Reception of Social Legal PrinciplesState Law-Making Institutions

Cover Page


Cite item

Abstract

The purpose of this article is to analyze the feasibility and the basic mechanisms of borrowing of the individual benefits of the standards of conduct, the current in society (public legal principles), the activities of state authorities. The author comes to the following conclusion: reception of the socio-legal basis of state institutions capable of providing public support for the implementation of state standards; positive impact on the rule of law and the lawmaking process; to determine the restoration of the unity of law as a system that combines public and state foundations; seamlessly integrate the benefits of state and public began legal regulation. The methodology used in the preparation of this study presented a systematic, functional methods of learning; methods of induction, comparison and analysis. In addition, the author relied on the General dialectic method of cognition. Applications received by the author’s findings and conclusions are the theory of state and law, jurisprudence, philosophy of law, constitutional law.

Full Text

Целями большинства современных правовых исследований являются определение механизмов и способов повышения эффективности правового регулирования, обеспечение законности и правопорядка в государстве, снижение числа правонарушений и в целом оптимизация правовой жизни общества. В связи с этим в арсенале юристов сложилось значительное количество инструментов достижения указанных целей. Среди них наиболее универсальными и в то же время результативными представляются механизмы, связанные с легитимацией, т.е. общественным одобрением и поддержкой, государственных властных решений, принимаемых в сфере права. Их эффективность прежде всего обусловлена добровольной, осознанной, а, значит, наиболее устойчивой моделью правомерного поведения. Разделяя взгляды законодателей и правоприменителей на реализацию правовых норм, представители социума толерантно относятся к государственным, в том числе принудительным, механизмам (меры пресечения, юридическая ответственность и др.) и в конечном итоге способствуют оптимальному осуществлению правовой политики данного государства. В связи с вышеуказанным, важными для правовой науки выступают поиск и обнаружение источников рецепции (заимствования) и переноса элементов общественного правового регулирования в деятельность государственных правотворческих институтов. При этом под общественными правовыми началами (или элементами общественного правового регулирования) представляется целесообразным понимать нормы поведения, сформировавшиеся в обществе на основе длительной практики, прошедшие целесообразный отбор, часто не имеющие материального носителя и принудительной силы, но пользующиеся авторитетом и добровольной поддержкой всех членов данной социальной общности. Такие модели поведения «не навязаны» государственными институтами сверху, но обеспечены силой добровольного рационального выбора, сформированы на основе исторически сложившихся психологических, национальных, географических и иных особенностей. Детерминированность социальной природой и потребностями человека общественных правовых начал обусловливают их практически непререкаемую легитимность. Определение подходящих для экстраполяции механизмов, позволяющих получить большую социальную поддержку, придаст деятельности государственных органов «социальную окрашенность» и, в конечном итоге, повысит ее результативность. Рецепция «общественного» «государственным» послужит предпосылкой объединения двух диалектически взаимосвязанных полюсов права, представляющего собой сложную противоречивую систему. Следует уточнить, что одной из особенностей данной системы является дуализм общественных и государственных составляющих. Полагаем, исторически формирование права берет начало в социальной среде и призвано упорядочивать жизнь членов общества. Так появилось «общественное» право. По словам С.Л. Франка, «общественное право мыслится вечным, не зависимым от человеческой воли, самоочевидным выражением “должного” в человеческих отношениях». Затем, по мере развития человечества, усовершенствования зародившихся институтов управления и появления государства возникает необходимость в систематизированном формально закрепленном и обеспеченном императивными ресурсами регуляторе, стоящем на вооружении представителей государственного аппарата. Так появляется «государственное» право. «Право в качестве законодательства, т.е. выражения сознательной государственной воли, есть лишь позднейшая функция государства». Значимость в настоящее время в жизни общества политических и государственных начал обусловила приоритет государственного права, основными преимуществами которого по сравнению с общественным являются силовое обеспечение, единообразие регулирования, систематизация и формальное закрепление. Однако главным достоинством общественных правовых начал, как уже выше отмечалось, выступает безусловная социальная легитимность, основанная на авторитете, признании целесообразности и рациональности существующих правил поведения, органично объединивших в себе сложившиеся обычаи, моральные принципы, религиозные уклады. Таким образом, рецепция ряда общественно-правовых начал в деятельность правотворческих органов способна повысить эффективность данной деятельности и в целом результативность процессов, происходящих в правовой жизни общества. Следует определить основные инструменты и способы такой рецепции. 1. Повышение значимости такого вида источников права, как правовой обычай. Именно обычай, а не нормативный правовой акт несет на себе «отпечаток» общественного правосознания. В связи с этим рост числа социальных обычаев, получающих «статус» правовых и поддержку органов государственной власти, имплементации обычаев делового оборота и обыкновений в действующее законодательство способны обеспечить общественную поддержку таким источникам права, создать впечатление «подлинного народного» правотворчества. Формирующиеся не в кулуарах государственной власти, а в недрах общества правила поведения априори являются социально легитимными. Так, во многом по своей природе политикоориентированные нормативные акты приобретут определенные черты моральных и религиозных традиций и обычаев, детерминируя «близость» к представителям социума. 2. Правовые доктрины, правовые прецеденты и религиозные тексты (в теократических государствах, где религия, если не заменяет, то во многом дополняет существующее право) также должны стать «конкурентоспособными» источниками права по отношению к законам и подзаконным нормативным правовым актам. Содержательность, казуистичность и моральная обогащенность будут положительно сказываться на исполнении и соблюдении норм, зафиксированными данными носителями права. Добровольность и осознанность выполнения правовых норм выступают залогом правомерного поведения, гарантом предупреждения возникновения противоречий и фрустраций в правосознании индивидов, возможных в ситуациях, когда действующее законодательство очевидно не отражает ожидания и представления членов общества. При этом правовые доктрины легитимируют правовую политику государства применительно к определённому контингенту - интеллигенции, представителям научной среды; религиозные тексты в большей степени оказывают влияние на лиц, придерживающихся положений и традиций определенной конфессии, и именно в их среде создают толерантное отношение к правовым нормам и правящей власти в целом; правовые прецеденты компенсируют излишнюю абстрактность законодательных норм и придают «человеческое лицо» правовым установлениям - создающий норму праву в ходе судебного разбирательства судья неизбежно, в силу пробельности закона, обращается к обычаям и традициям общества, моральным и иным неюридическим социальным регуляторам, собственному правосознанию. 3. Объединению общества и государства также может способствовать придание большей юридической силы правовым принципам. В настоящее время нормы-принципы, существующие в действующем законодательстве, носят характер декларативных, абстрактных и не имеющих реального практического применения положений. Между тем данные нормы непосредственно обусловлены сложившимися социальными взглядами на нормальное и правильное, содержат нравственные начала и способны послужить действенным инструментом создания «позитивного имиджа» того или иного государственного нормативного акта. Принципы справедливости, равенства, состязательности, свободы и пр., содержащиеся в законах, должны выступать не просто идеологическим приемом «оправдания» необходимости существования данных документов, но и представлять собой настоящие регуляторы социальных противоречий, ориентиры и основные цели правоприменителей. 4. Повысить эффективность правотворческих процессов в государстве также способны общественные экспертизы и различные формы социального контроля, участия граждан в процедуре создания нормативных актов. Речь идет о придании данным формам участия общественности в законотворчестве реальной значимости (а не только роли формального инструмента искусственной демократизации), возможности кардинально воздействовать на государственные решения в сфере права (особенно, если содержание законов напрямую касается реализации прав и свобод граждан). Результаты общественных экспертиз не должны быть заранее очевидны законодателям и (или) иметь для них рекомендательный характер. Также к формам общественного контроля, роль которых в правотворческом процессе необходимо актуализировать и усилить, следует отнести общественных наблюдателей, присутствующих на всех стадиях законодательного процесса, процедуру реализации пассивного и активного избирательного права. Принцип гласности должен реально поддерживаться в рамках любого вида правотворческого процесса, в том числе подзаконного (если речь не идет о правовой информации ограниченного доступа). 5. Выстраивание правовой политики государства с учетом требований и нужд гражданского общества, признание его самостоятельности. Проявления гражданской инициативы должны быть независимы и реально оппозиционны государству. Искусственное «насаждение» гражданского общества не соответствует природе данного явления. Предоставив естественную свободу гражданскому обществу, государству, в то же время необходимо наблюдать за развитием ситуации для недопущения перерастания гражданской инициативы в экстремистскую противоправную деятельность. 6. Достижение отдельных стандартов «социального» государства, в котором основой всего правотворческого процесса являются права граждан и механизм их обеспечения и гарантирования. Человек - не формально закреплённая «высшая ценность», а реальная цель функционирования государства. В то же время необходимо отличать «социальное» государство от «правового» и «демократического» государства. Так, ориентиром правового государства является поддержание верховенства закона, а целью демократического государства - достижение политической власти меньшинством за счет большинства. 7. Стать одним из инструментов придания праву целостного законченного характера, органичного ему по природе характера системы, способна правовая идеология. «Человекоориентированная» аргументация и позиционирование нравственного естественного закона как основы правотворчества, создание общего фундамента национальной идеи способны в значительной степени повлиять на легитимность деятельности законодательной власти. 8. Придание большей диспозитивности частному праву, максимально возможное «устранение» из цивилистики государства как регулятора общественных отношений, в том числе за счет уменьшения доли нормативных актов в правовом регулировании, обеспечат формирование способности к саморегуляции в данной сфере (подобно механизму самоуправления на свободном рынке), возрождение естественной для частного права автономности от государственных институтов власти. 9. Муниципальные органы власти в теоретическом аспекте представляют собой идеальную модель общественной самоорганизации и самоуправления. Не занимая их нишу в сфере правового регулирования, государственным правотворческим органам следует четко отличать публичные (государственные) и частные (общественные) интересы. По аналогии с предыдущим пунктом деятельность органов местного самоуправления необходимо исключить из неформальной «сферы влияния» органов государства. Заимствование должно предполагать селекцию основ и принципов, способных к наиболее успешной интеграции и органичному включению в систему государственного правотворчества. В данном же случае речь идет о необходимости отграничения двух, по своей природе противоположных сфер, «смешивание» которых неизбежно приведет к дисбалансу всей системы права. Таким образом, в современной ситуации объективно сложившейся значимости роли политического начала в правотворческой деятельности государства целесообразным представляется «возвращение к социальным корням права», позволяющее ценностно и духовно обогатить действующие правовые нормы, в определенной степени нивелировать формальные аспекты содержательными общественными началами. Кроме того, рецепция общественно-правовых принципов институтами государства способна обеспечить общественную поддержку реализации государственно-правовых норм; позитивно повлиять на правопорядок и процесс правотворчества; детерминировать восстановление единства права как системы, сочетающей в себе общественные и государственные правила поведения; органично интегрировать преимущества государственных и общественных начал правового регулирования.
×

About the authors

A Yu Garashko

Moscow University of the Ministry of Internal Affairs of Russia named after V.Ya. Kikot

Email: garashkoanna@rambler.ru

References

  1. Керимов А. Д. Теория и практика демократии // РЖПИ. 2015. № 2(3). С. 82-91.
  2. Керимов А. Д. К вопросу об избирательном праве // Право и образование. 2005. № 3. С. 32-42.
  3. Клименко А. И. Либерализация политически организованного о бщес тва как функция правовой идеологии // История государства и права. 2010. № 6. С. 38-42.
  4. Клименко А. И. Роль правовой идеологии современного государства в противодействии экстремистским идейным течениям и формировании гражданского общества // Общественная палата и ее роль в формировании гражданского общества. Международная научно-практическая конференция. 2006. С. 197-201.
  5. Курышев Е. Ю. Рецепция права // Государственная власть и местное самоуправление. 2004. № 1. С. 26-29.
  6. Малахов В. П. Право в контексте форм общественного сознания. Принцип правопонимания. М., 2015.
  7. Медушевская Н. Ф., Сигалов К. Е. Духовная среда российского права. Сущность, содержание, методология. Монография. Саарбрюккен, 2012.
  8. Рыбаков В. А. Рецепция права: общетеоретический аспект // Вестник Омского университета. Серия: Право. 2007. № 4. С. 5-12.
  9. Скоробогатов А. В., Краснов А. В. Правовое пространство: пост-классическая интерпретация // РЖПИ. 2017. № 3(8). С. 81-88.
  10. Ткаченко С. В. Рецепция права как необходимый инструмент развития правовой системы // Право и образование. 2009. № 5. С. 68-74.
  11. Франк С. Л. Ду ховные основы общества. Введение в социальную философию // Электронный ресурс: http://bookitut.ru/S-L-FRANK-DUKhOVNYE- OSNOVY-OBShhEST VA- Vvedenie-v-s o czialjnuyu- filosofiyu.html.

Copyright (c) 2018 Garashko A.Y.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies