Fair Judgment as a Method of Countering the Color Revolutions

Cover Page

Abstract

In the article, based on an analysis of the mechanisms of committing «soft coups» or color revolutions, their main reason is revealed - the artificial intensification of the atmosphere of intolerance and hysteria in society. Under these conditions, the only way to avoid escalation of tensions is to build a truly fair court system. In particular, this statement is true for the organization of criminal proceedings, since it is when identifying, investigating and resolving them that reveal the most intimate thing that a person has - his life, health, personal integrity, the need for normal socialization and economic well-being.The author analyzed the key conditions for creating in the eyes of the public the authority that judges need to assess them as a center for making decisions necessary for society.Only legal methods can achieve the creation of a welfare state.

Full Text

Цветные революции, «мягкий», без глобального насилия, но в то же время антиконституционный переход власти при помощи иностранного государства к «удобной» оппозиции практически на всех континентах планеты стали предвестниками нестабильности, ухудшения уровня жизни народа, синонимом горя для многих людей. Секрет этого очень прост: основная задача политтехнологов, обеспечивающих успехи «революционеров», заключается в создании для своего государства преимуществ экономического плана. Загоняя побежденную страну в «долговую» яму, победители обеспечивают захват ее богатств, передачу их международным корпорациям. Происходит экономическая колонизация целого государства. При этом доходит до абсурда: даже полученные в кредит под жестокий процент денежные средства новая власть потратить не может - соответствующие торги через подставных лиц выигрывает близкая метрополии группа компаний. Периодическая смена власти в демократических правительствах является проявлением власти народа, однако если она осуществляется вопреки истинным интересам граждан, в угоду корыстных зарубежных агрессоров - такую систему приемлемой назвать нельзя. Тонкая грань между демократией и государственным переворотом заключается в возможности осуществления свободного выбора на установленном для этого избирательном участке. В первом случае она не оспорима, во втором - является лишь прикрытием, лозунгом авторов и реализаторов цветной революции, а власть меняется всякий раз насильственно, в связи с ее искусственным коллапсом. Отсюда, для того, чтобы провести цветную революцию необходимо лишь вывести толпу на главную улицу страны: и там сделать её агрессивной и беспощадной. Для этих целей в скоплении людей находятся «профессиональные революционеры», которые в нужный момент будут провоцировать стражей порядка. Однако государственные институты, как правило (особенно на первых этапах), не разрушаются (это невыгодно заказчикам цветной революции, в противном случае нужно было бы вводить войска, подавлять партизанское движение), а планомерно руководство страной переходит в руки заранее «раскрученных» руководителей оппозиции. Данный феномен объясняется также тем, что цветная революция есть искусственный рекламный ход, не вызванный непримиримыми противоречиями между элитой и остальным населением. В противном случае мы наблюдали бы классическую схему развития социальной революции, которая не изменяется уже на протяжении тысячелетий: от Древнего Египта (1600-2000 гг. до н.э.) до России (1917 г.). Здесь уже все серьезно: отмена всех запретов, не только правовых, но и моральных, массовые беспричинные убийства граждан, мучительные гражданские войны. Характерно, что человек теряет всякий цивилизационный облик. Так, во Франции после свержения власти короля и провозглашения республики стали устраивать званые ужины, на которых в качестве деликатесов подавались запеченные трупы аристократов и дворян. Надо сказать, что последствия подобных действий всегда одинаковые: начинается контрреволюция и все революционеры, как правило, уничтожаются. Только так можно остановить разгул стихии и навести порядок. Это и репрессии 30-х годов прошлого века в России и якобинский террор Максимилиана Робеспьера. По результатам же цветной революции весь чиновничий аппарат остается на своих местах. Уходят, в основном, только руководители министерств и ведомств. Объяснить этот феномен очень просто: нужно понимать, что большинством современных чиновников движет не высокая идея установления государства благоденствия народа, а стремление удержаться на своей должности. Пример, схожий с рассуждениями бывшей узницы нацистского лагеря Ханны Арендт: немецкий железнодорожник как в 20-е, так в 30-е и 40-е годы прошлого века в принципе с тем же усердием и с безразличием к перемещаемому грузу обеспечивал провоз березовых чурок на склад, а затем и людей в лагеря смерти. Технологии цветной революции более или менее подробно описаны в распространенной брошюре известного американского политолога Джина Шарпа «От диктатуры к демократии». Она содержит 198 советов по ненасильственному сопротивлению властям, комбинация которых с высокой долей вероятности, по мнению автора, приведет к свержению действующего режима. Вообще созданию революционных технологий способствовал состоявшийся в 20-30-е годы XX в. в США бум развития социальных исследований, направленный на оптимизацию производства, повышение его прибыльности, снижение уровня противодействия со стороны рабочих, т.е. решение достаточно прагматичных проблем. В целом данное направление исследований получило название «научный менеджмент». Тем самым подчеркивается именно прикладной характер соответствующих социальных разработок. Выдающиеся успехи в этом направлении имели Ф. Тейлор, Г. Эмерсон, Г. Таун, С. Томпсон. Однако без финансовой поддержки извне, со стороны государственных образований, организовать свержение власти практически невозможно - слишком высоки затраты, которые к тому же требуется маскировать от органов государственной безопасности страны-жертвы. Деньги нужны на организацию молодежных движений, обучение поведению на митинге в толпе и обеспечение ее агрессивности. Кроме того, требуется постоянная подпитка средств массовой информации, блогеров в сети Интернет и даже звезд шоу-бизнеса, которые за деньги будут призывать к сопротивлению диктатуре. Цветные революции есть продукт маркетинга, и бороться с ними возможно только с использование конкурентных процедур. Если в бизнесе одна компания хочет вытеснить с рынка другую, она может использовать самые различные методы: от экономического шпионажа до навязывания более активной рекламы. Секрет успешных продаж заключается не в подготовке более качественного продукта (хотя это также имеет значение), а в его брендовости, «раскрученности» торговой марки. Проводя аналогию между товарооборотом и цветными революциями, можно заметить, что к таким технологиям относится: создание образа неприемлемости демонстранта с кирпичом в руках, обеспечение функционирования адекватных способов высказать свое мнение. При этом поведение властей должно быть максимально освещено в прессе, обеспечиваться возможность равного, открытого диалога с чиновниками. Всякая власть для народа является источником справедливости или, перефразируя Платона, скажем: стремящийся к счастью гражданин ищет его у справедливого государства. При этом гражданин по определению должен искать справедливости у своего собственного государства. Надежность и эффективность правосудия, наличие множества административных альтернативных процедур - вот залог невозможности свершиться цветной революции. Люди должны быть открыты к диалогу с руководством страны и видеть прямые доказательства заботы о своих бедах. Несправедливые решения отдельных чиновников должны осуждаться и пресекаться. Равные возможности для индивида являются той лестницей, которая протягивается в бездну безысходности для беднейших слоев населения. На сегодняшний момент единственным способом вступить в диалог с властью на равных является судопроизводство. Только судья может под угрозой применения принуждения заставить чиновника объяснить и мотивировать свои действия, только его неуклонная воля к установлению истины позволит взвешенно оценить правоприменительный акт на предмет его законности и обоснованности. При этом особенно ценно именно то, что судья действует публично, в присутствии любого члена общества, изъявившего желание посетить процесс. Для реализации этих задач требуется всячески подчеркивать особый статус судьи, ставя его гораздо выше любого другого сотрудника органов юстиции. Наблюдаемые в последнее время предложения относительно удешевления судопроизводства, не должны перейти черту, за которой правосудие в принципе невозможно. К примеру, должно подвергнуться тщательному анализу предложение исключить из процессуальных кодексов (пока за исключением Уголовно-процессуального кодекса РФ) обязанность суда мотивировать свое решение. Судебные решения должны быть объяснены населению. И самое главное в этих целях: доступ к их текстам на специальных сайтах; возможность открытой критики решений судов в обществе и прежде всего силами журналистского сообщества (при этом принцип обязательности решений суда здесь не оспаривается); высокая культура составления судебных актов. К примеру, оценка доказательств предполагает, как минимум, изложение их содержания и мотивов, по которым сторона признает их относимыми, допустимыми и достаточными для обоснования своей позиции. Еще одним немаловажным этапом становится подготовка специалистов. В ВУЗах должно осуществляться обучение не фактологического плана, а специалисты должны быть нацелены на понимание закономерностей научного прогресса, быть способными сформулировать свою гражданскую позицию, без оглядки на рекламные ролики. Таким образом, страна, в которой задумываются о профилактике возможных переворотов, имеет будущее. Ибо любая смена экономической формации есть залог движения страны назад семимильными шагами. Только справедливость, найденная в отечественном суде, позволит вовремя отреагировать на попытки манипуляции общественным сознанием со стороны враждебных сил.
×

About the authors

A A Tymoshenko

The University of the Prosecutor General of the RF

Email: antim1@yandex.ru

References

  1. Бессонова Л. А. Категория «справедливость» в учении Платона о государстве // Вестник экономики, права и социологии. 2015. № 1. С. 86-88.
  2. Боярская А. В. Материально-правовые основания системы упрощенных судебных производств в уголовном процессе Российской Федерации // Уголовная юстиция. 2013. № 2(2). С. 24-26.
  3. Косачев К. И. «Мягкая сила» с жесткими последствиями // РЖПИ. 2016. № 1(6). С. 15-20.
  4. Перкинс Дж. Исповедь экономического убийцы. М.: Претекст, 2012.
  5. Перкинс Дж. Новая исповедь экономического убийцы. М.: Претекст, 2016.
  6. Пономарева Е. А. Бренд-менеджмент: учебник и практикум для академического бакалавриата. М.: Юрайт, 2017.
  7. Сорокин П. А. Социология революции. М.: РОССПЭН, 2005.
  8. Харченко К. В. Социология управления: от теории к технологии. Белгород, 2008. С. 16-17.
  9. Шарп Д. От диктатуры к демократии: Стратегия и тактика освобождения / Пер. с англ. Н. Козловской. М.: Новое издательство, 2005.
  10. Шульц В. Л., Бочкарев С. А. Революционное измерение целостности права // РЖПИ. 2016. № 1(6). С. 37-48.
  11. MacIntyre A. Social Structures and Their Threats to Moral Agency // Philosophy. 1999. Vol. 74. № 289. P. 311-330.

Statistics

Views

Abstract: 84

PDF (Russian): 50

Dimensions

Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2018 Tymoshenko A.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies