Corruption and Legalization of Illegal Revenue: Legal and Political Applications Aspects of Evaluation and Reaction

Cover Page

Abstract


The article is not a classic scientific review of the monograph, but a kind of reflection in connection with the publication of the book devoted to one of the relevant for science, modern political reality and public management practice of research problems - the problem of combating corruption and combating the legalization of illegally obtained income. Any action aimed at concealing the criminal nature of their origin, as well as the use of illegally obtained income without attempts to give their origin a seemingly legitimate form, is classified as laundering of illegal income. The leading motive of writing the article was that the reviewed edition presents the author’s concept of a comprehensive study of domestic and international problems of combating corruption and combating money laundering. Domestic and foreign historical experience and modern most effective anti-corruption practices, as well as legal mechanisms, political means, financial and economic instruments used in the practice of fighting elite corruption are studied. Particular attention is drawn to those used in the practice of joint actions of government agencies, civil society institutions and corporations. Key concepts of the research context: corruption is abuse of social and legal status in the interests of self-interest; illegal activity (action or inaction) is the use of status powers in order to obtain property or non-property benefits, benefits and advantages; greed is a motive characterized by the desire of the subject to extract material or other benefits, to enrich or enrich others by illegal immoral; legalization is illegal criminal activity in order to give legal character to the possession, use and disposal of income obtained illegally in the context of their political, legal, material and procedural aspects. Political problems of combating corruption are understood as problems of combating the practice of self-serving use of power, which is incompatible with the normal. Modern categorical apparatus, methods of system analysis, comparative, retrospective and evolutionary approaches allowed the author to realize his main research goal is to develop a set of theoretical provisions and practical proposals, which together represent the modern concept of the optimal model of interaction between the state and corporations in the practice of combating corruption.

Full Text

Недавно опубликованная А.В. Шашковой монография «Политические аспекты противодействия отмыванию незаконных доходов и коррупции в контексте взаимодействия государства и корпораций» (под ред. Т.А. Алексеевой. М.: МГИМО-Университет, 2018. 623 с.) - достаточно оригинальная научно-исследовательская работа современного уровня. Ее актуальность определяется целым рядом факторов объективного и субъективного характера. Прежде всего, сложностью и амбивалентностью процессов трансформации системы современных общественных, в том числе политико-правовых и государственно-управленческих отношений, которые, перестраиваясь в контексте демократически ориентированных политических и экономических реформ, оказывают активное влияние не только на систему национальных, региональных, корпоративных и межкорпоративных отношений, но и глобальных транснациональных связей и процессов. Учитывает автор и тот факт, что коррупция и корыстные злоупотребления в хозяйственной сфере со второй половины XX в. из проблем локального характера превратились в явление мирового масштаба. Не говоря уже о том, что в условиях глобализации, финансово-экономических кризисов, а в какой-то момент снисходительно-бюрократического отношения со стороны властей, произошла существенная «модернизация коррупционных механизмов», превратив ординарные корыстные злоупотребления в одну из наиболее серьезных угроз политической, экономической и культурно-нравственной безопасности государства. Именно это выводит коррупцию на первые позиции в перечне наиболее опасных, деморализующих и сдерживающих факторов развития общества. Коррупционные риски многократно усиливаются в обстановке круговой поруки и возможности безнаказанно-циничного злоупотребления общественным доверием для получения неоправданных преимуществ в результате противоправного использования имеющихся политических, правовых, экономических, управленческих и иных социально-статусных возможностей в частных корыстных интересах. Отсюда крупномасштабные злоупотребления, сознательное подчинение публичного интереса интересам корыстным; отсутствие должной транспарентности и социального контроля; стремление коррупционера, пользуясь политическим и правовым статусом, гарантированно защитить акт коррупции соответствующим юридическим обоснованием и даже объяснить высшей политической целесообразностью. Коррупционеры, конечно, хорошо осознают антиобщественную сущность корыстно-коррупционного поведения. Тем не менее, для себя считают коррупционные злоупотребления приемлемыми, оправданными и, как говорится, «с радостью коррумпируются». При этом понимают, что такое поведение не только противоправно и аморально, но и носит экономически негативный характер, противоречит всему тому, что закреплено законом и нравственным кодексом демократического правового социального государства. Рецензируемое монографическое исследование посвящено анализу проблем легализации незаконных доходов и коррупции, как особо опасного для общества и государства социального явления, исследованию опыта реализации государственной правовой политики, антикоррупционной стратегии и эффективности административно-управленческих механизмов, институтов гражданского общества и бизнеса в части противодействия коррупционным проявлениям. Убедительно доказывается, что коррупция, порождая серьезные негативные политические последствия, превращается в угрозу конституционному строю, социальному единству и международной безопасности государства. Коррупция, как пишет Лоуренс Кокрофт - один из основателей организации «Transparency International» и автор книги «Глобальная коррупция», парализует волю большинства - люди до конца не могут понять, что коррупция не только социальная деградация и ущемление личного достоинства, а прежде всего «циничное издевательство над человеком и унижение государства». А далее неизбежное: нарушение принципов законности и демократии; формирование «коррупционного менталитета»; экономические кризисы и разрастающийся сектор теневого предпринимательства; дополнительные риски и неопределенности, нарушение принципов верховенства права и социальной справедливости; дезорганизация аппарата управления, протекционизм, непотизм и протекционизм; снижение престижа страны на международной арене. Ресурсы, предназначенные на цели экономического развития и решение социальных задач, перетекают в оффшорные зоны, расходуются на «выгодные» мероприятия и «законное» удовлетворение личных амбиций за государственный счет. В целом же цена куда более серьезная - отсутствие экономического роста, социальное недовольство, формирование общества, как писал Л.Н. Гумилев, «с негативным мироощущением». В полной мере эта формула касается любого, даже самого сильного и стабильного в экономическом и социально-политическом отношении, государства. Касается, естественно, и Российской Федерации. Не случайно проблематика научного исследования корыстно ориентированной преступности стала не только предметом острых научных дискуссий и регулярных выступлений средств массовой информации, но и важнейшим приоритетом государственных политик и крупномасштабных антикоррупционных соглашений международного уровня. Более того, в ряде государств антикоррупционная деятельность введена в ранг важнейшего направления внутренней и внешней политики, созданы соответствующие политические, правовые, просветительско-пропагандистские, контрольно-надзорные и репрессивно-принудительные антикоррупционные механизмы, налажено тесное сотрудничество с соответствующими международными институтами. Здесь тоже свои приоритеты: обмен информацией, изучение лучшего опыта борьбы с коррупцией, возвращение похищенных активов, поощрение государственно-частного партнерства и общественности за активное участие в противодействии коррупционной преступности. Сегодня борьба с коррупцией квалифицируется не только как важнейший фактор обеспечения законности и должного правового порядка, но и как непременное условие успешности антикризисных программ, как дополнительный фактор социальной стабилизации и экономического роста. Понятно и то, что эффективно противостоять коррупции и статусным корыстно-коррупционным преступлениям может только грамотно организованный процесс управления, качественная правовая и кадровая политика, хорошо выстроенная на прочных политических, правовых и нравственных основаниях антикоррупционная стратегия. Это принципиальное, как справедливо подчеркивает автор рецензируемого издания, требование. В противном случае победить коррупционно-корыстную деятельность невозможно по определению. Более того, только ужесточением хозяйственного и антикоррупционного законодательства, точечной борьбой с легализацией незаконных доходов и принятием кодексов служебного поведения и этических правил корпоративного управления делу также не поможешь. Нужны, как свидетельствует опыт, системные, многоуровневые и широкомасштабные действия. Необходимо гибкое законодательство, твердая политическая воля и системность антикоррупционных мероприятий, надлежащее управление публичными делами и публичным имуществом, а также и непременно - поощрение ответственности, честности и неподкупности. И, уж во всяком случае, не кратковременные кампании и не информационно-пропагандистский шум вокруг резонансных случаев. Борьба с коррупцией требует, как говорит Президент РФ, профессионализма, серьёзности и ответственности, только тогда она даст искомый результат, получит осознанную, широкую поддержку со стороны общества. Не случайно многие исследователи приходят к выводу, что противодействие коррупции должно рассматриваться в качестве важнейшей функции современного государства. Подтверждает справедливость такой позиции и факт ввода в действие в июне 2018 г. нового, уже шестого по счету «Национального плана противодействия коррупции на 2018-2020 годы». В нем логически в перспективном контексте развиты и нормативно закреплены основные направления борьбы с коррупционной преступностью, ориентирующие власти, контрольно-надзорные и правоохранительные органы на более жесткую защиту интересов общества, бизнеса и каждого гражданина от коррупционно-бюрократической преступности. Особое внимание уделено коррупции элитной, деофшоризации, пресечению противозаконных обналичиваний и отмывания незаконно присвоенных ценностей, т.е. практикам, которые квалифицируются не просто как уголовно наказуемые аморально-корыстные деяния, а как коррупция, возведенная в квадрат. Более строгими станут оценки качества программ и планов противодействия коррупции. Расширяется арсенал инструментов определения уровня коррупции и замеров ее негативных социальных последствий. Предусматриваются также дополнительные меры по противодействию коррупции в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд и совершенствованию мер противодействия коррупции в сфере бизнеса. Предполагается больше внимания уделить повышению эффективности просветительских, образовательных и иных мероприятий, направленных на формирование должного правового и нравственного сознания государственных и муниципальных служащих. В рецензируемом издании обстоятельно раскрываются теоретико-методологические основы противодействия отмыванию незаконных доходов и коррупции как специальной подсистемы политико-управленческой науки. При этом автор подходит к коррупции как к системному явлению, исследует механизмы противодействия легализации практик незаконного обогащения и коррупционным проявлениям разного уровня и разного масштаба. Ценно и то, что в сравнительно-политологическом, правовом и управленческом плане исследуется опыт решения исследуемых проблем. Такой опыт имеется, он убедителен и ценен для современной России. Имеется в виду опыт Дании, Новой Зеландии, Финляндии, Сингапура, Швеции, Канады, Швейцарии, Австралии, Австрии, Германии, США, Франции, Японии. По мировому индексу восприятия коррупции указанные страны находятся среди наиболее благополучных стран, коррупция и другие корыстные злоупотребления здесь тотально отслеживаются, анализируются во всех их аспектах и пресекаются самым решительным образом. Формы антикоррупционной деятельности также достаточно разнообразны: от мониторингового анализа тенденций коррупционной преступности до формирования в обществе здоровой нравственной атмосферы. В процессе исследования и выработки научных рекомендаций автором рецензируемого нами произведения проанализирован значительный объем политологической, исторической, правовой, экономической и управленческой литературы отечественных и зарубежных авторов. Нормативную базу исследования составил широкий круг конвенций и резолюций международно-правового уровня, правовых актов национального законодательства и документов корпоративного уровня. Не остались в стороне послания главы государства, документы из сферы конституционного, административного, таможенного, финансового и бюджетного права, президентские указы, правительственные постановления, решения Конституционного, Верховного и Высшего арбитражного судов РФ, политические доклады государственных деятелей на международных форумах, управленческие решения в рамках регионального и корпоративного антикоррупционного нормотворчества. Все это существенно усилило практико-прикладную составляющую исследуемой монографической работы. Монография, несомненно, станет полезным источником знаний для политических структур, служащих государственного аппарата, специалистов в области корпоративного управления и представителей высшего звена бизнес-сообщества. Особенно, если учесть, что на этапе модернизационно-индустриального развития происходит сращивание промышленного и банковского капитала, появляется мировой рынок, формируются транснациональные корпорации, коррупция оказывается вмонтированной в процессы глобализации. Коррупция в ряде случаев превращается в системное явление, из обычной проблемы превращаются в угрозу - в угрозу экономической независимости страны, угрозу государственному суверенитету и международной безопасности. Важным элементом исследовательского процесса является использование широкого круга статистических и эмпирических данных, подтверждающих объективность и практическую значимость научных положений, выносимых на суд политологов, специалистов-управленцев и научной общественности. Хотя в этой части статистический анализ должен быть, как нам представляется, более детальным. Автор прав, когда утверждает, что вопрос сегодня стоит не просто о совершенствовании политических, социально-экономических и правовых антикоррупционных механизмов, а о выработке более эффективной концепции политики противодействия коррупции. В том числе, в части международного взаимодействия в условиях, когда коррупционная преступность из внутринационального «фонового фактора» превратилась в системное явление международного масштаба с серьезной политической нагрузкой. Речь идет о поиске более эффективных инструментов и максимально строгих критериев оценки реальных достижений в деле очищения власти, бизнеса, общества и всех каналов транснационального сотрудничества от противоправно-мошеннической коррупционной преступности. В настоящее время в России опубликовано много научных работ по коррупционной проблематике, заключен ряд важных международных договорных документов, налажен обмен финансовой и налоговой информацией, проведено множество научно-практических конференций, круглых столов и рабочих переговоров. Большинство из них посвящены исследованию проблем корпоративно-финансовых злоупотреблений, анализу их сущности, форм, причин, истоков и социальных последствий. Указанная тематика привлекает внимание политологов, историков, экономистов, юристов и социологов, представителей других отраслей гуманитарной науки. В Российской Федерации в настоящее время действует более 20 различных научных учреждений (НИИ, академии, центры, кафедры) и общественных советов, сконцентрировавших свою деятельность на изучении проблем коррупции и теневой экономики. Функции междисциплинарного центра по координации научного и учебно-методического обеспечения противодействия коррупции возложены на Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, в структуре которого сформирован специальный Междисциплинарный центр по координации научно-методического обеспечения противодействия коррупции. Эффективной формой интеграции усилий ученых стали международные антикоррупционные форумы. Предмет обсуждения - правовые инновации, современные стандарты и технологии противодействия коррупции, финансовые и социально-культурные механизмы против коррупции, взаимодействие государства и корпораций в сфере разрешения конфликта интересов, деофшоризации и отмывании преступных доходов, политико-правовые механизмы противодействия коррупции, профилактика, предупреждение и социальный контроль в системе противодействия коррупции. Среди участников таких форумов - руководители органов государственной власти Российской Федерации и других стран, представители международных организаций (УНП ООН, GRECO, EAG, IACA, FATF, OECD, Transparency International, UNODC, UNCAC), ведущие ученые и эксперты. С учетом всего этого автором обозначен предмет научного поиска, причем сделано это достаточно объемно и лаконично. Это «взгляды политической и правовой науки, политические принципы и нормы международного права, законодательные акты отдельных государств и международные конвенции, конкретные технологии их имплементации в отечественное законодательство и конкретную антикоррупционную практику. Многие сюжеты касаются качества корпоративного управления, борьбы с легализацией незаконных доходов в контексте более эффективного взаимодействия государства и корпораций, повышения эффективности контрольно-надзорной и судебной практики». Решая поставленные задачи, критически проанализировав и обобщив опыт антикоррупционных политик разных стран и международных организаций, автор, на наш взгляд, успешно реализовала поставленную перед собой задачу. А именно: предложила авторскую концепцию оптимальной модели взаимодействия государства и корпораций в практике противодействия отмыванию незаконных доходов и коррупции, сформулировала ряд важных рекомендаций по оптимизации финансово-хозяйственных и политических механизмов противодействия коррупции в Российской Федерации. Структура книги логична по содержанию и структуре. В первой главе проведен анализ принципов и механизмов взаимодействия общеисторических императивов в политическом развитии общества на примере взаимодействия государства и корпораций в доиндустриальном, индустриальном и постиндустриальном обществе. Рассмотрен генезис взаимодействия государственной и корпоративной организации с точки зрения механизмов бюджетной политики, инвестиций, финансовой техники и налогового администрирования; показаны особенности взаимодействия между государством и производственными корпорациями; представлена классификация корпоративных преступлений и основания их криминализации; сделан справедливый вывод относительного того, что «корпоративные преступления представляют собой значительную угрозу для благополучия общества». Анализируются также формы взаимодействия государственных властных структур, институтов гражданского общества и корпораций, влияние на российский бизнес «западной и восточной культур» ведения бизнеса, обосновывается предложение о введении института уголовной ответственности в отношении юридических лиц. И все это не в статике, а в динамике, в историческом контексте цивилизационной парадигмы государственного строительства. Вторая глава посвящена анализу практики корпоративного управления, изучению политического воздействия органов государства на деятельность корпораций. Анализируется процесс вывода предпринимательского вопроса корпоративного управления на международный уровень. Представлен анализ роли кодекса чести корпоративного управления в современном механизме политико-правового воздействия на поведение корпораций. Подчеркивается, что действенность кодексов обеспечивается не сама по себе, а только при условии, когда антикоррупционное законодательство выведено на уровень соответствующих мировых стандартов, когда коррупционные проблемы не замалчиваются, а придаются широкой гласности, когда предметом внимания становится политика национализации элит. В третьей главе представлен эмпирический уровень изучаемой проблематики: приведены конкретные примеры легализации незаконных доходов, коррупции и методов противодействия указанным негативным проявлениям. Тут же анализируется сущность «легализации незаконных доходов», ее отличительных черт и теоретических оснований генезиса легализации незаконных доходов в России и в мировой практике (США, Италия, Германия, Швейцария). Представлены общие и специальные характеристики данного явления (незаконность, латентность), логика преступной деятельности в сфере отмывания незаконных доходов, различные аспекты коррупционной корыстной деятельности - политический, юридический, экономический, материальный, процессуальный. Специальный акцент сделан на качестве и эффективности декларирования активов, разрешения коллизий интересов и технологиях возврата похищенных средств. Подчеркивается, что процесс незаконного обогащения путем отмывания огромных богатств вне коррупционных схем невозможен. В четвертой главе исследуются российские и зарубежные практики борьбы с коррупцией, представлены необходимые для крупномасштабного исследования теоретико-методологические основы научного анализа коррупции как общественного явления. Заслугой автора, с нашей точки зрения, является систематизация подходов к исследованию базовых характеристик коррупции, ее негативных политических и социально-экономических последствий, влияния на коррупционные процессы глобализации. Представлено также авторское определение политического механизма противодействия коррупции, сделан важный вывод о порочном круге, когда «глобализация усиливает коррупцию», а коррупция «не дает глобализации проявить себя в полную меру». Вот почему столь ценна практика плодотворного международного сотрудничества в борьбе с коррупцией и транснациональной организованной преступностью. Особенно в части межстранового мониторинга и создания действенного механизма обзора коррупции; обмена опытом; выявления потребностей и оказания реальной правовой, организационной и технической помощи; осуществления инициативных антикоррупционных проектов и специальных учебных программ; проведения семинаров-практикумов и брифингов; организации сетевого профессионального консультирования, в том числе журналистов; создания электронных средств и соответствующего инструментария международного сотрудничества; издания специальных пособий, докладов и методических рекомендаций. Международным сообществом с интересом восприняты, например, такие издания Управления по борьбе с преступностью ООН 2017 г., как «Ход осуществления Конвенции ООН против коррупции: криминализация, правоохранительная деятельность и международное сотрудничество», «Справочник по антикоррупционным мерам в тюрьмах», «Руководящие принципы эффективного возвращения похищенных активов», «Инструменты и ресурсы для расширения знаний о борьбе с коррупцией», «Взаимосвязь коррупции с финансированием терроризма». При этом, самым главным можно назвать вывод о том, что борьба с отмыванием доходов, полученных преступным путем, и противодействие коррупции - это не только фактор восстановления социальной справедливости и преодоления кризиса доверия к властям, но и гарант устойчивого социально-экономического роста. Наряду, конечно, с усилением борьбы с бюрократизмом и бесхозяйственностью, гибким реагированием на санкционные негативы, укреплением нравственных основ управления и повседневного социального бытия. Снисходительно относиться к коррупционным преступлениям, проявлять безразличие и конформизм становится не просто затратным, но и крайне разрушительным. Накопленный опыт свидетельствует, что наибольшие успехи возможны только там, где деятельность по противодействию коррупции поднята до уровня государственной политики, где эта работа системно институционализирована, где обеспечена широкая гласность и общественная поддержка, где на полную мощь задействованы средства массовой информации, должное внимание уделяется кадровым отношениям (в борьбе с коррупцией неприкасаемых фигур не должно быть), где работает норма международного права о «конфискации неправомерно нажитого имущества», информаторы о коррупционных преступлениях находятся под надежной защитой государства и, самое главное, всячески поощряется антикоррупционная деятельность институтов гражданского общества. В заслугу автору можно поставить еще очень много, в том числе стремление исследовать проблемы, которые до сих пор не находили должного отражения на страницах научных изданий, а тем более учебных пособий. При этом нельзя не заметить то, что, несмотря на отмеченные достоинства, рецензируемое нами весьма объемное монографическое издание не лишено определенных недостатков, а также содержит ряд дискуссионных положений. 1. Структура книги представляется излишне громоздкой. Многие теоретические аспекты проблемы не концентрируются в отдельной главе или параграфе, разбросаны по всему тексту. Излишне подробно исследуются отдельные факты и события, которые уводят автора и читателя за пределы предметного поля заявленной темы. Излишне детально описание, например, «прав акционеров», порядка «кумулятивного голосования», «этических ценностей» и «стратегических приоритетов». 2. Вызывает определенные возражения трактовка автором понятия «политический механизм», представление его через «союз политических акторов». Термин «союз» в антикоррупционном контексте, как мы это понимаем, не совсем «срабатывает», так как политический механизм противодействия коррупции достаточно сложный и многоуровневый комплекс с множеством разновекторно направленных составляющих. Поэтому вовсе не удивительно, что за рамками научного внимания остались некоторые важные явления, Такие, как «элитная коррупция», «коррумпированное государство», «экспорт коррупции», «коррупция на законных основаниях», «коррупционное сознание». Думается, что в будущем следует больше внимания уделить проблеме перехода от практикующегося ныне мониторинга коррупционных практик к мониторингу потенциальных коррупционных рисков и нейтрализации условий, их порождающих. 3. Можно, на наш взгляд, было бы при обосновании тех или иных теоретических выводов в более полном объеме использовать результаты социологических исследований, проводимых ВЦИОМ, Левада-Центром, Фондом изучения общественного мнения, учеными РАНХиГС и Высшей школы экономики. Без учета такой информации трудно получить объективное представление о политических настроениях общества, «почувствовать» влияние на социально-политические ориентации граждан коррупционных явлений, понять насколько остро люди реагируют на факты взяточничества, отмывания и офшоризации. Высказанные пожелания, конечно, не умаляют научную и практическую значимость проведенного А.В. Шашковой исследования. В книге содержится решение крайне важной задачи, имеющей существенное значение как для науки, так и практики государственного управления. Результаты исследования могут быть и, мы убеждены, будут использованы в практической деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, в работе высшего менеджмента корпораций. Не говоря уже о преподавании курсов по политологии, экономической теории, государственному и корпоративному управлению.

About the authors

E V Okhotsky

MGIMO

Email: e.ohotskii@mail.ru

References

  1. Гаман-Голутвина О. В. Государственное управление в условиях кризиса и санкционных ограничений. Отечественный и зарубежный опыт / Под ред. Е. В. Охотского. М.: МГИМО-Университет, 2017. С. 609.
  2. Охотский Е. В. Новый этап реализации государственной стратегии противодействия коррупции // Среднерусский журнал общественных наук. 2016. № 6. С. 26-38.
  3. Соловьев В. Р. Революция консерваторов. Война миров. М., 2017. С. 130, 190-192.
  4. Шашкова А. В. Политические аспекты противодействия отмыванию незаконных доходов и коррупции в контексте взаимодействия государства и корпораций / Под ред. Т. А. Алексеевой. М.: МГИМО-Университет, 2018.
  5. Cockcroft L. Global corruption: Money, Power аnd Ethics in the Modern World. University of Pennsylvania Press, 2012. 288 р.

Statistics

Views

Abstract - 137

PDF (Russian) - 40

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2018 Okhotsky E.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies