Linguistic and philosophical aspects of the concept of “A reason for initiating a criminal case”

Cover Page

Abstract


Disputes have lasted for more than a decade on the nature of the reason for initiating a criminal case, dozens of definitions are given to this term, but a common understanding has not yet been reached. The article attempts to analyze the concept of “reason for initiating a criminal case” in a linguistic and philosophical aspect. The conclusion is made about the expediency of considering the notion “reason for initiating a criminal case” not as a separate linguistic unit with independent lexical meaning, but as a phrase consisting of the concepts “reason” and “initiating a criminal case”. From the standpoint of the dialectical approach, the reason is considered as a condition manifested as a phenomenon of objective reality. Recognizing the infinity of the content of the occasion as a phenomenon of objective reality, the most significant of its elements are highlighted.


Full Text

Уголовно-процессуальный закон не содержит определения понятия «повод для возбуждения уголовного дела». Смысловое содержание данного термина и связанных с ним категорий не согласуются между собой с точки зрения их структурного и системного анализа, в связи с чем вопрос о его значении уже не одно десятилетие является дискуссионным. Кроме того, представляется, что обоснованность существования самого термина «повод для возбуждения уголовного» как такового является дискуссионным.

Стоит отметить, что в литературе встречаются словосочетания «повод к возбуждению уголовного дела» и «повод для возбуждения уголовного дела». Это связано с тем, что в УПК РСФСР 1960 г. использовалось первое словосочетание (ст. 108), а в УПК РФ (ст. 140) — второе. Делая попытку лингвистического анализа данного словосочетания, А. А. Усачев, ссылаясь на толковый словарь С. И. Ожегова и Н. И. Шведовой1, указывает, что формулировка УПК РФ является более точной, поскольку слово «повод» означает «обстоятельство, способное быть основанием для чего-нибудь»2. Вместе с тем, в толковых словарях слово «повод» употребляется как с предлогом «к», так и с предлогом «для». В соответствии с нормами синтаксического управления возможны оба варианта3. Представляется, что в данном случае употребление того или иного предлога не является смыслообразующим, в связи с чем разрешение этого вопроса можно оставить филологам, а на текущий момент необходимо использовать актуальную законодательную формулировку.

Под поводом для возбуждения уголовного дела большинство авторов понимают установленный законом источник, из которого правоохранительные органы получают информацию о преступлении.

Так, Р. Д. Рахунов указывал, что поводом является источник, в котором содержится сообщение о преступлении4. М. А. Чельцов писал об источнике осведомления о событии преступления, наличием которого и обусловливается право возбудить уголовное дело5. Для С. В. Бородина это источник, из которого компетентным органам государства или их должностным лицам становится известно о готовящемся или совершенном преступлении6. У В. М. Савицкого повод — это источник первоначальной информации о преступлении7. А. Г. Калугин, называя повод для возбуждения уголовного дела источником, определяет его как предусмотренную уголовно-процессуальным законом форму сообщения о преступлении, с которой закон связывает возникновение у уполномоченного субъекта (следователя, органа дознания, судьи и т.д.) юридической обязанности разрешить вопрос о возбуждении уголовного дела8.

Позиция другой группы авторов сводится к пониманию поводов как первоначальных сведений о преступлении.

Так, для Б. С. Тетерина и Е. З. Трошкина поводами для возбуждения уголовного дела выступают сведения, содержащие первоначальные данные о признаках совершенного или подготовляемого преступления9. Б. А. Галкин писал, что поводом являются первоначальные сведения о преступлении, уполномочивающие решать вопрос о возбуждении уголовного дела10. Названные дефиниции несколько смешивают поводы и основание для возбуждения уголовного дела (наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления), обозначая их единую сущность — информация, сведения, данные. Разница видится лишь в том, что основание для возбуждения уголовного дела характеризуется дополнительным признаком достаточности таких данных. Как представляется, смешение рассматриваемых терминов не вполне оправданно.

Третья группа авторов понимает повод для возбуждения уголовного дела как юридический факт или действия.

Так, Р. Х. Якупов считает поводом не само заявление или сообщение о преступлении, а факт получения (поступления, принятия, обнаружения) его компетентным органом11, А. Н. Копьева — факт подачи последнего заявителем12. Для В. Н. Григорьева повод к возбуждению уголовного дела — это явление объективной действительности, с которым закон связывает возникновение у дознавателя, органа дознания, следователя, прокурора юридической обязанности разрешить вопрос о возбуждении уголовного дела13. Г. П. Химичева определила повод для возбуждения уголовного дела как предусмотренные уголовно-процессуальным законом юридические акты или поступки, с которыми закон связывает обязанность дознавателя, органа дознания, следователя и прокурора решить вопрос о возбуждении либо об отказе в возбуждении уголовного дела14. А. Р. Михайленко писал, что сущность повода к возбуждению уголовного дела определяют действия граждан по заявлению или сообщению о преступлении или же собственная деятельность органов дознания, следователя, приведшая их к непосредственному обнаружению признаков преступления15.

Каждый из указанных подходов, каждое определение повода для возбуждения уголовного дела отражает его сущность лишь в части, при этом дать всеобъемлющую характеристику этому уголовно-процессуальному явлению вряд ли возможно, поскольку, во-первых, каждый автор по-своему прав, как давая свою характеристику поводу, так и критикуя позиции приверженцев иных подходов, во-вторых, ввиду недостатков юридической техники законодателя сделать однозначный и бесспорный вывод о сущности повода для возбуждения уголовного дела невозможно. Думается, можно лишь в той или иной мере приблизиться к пониманию сущности рассматриваемого явления.

Уголовно-процессуальный закон не содержит определения понятия «повод для возбуждения уголовного дела», поскольку оно не является специфическим уголовно-процессуальным понятием. Более того, представляется не совсем верным рассматривать данное словосочетание как отдельную лингвистическую единицу, имеющую самостоятельное лексическое значение. Думается, более правильным для понимания анализируемого уголовно-процессуального явления рассматривать два понятия — «повод» и «возбуждение уголовного дела».

Необходимо отметить, что возбуждение уголовного дела рассматривается в трех значениях: первоначальная стадия уголовного процесса, уголовно-процессуальный институт и процессуальный акт, выражающийся в вынесении соответствующего решения. Какой из названных смыслов придается законодателем термину возбуждение уголовного дела в сочетании со словом «повод» не вполне ясно. Однозначно только, что не имеется в виду значение уголовно-процессуального института.

Так, из содержания ст. 140 и 146 УПК РФ следует, что в них речь идет о возбуждении уголовного дела как о процессуальном акте, которым заканчивается первоначальная стадия уголовного процесса и начинается стадия предварительного расследования. Действительно, если из ч. 1 ст. 140 УПК РФ невозможно сделать однозначный вывод об употребляемом значении термина «возбуждение уголовного дела», то содержание ч. 2 данной статьи, в которой анализируемый термин выступает в той же самой роли, однозначно свидетельствует о значении процессуального акта, поскольку для начала первой стадии уголовного процесса нет необходимости в наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, таковые появляются в ходе проверки сообщения о преступлении. Статья 146 УПК РФ прямо посвящена процессуальному акту возбуждения уголовного дела.

Вместе с тем, согласно п. 9 ст. 5 УПК РФ уголовное судопроизводство начинается с момента получения сообщения о преступлении. В свою очередь, в ст. 140-142 УПК РФ сообщения о преступлении законодатель также называет поводами (происходит некоторое смешение терминов). То есть с момента возникновения повода для возбуждения уголовного дела начинается стадия возбуждения уголовного дела. Таким образом, из одной нормы следует, что повод порождает первоначальную стадию уголовного процесса, из другой — оканчивает ее. Очевидно, что такое противоречие абсурдно и вызвано недостатками юридической техники. Используемый в уголовно-процессуальном законе термин «возбуждение уголовного дела» понимается в двух значениях, причем, одновременно, что нарушает не только правила юридической техники (принцип определенности), в соответствии с которыми термины должны употребляться только в одном значении в соответствии с общепринятой и (или) установленной в законах терминологией16, но и элементарные правила русского языка. Так, наименование ст. 140 УПК РФ звучит как «Поводы и основание для возбуждения уголовного дела». Словосочетание «возбуждение уголовного дела» является общим для терминов «поводы» и «основание», в связи с чем должно употребляться в едином значении для обоих терминов. Однако в сочетании со словом «основание» имеется в виду процессуальный акт, в сочетании со словом «повод» — стадия. Такие грубые нарушения правил юридической техники являются недопустимыми.

Более того, словосочетание «возбуждение уголовного дела» в связке со словом «повод» может употребляться в разных значениях в зависимости от контекста, когда речь идет о поводах для проверки сообщения о преступлении или для начала предварительного расследования.

Представляется, что в целях соблюдения принципа определенности уголовно-процессуальный закон должен либо различать поводы для возбуждения уголовного дела, предусмотренные в ст. 140 и 146 УПК РФ, либо использовать это словосочетание в единственном значении. Учитывая, что повод обусловливает возникновение стадии возбуждения уголовного дела, которую целесообразно переименовать в стадию проверки сообщения о преступлении, соответственно, использование словосочетания «повод для проверки сообщения о преступлении» устранит выявленные недостатки. Поводы для проверки сообщения о преступлении и поводы для возбуждения уголовного дела совместно можно именовать как поводы для досудебного производства.

Несколько иной подход к решению данной проблемы был предложен Р. Х. Якуповым, который высказал мнение, что выражение «повод для возбуждения уголовного дела» не следует понимать буквально, так как фактически речь идет о поводах для начала производства в стадии возбуждения уголовного дела17. У В. Т. Томина поступление информационного повода в любом случае означает начало уголовно-процессуальной деятельности, но не всегда порождает возбуждение уголовного дела18. А. А. Чувилев также отметил, что поводы к возбуждению уголовного дела следует понимать как поводы к началу уголовно-процессуальной деятельности19. При этом представляется, что легальное разграничение поводов более предпочтительно доктринальному толкованию.

До соответствующих изменений в уголовно-процессуальном законе конкретное значение словосочетания «возбуждение уголовного дела» остается понимать исходя из контекста его употребления.

Толковый словарь С. И. Ожегова определяет повод как обстоятельство, способное быть основанием для чего-нибудь20. Также значение слова «повод» приводится в толковом словаре Д. Н. Ушакова — случай, обстоятельство, которое можно использовать с какой-нибудь целью, предлог, причина21.

С точки зрения философии категория «повод» означает «событие, обстоятельство, дающее побудительный толчок для наступления других последствий»22. Другими словами, повод есть фактическое обстоятельство, явление объективной реальности, которое дает начало, обусловливает, последующие действия, явления, а соответственно, повод для возбуждения уголовного дела представляет собой обстоятельство, обусловливающее возбуждение уголовного дела. Как видим, сочетание слова «повод» и словосочетания «возбуждение уголовного дела» не образует нового термина со специфическим уголовно-процессуальным значением.

Вместе с тем, как показано выше, процессуалистами придается некий особый смысл термину «повод для возбуждения уголовного дела», в результате чего созданы десятки дефиниций, содержащих различные комбинации признаков анализируемого понятия, но единого понимания так и не достигнуто. Представляется, что данный термин введен искусственно, уголовно-процессуальная наука в нем не нуждается, как не нуждается стратегия в дефиниции термина «повод для объявления войны», а социология в дефиниции повода для развода. Другой пример, конституционное право знает повод к рассмотрению дела в Конституционном Суде РФ. К таковому относится предусмотренное абз. 1 ст. 36 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» обращение в Конституционный Суд РФ в форме запроса, ходатайства или жалобы, отвечающее требованиям указанного Федерального конституционного закона. Обращение в КС РФ указывается в качестве повода к рассмотрению дела, но ни конституционное законодательство, ни наука конституционного права России не выделяют в качестве конституционно-правового термина «повод к рассмотрению дела в Конституционном Суде Российской Федерации» и не дают ему определение. Аналогично поводы для применения мер безопасности перечислены в ст. 13 Федерального закона от 20.04.1995 №45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов», но им также не дана дефиниция.

Подтверждением тезиса об отсутствии необходимости в существовании уголовно-процессуального термина «повод для возбуждения уголовного дела» является формулировка ч. 1 ст. 140 УПК РФ, которая гласит «Поводами для возбуждения уголовного дела служат: …», а далее перечисляются виды сообщений о преступлении. То есть в уголовно-процессуальном законодательстве не идет речи о понятии повода для возбуждения уголовного дела, речь идет о том, что может выступать в качестве такового. Кроме того, если заменить в ст. 140 УПК РФ слово «повод» на слово «условия», то принципиально содержание нормы не изменится, но вряд ли кому бы то ни было придет в голову давать специальное определение термину «условия возбуждения уголовного дела», достаточно лишь их обосновать и перечислить.

В этой связи нет проблемы, которую можно обозначить как «что есть повод для возбуждения уголовного дела», есть проблема понимания того, какие обстоятельства могут служить поводами для возбуждения уголовного дела, каковы их сущность и общие характерные черты.

Рассматривая определения первой группы авторов, можно прийти к выводу о том, что сущностью повода для возбуждения уголовного дела они видят информационный источник. Как кажется, это видение основано на прочтении ч. 1 ст. 140 УПК РФ, где после упоминания заявления о преступлении и явки с повинной, имеется указание на иные источники, из чего сделан логичный вывод о том, что перечень поводов представляет собой перечень источников информации. Об этом же говорит и ст. 143 УПК РФ. При данном подходе под источником по сути понимается та или иная форма выражения информации о преступлении. Это может быть и устное высказывание, но чаще всего к таковым относят документ либо иной носитель информации, содержащий сведения о преступлении. Критикуя данный подход, А. Р. Михайленко указывал: «Источниками сведений о преступлении могут быть также оперативные данные, телефонные сообщения неизвестных лиц, слухи и другие сигналы, которые закон не упоминает в числе поводов к возбуждению уголовного дела. Следовательно, источник сведений о преступлении — понятие более широкое, нежели повод к возбуждению дела»23. Аналогичную позицию заняла В. В. Артемова24. Вместе с тем, представляется, что такое понимание повода для возбуждения уголовного дела слишком узко, поскольку в данном случае рассматривается лишь одно из нескольких его сущностных проявлений.

Интересна позиция процессуалистов, доказывающих, что к поводам для возбуждения уголовного дела относятся сведения о преступлении. Думается, такой подход основан на несколько ином прочтении той же нормы уголовно-процессуального закона (ч. 1 ст. 140), где после упоминания заявления о преступлении и явки с повинной как единичных понятий указывается на сообщение о совершенном или готовящемся преступлении как общем понятии для первых двух поводов. Под сообщением в толковом словаре Д. Н. Ушакова понимается «то, что что сообщается, известие, новость»25. То есть сообщение о преступлении суть сведения (информация) о преступлении. Данный подход также отражает лишь одно сущностное свойство повода.

Тот или иной документ, содержащий сведения о преступлении, как утверждают одни, либо сведения о преступлении, содержащиеся в том или ином документе, как утверждают другие, сами по себе не могут являться поводом для возбуждения уголовного дела, поскольку поводом может быть только некое событие, обстоятельство (исходя из его лексического значения). В свою очередь, обстоятельство понимается как событие или факт либо как условие, совокупность условий26. Очевидно, что заявление о преступлении, хранящееся, например, дома у его автора, не может служить поводом для возбуждения уголовного дела. Для этого заявление еще должно поступить субъекту проверки сообщения о преступлении27.

Как справедливо отмечают философы, поиск причин и условий возникновения каких-то явлений и событий — главная задача любой науки28. Теория детерминизма определяет причину и следствие как генетическую связь между явлениями, при которой одно явление, называемое причиной, при наличии определенных условий с необходимостью порождает, вызывает к жизни другое явление, называемое следствием29. Причинно-следственные связи проявляются, в том числе, и в уголовном процессе. Так, возбуждение уголовного дела как акт процессуальной деятельности детерминировано появлением у уполномоченного органа или должностного лица данных, указывающих на признаки преступления. Стоит особо отметить, что причиной возбуждения уголовного дела является не совершение преступления, а появление данных о таковом, которые носят предположительный характер. Думается, можно не согласиться с мнением профессора В. М. Быкова, полагающего, что процесс формирования повода для возбуждения уголовного дела начинается с момента совершения преступления30. Повод может сформироваться и, как следствие, уголовное дело может быть возбуждено и в отсутствие преступления, в том числе в отсутствие события преступления, в частности, по делам о безвестном отсутствии граждан31.

Если рассматривать основание для возбуждения уголовного дела как его причину, то необходимо установить и условия, при наличии которых причина (наличие достаточных данных о преступлении) повлечет следствие (возбуждение уголовного дела). Связь причины и следствия является необходимой: если есть причина и налицо соответствующие условия, то неизбежно возникает следствие, причем оно всегда порождается данной причиной при тех же условиях и во всех других случаях. Условия, независимые от причины явления, превращают в действительность заключенную в причине возможность порождения следствия32. Также под условием понимается 1) то, от чего зависит нечто другое (обусловливаемое); существенный компонент комплекса объектов (вещей, их состояний, взаимодействий), из наличия которого с необходимостью следует существование данного явления33; 2) отношение предмета к окружающим его явлениям, без которых он существовать не может; условие составляет ту среду, обстановку, в которой они возникают, существуют и развиваются34.

Таким образом, если системно (с позиций лингвистического анализа и диалектического метода) рассматривать возбуждение уголовного дела как следствие, основание для возбуждения уголовного дела как причину, то неизбежно следует вывод, что повод служит той средой, обстановкой для перетекания причины в следствие. Основание влечет возбуждение уголовного дела только при наличии повода. Сущностные свойства повода соответствуют философской категории условия, из чего следует, что повод служит необходимым для возбуждения уголовного дела условием, что является его основной телеологической функцией. Служить условием для возбуждения уголовного дела, побудительным толчком к этому — главное свойство повода, его целеполагающая функция, в связи с чем это его сущностная характеристика. Таким образом, представляется, что быть условием для возбуждения уголовного дела, а точнее, совокупностью условий, и есть сущность повода для возбуждения уголовного дела.

Если под сущностью обычно понимают главное, основное, определяющее в содержании системы, заключенное в предмете основание всех происходящих с ним изменений при взаимодействии с другими предметами35, или совокупность наиболее глубоких, устойчивых свойств и отношений предмета, определяющую его происхождение, характер и направление развития36, то условие есть сущность повода.

На сущность повода как условия еще полвека назад указали Н. В. Жогин и Ф. Н. Фаткуллин, которые сделали вывод о том, что «законодатель именует поводом те условия, при наличии которых у надлежащих должностных лиц появляются определенные права и обязанности»37. К сожалению, далеко не все процессуалисты разделяют эту позицию.

Понятие «явление» определяется как форма проявления сущности, как внешнее обнаружение сущности, т.е. как внешние свойства и их системная структурированность38.

В литературе высказано мнение, что в основе возникновения уголовно-процессуальных правоотношений лежит именно повод как образ предполагаемого преступления39. С таким подходом трудно согласиться, поскольку образ предполагаемого преступления складывается из информации о таковом. В уголовно-процессуальном контексте информация о преступлении (информационный образ) есть достаточные данные, указывающие на признаки преступления. То есть образом предполагаемого преступления является основание для возбуждения уголовного дела. Повод же выступает необходимым условием для начала уголовного процесса.

Условие проявляется во внешнем мире как среда, обстановка, целый ряд событий, имеющих свою темпоральную протяженность, включающих в себя взаимосвязанные, взаимообусловленные действия, предметы, явления. Условие — не просто одномоментный акт или событие, как следует из позиции авторов, объясняющих повод как юридический факт, это многомерное явление объективной действительности. Поскольку явление объективной действительности бесконечно в своем содержании, имеет смысл лишь вычленить лишь наиболее существенные его проявления. Это явление имеет своим содержанием и информацию о преступлении, и выражение ее во вне (придание формы, как устной, так и письменной), и обладание заявителем уголовно-процессуальным статусом, и обладание лицом, получающим информацию о преступлении, в момент передачи-приема информации статуса субъекта проверки сообщения о преступлении. Названные проявления повода для возбуждения уголовного дела, которые можно назвать статическими, для формирования полноценного условия возбуждения уголовного дела должны быть связаны между собой динамической сущностью — действиями по передаче сообщения о преступлении субъекту проверки сообщения о преступлении либо самостоятельными действиями такого субъекта по получению сообщения о преступлении (непосредственное обнаружение преступления). Так или иначе именно поступление сообщения о преступлении субъекту проверки сообщения о преступлении (по инициативе заявителей и иных лиц или в случае непосредственного обнаружения) является финальным элементом процесса формирования повода для возбуждения уголовного дела, связывающим воедино все остальные проявления сущности повода, образуя тем самым повод как явление, обстоятельство, порождающее уголовно-процессуальную деятельность.

Нельзя согласиться с позицией, согласно которой прием сообщения о преступлении именуется «процессуальным оформлением повода»40. Такое понимание приводит к ошибочному выводу о том, что повод для возбуждения уголовного дела формируется в рамках уголовного судопроизводства на основе полученного сообщения о преступлении. Повод есть явление объективной действительности, его невозможно процессуально оформить, повод формируется до начала уголовного процесса, а процессуальному оформлению подлежит прием сообщения о преступлении. В связи с этим необходимо разграничивать поступление сообщения о преступлении, которым заканчивается формирование повода, и прием сообщения о преступлении, являющийся первым процессуальным действием.

Подытоживая вышеуказанное, можно заключить, что повод для возбуждения уголовного дела есть не что иное как обстоятельство, обусловливающее возбуждение уголовного дела. Стоит отметить справедливость суждения И. Р. Дмитриева, указавшего, что при выяснении природы повода можно выдвинуть две диаметрально противоположные гипотезы, одна из которых «заключается в том, что повод следует рассматривать как понятие априори известное любому правоприменителю на интуитивно-семантическом уровне»41. Понятие повода определено в любом толковом словаре и известно каждому. Уголовно-процессуальный закон к такому обстоятельству относит поступление сообщения о преступлении, что одновременно является началом досудебной стадии (п. 9 ст. 5 УПК РФ).

В то же самое время условия для возбуждения уголовного дела представляют собой сложные многомерные явления объективной действительности, характеризующиеся различными аспектами и проявлениями. И в этом смысле необходимо согласиться со второй гипотезой природы повода, которая «квалифицирует повод как сложное явление, понимание которого возможно лишь на теоретическом уровне»42.

Результатом рассмотрения повода для возбуждения уголовного дела в его лингвистическом и философском аспектах может стать четкое разграничение используемых в уголовно-процессуальном законе понятий «повод», «основание» и «сообщение о преступлении», что, в свою очередь, позволит приблизиться к пониманию начального этапа процессуальной деятельности и «отточить» механизм возбуждения уголовного.

Примечания:

1 Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений. М. 1999. с.528

2 Усачев А. А. Возбуждение уголовного дела в российском уголовном судопроизводстве. Диссертация на соискательство ученой степени кандидата юридических наук. Иркутск. 2003. С. 86

3 Розенталь Д. Е. Управление в русском языке: словарь-справочник. М. 1997. С.288

4 Рахунов Р. Д. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. М., 1954. С. 31.

5 Чельцов М. А. Уголовный процесс. М., 1948. С. 353.

6 Бородин С. В. Разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела. М., 1970. С. 27.

7 Уголовный процесс России. Лекции — очерки / Под ред. В. М. Савицкого. М., 1997. С. 137.

8 Уголовный процесс: учебник для бакалавриата юридических вузов / Под ред. О. И. Андреевой, А. Д. Назарова, и др. Р/на-Дону, 2015. С. 180.

9 Тетерин Б. С., Трошкин Е. З. Возбуждение и расследование уголовных дел. М., 1997. С. 9.

10 Галкин Б. А. Уголовный процесс // Библиотека народного судьи. Вып. 3. М., 1949. С. 65.

11 Якупов Р. Х. Уголовный процесс. Учебник для вузов. М., 1998. С. 210.

12 Копьева А. Н. Значение документов при возбуждении уголовного дела. Вопросы борьбы с преступностью. Труды Иркутского государственного университета. Вып. 11, ч. 4, т. 81, серия юридическая. Иркутск, 1971. С. 90.

13 Григорьев В. Н. Возбуждение уголовного дела. М., 2002. С. 7-8.

14 Химичева Г. П. Досудебное производство по уголовным делам: концепция совершенствования уголовно-процессуальной деятельности. М., 2003. С. 105-106.

15 Михайленко А. Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. Саратов, 1975. С. 26-27.

16 Краснов Ю. К., Надвикова В. В., Шкатулла В. И. Юридическая техника: учебник. М., 2014. С. 398.

17 Якупов Р. Х. Уголовный процесс. Учебник для вузов. М., 1998. С. 209.

18 Томин В. Т., Поляков М. П., Попов А. П. Очерки теории эффективного уголовного процесса / Под ред. проф. В. Т. Томина. Пятигорск, 2000. С. 59.

19 Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под общ. ред. В. М. Лебедева. М., 1997. С. 209.

20 Ожегов С. И. Словарь русского языка / Под ред. Н. Ю. Шведовой. М., 1989. С. 428.

21 Ушаков Д. Н. Толковый словарь современного русского языка. М., 2014. С. 462.

22 Философский словарь / Под ред. М. М. Розенталя и П. Ф. Юдина. М., 1963. С. 349.

23 Михайленко А. Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. Саратов, 1975. С. 22.

24 Артемова В. В. Возбуждение уголовного дела как уголовно-процессуальный институт: Дисс. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 70-71.

25 Ушаков Д. Н. Толковый словарь современного русского языка. М., 2014. С. 641.

26 Словарь русского языка в 4 т. / Под общей ред. Евгеньевой А. П. Т. 2. М., 1986. С. 569; Ушаков Д. Н. Толковый словарь современного русского языка. М., 2014. С. 382.

27 К таковым предлагается относить участников уголовного судопроизводства, наделенных уголовно-процессуальным законом полномочиями по проверке сообщений о преступлении.

28 Философия: Учебник для вузов / Под общ. ред. В. В. Миронова. М., 2005. С. 501.

29 Алексеев П. В., Панин А. В. Философия: учебник. М., 2005. С. 483.

30 Уголовный процесс Российской Федерации: Учебник / Под ред. А. П. Кругликова. М., 2010. С. 337.

31 Например, уголовное дело № 201654070/55 возбуждено по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ по факту безвестного отсутствия малолетней И. Уголовное дело № 201654071/55 возбуждено по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ по факту безвестного отсутствия малолетнего К. В последующем оба уголовных дела прекращены на основании п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, т.е. в связи с отсутствием события преступления.

32 Философский энциклопедический словарь / Под ред. Л. Ф. Ильичёва, П. Н. Федосеева, и др. М., 1983. С. 531.

33 Там же. С. 706.

34 Философский словарь / Под ред. М. М. Розенталя и П. Ф. Юдина. М., 1963. С. 466-467.

35 Алексеев П. В., Панин А. В. Философия: учебник. М., 2005. С. 474-475.

36 Философский словарь / Под ред. М. М. Розенталя и П. Ф. Юдина. М., 1963. С. 443.

37 Жогин Н. В., Фаткуллин Ф. Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М., 1965. С. 91.

38 Алексеев П. В., Панин А. В. Указ. соч. С. 474.

39 Кузьменко Е. С. Понятие повода к возбуждению уголовного дела // Наука. Мысль. 2016. № 1-1; URL: wwenews.esrae.ru/27-255 (дата обращения: 20.01.2019).

40 Дикарев И. С. Сущность и актуальные проблемы стадии возбуждения уголовного дела. М., 2012. С. 44.

41 Дмитриев И. Р. «Свободный» повод для возбуждения уголовного дела: Дисс. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2005. С. 68.

42 Там же.

About the authors

Andrey M. Kosenko

Investigative Department of the Investigative Committee of the RF

Author for correspondence.
Email: Kosenko_am@mail.ru

Russian Federation, Khanty-Mansiysk

аспирант Московской Академии Следственного комитета РФ, старший следователь Няганского межрайонного следственного отдела следственного управления Следственного комитета РФ по Ханты-Мансийскому автономному округу — Югре

References

  1. Алексеев П. В., Панин А. В. Философия: учебник. М., 2005. 608 с.
  2. Артемова В. В. Возбуждение уголовного дела как уголовно-процессуальный институт: Дисс. … канд. юрид. наук. М., 2006. 233 с.
  3. Бородин С. В. Разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела. М., 1970. 120 с.
  4. Галкин Б. А. Уголовный процесс // Библиотека народного судьи. Вып. 3. М., 1949. 228 с.
  5. Григорьев В. Н. Возбуждение уголовного дела. М., 2002. 55 с.
  6. Дикарев И. С. Сущность и актуальные проблемы стадии возбуждения уголовного дела. М., 2012. 408 с.
  7. Дмитриев И. Р. «Свободный» повод для возбуждения уголовного дела: Дисс. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2005. 180 с.
  8. Жогин Н. В., Фаткуллин Ф. Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М., 1965. 367 с.
  9. Копьева А. Н. Значение документов при возбуждении уголовного дела. Вопросы борьбы с преступностью // Труды Иркутского государственного университета. 1971. Вып. 11. Ч. 4. Т. 81. Серия юридическая. С. 88-98.
  10. Краснов Ю. К., Надвикова В. В., Шкатулла В. И. Юридическая техника: учебник. М., 2014. 536 с.
  11. Кузьменко Е. С. Понятие повода к возбуждению уголовного дела // Наука. Мысль. 2016. № 1-1.
  12. Михайленко А. Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. Саратов, 1975. 150 с.
  13. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под общ. ред. В. М. Лебедева. М., 1997. 788 с.
  14. Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений. М., 1999. 944 с.
  15. Ожегов С. И. Словарь русского языка / Под ред. Н. Ю. Шведовой. 1989. 750 с.
  16. Рахунов Р. Д. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. М., 1954. 88 с.
  17. Розенталь Д. Е. Управление в русском языке: словарь-справочник. М., 1997. 304 с.
  18. Словарь русского языка. В 4 т. / Под общей ред. Евгеньевой А. П. Т. 2. М., 1986. 736 с.
  19. Тетерин Б. С., Трошкин Е. З. Возбуждение и расследование уголовных дел. М., 1997. 224 с.
  20. Томин В. Т., Поляков М. П., Попов А. П. Очерки теории эффективного уголовного процесса. Пятигорск, 2000. 239 с.
  21. Уголовный процесс России. Лекции - очерки / Под ред. В. М. Савицкого. М., 1997. 314 с.
  22. Уголовный процесс РФ: учебник / Под. ред. А. П. Кругликова. М., 2010. 728 с.
  23. Уголовный процесс: учебник / Под ред. О. И. Андреевой, А. Д. Назарова, и др. Р/на-Дону, 2015. 445 с.
  24. Усачев А. А. Возбуждение уголовного дела в российском уголовном судопроизводстве: Дисс. … канд. юрид. наук. Иркутск, 2003. 240 с.
  25. Ушаков Д. Н. Толковый словарь современного русского языка. М., 2014. 800 с.
  26. Философский словарь / Под ред. М. М. Розенталя и П. Ф. Юдина. М., 1963. 544 с.
  27. Философский энциклопедический словарь / Под ред. Л. Ф. Ильичева, П. Н. Федосеева, и др. М., 1983. 840 с.
  28. Философия: Учебник для вузов / Под общ. ред. В. В. Миронова. М., 2005. 928 с.
  29. Химичева Г. П. Досудебное производство по уголовным делам: концепция совершенствования уголовно-процессуальной деятельности. М., 2003. 352 с.
  30. Чельцов М. А. Уголовный процесс. М., 1948. 624 с.
  31. Якупов Р. Х. Уголовный процесс: учебник для вузов. М., 1998. 448 с.

Statistics

Views

Abstract - 73

PDF (Russian) - 36

Cited-By


PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2019 Kosenko A.M.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies