Philosophy of Law and Philosophy of Crime and Punishment (Review of the Monograph of Bochkarev S. A. «The Philosophy of Criminal Law: Statement of a Question». M.: Norma, 2019)

Cover Page

Abstract


The article is the review of the monograph of Sergey Aleksandrovich Bochkarev, PhD in Law, head of the laboratory of political and legal researches of Moscow State University named after M.V. Lomonosov, «The philosophy of criminal law: statement of a question». Analyzing the monograph, the reviewer draws attention to the author’s main approaches to understanding the philosophy of criminal law both in Russia and abroad, assesses the author’s analysis of the development of philosophical thought in the field of criminal law, and also considers the basic theoretical and philosophical aspects of the work. The reviewer comes to the conclusion that not only «statement of a question», but also the full development of the philosophy of criminal law in Russia seems to be extremely relevant. The review gave a positive assessment of the theoretical aspects of the work, also approved the author’s manner of linking the philosophies of the topic under consideration with current problems of modern society (this is the best way to look for constructive approaches to solving these problems). The reviewer believes that raising the question of the philosophy of criminal law is extremely relevant and highly values the work under review.

Full Text

Работа Сергея Александровича Бочкарева затрагивает важный и актуальный вопрос философии права как самостоятельного направления научной и философской мысли. Его подход, с одной стороны, достаточно консервативен и в определенном смысле автор демонстрирует «сдержанность», что вытекает уже из самого названия работы (сам С.А. Бочкарев подчеркивает, что его работа имеет цель лишь «постановки вопроса»), а с другой стороны говорить о философии уголовного права в условиях, когда многие видят в уголовном законе некий универсальный инструмент решения социальных проблем, при этом забывая то, что право следует своей логике, не только оправдано с научной точки зрения, но и просто необходимо с точки зрения практической. Тем не менее, консервативность и «сдержанность» автора не мешает ему поставить целый ряд серьезных проблем, среди которых проблема оптимизации уголовно-правовой политики, проблема системности уголовного законодательства, проблема современных изменений в уголовно-правовой сфере, обусловленных техническим прогрессом и развитием информационного общества и др. И в этом плане монография не только ставит вопрос, но и предлагает ряд ответов и возможностей решения обозначенных проблем. На сегодняшний день существует множество общих философско-правовых систем, однако следует признать, что говорить о наметившемся «мейнстриме» в философско-правовой мысли пока еще нет оснований. В общем можно говорить о множестве «философий права», различные школы характеризуются и разным пониманием как системы дисциплины, так и ее предмета и методологии. Примечательно, что англоязычные авторы, как правило, под философией права понимают систему размышлений относительно так называемых актуальных философских проблем, в сферу которых входят и проблемы уголовно-правового характера (под которыми, в свою очередь, понимаются проблемы ценностного характера, имеющие правовое разрешение либо связанные с функционированием самого права, например, проблема свободы выражения и т.д.). С одной стороны, такой плюрализм предполагает высокую степень свободы научного поиска и творчества, а с другой - почти исключает возможность представителям «отраслевой» философско-правовой мысли опереться на отработанную общую концепцию. При этом философия уголовного права находится в особом «выгодном» положении по сравнению с философией иных отраслей права, ввиду того, что она имеет собственную, строго не привязанную к общим философско-правовым установкам традицию. Не случайно многие авторы рассуждают о своего рода философии «преступления и наказания» и привычно ставят важные философские проблемы в контексте уголовного права. Содержание монографии можно условно разделить на историческую и теоретическую часть. Полагаем, что подобное разделение добавляет ценности работе, так как, когда автор ставит вопрос о философии уголовного права, логично обратиться и к истории этого вопроса. Здесь следует отметить, что история философских идей в сфере уголовно-правовой проблематики действительно хорошо прослеживается. Несмотря на то, что в настоящее время довольно часто ставится вопрос не только о философии права в целом, но и об «отраслевой» философии (философии международного права, например), следует отметить, что далеко не всегда такая постановка вопроса выглядит справедливой. Но это не касается философии уголовного права. Философские идеи в сфере проблематики «преступления и наказания» имеют долгую историю и весьма солидное основание. В первой главе «Философия уголовного права: вехи истории и современность» автор анализирует философскую мысль античности, средних веков, нового и новейшего времени (стр. 23-113). Следует отметить, что Сергей Александрович хорошо ориентируется в историческом материале и уже имеет публикации, касающиеся проблематики развития философско-правовой мысли в сфере уголовного права. Автор обращается к работам многих известных мыслителей, философов, теологов. Кроме того, анализируя российскую философско-правовую традицию, он не ограничивается рассмотрением работ ученых и философов, а обращает внимание на философско-правовые идеи, выраженные представителями русской литературы, и прежде всего Ф.М. Достоевским и Л.Н. Толстым (стр. 83-90). И это представляется вполне оправданным. В своих записях, речах, да и в литературных образах отечественные писатели поднимали важные для общества философские проблемы. Автор также обращается к философскому наследию В.С. Соловьева (стр. 91-94). Конечно, то, что мы упоминаем данных авторов, можно расценить не без оснований как личные предпочтения рецензента, однако именно их идеи представляются нам действительно оригинальными, самобытными, принципиально характеризующими российскую традицию философской мысли. Разумеется, в работе не обойдены вниманием и другие яркие отечественные мыслители. Важно то, что автор приходит к выводу о наличии в России собственной школы философии уголовного права, однако при этом сетует на ее неоднородность и не востребованность юристами отраслевиками (стр. 113). И здесь следует полностью согласится с Сергеем Александровичем. Тем не менее, уточним, что идея о том, что отечественная философия уголовного права это то явление, которое в свое время было не замечено, а сегодня забыто (стр. 113), звучит неоправданно пессимистично хоть и имеет под собой определенные основания. Во второй главе работы «Уголовно-правовое знание: современное состояние его субъектов» (стр. 114-189) автор акцентирует внимание на многих процессах как в обществе в самом широком смысле, так и в правовой сфере, которые уже сегодня должны быть осознаны и тем не менее недостаточно осознаются современниками. В исследовании ставится вопрос о проблемах нарушения системности уголовного права, о соотношении мнений практиков и теоретиков, законодателей и правоприменителей. Полагаем, что на какую бы мы позицию не встали в оценке действующего уголовного законодательства, очевидно (что следует из положений монографии) необходимо учитывать социальный контекст, и, кроме того, важно понимать, что уголовное право имеет собственную логику, и это ограничивает его инструментальное использование. И даже в случае его инструментального использования надо всегда отдавать себе отчет в том, что этот инструмент весьма тонкий и пользоваться им для решения социальных проблем необходимо очень аккуратно. Осознавая всю сложность социальных процессов и накопив значительный опыт, мы уже не можем, наподобие древних китайских легистов, полагать, что жесткие законы и наказания единственно способствуют «исправлению нравов». Следует отметить, что в работе рассматривается проблема соотношения национального правопорядка и наднациональных правопорядков в сфере уголовного права (стр. 119-120). Полагаем, эта проблема крайне важна и требует более детального и тщательного анализа. Необходимо учесть все полезные функции и деструктивные дисфункции Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) в отношении правовой системы России и, в частности, системы российского правосудия, принимая во внимание как соображения продиктованные ценностью человека, его прав и свобод, так и соображения национальной безопасности, а также анализ текущей политической конъюнктуры. Пожалуй, одним из наиболее интересных моментов в работе является обращение к проблемам стабильности социального уклада и революции. В работе отмечается, что «революции» (в том числе, понимаемые и как внешне срежиссированные акции по слому политического и правового порядка в обществе) сегодня выступают реальным фактором, с которым следует считаться и отечественное право не готово к противодействию революционной агрессии (стр. 116-117). Далее автор возвращается к революционной проблематике и, в частности, утверждает, что «революционный взгляд видит в праве свою основную противоположность, поскольку главное предназначение его институтов состоит в обеспечении исключительно эволюционного (или закономерного) варианта развития общества» (стр. 162). Далее С.А. Бочкарев отмечает, что «концентрируя в себе наиболее значимые антагонизмы и механизмы их компромиссного разрешения, правовая идея олицетворяет собой ту целостность, которой ее субъекты фактически располагают и к которой они стремятся как к общезначимому для всех идеалу и благу» (стр. 162). Эти утверждения крайне важны, они действительно свидетельствуют о том, что автор уловил базовое предназначение права, связанное с созданием «замиренной среды» и даже практически указал на механизм этого «замирения». Действительно, полагаем, стабильность современного общества связана с тем, что, несмотря на то, что социальное расслоение и классовый антагонизм никуда не исчезли, именно право и правовая идеология как механизм организации идеологической сферы общества переводят классовый антагонизм в дискурсивную ненасильственную форму, что обеспечивает относительную стабильность общества, его устойчивое эволюционное развитие. Ввиду этого особую важность приобретает проблема сохранения правовой идеологии и открытого публичного правового дискурса как сферы разрешения противоречий интересов и потребностей социальных акторов - средства формирования и пересмотра конвенциональных правовых ценностей современного общества. Отказ от правовой идеологии и от правового дискурса, невнимание законодателя к тем конвенциональным правовым ценностям, которые являются продуктом последнего, создают опасную ситуацию делегитимации правового и политического порядка. Идеи, сформулированные в контексте философско-правовой мысли в сфере уголовного правовой проблематики, являются важной частью правового дискурса. В третьей главе «Уголовно-правовое знание: состояние его традиций» (стр. 190-272) анализируются различные предубеждения в восприятии философии как в юридической науке, так и в практике. Отрицание пользы философского опыта в уголовно-правовом мировоззрении действительно имеет место, и надо отметить, что большинство тех «предрассудков» в отношении философии уголовного права очевидны и в том случае, если мы ставим вопрос о необходимости или избыточности философии права вообще (всем известно весьма критичное, а иногда даже враждебное отношение к философии права многих теоретиков права, хотя, казалось бы, теория государства и права как фундаментальная юридическая наука тесно с ней связана). Разумеется, наука уголовного права, как непосредственно связанная с практикой и существенно «отягощенная» позитивистской традицией, зачастую относится к философской мысли еще более критично, что хорошо показано в работе. Примечательно, что автор обращает внимание на категории «преступление» и «наказание» не просто как на ключевые категории уголовно-правовой теории и философии уголовного права. С.А. Бочкарев отмечает относительно перспектив их исследования, что невозможно обосновать актуальность исследования преступления и наказания, так как по этому поводу уже существует множество исследований, которые практически исчерпали данную проблематику. Вместе с тем, на страницах монографии мы видим серьезную полемику в отношении значимости данных категорий, имеющих для уголовного права, несомненно, базовое значение (стр. 254-266). Полагаем, изученность данных ключевых категорий вовсе не исключает постановки вопроса о философии уголовного права как о философии преступления и наказания. Для примера мы можем взять вечно дискуссионный вопрос как в философии права, так и в общей теории права - вопрос правопонимания. Даже такая центральная и весьма разработанная категория как «право» наполняется различным значением в зависимости от конкретного философско-правового направления мысли (в начале статьи мы обозначили работы авторов по философии права, многие из которых придерживаются совершенно разных подходов к правопониманию). В четвертой - заключительной главе, которая, наверное, имеет все шансы быть воспринятой как наиболее интересная читателем, «Потенциал философского измерения уголовного права» - ставятся проблемы метафизики, герменевтики и синергетики уголовного права, а также его «виртуализации» (стр. 273-386). В главе автором подчеркивается актуальность философско-правовых методов в уголовно-правовой сфере. В работе подчеркивается значимость правой герменевтики именно для уголовного права, которое тяготеет к строгой ориентации на «букву закона». Автор оценивает (весьма трезво) потенциал герменевтического метода в уголовном праве, который, главным образом (но не только), состоит в обеспечении понимания текста закона (стр. 343). Однако в работе представлен и «расширенный» потенциал этого метода (стр. 346-355). В конце концов в работе ставится вопрос о понимании как «метанорме» права (стр. 355). Следует отметить, что, на наш взгляд, проблема понимания является одной из важнейших в юридической науке и в философии права. И наука, и философия не могут обойти проблему правового дискурса, а дискурс предполагает понимание. Размышляя о синергетике уголовного права, С.А. Бочкарев делает ряд крайне интересных, но не бесспорных утверждений, развитие которых, безусловно, обладает творческим потенциалом (стр. 360-372). Важным положением является то, что уголовное право в его современном виде не способно справиться с внесистемными (относительно наличного правопорядка) явлениями и процессами, так как не имеет внутреннего механизма развития устанавливаемого порядка. Примечательно, что автор констатирует, что уголовное право в равной степени предрасположено как к сохранению, так и к разрушению защищаемых благ (стр. 398). Ставя вопрос о виртуализации уголовно-правового пространства, автор по сути показывает несоответствие темпов развития науки и техники с одной стороны и права (и юридической науки) - с другой (стр. 372-386). Развитие права всегда носит «догоняющий характер». С.А. Бочкарев сдержанно-положительно оценивает новые разработки теоретиков права в сфере информационного права, «права виртуальной реальности» и т.д., однако при этом констатирует большую консервативность науки уголовного права и поясняет, что за исключением некоторых инициатив, работа по модернизации уголовного права сообразно развитию информационных технологий ведется явно недостаточными темпами (стр. 373). Автор ставит вопрос шире, отмечая, что развитие технологий влечет и изменение «ментально-психической структуры личности» (стр. 383-384). В этом он справедливо усматривает определенный вызов уголовному праву, которое не может обойтись без инноваций (стр. 384). Важно, что в работе отмечается изменение фундаментальных установок личности в отношении восприятия пространства и времени (стр. 386, 399), размышления автора коррелируют с позицией З. Баумана. Несмотря на высокий теоретический уровень рецензируемого произведения, не со всеми положениями монографии можно согласиться. Обращение к многочисленным трудам исследователей проблемы, научная полемика, представленная на страницах монографии, является ее сильной стороной, однако в некоторых случаях это ретуширует позицию самого автора. Данное обстоятельство ни в коей мере не свидетельствует об отсутствии четкой авторской позиции, однако в некоторых случаях она недостаточно артикулирована и, соответственно, недостаточно заметна. Частично в работе это компенсировано в заключении, представляющем собой концентрированное изложение идей автора (по всей структуре монографии). Следует отметить, что, исключая исторический обзор, автор монографии четко не экспозирует связи философии права и философии уголовного права в контексте современной юридической мысли. Понятно, что традиция философии уголовного права несколько обособлена от общих философско-правовых концепций (многие из которых, к слову, носят спекулятивный характер), однако связь общего философско-правового направления мысли и философских идей в сфере уголовного права необходимо было показать более артикулировано. Также полагаем, что от автора ускользнула проблема правовой идеологии уголовного права (идеологии уголовного права). Эта проблема, на наш взгляд, нуждается в детальном рассмотрении и изучении с философских позиций. Подводя итог рассмотрению рецензируемой работы, следует подчеркнуть, что мы намеренно обошли вниманием целый ряд содержательных положений монографического исследования, ввиду того, что большинство из них должно быть воспринято читателем в контексте авторской аргументации. В целом следует подчеркнуть, что рецензируемая монография представляет собой логически стройное выверенное исследование, характеризующееся цельностью, структурной завершенностью, постановкой важных вопросов и разрешением в процессе их рассмотрения ряда актуальных проблем как для философии уголовного права, так и для юриспруденции в целом. Автор добился большего, чем заявил в названии монографии. Ему не только удалось поставить вопрос о философии уголовного права, ему удалось дать целый ряд ответов на актуальные вопросы юриспруденции и философии права. Несомненно, надежда автора на то, что работа может стать «хорошим источником вдохновения для последующих изысканий» (стр. 399) оправдается. Можем смело и уверенно рекомендовать монографию тем, кто интересуется проблемами уголовного права, философии права, истории правовой мысли, а также философским уровнем проблематики юриспруденции в целом.

About the authors

- -

References

  1. Аверин А. В., Гобозов И. А., Гузнов А. Г. и др. Философия права. Курс лекций: учебное пособие. В 2 т. Т. 2 / Под ред. М. Н. Марченко. М.: Проспект, 2011. 512 с.
  2. Арендт Х. О революции. М.: Европа, 2011. 464 с.
  3. Арендт Х. Ответственность и суждение / Пер. с англ. Д. Аронсона, С. Бардиной, Р. Гуляева. М.: Изд. Института Гайдара, 2013. 352 с.
  4. Бабурин С. Н., Бережнов А. Г., Воротилин Е. А. и др. Философия права. Курс лекций: учебное пособие. В 2 т. Т. 1 / Под ред. М. Н. Марченко. М.: Проспект, 2011. 552 с.
  5. Бауман З. Текучая современность / Пер. с англ., под ред. Ю. В. Асочакова. СПб.: Питер, 2008. 240 с.
  6. Бочкарев С. А. Философия уголовного права в истории европейских и англо-американских школ // РЖПИ. 2017. № 1(10). С. 132-150.
  7. Гарапон А. Хранитель обещаний: суд и демократия. М.: «NOTA BENE» Медиа Трейд Компания, 2004. 328 с.
  8. Гегель Г. В. Ф. Философия права / Пер. с нем. М.: Мысль, 1990. 524 с.
  9. Гурвич Г. Д. Философия и социология права: Избранные сочинения. СПб.: Издательский дом С.-Петерб. гос. ун-та, 2004. 848 с.
  10. Керимов Д. А. Методология права: предмет, функции, проблемы философии права. 5-е изд. М.: Изд-во СГУ, 2009. 512 с.
  11. Лейст О. Э. Сущность права. Проблемы теории и философии права. М.: Зерцало-М, 2002. - 288 с.
  12. Малахов В. П. Философия права: формы теоретического мышления о праве. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2009. 263 с.
  13. Малахов В. П. Философия права. Идеи и предположения. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2008. 391 с.
  14. Малахов В. П. Философия права. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007. 336 с.
  15. Нерсесянц В. С. Философия права. М.: ИНФРА-М - НОРМА, 1997. 652 с.
  16. Рагимов И. М. О нравственности наказания. СПб.: Юридический центр, 2016. 224 с.
  17. Рагимов И. М. Преступность и наказание. М.: ОЛМА Медиа Групп, 2012. 304 с.
  18. Рагимов И. М. Философия преступления и наказания. СПб.: Юридический центр, 2015. 288 с.
  19. Радбрух Г. Философия права. М.: Международные отношения, 2004. 240 с.
  20. Синченко Г. Ч. Философско-правовые облики человека. Омск: Омская академия МВД России, 2001. 240 с.
  21. Харт Г. Л. А. Философия и язык права. М.: Канон+РООИ «Реабилитация», 2017. 384 с.
  22. Hart H. L. A. Punishment and Responsibility. Essays in the Philosophy of Law. Oxford, 1973.
  23. The Philosophy of Law // Edited by R. M. Dworkin. Oxford, 1977. 184 p.

Statistics

Views

Abstract - 143

PDF (Russian) - 151

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2018 - -.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies