What does the judiciary depend on?

Cover Page

Abstract


Absolute procedural independence doesn’t exist. It relates to all system of law enforcement. By analyzing specific legal facts in this article will be reasonably prove from what the judicial authority depends on and in contrast to all proposition which were put forward will open the secret of its complete independence.

The author earnestly proves that the procedural guarantees of judges independence are issues of territorial jurisdiction, features of institute criminal cases, such guarantee as irremovability, the issues of material security and even the secret of retiring room. This list is not exhaustive, but it gives a full picture of judicial independence.

The final conclusion of this scientific article is that all available legislative guarantees which are aimed on ensuring the principle of independence of judges bears the potential to circumvent or interpret them in a convenient way. The most reliable foundation of independence is the high-quality selection of candidates for the position of judges. If a citizen by own moral, psychological and professional qualities can objectively, fairly, impartially and at the same time «graciously» approach to the resolution of the case — this will be the best foundation for his independent activity.

In addition, the latest legislative trends associated with the introduction of information technology in the criminal procedure orbitare rated in the article. The author recognizes the importance of these processes and even formulates the hypothesis that the next type of criminal proceedings will be called technocentric. However, the author asserts the position that justice should be administered only by judges and the fate of people can’t be controlled by devices with artificial intelligence.


Full Text

Множество федеральных конституционных и федеральных законов убеждает нас в том, что судебная власть ни от чего не зависит. Однако абсолютная независимость — это такой же нонсенс, как и полная закрепощенность. Отсутствие контроля, границ и рамок неизбежно могут привести к злоупотреблениям, оказывающим негативное влияние на реализацию прав и свобод граждан.

Сама природа говорит нам о том, что любой живой организм в ней подвержен таким влияниям как погода, настроение, голод, является элементом пищевой цепочки, в конце концов. В этой связи, пока потребности как физиологические, так и более высокого порядка напоминают о себе, каждое животное и уж тем более человек, как обладатель более широкого и разнообразного спектра притязаний, будет зависим хоть прямо, хоть косвенно от самого себя, своих целей и желаний.

В этой научной статье будет предпринята попытка доказать идею о том, что при многократно продекларированной законодателем независимости суда и судей в частности (ч. 4 ст. 1 Закона РФ от 26.06.1992 № 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации»; ч. 4 ст. 5 ФКЗ от 07.02.2011 № 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации»; ч. 2 ст. 5 ФКЗ № 1-ФКЗ от 23.06.1999 «О военных судах Российской Федерации»; ст. 5, 13, 29 ФКЗ от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном суде Российской Федерации»; ч. 1 ст. 2 ФЗ от 17.12.1998 № 188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации» и др.), эта оценочная и весьма широкая по объему категория все же зависит от ряда факторов и каждый день находится под ударом. Отдельные нормы права позволяют эту независимость не только гарантировать, но и с таким же успехом обходить.

Из приведенных нами законов относительно независимости судей с большей или меньшей степенью уточнения предлагается не более трех альтернатив видения содержания данного принципа: а) они никому не подотчетны; б) подчиняются только Конституции РФ и закону; б) независимы от законодательных и исполнительных органов власти. Подход к раскрытию данного принципа прост: через позитивную формулу «подчиняется» только законам либо через отрицательные формулировки «не подотчетны», «независимы». Однако это лишь общие слова, мировоззренческие идеи, а в реалиях повседневной жизни судьи сталкиваются со следующими ситуациями, посягающими прямо или косвенно на независимость судебной власти и гарантии по ее реализации в целом:

Пример № 1. Подсудность. Казалось бы, правило прописано: уголовное дело разрешается по месту совершения преступления ввиду того, что совершенное общественно-опасное деяние «способствует снижению вызванной им социальной напряженности, оказывает на граждан эффективное предупредительное воздействие…»1. Однако имеющиеся из этого правила исключения, призванные нейтрализовать ситуацию, как раз могут быть использованы с точностью наоборот. Легальными возможностями обойти правило о территориальной подсудности выступают:

— удовлетворение отвода, заявленного всему составу суда, или при наличии оснований для отвода всех судей данного суда ввиду их участия по данному уголовному делу ранее (ст. 35 и 65 УПК РФ);

— не редки ситуации, когда обвиняемый по уголовному делу до начала уголовного преследования занимал «руководящие должности в органах власти на этой территории либо обладал широкими связями во властных структурах, деловых кругах или в криминальной сфере», имеет возможность манипулировать общественным мнением, в том числе через подконтрольные средства массовой информации. Такая ситуация расценивается как легитимная возможность изменения подсудности (в том числе, посредством передачи дела на территорию другого субъекта). Отмечается, что «новый» суд должен обладать той же компетенцией, несмотря на иную территориальную подсудность, и, кроме того, будет действовать «без предубеждения, полно, всесторонне и объективно» и разрешение дела будет произведено без неоправданной задержки. Передача дела по подсудности должна быть обусловлена именно объективными обстоятельствами, а не сиюминутными субъективными позициями и интересами сторон. Обратная ситуация по мнению Конституционного Суда РФ — а именно соблюдение правила о территориальной подсудности, незамедлительно лишает судебную власть гарантий независимости и беспристрастности, приписанных суду и передающихся последнему «по наследству» из года в год с отметкой в каждом федеральном конституционном и федеральном законе. В УПК РФ такая возможность, направленная на изменение территориальной подсудности, звучит как «имеются обстоятельства, которые могут поставить под сомнение объективность и беспристрастность суда при принятии решения по делу». Интересная формулировка, особенно с учетом того, что судьи в соответствии с исследованными выше законами абсолютно независимы и никому подчиняться не обязаны.

На основе изложенного и анализа нормативных актов нельзя не согласиться с особым мнением одного из 19 судей Конституционного Суда РФ: «чтобы исключить произвольный выбор суда или судьи, закон, допуская такую передачу, должен закреплять и её надлежащий процессуальный механизм (в том числе определять уровень и территориальное расположение суда, в который дело может быть передано; судебную инстанцию, которая могла бы подтвердить наличие оснований для передачи)…».

В завершение этого примера приведем выдержку из ч. 2 ст. 8 Кодекса судейской этики от 19.12.2012: судья при рассмотрении дела обязан придерживаться независимой и беспристрастной позиции в отношении всех участников процесса независимо от какого-либо постороннего воздействия, давления, угроз или иного прямого или косвенного вмешательства в процесс рассмотрения дела, с какой бы стороны оно не оказывалось и какими бы мотивами и целями не было вызвано». Но если это действительно так, тогда нет необходимости опасаться ни связей подсудимого, ни резонансного общественного мнения. Предусмотренная законом возможность об изменении правила о территориальной подсудности идет вразрез с Кодексом судейской этики. Выводов здесь может быть два. Первый — судья должен быть независим, но все же не всегда это получается, и на помощь приходит суд другого района или города. Второй — судья независим и в силу сохранения этой иллюзии порой выносит постановления о передаче дела по подсудности, опираясь на «убедительные» аргументы, изложенные в процессуальных документах («не все участники уголовного судопроизводства проживают на территории, на которую распространяется юрисдикция данного суда» и др.).

Пример № 2. Усложненный порядок возбуждения уголовного дела в отношении судьи — одна из гарантий его независимости. Цель здесь проста — выяснить, идет ли речь о действительном совершении судьей противоправного и запрещенного уголовным законом деяния или же ситуация в целом обусловлена законной деятельностью судьи, которого проще устранить от рассмотрения дела таким нехитрым путем. «Рассмотрение квалификационной коллегией судей вопроса о даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судьи… призвано определить, имеется ли связь между уголовным преследованием и деятельностью судьи по осуществлению им своих полномочий... Установив, что действия органов уголовного преследования обусловлены позицией, занимаемой судьей в связи с осуществлением им судейских полномочий, квалификационная коллегия судей… отказывает в даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судьи...»2.

Пример № 3. Следует упомянуть еще об одной гарантии обеспечения независимой судебной деятельности как несменяемость. Даже при полном несоответствии вынесенного приговора (определения или постановления) настроению общественности судья не должен опасаться утеснения, и ему надлежит безмятежно отправлять свои обязанности.

«…Судья не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий судьи за судебную ошибку, если только неправосудность судебного акта не явилась результатом такого поведения судьи, которое по своему характеру несовместимо с занимаемой им должностью… Применение к судье такого дисциплинарного взыскания… должно осуществляться на основе принципа соразмерности, то есть баланса независимости судьи и его неприкосновенности, с одной стороны, и ответственности судебной власти перед обществом — с другой. Иное… означало бы, что судью можно привлечь к ответственности за любую ошибку, а, следовательно, фактически делало бы невозможным самостоятельное, непредвзятое принятие им решений при осуществлении правосудия».

При осуществлении судебной деятельности ошибки возможны и подлежат исправлению вышестоящими судебными инстанциями. Такие неумышленные судебные ошибки ординарного характера не могут расцениваться как проявление недобросовестного отношения судьи к своим профессиональным обязанностям и служить основанием для применения к нему дисциплинарного взыскания3.

Но и здесь есть подводные процессуальные камни. Несменяемость хочется понимать как пожизненную реализацию функций судьи одним лицом. Но если взять любой закон, то видим следующее: «предельный возраст пребывания в должности судьи Конституционного суда РФ — 70 лет», исключения предусмотрены только для председателя и двух его заместителей; другой пример — «мировой судья назначается на должность на срок… но не более чем на 5 лет» (ст. 7 ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации»). Через указанный период у гражданина появляется право вновь выдвинуть свою кандидатуру, однако оно не является гарантией сохранения за ним этой должности. А потому применительно к мировым судьям представляется затруднительным усмотреть действительные гарантии несменяемости.

Пример № 4. Еще одна грань процессуальной независимости судей напрямую связана с вопросами материального обеспечения. В ч. 3 ст. 19 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» предусмотрено право судьи на внеочередную установку телефона в занимаемом им жилом помещении. Однако стоило бы отметить, что не у каждого имеется последнее. Единовременная социальная выплата на приобретение в собственность жилого помещения в соответствии с ч. 3 ст. 19.1 того же нормативного акта предусмотрена только при наличии 10 лет работы в должности судьи. Но по истечении указанного периода времени судья получает лишь право встать на очередь по получению выплаты (жилья). Фактическая дата использования предусмотренного законом права может наступить спустя 5-10-15 лет, а возможно и спустя более длительный срок. По этому поводу председатель Верховного Суда РФ Лебедев В. М. отмечает следующее: «Вот, судья работает — квартиры нет. Государство никак не решит вопрос, когда и в какое время судье будет гарантировано жилье. А ведь ему как никому надо (жилье), чтобы он независим был, чтобы он не был ограничен, в том числе и в жилье, и в материальном достатке. Вот в этом и почва для зависимости от исполнительной власти»4. В этой же статье подчеркивается, что «мощная» должность судьи может позволить без излишних проблем решать вопросы и личного комфорта, однако это идет вразрез с идеей профессионализма и сущностью судебной власти в целом. Поэтому с особым вниманием квалификационные коллегии судей субъектов РФ и экзаменационные комиссии должны подходить к отбору кандидатов на роль судей, которые бы не воспользовались своим должностным положением с целью приобретения личных имущественных благ упрощенным путем.

Применительно к материальному обеспечению Конституционного Суда РФ в законе отмечено следующее: финансирование производится за счет федерального бюджета, смета расходов не может быть уменьшена по сравнению с предыдущим финансовым годом (ст. 7 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»). Эта норма права позволяет говорить о некой гарантии финансовой независимости, которая более тяготеет к умеренной стабильности, нежели к диспозитивным экономическим возможностям.

Пример № 5. Тайна совещательной комнаты. В нормативных документах прямо указано на то, что судьи при осуществлении своей деятельности зависят от Конституции и законов (в отдельных актах уточняется, что конкретно от того закона, каким деятельность того или иного судебного звена регламентируется). От себя же добавим, что не только от закона, но и от того толкования, которое будет сделано по итогам его анализа.

Обрисуем несколько процессуальных ситуаций, связанных с постановлением приговора судьей в совещательной комнате. Общеизвестно, что постановление и провозглашение приговора — это заключительный этап в такой судебной стадии, как производство в суде первой инстанции. И тем заманчивее становится для адвоката обжаловать принятое судьей решение (когда все иные средства защиты своего подзащитного уже исчерпаны), а именно заявить, что была нарушена тайна совещательной комнаты. Делается это очень просто:

— судья «удалился для вынесения решения не в примыкающее к залу судебного заседания помещение, а в свой рабочий кабинет, расположенный на другом этаже здания суда»5. Следует отметить, что Конституционный Суд РФ в принятии данной жалобы отказал, признав действия судьи соответствующими закону. Хотя, если подойти к ситуации объективно, нельзя отрицать факт того, что рабочий кабинет и совещательная комната —помещения несопоставимые. В первом находятся как минимум секретарь или помощник, могут зайти граждане, записавшиеся на личный прием, коллеги по работе, не участвовавшие непосредственно в судебном разбирательстве. В соответствии с ч. 1 ст. 298 УПК РФ во время постановления приговора в совещательной комнате «могут находиться лишь судьи, входящие в состав суда по данному уголовному делу».

Однако этим примером практика, связанная с принятием решений в совещательных комнатах, не исчерпывается. По делам, более резонансным и с точки зрения экономической представляющим максимальный интерес для стороны защиты и обвинения, адвокаты действуют более настойчиво:

— во время перерыва для отдыха судья покинул совещательную комнату и выехал в другой регион, где, по версии адвоката, высказывал свое мнение по рассматриваемому уголовному делу третьим лицам. Факт выезда на поезде из г. Ростова-на-Дону в г. Адлер подтверждается ответом из АО «Федеральная пассажирская компания». Уголовное дело представляло собой 87 томов и было направлено на доказывание незаконной деятельности преступной группы, занимающейся хищением бюджетных средств РФ с использованием преступных схем возврата налога на добавленную стоимость в сфере внешнеэкономической деятельности. Приговор содержался на 408 страницах. Было отмечено, что «в дни написания приговора» (в действительности — в выходные дни) судья В. А. Дорофеев «якобы» выезжал за пределы города.

В определении Конституционного Суда РФ № 3105-О отмечается, что выход из совещательной комнаты и свободное распоряжение временем, предназначенным для отдыха, не нарушает тайны судейского совещания (совещательной комнаты). Однако «внепроцессуальное обсуждение судьей за пределами совещательной комнаты во время перерывов в процессе постановления приговора… каких-либо вопросов, подлежащих разрешению судом, способно не только раскрыть тайну совещательной комнаты, но и поставить под сомнение независимость и беспристрастность суда и в итоге правосудность вынесенного им решения»6.

Центральная задача всего уголовного судопроизводства при некотором обобщении и абстрагировании может быть сведена к вынесению правосудного приговора. И совещательная комната — это некий залог обеспечения «независимости и беспристрастности судей, принятия ими решений по внутреннему убеждению, сформированному в состязательном процессе по результатам судебного следствия, а не в силу стороннего воздействия на суд…».

Однако отмечается, что факт разглашения данных по еще неподготовленному приговору доказать с полной достоверностью не удалось. В числе свидетелей имелись только родственники подсудимых. Жалоба, поданная судьей, Конституционным Судом РФ удовлетворена не была. Фактически, единственным основанием для лишения его классного чина и досрочного прекращения его полномочий послужил факт выезда за пределы региона в момент постановления приговора.

Независимость как идеальная мировоззренческая категория отдельными представителями судейского сообщества трактуется недопустимо расширительно. Не будем голословными и приведем факты.

Сормовский районный суд признал виновным в совершении деяния, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 159 УК РФ, бывшего судью того же суда В. Жукова и приговорил его к четырем годам лишения свободы. По версии следствия, которая была признана судом достоверной, виновное лицо занималось вымогательством у подсудимого 150 тыс. руб.7 Данная сумма являлась гарантией того, что вынесенное наказание не будет связано с отправкой в колонию. Деньги были переданы, а вынесенное судебное решение соответствовало обещанному.

Взятки судьи берут разные, довольствуясь иногда неденежной оплатой. Самый «дорогой» судья рейтинга получил за свои незаконные услуги четыре земельных участка, три из которых продал за 100 млн руб. Предмет взятки попроще — две путевки в Геленджик как стоимость 19 неправосудных решений8.

Эти примеры свидетельствуют о несомненной зависимости судей с точки зрения материальной, которые ради нескольких сотен тысяч, а порой и миллионов готовы рискнуть собственным именем, репутацией и даже судьбами других людей. Все декларируемые постулаты судебной независимости — это лишь идеальные концепции и законодательные конструкции, которых не всем и не всегда хочется придерживаться.

Традиционно в науке уголовного судопроизводства выделяется четыре исторических типа уголовного процесса: обвинительный, следственный (или розыскной), состязательный и смешанный. Однако все последние тенденции свидетельствуют в пользу перестроения на рельсы «техноцентрического» типа развития общества и уголовно-процессуального права, в том числе. В этой связи бытует мнение, что замена настоящих судей техническими устройствами — залог быстрого и справедливого решения, где не будет присутствовать лишних эмоций и посторонних мыслей. И принцип независимости будет соблюден в полной мере.

Как все сложится в действительности, покажет время, а пока хотелось бы затронуть саму сущность судебной власти, обратившись к размышлениям известных юристов, полагающих, что назначение судебной власти правильнее всего свести к применению закона, однако судья должен «быть не только правым, но и милостивым». Правда закона в совокупности с этим свойством человеческой души делают его человечным. «Суд — живая благодетельная сила, а не бездушная машина»9.

Беспристрастности во все времена противостояли такие категории как «лицеприятие» и «тенденциозность». И как тон задает музыку, так и модные научные доктрины, постановления Пленума (не являющиеся официальным источником уголовно-процессуального права) и личные вкусы отдельных судей являются косвенными регуляторами итоговых решений, выносимых судьями. Беспристрастность и независимость — это в сущности одно и то же, не более чем разные стороны одного предмета10. Беспристрастный деятель всегда независим от постороннего влияния.

Таким образом, задача судьи принимать решения очень сходна с задумкой, нашедшей воплощение в земных чертах богини Фемиды. На одной чаше весов судья — законы и факты. Однако ни на грамм не легче нее вторая чаша, вмещающая на себе совесть и разум. В этой связи как бы не менялся мир на откуп машине можно отдать лишь следующее полномочие, связанное с чистой логической деятельностью, производимой любым судьей по каждому уголовному делу:

  • первая посылка — закон;
  • вторая посылка — само действие, совершенное гражданином;
  • заключение — оправдание или наказание путем сличения состава преступления с диспозицией статьи УК РФ.

Но никакая машина не в силах действовать как живой и разумный орган справедливости. Поэтому гарантия независимости судебной власти и правосудия, в том числе, чтобы его вершили живые люди, профессионалы своего дела. Хотя последний критерий, предъявляемый к судье, является зыбким и переменчивым. Если обратиться к Закону СССР 1938 г. «О судоустройстве СССР, союзных и автономных республик», то станет очевидным, что народные судьи избирались самими гражданами «на основе всеобщего, прямого и равного избирательного права при тайном голосовании сроком на три года» (ст. 22), а рассмотрение всех дел по общему правилу производилось следующим составом: судья и два народных заседателя. И к судье, и к народному заседателю предъявлялось несколько простых требований: должен быть гражданином СССР, пользоваться избирательным правом, достигнуть 23 лет и не иметь судимости.

Говорить о принципе независимости можно долго или наоборот — кратко и по существу. Можно отрицать, что она существует, либо привести миллион примеров того, что она есть и ей в полной мере обладает судейский корпус суда любого звена. Мы же, несмотря на изначально уязвимую для критики уже заключительную позицию, отметим следующее: судебная власть зависит от законов (принимаемых депутатами и которые должны строго соблюдаться — об этом упоминается в каждом нормативном акте, посвященном деятельности судов), от амбициозности адвокатов (которые своими действиями могут не только обжаловать итоговое судебное решение, но и лишить гражданина должности судьи), от складывающейся судебной практики и современной трактовки законов (эта зависимость вынуждает принимать такие судебные решения, на которые можно подать жалобы, невозможно обжаловать) и др.

Во всем этом ворохе зависимостей, лишений, перегрузок и прочих неудобств, которые в качестве надоевших слуг сопровождают тех лиц, что выполняют функции по рассмотрению и разрешению дел, независимыми являются лишь истинные судьи. Все остальное, что их окружает — провокаторы, испытывающие ее. Все проанализированные выше гарантии независимости являются абсолютно бесполезными, потому как если судья недобросовестен, он использует их в своих корыстных целях, и итоговые судебные акты не будут правосудными. Если же судья является добросовестным и правосудие его призвание, то гарантии ему попросту будут не нужны, потому как он сам гарантия справедливости и надежная опора страны.

Сущность независимости, прописанной в законе, определяет лишь верный путь, сторону света в общем маршруте судебной деятельности, а судебные будни корректируют этот принцип до той широты и долготы, которая присуща той или иной процессуально затруднительной ситуации, нуждающейся в броне из процессуальной беспристрастности.

Примечания:

1 См.: постановление КС РФ № 39-П от 09.11.2018 «По делу о проверке конституционности частей первой и третьей статьи 1, частей первой, третьей и четвертой статьи 35 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан А. В. Лушникова, А. С. Пушкарева и И. С. Пушкарева».

2 См.: решение ВС РФ от 04.09.2018 по делу № АКПИ 18-781.

3 См.: Обзор судебной практики ВС РФ по уголовным делам, утвержденный Президиумом ВС РФ 27.12.2017.

4 См.: Судебная власть зависит от исполнительной материально — глава ВС РФ // URL.: http://rapsinews.ru/judicial_news/20120608/263369313.html (дата обращения: 09.02.2019).

5 См.: определение КС РФ от 19.12.2017 № 3017-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Ефановой Светланы Николаевны на нарушение ее конституционных прав частью второй статьи 194 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации».

6 См.: определение КС РФ от 06.12.2018 № 3105-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Дорофеева Владимира Александровича на нарушение его конституционных прав статьями 295и 298, частью первой статьи 401.2 и частью первой статьи 412.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

7 См.: нижегородский судья получил реальный срок за вымогательство денег у осужденного после приговора // URL.: https://zona.media/news/2016/19/11/hah (дата обращения: 05.02.2019).

8 См.: Взятки с особым статусом. Судьи // URL.: https://pravo.ru/story/view/50597/ (дата обращения: 07.02.2019).

9 См.: Кутафин О. Е., Лебедев В. М., Семигин Г. Ю. Судебная власть в России: история, документы. В 6 т. Т. 4 // На рубеже веков: эпоха войн и революций / Отв. ред. И. А. Исаев. М.: Мысль, 2003. С. 135. 677 с.

10 См.: С. 137.

About the authors

Anna V. Guskova

Nizhny Novgorod Academy of the Ministry of Internal Affairs of the RF

Author for correspondence.
Email: oannes2007@mail.ru

Russian Federation, Nizhny Novgorod

PhD in Law, Teacher of the Department of Criminal Procedure

References

  1. Кутафин О. Е., Лебедев В. М., Семигин Г. Ю. Судебная власть в России: история, документы. В 6 т. Т. 4 // На рубеже веков: эпоха войн и революций / Отв. ред. И. А. Исаев. М., 2003. 677 с.
  2. Судебная власть зависит от исполнительной материально - глава ВС РФ // URL.: http://rapsinews.ru/ judicial_news/20120608/263369313.html.

Statistics

Views

Abstract - 40

PDF (Russian) - 32

Cited-By


PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2019 Guskova A.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies