Ideology of Slavic unity and philosophical problems of legal Slavistics in the modern world

Cover Page

Abstract


The article analyzes the philosophical problems of legal Slavistics associated with the formation of the updated pan-Slavic state-legal ideology aimed at the development and improvement of Confederate and Federal forms of Slavic Association. The author consistently investigates conceptual, civilizational and geopolitical obstacles of the Slavic unity connected with religious, military-political and nationalist dissociation of the Slavic peoples. At the same time, the presented work suggests ways to overcome the anti-Slavic political and legal dogmas, with the help of education aimed at the formation among the Slavs of the pan-Slavic doctrine of the primacy of the Slavic communal-tribal system, built on the basis of archaic socialism (mutual responsibility and mutual assistance); Veche rule; freedom, denial of all forms of slavery; linguistic kinship; organic unity of personal and community interests, with the recognition of the unconditional primacy of sovereign values over private; as well as the supremacy of spiritual and moral principles over material needs. In practical terms, a legal project is proposed for the development of the Union State of the Republic of Belarus and the Russian Federation, which in the form of government can be a collegial Republic, in the form of state-territorial structure — a Confederation with a tendency to federalization and a democratic-polyarchic state regime. In addition, the author believes that from a civilizational point of view, Poland, the Czech Republic and Slovakia are predisposed to unite in the West Slavic Confederation-the Great Vagria or Venea; Russia, Ukraine and Belarus, having common historical, state and religious — Orthodox roots are obliged within the framework of reunification to create the East Slavic Confederation-Svetlorossia; in the Balkans, led by Serbia, it is necessary to revive the Federal Republic of Yugoslavia with the inclusion of the Republic of Serbia, the Republic of Montenegro, the Republic of Northern Macedonia, the Republic of Bulgaria, the Republic of Serbia Krajina. Slovenia and Croatia should be merged into the Croatian-Slovenian Federation. In the future, Slavic confederal unions and the Federation, together with the Slavic communities beyond the national borders of the Slavic Nations (for example, Sorbs in Germany) for the preservation of their identity and the free development have the potential to unite in a pan-Slavic Union state — the Great Vseslav. It is advisable to elect a collegial Republic as a form of government of the great all-Russia; a form of state-territorial unity of the Confederate-Federal Union of Slavic peoples, communities and States with a socially guaranteed regime of political democracy.


Full Text

Панславянская идеология теснейшим образом объединяет в себе не только, исторические, культурные, языковые, этнические, религиозные, но и ментальные доминанты органического познания базовых начал славянского правопонимания. В монографических трудах и на страницах научных журналов, начиная с 2013 г., нами неоднократно отмечалась необходимость возрождения и формирования обновлённой юридической славистики в качестве самостоятельной учебной дисциплины и части юридической науки, занимающейся исследованием не только наиболее общих закономерностей существования государства, права, государственно-правовых явлений, аксиом, но и политико-идеологических, философско-мировоззренческих концепций развития славянских народов1.

Идею развития историко-правового направления юридической славистики поддержали белорусские учёные-правоведы В. И. Ермолович и Р. В. Шарпов2, а также представитель сербской историко-правовой науки Д. Николич3.

Вместе с тем, важнейшие культурно-мировоззренческие аспекты развития славистического научного направления правоведения не успели получить должного концептуального обоснования, столь необходимого в современных условиях кризисного состояния славянского мира, сотрясаемого государственной дезинтеграцией, религиозной и национальной враждой, а также экономической и, как следствие, социальной несправедливостью в перераспределении общественного блага и правовых гарантий.

На фоне объединения германо-романского мира в новую «Священную римскую империю германской нации» — Евросоюз — славянские государства дробят на мелкие и бессильные политические образования, погружая их в состояние постоянных национально-религиозных конфликтов. Достаточно вспомнить уничтоженную Югославию, расчленённый Советский Союз или разваливающуюся Украину.

Для преодоления антиславянских и антирусских геополитических вызовов отечественная юриспруденция нуждается в глубинных философско-правовых исследованиях проблем славянской правовой идентичности, государственной самобытности и футурологической привлекательности гуманистического социально-ориентированного построения справедливого и свободного союза вольных народов.

Используя метод скептического анализа, И. А. Иванников пришел к выводу, что философия права прежде всего «занимается критическим анализом права, поиском политического и правового идеала»4, а идеал неразрывно связан с понятием справедливости. Поэтому, «не знать философию права — значит плестись в хвосте событий, не знать и не влиять на ход истории»5.

По своей структуре юридическая славистика представляет комбинированную систему знаний, включающую в себя историю государства и права славянских народов; славянскую философию, теорию и историю государственно-правовой мысли; современное конституционное право славянских государств; уголовное, гражданское, уголовно-процессуальное, гражданско-процессуальное и др. отрасли права славянских народов; а также международное право, определяющее положение славянских держав в системе глобального мироустройства.

Следовательно, юридическая славистика является частью философии права, а философия права выступает частью юридической славистики.

Современный славянский мир, развивается в лоне нескольких цивилизационных парадигм.

Во-первых, это парадигма коллективного запада, с его поклонением римским правовым конструкциям в границах романо-германской правовой семьи.

Во-вторых, это парадигма католического цезаре-папизма, включившая в сферу своего духовного влияния Польшу, Чехию, Словению, Словакию и Хорватию.

В-третьих, парадигма греко-кафолического (православного) вероисповедания, утвердившаяся в Сербии, Черногории, Македонии, Болгарии, Белоруссии, Украине и России.

В-четвёртых, исламская парадигма, с приматом коранических норм и системы шариата, воспринятая боснийцами.

В-пятых, не стоит забывать, что с 1945 г. по 1990 г. все славянские народы развивались в единой социалистической правовой системе, временно отвергнутой в результате буржуазного реванша.

Именно из-за конкуренции государственно-правового мировоззрения не удалось создать всеславянскую империю связанную идеями византизма и греческого христианства, о которых писал К. Н. Леонтьев6. Не помогли установлению славянской свободы анархистские проекты М. А. Бакунина, считавшего, что политически автономная и экономически самостоятельная славянская сельскохозяйственная община в противовес государству может стать ядром нового ненасильственного союза славянских народов7.

Парадокс, но панславянская правовая и политическая идея достигла своего апогея при построении интернациональной советской социалистической системы.

Современная панславянская идея не может развиваться в рамках религиозной традиции, но она и не должна игнорировать её. Региональные конфедеративные объединения современных славянских республик могут использовать единство церковной догматики. Например, Польша, Чехия, Словакия, Словения и Хорватия имеют единые ценности латинского мира. При этом, Польша, Чехия и Словакия предрасположены к объединению в Западно-Славянскую конфедерацию — Великую Вагрию или Венею; Россия, Украина и Белоруссия, имеющие общие историко-государственные и религиозно-православные корни, обязаны в рамках воссоединения создать Восточно-Славянскую конфедерацию — Светлороссию; на Балканах во главе с Сербией необходимо возродить Союзную Республику Югославию, с включением в нее Республики Сербия, Республики Черногория, Республики Северная Македония, Республики Болгария, Республики Сербская Краина. Словению и Хорватию целесообразно объединить в Хорвато-Словенскую федерацию.

В дальнейшем славянские конфедеративные союзы и федерации совместно со славянскими общинами, находящимися за пределами государственных границ славянских держав (например, сорбы в ФРГ), для сохранения своей самоидентичности и свободного развития должны объединиться во всеславянское союзное государство — Великую Всеславию.

Формой правления Великой Всеславии целесообразно избрать коллегиальную республику; формой государственно-территориального единства конфедеративно-федеративный союз славянских народов, общин и государств с социально-гарантийным режимом политического народовластия.

Идеология славянского единства плодотворно может развиваться на принципах этно-культурной, языковой, державной, правовой и исторической общности славянских народов.

Славянские народы необходимо просвещать, формируя среди славян панславянскую доктрину первичности славянского общинно-родового строя, построенного на началах архаического социализма (круговой поруки и взаимовыручки), вечевом правлении, вольнолюбии, отрицании всех форм рабства, лингвистическом родстве, органическом единстве личных и общинных интересов, с признанием безусловного примата державных ценностей над частными, а также верховенством духовно-нравственных начал над материальными потребностями.

Данные философские разработки юридической славистики необходимо теоретически развить и применить в политическом процессе воссоединения России и Белоруссии.

Российская Федерация и Республика Беларусь заключили по воле своих народов между собой Договор о создании Союзного государства 1999 г.8 на принципах суверенного равенства его участников, т.е. на конфедеративной основе. На основании ч. 2 и 3 ст. 62 Договора о создании Союзного государства предусматривается принятие на референдумах Российской Федерации и Республики Беларусь Конституционного Акта Союзного государства с последующим внесением соответствующих изменений в конституции этих государств. К сожалению, эта норма международного договора пока не исполнена.

Полагаю, что интеграционной формой такого политического союза должна стать коллегиальная республика с конфедеративной формой государственного устройства с демократическим, правовым и социально-гарантийным государственным режимом, основанном на духовном, кровном, культурном и историческом родстве великороссов, белорусов, малороссов, русинов и казаков — единого русского народа9.

Субъектами Союзного государства Республики Беларусь и Российской Федерации, с равнозначным названием Светлороссия, наряду с белорусским и российским государствами следует признать народ Республики Беларусь и многонациональный народ Российской Федерации.

Для предотвращения культурного отчуждения столичного населения от жителей других регионов конфедерации необходимо не только изменить правовой статус столичного города Союзного государства, но и перенести его вглубь державы, например, на реку Волгу или на Урал. Аналогичные примеры возрождения государственности известны как зарубежным странам, так и нашему отечеству. Например, Константин Великий (император Римской империи) перенес столицу из Рима в Константинополь (Византий); в России (в IX-XXI вв.) столицами были Ладога, Новгород, Киев, Владимир, Москва, Санкт-Петербург, снова Москва; в Казахстане столицу из Алма-Аты перенесли в Астану, в Бразилии из Рио-де-Жанейро — в Бразилию; в Турции из Стамбула — в Анкару; и т.д. Новую столицу желательно заселять только государственными служащими и коммунальными работниками, обеспечивающими их деятельность, лишь на время занятия ими публичных должностей или выполнения специальных трудовых обязанностей.

Такой подход устранит зависть, духовное противостояние между провинциалами и коренными жителями столицы, поскольку последние исчезнут как социальное явление. Это укрепит авторитет и единство союзной государственной власти, позволит ей стать более легитимной и приближенной к народу.

Временной столицей может стать г. Ярославль, имеющий богатую историю, в котором до освобождения Москвы в 1612 г. от польских интервентов располагалось правительство ополчения земского старосты Кузьмы Минина и князя Дмитрия Пожарского — Совет Всея Земли.

В качестве предметов исключительного ведения Союзного государства необходимо закрепить вопросы, связанные с принятием, изменением и контролем за исполнением союзного основного закона; вопросы порядка формирования и определения структуры союзных органов, союзного налогообложения, управления союзной собственностью, осуществления денежной, бюджетной и военной политики, закрепления статуса столицы; а также решение вопросов о принятии новых субъектов в состав Союзного государства и союзную государственную службу.

Предметами совместного ведения Союзного государства и его субъектов должны остаться коллективная оборона и безопасность; деятельность в космосе; защита прав братских славянских народов; охрана окружающей среды; развитие науки и образования; миграционная политика и борьба с преступностью.

Вне пределов исключительного ведения Союзного государства и предметов совместного ведения Светлороссии и её субъектов последние должны сохранять всю полноту суверенной власти.

Верховная правотворческая власть Союзного государства должна осуществляться коллегиальным органом — Союзным Советом, состоящим из двух палат: Палаты Государств и Народного Веча.

Палату Государств следует формировать представительными (законодательными) органами субъектов конфедерации — 18 делегатов от Совета Федерации Российской Федерации, 18 делегатов от Государственной Думы Российской Федерации, 18 делегатов от Совета Республики Республики Беларусь, 18 делегатов от Палаты Представителей Республики Беларусь, делегированных на срок соответствующий легислатуре палат парламентов Республики Беларусь и Российской Федерации.

В Народное Вече должны избираться по 75 депутатов от Российской Федерации и 28 депутатов от Республики Беларусь.

Палата Государств должна формировать Контрольную палату, проверяющую точное и правомерное исполнение бюджета Правительством Союзного государства.

Главой конфедеративного союза следует признать Высший Политический Совет, состоящий из глав государств, глав правительств и руководителей палат парламентов Республики Беларусь и Российской Федерации. Функции председателя Высшего Политического Совета должен исполнять Верховный секретарь, избираемый его членами единогласно сроком на один год.

Кроме того, Высший Политический Совет должен назначать и снимать Прокурора Союзного государства, надзирающего за исполнением конституции и иных нормативно-правовых актов Союзного государства, а также Маршала — командующего объединённой группировкой войск быстрого реагирования, предназначенной для защиты союзных интересов. При маршале должен заседать Центральный военный совет, состоящий из глав военных ведомств государств субъектов Союзного государства (Республики Беларусь и Российской Федерации).

Во главе союзного Правительства необходимо поставить Генерального Распорядителя, которого на эту должность будет назначать Высший Политический Совет из числа трёх кандидатов предлагаемых союзным Советом на совместном заседании Палаты Государств и Народного Веча.

Для согласования общей политической воли Республики Беларусь и Российской Федерации с целями и задачами союзного Правительства, логично, чтобы управляющие отдельными сферами политической жизни общества и отраслями экономики — Державные распорядители — назначались Генеральным Распорядителем с согласия Народного Веча.

Обязанность отправлять союзное Правительство в отставку должна принадлежать Верховному секретарю Высшего Политического Совета, если на совместном заседании палат союзного Совета Генеральному Распорядителю и его команде будет выражено недоверие.

Единую валюту Союзного государства должен эмитировать Народный Банк Союзного государства, руководство и служащие которого, включая Председателя, будут назначаться Высшим Политическим Советом.

Охрана законности в Союзном государстве должна осуществляться посредством прокурорского надзора за соблюдением Конституционного Акта Союзного государства Республики Беларусь и Российской Федерации — Светлороссии, а также за исполнением союзных законов и иных союзных нормативно-правовых актов. Полномочия, организация и порядок деятельности союзной Прокуратуры целесообразно определить союзным законом.

Центральную судебную власть в Союзе следует вручить Верховной Палате Справедливости, состоящей из 15 судей; 4 из которых будут назначаться Палатой Государств, 6 — Народным Вечем, 2 — Союзным Правительством и 3, включая Председателя суда, — Высшим Политическим Советом. Главная задача этого органа заключается в толковании Конституции Союзного государства, разрешении споров между центральными органами власти Союзного государства, а также в разрешении коллизий между нормативно-правовыми актами субъектов Союзного государства и Союзным государством.

Детальная регламентация, определяющая специфику конкретных политических, управленческих полномочий и процедур их реализации, должна вырабатываться союзным Советом или утверждаться на союзных референдумах.

В целом, по элементам формы государства перспективную модель союзной державы России и Белоруссии следует квалифицировать в качестве коллегиальной республики с конфедерацией с тенденцией к федерализации государственно-территориального устройства и демократически-полиархическим государственным режимом.

Вместе с тем, представленная модель является не догмой, а теоретико-юридическим проектом, который в процессе реального объединения России и Белоруссии, других славянских народов и государств в единую державу, безусловно, подвергнется существенной корректировке, но его стратегический вектор останется незыблемой константой справедливого и многообразного мирового порядка.

Примечания:

1 Серегин А. В. Предмет и метод юридической славистики // TerraEconomicus. Т. 11. № 3-3. 2013. С. 173 -175; Теоретические основы юридической славистики // Юридическая техника. 2015. № 9. С. 692 — 698; О необходимости возрождения юридической славистики в современной Российской Федерации // Вестник юридического факультета Южного федерального университета. 2015. № 1(3). С. 61 — 65; Серегин А. В. Эволюция древнеславянского права (эпоха Средневековья: от общинно-вечевых истоков к крепостничеству). М., 2018. С. 315 — 316.

2 Ермолович В. И., Шарпов Р. В. Процесс эволюции реальных договоров в римском частном праве и законодательстве Великого княжества Литовского, Русского, Жамайтского // Вестник юридического факультета Южного федерального университета. 2017. Т. 4. № 3(13). С. 15 — 27.

3 Николич Д. Сравнительная история права славянских народов (юридико-историческое эссе) // Вестник юридического факультета Южного федерального университета. Т. 4. № 4(14). 2017. С. 68 — 71.

4 Иванников И. А. История философии права. М., 2014. С. 7.

5 Там же. С. 4.

6 Леонтьев К. Н. Византизм и Славянство // Восток, Россия и Славянство: философия и политическая публицистика. Духовная проза (1872-1891гг.). М., 1996. С. 108-116.

7 Бакунин М. А. Основы новой славянской политики // Собрание сочинений и писем. 1828-1876 гг. Т. 3. М., 1934. С. 302.

8 Договор о создании Союзного государства от 8 декабря 1999 г.

9 Серегин А. В. Державное наследие Древней Руси: опыт юридического исследования от Скифии до пресечения династии Рюриковичей: монография. М., 2017. С. 321.

About the authors

Andrei V. Seregin

Southern Federal University

Author for correspondence.
Email: andrei-seregin@rambler.ru

Russian Federation, Rostov-na-Donu

PhD in Law, Associate Professor of the Department of Theory and History of State and Law

References

  1. Бакунин М. А. Основы новой славянской политики // Собрание сочинений и писем. 1828-1876 г. Т. 3. М., 1934. 502 с.
  2. Ермолович В. И., Шарпов Р. В. Процесс эволюции реальных договоров в римском частном праве и законодательстве Великого княжества Литовского, Русского, Жамайтского // Вестник юридического факультета Южного федерального университета. 2017. Т. 4. № 3(13). С. 15 - 27.
  3. Иванников И. А. История философии права. М., 2014. 290 с.
  4. Леонтьев К. Н. Византизм и Славянство // Восток, Россия и Славянство: философия и политическая публицистика. Духовная проза (1872-1891 г.). М., 1996. 798 с.
  5. Николич Д. Сравнительная история права славянских народов (юридико-историческое эссе) // Вестник юридического факультета Южного федерального университета. Т. 4. № 4(14). 2017. С. 68 - 71.
  6. Пути развития философии права в России: Круглый стол Междисциплинарного центра философии права Института философии РАН. 7.12.2016, Москва (Гусейнов А. А., Стёпин В. С., Смирнов А. В., Чижков С. Л., Розин В. М., Тухватулина Л. А., Бондарь Н. С., Гаджиев Г. А., Графский В. Г., Лапаева В. В., Бочкарёв С. А., Керимов А. Д., Баренбойм П. Д., Захаров А. В., Войниканис Е. А.) // Российский журнал правовых исследований. 2017. № 1 (10). С. 9-49.
  7. Серегин А. В. Предмет и метод юридической славистики // Terra Economicus. Т. 11. № 3-3. 2013. С. 173 -175.
  8. Серегин А. В. Теоретические основы юридической славистики // Юридическая техника. 2015. № 9. С. 692 - 698.
  9. Серегин А. В. О необходимости возрождения юридической славистики в современной Российской Федерации // Вестник юридического факультета Южного федерального университета. 2015. № 1(3). С. 61 - 65.
  10. Серегин А. В. Эволюция древнеславянского права (эпоха Средневековья: от общинно-вечевых истоков к крепостничеству). М., 2018. 324 с.
  11. Серегин А. В. Державное наследие Древней Руси: опыт юридического исследования от Скифии до пресечения династии Рюриковичей. М., 2017. 344 с.

Statistics

Views

Abstract - 77

PDF (Russian) - 43

Cited-By


PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2019 Seregin A.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies