Values in legal regulation

Cover Page

Abstract


The article is devoted to the axiological aspects of lawful behavior and issues of legislative consolidation of core values in the corresponding regulatory acts. As it is known in the conditions of democratic society a quite large part of legislative requirements is determined by ethical and moral instructions establishing the legality of various courses of actions in a specific situation. Experience has proven that legally valid behavior is inseparably associated with acquiring of wide range of value paradigms underlying the mechanism of legal regulation. In modern conditions law enforcement practice relies on basic moral principles of the society, providing law enforcement and required level of rule of law.

The author shows the meaning of value paradigms in different spheres of statutory regulation. Generally when developing legislative acts not only existing social and economic relations but also moral dimensions of social life are considered. In such cases in the course of normative legal acts interpretation law enforcement authorities cater to the corresponding ethical and moral norms specifying regulatory prescriptions. It is mentioned in the article that social ideals, historical and cultural traditions, dominant within collective consciousness are included in the structure of public morality.

Any legal system makes an assumption that there is a system of core values reflecting peculiarities of national culture and existing system of moral regulations. Upon traditional values the system of moral and ethical judgments defining the corresponding regulatory acts is formed. It is customary to understand by public morality a quite extensive complex of communicative relations forming in view of value paradigms depending on existing historical and cultural traditions of specific society. In the democratic society the justice is fulfilled in the light of declared ideals and values providing settlement to local conflicts in different spheres of statutory regulation.


Full Text

В юридической литературе преобладает мнение, что правомерное поведение достигается посредством приобщения человека к общечеловеческим ценностям, проявляющимся в различных сферах общественной и культурной жизни. Как известно, формирование механизма правомерного поведения осуществляется посредством законодательного закрепления фундаментальных ценностей общества, обеспечивающих поддержание правопорядка и соответствующего уровня нравственности. На основании декларируемых ценностей у обязанного субъекта формируются необходимые мотивы долга и ответственности, преобладающие в механизме социально активного поведения.

Как правило, правовые обязанности исполняются под влиянием усвоения традиционных ценностей, формирующихся на уровне общественного сознания, создающего представление об их приоритетном значении. В условиях демократического общества правовые конфликты изначально рассматриваются исходя из исторических и культурных традиций, проявляющихся в конкретных сферах законодательного регулирования. В большинстве случаев при разработке нормативно-правовых актов законодательные органы ориентируются на соответствующие социально-этические и нравственные нормы, устанавливающие определенные правила поведения.

Правосознание личности формируется посредством преодоления негативного отношения к правовым нормам и фундаментальным ценностям общества. По справедливому утверждению И. И. Карпеца, А. Р. Ратинова одной из конкретных, ближайших и непосредственных причин, порождающих преступление и отличающих его от иных антиобщественных поступков, является разрушение или пробельность правовых ценностей в юридическом сознании индивида, которое выражается либо в правовом инфантилизме — несформированности и пробельности правового сознания, либо в правовом негативизме — активной правовой тенденции личности1.

Таким образом, в демократическом государстве правоприменительная практика опирается на базовые ценности общества, проявляющиеся в конкретных нормативных предписаниях. В условиях современного общества законодательные нормы максимально сливаются с социально-культурными и нравственными установками, обеспечивающими функционирование правовой системы в целом. Подобная практика позволяет устранить пробелы законодательства посредством обращения к общечеловеческим ценностям и соответствующим нравственным принципам общества. По общему правилу эффективность правовой нормы обеспечивается ее согласованностью с устоявшимися правилами поведения, сложившимися в определенной социальной сфере.

В последнее время законодательные органы демократических государств осуществляют целенаправленную работу по формированию ценностных установок, воздействующих на соответствующие общественные группы. В частности, во многих странах применяются законы о недопустимости распространения нацисткой символики, законы об опубликовании данных об источниках финансирования неправительственных организаций, законы о признании геноцида в отношении отдельных этнических групп и пр. Указанные меры обеспечивают реализацию основных направлений государственной политики в конкретных сферах общественной жизни.

В рамках обсуждения вопросов национальной безопасности в российских средствах массовой информации возобновились дискуссии о необходимости противодействия информационному воздействию некоторых западных стран, о целесообразности установления ответственности за умышленное искажение истории и пр. Формирующиеся таким способом представления направлены на преодоление негативного отношения к ценностным установкам, создающим исходные представление о задачах и целях правового регулирования.

По своему содержанию ценностная установка является разновидностью социальной установки, создающей психологическую предрасположенность субъекта к определенному виду социальной активности. В целом подобные установки способствуют самоорганизации общества, создают необходимые условия для полноценной реализации регулятивной функции права. В составе указанной установки непременно присутствует представление о целесообразности права, его исходных целях и профилактических функциях

По мнению Н. В. Щербаковой под социальной установкой следует понимать «предрасположенность личности к восприятию содержания нормы права, его оценке, готовность к совершению действия, поступка, имеющего юридическое значение, или же как вероятность того или иного варианта поведения (деятельности) в сфере правового регулирования»2. Д. А. Керимов подразумевает под установкой такое состояние индивида, общности людей, общества в целом, которое непосредственно определяет заданность их устремлений, направленность интересов, целей и волевой деятельности, и тем самым также характер, форму и стиль этой деятельности3. Д. Н. Узнадзе называл установку «главным психическим образованием, механизмом психики, интегральным по отношению ко всем ее уровням»4.

Соответственно, основным компонентом социальной установки является психологическое восприятие определённого варианта поведения. Воплощаясь в законодательных предписаниях, коллективные установки способствуют разрешению локальных конфликтов в различных сферах общественной жизни. Как правило, соответствующие установки обуславливают содержание нормативных актов, устанавливающих общеобязательные требования.

Как известно, в советский период борьба с преступностью осуществлялась на основе формирования атмосферы нетерпимости к преступлениям и иным нарушениям законности. В основу обвинительного приговора ложились представления об осуждении обвиняемого с позиции законодательно закреплявшихся правил социалистического общежития. Решения о привлечении к юридической ответственности активно освещались в печатных средствах массовой информации, обсуждались в трудовых коллективах, доводились до сведения общественным организациям.

Значительное влияние на правосознание оказывала профилактическая работа правоохранительных органов. Основу обвинительного заключения составляли выводы о негативных установках правонарушителя в момент совершения преступления. Как правило, в обвинительной речи прокурора раскрывались конкретные жизненные обстоятельства, способствовавшие деформации личности обвиняемого. Выводы, содержавшиеся в обвинительном заключении, ложились в основу обвинительного приговора, являвшегося основанием для общественного порицания осужденного.

Важнейшим элементом социальной установки являются ценностные регуляторы, обеспечивающие разрешение локальных конфликтов в конкретных сферах общественной жизни. Подобные представления являются неотъемлемым элементом общественного сознания, определяющего необходимость исполнения нормативного предписания. Таким образом, общественная нравственность находится под влиянием ценностных регуляторов, создающих исходные представления о социально одобряемом поведении (на которые ориентируется законодатель).

В отечественной литературе под ценностным регулятором принято понимать исторически сложившиеся коллективные установки, формирующие определенные правила поведения. По утверждению А. Б. Венгерова, ценностный регулятор определяет поведение участников общественных отношений с помощью исторически сложившейся системы социальных ценностей, социально-психологических установок, стереотипов и штампов5. По мнению Т. Н. Радько функциональное назначение ценностного регулятора проявляется в том, что он формируется в конкретном обществе (социуме), в его различных социальных слоях, группах, у различных наций и народностей. Поэтому то, что для одних народов ценно, важно, необходимо, для других безразлично, для третьих вредно6.

Представляется, в современных условиях правовое воспитание должно осуществляться в двух основных направлениях: а) в разъяснении смысла правовых норм, предпосылок и условий юридической ответственности; б) в формировании коллективных установок, обеспечивающих последовательное исполнение законодательных предписаний. Если первое направление работы характеризуется информированностью населения о структуре и особенностях законодательства, то второе направление связано с формированием общественной нравственности и правовой культуры преобладающего большинства населения.

Еще Н. М. Коркунов указывал на обязанность властвующих структур при осуществлении государственных функций учитывать и отражать в актах властвования представления о государстве и праве, сформировавшиеся в общественном правосознании. Для того, чтобы орган власти мог в своей деятельности опереться на сознание подчиняющихся, необходимо, чтобы его действия находились в известном соответствии с этим сознанием подвластных, с теми представлениями, какие они имеют о государстве, о его отношении к праву, к личной и общественной свободе7. Исторические факты свидетельствуют о том, что правоприменительная деятельность осуществляется под влиянием целенаправленной работы государственных органов, обеспечивающей поддержание правовой культуры и необходимого уровня нравственности.

В последнее время большинство социологов указывают на зависимость формирующихся стереотипов поведения от образа человека-потребителя. Приходится констатировать, что потребительская психология подрывает сложившуюся практику социальной табуации, противодействует позитивному воздействию ценностных регуляторов, нейтрализует психологические механизмы сдерживания потребностей. Указанная проблема обостряется направленностью государственной политики на поддержание экономических механизмов, а также ориентированностью рыночной экономики на материальное благополучие человека.

Стоит отметить, что система ценностных ориентаций формируется посредством широкого комплекса воспитательных мер, призывающих человека к соответствующим самоограничениям. В процессе реформирования законодательства необходимо учитывать, что рыночная экономика основывается на жестких аксиологических установках, воплощаемых в конкретных законодательных предписаниях. Представляется, что в условиях усиления механизма государственного управления целенаправленно распространяемая психология потребления должна последовательно вытесняться и уступить место идеологии «общественного служения».

Практический опыт свидетельствует о том, что правовое воспитание осуществляется самыми различными средствами: посредством привлечения к юридической ответственности, путем разъяснения нецелесообразности совершения преступлений и иных правонарушений и пр. Вместе с тем, наиболее эффективным способом соответствующего правового воздействия остается зарекомендовавшая себя практика формирования привлекательного образа граждан, добросовестно исполняющих свой общественный, гражданский и профессиональный долг.

Во многих западных странах проводится целенаправленная политика по распространению образа принципиального человека, активно противодействующего процессам нравственной деформации общества, последовательно отстаивающего интересы правопорядка. Подобная практика обуславливается тем, что высокие чувства (патриотизм, верность профессиональному долгу) передаются через символику и образное восприятие окружающей действительности. Как известно, через образы в сознании человека закрепляются соответствующие поведенческие установки, формирующие положительную мотивацию.

В последнее время администрация США уделяет немало внимания государственному регулированию искусства, пытаясь таким образом оказать влияние на процессы интеллектуального и духовного развития общества. По утверждению некоторых исследователей распространяемые ценности американского образа жизни сформировались под воздействием кинематографа. Подобная ситуация обуславливается тем, что в США кино издавна признается одним из главных и популярных видов искусств, формирующих привычки, стереотипы поведения, нравственные и политические имиджи американцев. Многое из того, что знают американцы о своей стране, о своей собственной истории получено ими в большей мере из фильмов, чем из учебников по истории8.

Во Франции культурная политика, проводимая властями страны, осуществляется под влиянием идеи национальной самобытности страны и необходимости усиления государственного регулирования телевещательной и культурной политики в целом. Указанный подход обуславливается тем, что процессы глобализации вызвали протесты среди видных деятелей культуры, считавшихся носителями «национального культурного сознания». При этом французская элита расценивала плюрализм как покушение на ценности, лежащие в основе французской самобытности и сплочённости французского общества и считавшиеся до этого абсолютными9.

Необходимо учитывать, что правовая культура включает в себя духовный (сакральный) элемент, проявляющийся в преклонении перед историей и национальными символами страны. Правомерное поведение неразрывно связано с соблюдением традиций, национальных обычаев, социально-этических предписаний, устанавливающих границы социально приемлемого поведения. Инструменты общественного воспитания проявляются в государственной символике, государственных праздниках, ритуалах и торжественных церемониях и пр.

Как правило, формирование парадигмы правомерного поведения осуществляется под влиянием совокупности факторов, находящихся на стыке рационального и символического. Социологические исследования показывают, что если государство не уделяет должного внимания вопросам развития национальной культуры, в обществе «стихийно» возникают антисоциальные установки, склоняющие человека к различным формам девиантного (отклоняющегося) поведения. В большинстве случаев противоправные действия совершаются вследствие искаженной системы ценностных ориентаций, порождающих преступность и иные нарушения законности.

По мнению криминологов духовная криминализация общества, общностей, личности не может быть просто заблокирована или тем более устранена. Здесь декриминализация должна осуществляться по механизму замещения криминогенных ценностей просоциальными или, как минимум, непреступными социальными потребностями, моральными ценностями, интересами, мотивацией10. Как правило, вытеснение традиционных ценностей способствует дезорганизации общества, порождает деформацию социально-культурных и духовно-нравственных отношений.

Социологические наблюдения показывают, что ослабление ценностных установок способствует криминализации и маргинализации общества. Указанные процессы подрывают исторические и культурные традиции, порождают атмосферу правового и нравственного нигилизма. В подобных случаях идеологический вакуум заполняется контркультурой (антиценностями), носителями которых являются локализованные группы и сообщества, устанавливающие собственные правила поведения.

Очевидным симптомом «зараженного» общества являются коллективные установки, подрывающие общественную нравственность. К числу подобных проявлений принято относить распространение морали незаконного обогащения; преобладание негативного отношения к представителям государственных и правоохранительных органов; формирование атмосферы безнаказанности и вседозволенности в конкретных сферах общественной жизни и пр. Противодействие указанным установкам является важнейшим направлением деятельности государственных и правоохранительных органов, осуществляющих борьбу с преступностью и иными правонарушениями.

Любое общество может столкнуться с падением нравов, которое обуславливается распространением крайне негативных свойств человеческой природы. В этом случае нравственные идеалы уступают место биологическим инстинктам человека, проявляющимся в различных формах противоправного поведения. При этом необходимая реакция на нарушения общественной нравственности значительно ослабевает, поскольку общественное мнение переходит на сторону лиц, нарушающих нормы нравственности. Те поступки, которые традиционно вызывают общественное возмущение, становятся общепринятыми, а лица, стремящиеся к удовлетворению низменных влечений, не встречают на своем пути должных препятствий.

По мнению профессора Л. В. Щенниковой человеку в отличие от животного требуется трудиться над совершенством духа. И в первую очередь воспитания требуют нравы. Нам приходится формировать волю сознанием долга и обузданием страстей. У каждого получается результат свой, абсолютно индивидуальный. Не случайны в литературе принятые эпитеты нравов: тихий, кроткий, буйный, крутой. Нравы характеризуют и целые народы, селенья и общества. И здесь общий результат получается также различным. В одних случаях нравы называют зверскими и низменными. В других — торжествуют нравы добрые, т.е. согласные с совестью, законами правды, достоинством человека, с долгом честного и чистого сердцем гражданина11.

Как известно, в демократических государствах первостепенное значение имеет сила общественного мнения, осуждающего граждан, уклоняющихся от исполнения общеустановленных требований. По утверждению Г.В. Ф. Гегеля общественное мнение содержит в себе вечные субстанциональные принципы справедливости, подлинное содержание и результат всего государственного строя, законодательства и всеобщего состояния вообще в форме здравого смысла людей, как и той нравственной основы, которая проходит через все, что принимает форму предрассудка, а также истинных потребностей и правильных тенденций действительности12.

По общепринятому представлению общественное мнение формируется под влиянием средств массовой информации, освещающих негативные стороны общественной жизни. В то же время всегда необходимо учитывать, что общество должно быть подготовлено к восприятию подобной информации, порождающей обязанность применения мер государственного принуждения. Средства массовой информации не приносят положительного эффекта в обществе, в котором не сформированы общественные и нравственные идеалы, способствующие формированию правосознания и правовой культуры у соответствующих групп населения.

Зарубежный опыт показывает, что средства массовой информации способны манипулировать общественным мнением, навязывать обществу ложные ценности и соответствующие стереотипы поведения. Анализ материалов и публикаций, содержащихся в современных средствах массовой информации, позволяет прийти к заключению, что общественное мнение нередко находится под влиянием искажаемой информации, способной сформировать негативные (порицаемые) установки у определенной части общества.

Учитывая возрастающую опасность манипулирования общественным мнением, действующее законодательство предусматривает определённые требования к профессиональной деятельности журналистов. В соответствии с нормами профессиональной этики каждый журналист обязан соблюдать профессиональные и этические стандарты поведения в области приобретения, передачи, распространения и комментирования информации и описания событий. При осуществлении профессиональных функций журналист обязан оперировать только той информацией, источник которой ему известен, он не должен пренебрегать важной информацией или фальсифицировать документы13.

В условиях развития информационных и телекоммуникационных технологий важнейшее значение приобретают вопросы правового контроля над информационными потоками, затрагивающими конкретные сферы общественной жизни. Соответственно, у государственных органов власти появляется обязанность реагировать на любые случаи распространения информации, создающей определенную угрозу для нормального функционирования общества. В основу информационной политики современного государства ложится практика ужесточения контроля за распространением информации, подрывающей основы государственного устройства.

Примечания:

1 Карпец И. И., Ратинов А. Р. Правосознание и причины преступности // Советское государство и право. 1968. № 12. С. 34.

2 Щербакова Н. В. Правовая установка и социальная активность личности. М., 1986. С. 8.

3 Керимов Д. А. Методология права. Предмет, функции, проблемы философии права. 3-е изд. М., 2003. С. 416.

4 Узнадзе Д. Н. Экспериментальные основы психологии установки. Тбилиси, 1961. С. 192.

5 Венгеров А. Б. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. М., 2000. С. 336.

6 Радько Т. Н. Теория государства и права: Учебник для вузов. М., 2005. С. 337.

7 Коркунов Н. М. Лекции по общей теории права. М., 1904. С. 263.

8 Шестаков В. П. США: Псевдокультура или завтрашний день Европы? Ридерз дайджест по американской культуре. М., 2012. С. 121.

9 Косенко С. И. «Мягкое могущество» в твердой упаковке. Особенности культурной политики Франции. М., 2011. С. 166.

10 Криминология: учебное пособие / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой. М., 2007. С. 73.

11 Щенникова Л. В. Добрые нравы как категория гражданского права // Нотариальный вестник . 2012. № 3. С. 56.

12 Гегель Г. В. Ф. Философия права Пер. с нем.: ред. и сост. Д. А. Керимов и В. С. Нерсесянц. М., 1990. С. 352.

13 См.: Международная декларация принципов поведения журналистов (принята на II Всемирном Конгрессе Международной Федерации журналистов в Бордо 25-28.04.1954).

About the authors

Vladislav F. Antonov

Plekhanov Russian University of Economics

Author for correspondence.
Email: 5592606@bk.ru

Russian Federation, Moscow

PhD in Law, Associate Professor of the Department of the State Legal and Criminal Law Disciplines

References

  1. Венгеров А. Б. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. М., 2000.
  2. Гегель Г. В. Ф. Философия права. Пер. с нем. / Ред. и сост. Д. А. Керимов и В. С. Нерсесянц. М., 1990.
  3. Карпец И. И., Ратинов А. Р. Правосознание и причины преступности // Советское государство и право. 1968. № 12.
  4. Керимов Д. А. Методология права. Предмет, функции, проблемы философии права. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2003.
  5. Коркунов Н. М. Лекции по общей теории права. М., 1904.
  6. Косенко С. И. «Мягкое могущество» в твердой упаковке. Особенности культурной политики Франции. М., 2011.
  7. Криминология: учебное пособие / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой. М., 2007.
  8. Радько Т. Н. Теория государства и права: Учебник для вузов. М., 2005.
  9. Узнадзе Д. Н. Экспериментальные основы психологии установки. Тбилиси, 1961.
  10. Шестаков В. П. США: Псевдокультура или завтрашний день Европы? Ридерз дайджест по американской культуре. М., 2012.
  11. Щенникова Л.В Добрые нравы как категория гражданского права // Нотариальный вестник. 2012. № 3.
  12. Щербакова Н. В. Правовая установка и социальная активность личности. М., 1986.

Statistics

Views

Abstract - 80

PDF (Russian) - 75

Cited-By


PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2019 Antonov V.F.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies