путем указания на место и время его совершения - и «поноровку» - охрану преступника во время совершения преступления: «а на которых людей языки говорят с пыток, в подводе и в поноровке, и тех людей … имати же … и указ им чинити тот же, как и разбойником и становщиком»24. Ответственность за рецидив преступлений применительно к краже была подробно регла- ментирована тремя нормами: «Статья 38. А при- ведут татя, а доведут на него одну тадбу, - и того татя бити кнутом, да ево же дати на чистую поруку. А не будет поруки, - и ево посадить в тюрьму до тех мест, докуды по нем порука бу- дет, а животы ево отдати в ысцовы иски в выть»; «Статья 39. … а доведут на него две тадбы, - и того татя, бив кнутом, да отсечь рука, да поки- нуть; а животы ево отдать исцом в выть»; «Ста- тья 40. … а доведут на него тадбы три, или четы- ре, или свыше, - и того татя казнить смертною казнью, а животы ево отдать исцом в выть»25. Содержание Уставной книги Разбойного при- каза редакции 1635-1648 гг.26 свидетельствует о дальнейшем развитии губного законодательства, обусловленном неослабевающей преступной де- ятельностью «лихих людей». Так, Указ от 26 апреля 1639 г. «О производстве пыток в праздничные дни» предписывал пытать теперь татей и разбойников и в праздничные дни, «потому что розбойники и тати и в праздни- ки православных крестьян бьют и мучат, и огнем жгут, и до смерти побивают»27. Вместе с тем в этот период времени губные избы впервые сталкиваются с недостатком фи- нансирования. Из текста Указа от 7 июля 1637 г. «Об оплате расходов на содержание губных уч- реждений», в котором обращается внимание на необходимость неукоснительного исполнения обязанностей по надлежащему содержанию губ- ных учреждений, следует, что «ныне пишють ко государю царю … из городов губные старосты, что в городех … на всякой губной расход денег не дают …», в связи с чем «государь указал … имати … на всех поровну по прежнему, как наперед сего имывали»28. Представляется, что это являлось первым признаком возникших противоречий между со- хранявшимися традициями местного самоуправ- ления и тенденцией централизации государства, во многих местностях выливавшихся в борьбу за власть между назначаемыми центральной вла- стью воеводами и местными выборными губны- ми старостами. 24 Там же. С. 196, 256-257. 25 Там же. С. 197. 26 Там же. С. 221-239. 27 Там же. С. 223-224, 226. 28 Там же. С. 224-225. Поскольку уголовное преследование в этот период времени могло быть возбуждено только на основании исковой челобитной, т.е. исклю- чительно по инициативе потерпевшего или его родственников, то «красной нитью» через все губное законодательство проходил запрет ист- цу под угрозой наказания заключать мировое соглашение с обвиняемыми в разбое. Теперь это положение закреплялось Указом от 9 июня 1646 г. «О запрещении мировых по разбойным делам»29. Процессуальному законодательству первой половины XVII в. уже был знаком институт вы- деления дела в отношении скрывшегося преступ- ника. В Указе от 30 июля 1638 г. «О помиловании осужденных к смертной казни», отмечалось, что «государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии» по челобитной «велико- го господина святейшего Иосафа патриарха мо- сковского и всеа Русии» помиловал «тюремных сидельцов Ивашка мещерянина с товарыщи», и предписывалось продолжать розыск сообщников осужденных и после их обнаружения провести расследование в отношении них в предусмотрен- ном законом порядке30. Грамота от 16 июня 1591 г. «О порядке содер- жания тюремных сидельцев» впервые законода- тельно закрепила раздельное содержание «лихих людей» от других категорий осужденных: «и как к вам ся наша грамота придет, и вы б впредь в та- тины и в розбойные тюрьмы к татем и к розбой- ником в нашей пене детей боярских и в промыте всяких людей сажать не давали, чтобы тюремным сидельцом, татем и разбойником, сидети было бережно и осторожно». Это обосновывалось тем, что отдельные воеводы «велят в татины и роз- бойные тюрьмы к татем и к розбойником сажати детей боярских и иных всяких людей в наших пе- нях … А к тюрьмам к детем боярским и к браж- ником приходят многие люди. А у тюрем губных целовальников мало: которыми обычаи к тюрь- мам к татем и к розбойником поднесут нож или пилу, - и им того уберечь не мочно»31. Тесная взаимосвязь специализированного губного законодательства и основных законода- тельных актов этого периода времени продол- жилась и в Соборном Уложении 1649 г., в которое вошла гл. ХХI «О разбойных и о татиных делех». Статья 1 гл. ХХI Соборного Уложения опреде- ляла компетенцию Разбойного приказа: «Кото- рые разбойники розбивают, и людей побивают и тати крадут в Московском уезде и в городех, на позе». А в соответствии со ст. 5 на губных старост возлагалась обязанность ведения безкомпромис- ной борьбы с преступной деятельностью «лихих людей» на подведомственной им территории: «… Губным старостам приказывати накрепко, и в наказех писати им с великим подкреплением, чтобы они про татей и про разбойников сыскива- ли, и того смотрели, и берегли накрепко, чтобы однолично нигде татей и разбойников разбойни- чьих станов и приездов не было»32. Соборное Уложение вводило новый вид клеймения - отрезание ушей. В соответствии со ст. 16 гл. XXI «а будет приведут розбойника, и его пытать; да будет они с пытки повинится, что он розбивал в первые, а убийства не учинил: и у того розбойника за первой розбой после пыт- ки отрезать правое ухо …». Такие лица были на особом контроле государства. В соответствии со ст. 19 гл. XXI «… будет где объявятся такие люди, у которых уши резаны, а письма у них в том, что они из тюрьмы выпущены, не будет: и таких лю- дей имая приводити в городех к Воеводам, при- казным людем и Губным старостам; а Воеводам и приказным людем тех людей роспрашивать, и роспрося писати о указе к Государю к Мо- скве, а до Государева указу тех людей держать в тюрьме»33. В Соборном Уложении получили дальнейшее развитие институты соучастия и прикосновен- ности34. Вершиной развития губного законодатель- ства стали Новоуказные статьи о татебных, раз- бойных и убийственных делах 1669 г., которые явились дальнейшим развитием положений гл. XXI Соборного Уложения 1649 г.35 Теперь все функции уголовного преследова- ния за совершение «лихих дел» сосредотачива- лись в руках выборных губных старост. В отличие от Соборного Уложения 1649 г. воеводы и подчи- ненные ему лица лишались права в их отсутствие вести расследование по делам об этих преступле- ниях. В ст. 2 по этому поводу говорилось следую- щее: «А ведать в городех разбойные и татиные и убивственные дела сыщикам и губным старостам по наказам из Разбойного приказу, а воеводам в городах таких дел ничем не ведать»36. Восстанавливался институт сыщиков, кото- рый был ликвидирован в 1627 г. Теперь их дея- тельность впервые получила законодательное закрепление, их роль существенно возросла, а функции значительно расширились37. садех и в уездех; и такия разбойныя и убийствен- 32 Там же. С. 383-384. ныя и татиныя дела ведать в Розбойном прика- 29 Памятники русского права. Вып. 5 / под ред. проф. Л.В. Че- репнина. М., 1959. С. 237. 30 Там же. С. 225-226. 31 Там же. С. 227-228. 33 Там же. С. 386, 410. 34 Там же. С. 395-397, 422-423. Памятники русского права. Вып. 7 / под ред. проф. Л.В. Че- репнина. М., 1963. С. 396-434, 458. Там же. С. 396. Там же. С. 437. Вместе с тем в соответствии с Новоуказными статьями в губных избах отменялась должность второго лица после губного старосты - губного целовальника: «да в городех же быть у губных дел дьячком …, а губным целовальникам не быть», а тюрьмы предписывалось охранять стрельцам: «а сторожам быть по два человека с поруками из найму; а поруки имать по них добрые, кому б мочно в том верить, и приводить их к вере сыщи- ком же»38. Логика развития губного законодательства свидетельствует о том, что реорганизации и лик- видации, сопровождавшие деятельность губных органов власти, являлись результатом противо- речий, продолжавших нарастать между сохраняв- шимися традициями местного самоуправления и все усиливающейся тенденцией централизации государства. Наглядным подтверждением этого являет- ся также содержание Указа от 27 ноября 1679 г. «О ведении всех дел в уездах воеводами», кото- рый обращает на себя внимание не свойствен- ной законодательным актам эмоциональностью и в соответствии с которым созданные в 1539 г. выборные губные органы подлежали ликви- дации: «В городах быть одним воеводам, а сы- щиком, и губным старостам, … не быть», «… и губные избы во всех городах сломать …». А «… губных старост … написать в службу … кто в ка- кую пригодится»39. Однако ликвидация губных изб в этот раз не была окончательной, и в 1684 г., в связи с ухудшением криминальной ситуации, губные старосты были восстановлены. Окончательно губные органы были упразд- нены при Петре I, в период возобладания аб- солютистских тенденций40. При этом Петр I не отменял действия Соборного Уложения 1649 г. и ности, криминологическая характеристика ко- торых позволила Организации Объединенных Наций сравнить ее с современной организован- ной преступностью. В этот же период времени для борьбы с но- выми формами преступности создается специ- ализированный орган - строго централизо- ванная административно-судебная вертикаль, в которую входили Разбойный приказ в г. Мо- скве и подчинявшиеся ему губные избы на ме- стах, а также новая система правового регули- рования этой борьбы - специализированное законодательство (губное законодательство), состоящее из: губных грамот и губных наказов, основанных на положениях Судебников 1497 и 1550 гг. и составлявшихся с 30-х годов XVI в. до конца XVII в.; уставных книг Разбойного при- каза редакций 1555-1556, 1616-1617 и 1635-1648 гг. и Новоуказных статей о татебных, разбойных и убийственных делах 1669 г.
×

About the authors

S D Belotserkovsky

Academy of the Prosecutor General of the RF

Email: svb-1956@mail.ru

References

  1. Глазьев В.Н. Власть и общество на юге России в XVI веке: противодействие уголовной преступности. Воронеж, 2001
  2. Законодательство Петра I. М., 1997
  3. Основы борьбы с организованной преступностью / под ред. В.С. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова. М., 1996
  4. Памятники русского права. Вып. 3 / под ред. проф. Л.В. Черепнина. М., 1955
  5. Памятники русского права. Вып. 4 / под ред. проф. Л.В. Черепнина. М., 1956
  6. Памятники русского права. Вып. 5 / под ред. проф. Л.В. Черепнина. М., 1959
  7. Памятники русского права. Вып. 7 / под ред. проф. Л.В. Черепнина. М., 1963
  8. Полное Собрание Законов Российской Империи с 1649 г. СПб., 1830. Т. 4
  9. Рогов В.А. История уголовного права, террора и репрессий в Русском государстве XV-XVII веков. М., Новоуказных статей 1669 г.41 10. 1995
  10. Полное Собрание Законов Российской Империи с 1649 г. Спб., 1830. Т. 4. № 1900
  11. Российское законодательство X-XX веков / под общ. ред. д-ра юрид. наук, проф. О.И. Чистякова. Т. 2. М., 1985
  12. Хасиев У.А. Организованная преступность в Российской Федерации: уголовно-правовой и криминологический аспекты: дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2006

Statistics

Views

Abstract: 149

PDF (Russian): 61

Dimensions

Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2016 Belotserkovsky S.D.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies