Tactics of presenting evidence by a prosecutor in a judicial investigation

Cover Page

Abstract


The article deals with individual issues of the tactics of participation of the prosecutor — the public prosecutor in the basis of the part of the judicial investigation in criminal cases, which is connected with the presentation of evidence of the prosecution. It is noted that at present in the matter of determining the order of examining evidence by the parties, a unified position has been formed of both theorists and practitioners. They recognize the complete independence of the parties to determine this procedure in accordance with the tactics chosen by them.

At the same time, the author draws attention to the fact that theoretical and methodical works still do not pay enough attention to the content and essence of this activity of the prosecutor in court, despite their obvious importance. His activity in the judicial investigation largely depends on the importance of tactical methods of presenting evidence and the ability to apply them. If he does not have the appropriate professional baggage, he will have considerable difficulty in the adversary process.

The author sets out his own position regarding the content of evidence presented by the prosecutor — the public prosecutor, proposes to include a definition of the relevant concept in the terminological apparatus of science of criminal procedure law and to fix it in the criminal procedure law. A derivative of it is the definition of the notion of tactics for the presentation of evidence by the prosecutor — the public prosecutor. Conclusions are formulated on the need to intensify the development of up-to-date recommendations on the tactics of presenting evidence of a charge in a judicial investigation in criminal cases on crimes certain types


Full Text

Результат рассмотрения и разрешения судом уголовного дела во многом зависит от тактики представления доказательств прокурором — государственным обвинителем и от результатов их исследования в судебном следствии. Проведенное автором исследование свидетельствует о том, что особое значение это имеет для уголовных дел с участием коллегии присяжных заседателей. В.Н. Исаенко обоснованно констатирует: «Если в результате изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения у присяжных заседателей может сформироваться изначально вероятностное суждение о преступлении и виновном в его совершении лице, то в процессе судебного следствия в результате реализации избранной им тактики представления и исследования доказательств государственный обвинитель должен обеспечить трансформацию вероятного знания в убеждение об обоснованности позиции обвинения»[1].

Согласно частям 1 и 2 ст. 274 УПК РФ очередность исследования доказательств определяется стороной, представляющей доказательства суду. При этом первой представляет доказательства сторона обвинения, а после их исследования переходят к доказательствам, представленным стороной защиты. Предоставление законодателем каждой стороне права самостоятельно определять очередность (последовательность) представления доказательств непосредственно указывает на возможность выбора каждой из них тактики представления доказательств по своему усмотрению. По нашему мнению, это является важной гарантией реального обеспечения закрепленного в ст. 123 Конституции РФ принципа состязательности и равноправия сторон при осуществлении судопроизводства.

Согласно ч. 3 ст. 15 УПК РФ суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или защиты, а создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Это положение, по нашему мнению, дополнительно гарантирует сторонам возможность самостоятельно определять тактику своих действий в суде, которую не вправе корректировать другая сторона, а также не вправе корректировать суд. По этому поводу судья Верховного Суда РФ В.П. Чепалин подчеркивает, что: а) суд не вправе изменить очередность исследования доказательств, которая определяется стороной, представляющей доказательства; б) сторона не вправе требовать иного порядка исследования доказательств, представленных другой стороной; в) изменить ранее установленный порядок исследования доказательств суд может лишь по ходатайству стороны, которая их представляет[2]. В настоящее время в вопросе определения порядка исследования доказательств сформирована единая позиция как теоретиков, так и практиков, заключающаяся в полной самостоятельности сторон определять их порядок, руководствуясь выбранной тактикой исследования доказательств.

В ст. 5 УПК РФ отсутствует определение понятия «тактика», не раскрывается его содержание. Этот термин используется в криминалистике, разрабатываемые которой методы, средства и приемы являются средством оптимизации уголовно-процессуальной деятельности и решения ее задач, в том числе в судебном разбирательстве. Н.А. Якубович в связи с этим обоснованно подчеркнула: «Тактика судебного следствия по своему предмету и методам входит в содержание криминалистической тактики, являясь одним из ее видов»[3]. Если мы обратимся к ч. 1 ст. 274 УПК РФ, то увидим, что она контекстуально подразумевает использование сторонами в судебном следствии приемов криминалистической тактики. В п. 5 приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 25.12.2012 № 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» прокурорам предписывается продумывать тактику своих действий в суде, что бесспорно необходимо в состязательном процессе. Ю.Н. Кожемякин обоснованно отмечает, что «любой юридический или психологический просчет при представлении доказательств сведет на нет все усилия»[4]. Однако при этом очевиден явный недостаток конкретных рекомендаций, которые могли бы помочь государственным обвинителям в этом вопросе. На их дефицит указали 87 % опрошенных автором прокуроров (всего опрошено более 180 человек). К сожалению, во многих методических изданиях, содержащих рекомендации по организации и поддержанию государственного обвинения, в этой части содержатся стереотипные высказывания о том, что прокурор должен тщательно продумывать тактику представления доказательств суду[5]. В связи с этим прокуроры приобретают соответствующий навык исключительно в ходе своей практической деятельности по поддержанию обвинения, что нередко занимает длительное время и оборачивается чередой тактических ошибок, допущенных стороной обвинения в судебном процессе.

Некоторые авторы в методику поддержания государственного обвинения вообще не включают такой элемент, как разработка прокурором тактики представления доказательств, что, на наш взгляд, ошибочно. Например, разработав подробную структуру методики поддержания государственного обвинения по отдельным категориям дел, Н.П. Кириллова определила следующие ее элементы: уголовно-правовая характеристика преступления; типичные доказательства, подтверждающие наличие различных элементов и признаков состава преступления; типичные следственные ошибки, допускаемые при формировании доказательств, и способы их устранения в суде; типичные версии защиты, типичные доказательства стороны защиты и способы противодействия государственному обвинению; подготовка к судебному разбирательству; участие гособвинителя в предварительном слушании, в подготовительной части судебного разбирательства и в судебном следствии; особенности подготовки и выступления в прениях; анализ приговора и особенности составления представления[6].

Косвенно касается данного вопроса И.И. Короленко, включая в методику поддержания государственного обвинения в суде такой элемент, как планирование судебного следствия[7], что можно рассматривать как определенное указание на тактический подход прокурора к участию в нем. Более конструктивна позиция Б.А. Тугутова, выделившего в числе исследуемых государственным обвинителем вопросов тактику производства в судебном разбирательстве отдельных процессуальных действий[8].

По нашему мнению, следует согласиться с И.Л. Кисленко и С.Л. Кисленко в том, что вопросы, возникающие в судебном следствии, имеют тактический характер, относятся к области тактики и должны разрешаться не на основе субъективистского подхода, а с учетом научных рекомендаций, выработанных криминалистической наукой[9]. В юридической литературе высказано мнение о том, что «ширина спектра криминалистических приемов и методов, которые могут быть использованы государственным обвинителем в ходе судебного следствия в целях доказывания вины подсудимого, во многом определяется степенью активности государственного обвинителя»[10]. Представляется, что его активность в первую очередь будет зависеть от знания тактических приемов участия в судебном следствии и практического умения их применять. Если государственный обвинитель не имеет соответствующего профессионального багажа, он будет испытывать сложности в состязательном процессе.

По нашему мнению, весьма точно о содержании и направленности тактики поддержания государственного обвинения высказался О.Я. Баев. В его трактовке она рассматривается как «система научных положений и основанных на них соответствующих средств рационального представления им в суде доказательств и их исследования, чутко реагирующая на возможные изменения судебных ситуаций для обоснования выдвинутого против подсудимого обвинительного тезиса и опровержения в отношении него доводов стороны защиты»[11]. Представляется, что данное определение точно передает его сущность с акцентированием внимания именно на тактике представления доказательств.

В Уголовно-процессуальном кодексе РФ помимо отсутствия характеристики понятия «тактика» отсутствует и понятие «представление доказательств». Поэтому целесообразно рассмотреть вопрос о его лингвистическом и семантическом содержании. В работах по поддержанию государственного обвинения обычно перечисляются действия прокурора по их представлению. Например, Н.И. Булдыгина, А.Н. Иванов, Е.С. Курохтина пишут: «Представление доказательств со стороны обвинения сводится к допросам потерпевших, свидетелей со стороны обвинения, законных представителей несовершеннолетних потерпевших, которые допрашиваются в качестве свидетелей, специалистов, экспертов, оглашению протоколов следственных и судебных действий, иных документов, осмотру вещественных доказательств»[12]. Представляется, что данный тезис не вполне точно передает сущность рассматриваемой деятельности прокурора.

В русском языке слово «представить» имеет достаточно много значений. В том числе оно означает «предъявить, сообщить что-нибудь, познакомить с кем-чем-нибудь»[13], «показать, предъявить»[14]. Поэтому полагаем, что определение понятия, обозначаемого термином «представление доказательств», следует формировать с учетом приведенных толкований слова «представлять». Они являются общепринятыми, используются как в приведенном, так и в других значениях в повседневном общении между людьми, а также в различных сферах деятельности, в том числе в уголовном судопроизводстве. Например, одной из трактовок термина «представлять» является «действовать от имени или по поручению кого-л., осуществлять какие-л. полномочия; быть выразителем чьих-л. интересов»[15]. Именно так понимается существующий в уголовно-процессуальном праве институт представительства — как совокупность норм, регламентирующих участие в уголовном деле адвоката-защитника или адвоката — представителя потерпевшего, а также законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и других участников процесса.

В некоторых научных работах содержатся определения понятия «представления доказательств», более широко по сравнению с приведенным выше передающие содержание и сущность данной процедуры. Так, Т.Х. Кондратьева рассматривает его разнопланово, отмечая, что представление доказательств, с одной стороны, «является одним из способов собирания доказательств, заключающемся в добровольных действиях субъектов, обладающих значимой для уголовного дела информацией, по передаче органам уголовного судопроизводства предметов и документов, могущих установить обстоятельства уголовного дела, и включает в себя рассмотрение заявленного ходатайства (заявления) с последующим его удовлетворением или отказом в этом»[16]. С другой стороны, автор считает, что «представление доказательств включает в себя, кроме непосредственного представления объекта, и ходатайство о приобщении его к делу в качестве такового»[17].

По мнению Г.Э. Сафронского, «представление доказательств прокурором следует рассматривать как доведение им до сведения суда и других участников судебного разбирательства доказательств, обосновывающих предъявленное подсудимому обвинение, в форме оглашения содержания процессуальных и других документов, предъявления вещественных доказательств, заявления ходатайств о проведении судебных действий, о приобщении к делу предметов и документов, содержащих имеющие значение для дела сведения»[18].

Соглашаясь с тем, что представление доказательств является именно доведением до сведения суда и других участников судебного следствия содержания доказательств, полученных в досудебном производстве, вместе с тем полагаем, что сложно считать представлением доказательств заявление ходатайств о проведении судебных действий следственного характера, о приобщении к делу предметов и документов. Даже если прокурор располагает данными о том, что показания определенного лица могут иметь существенное значение для разрешения дела, то показания этого лица могут стать доказательством только после того, как оно будет допрошено прокурором, защитником, председательствующим, ответит на возможные вопросы потерпевшего и подсудимого. То есть на момент заявления ходатайства о допросе в судебном следствии лица, не допрошенного в досудебном производстве, фактически его показания, которые могут впоследствии рассматриваться как доказательств, в юридическом смысле и значении еще не существуют. То же самое можно сказать и о приобщении к делу предметов или документов. Пока они не будут представлены для обозрения суду и другим участникам судебного процесса, не будут осмотрены ими, об их значении как доказательств говорить преждевременно. Кроме того, нельзя не учитывать и право суда отклонить такое ходатайство прокурора и отказать в вызове и допросе лица или в приобщении к материалам дела представленных государственным обвинителем для приобщения и последующего исследования предметов и документов. Поэтому считаем, что заявление таких ходатайств следует рассматривать как использование права стороны на собирание дополнительных доказательств, но не на их представление. Доказательства не могут быть представлены, пока они не получены, а быть полученными они могут, как указано выше, только после удовлетворения ходатайства стороны. Здесь мы наблюдаем несколько этапов в виде комплекса сменяющих друг друга следующих процессуальных действий: а) заявление ходатайства о производстве судебного действия, в результате которого могут быть получены значимые сведения; б) принятие судом процессуального решения по заявленному ходатайству; в) производство судебного действия после удовлетворения ходатайства об этом; г) оценка доказательственного значения полученных в результате проведения судебного действия сведений сторонами в прениях сторон; д) оценка доказательственного значения полученных в результате судебного действия сведений в судебном решении. В данном случае появление доказательства происходит именно в рамках производства судебного действия, что образует фактически одномоментную процедуру получения и представления инициировавшей эту процедуру стороной сведений, которые после их проверки и оценки сторонами и судом могут приобрести статус доказательств. Однако между заявлением ходатайства о производстве судебного действия по получению доказательства и производством этого действия, которое может привести к его получению, существует определенная граница, не позволяющая рассматривать заявление ходатайства как представление доказательства.

Вследствие этого думается, что понятие «представления доказательств» должно одинаково восприниматься участниками рассмотрения судом уголовного дела, а в первую очередь сторонами. В связи с этим определение соответствующего понятия должно содержаться в ст. 5 УПК РФ «Основные понятия, используемые в настоящем Кодексе». Исходя из приведенного выше варианта семантического содержания понятия «представление», а также анализа соответствующих норм уголовно-процессуального закона, анализа материалов судебной практики и точек зрения ученых, полагаем целесообразным включить в названную статью дополнительный пункт 27.1 следующего содержания: «Представление доказательств — осуществляемая стороной в судебном следствии в установленном Кодексом порядке и в соответствии с избранной ею тактикой деятельность по доведению до сведения суда, другой стороны и иных участников судебного разбирательства содержания доказательств, обосновывающих ее позицию». Данное понятие целесообразно ввести и в терминологический аппарат теории уголовного судопроизводства. Производным от него следует рассматривать определение понятия тактики представления доказательств прокурором — государственным обвинителем. Ее можно рассматривать как базирующуюся на положениях уголовно-процессуального закона, а также рекомендациях криминалистики и материалах обобщения практики поддержания государственного обвинения систему научно-обоснованных способов и приемов, используемых в целях рационального доведения до сведения суда и других участников процесса, а также раскрытия в возможном на данном этапе объеме содержания и значения полученных в ходе предварительного следствия, а также дополнительных доказательств, обосновывающих позицию обвинения и опровергающих позицию защиты.

Тактика представления доказательств прокурором, поддерживающим государственное обвинение, является элементом его общей тактики участия в судебном процессе, как и тактика участия в производстве судебных действий следственного характера, тактика участия в исследовании доказательств стороны защиты, тактика построения выступления в судебных прениях. Учитывая обращение внимания прокуроров — государственных обвинителей в приказе Генерального прокурора РФ от 25.12.2012 № 465 на значение своевременной разработки тактики участия в судебном следствии, а также на основе анализа материалов проведенного исследования, полагаем следующее: 1) эти вопросы нуждаются в дополнительном теоретическом исследовании; 2) необходима разработка ситуационно обусловленных и отвечающих современным требованиям рекомендаций по методике поддержания государственного обвинения; 3) в этих рекомендациях особое место должны занимать вопросы тактики представления доказательств прокурором в типичных ситуациях судебного следствия по уголовным делам о преступлениях отдельных видов, рассматриваемым в общем порядке.

Примечания:

[1] Исаенко В.Н. Тактико-психологические аспекты представления прокурором доказательств в суде с участием присяжных заседателей // Криминалистъ. 2018. № 2(23). С. 20.

[2] Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. В 2 ч. Ч. 2: практич.пособие / Под ред. В.М. Лебедева. 7-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2016. С. 99.

[3] Советская криминалистика. Теоретические проблемы: монография / Н.А. Селиванов, В.Г. Танасевич, А.А. Эйсман. Н.А. Якубович. М.: Юрид. лит., 1978. С. 138.

[4] Кожемякин Ю. Суд присяжных: позиция государственного обвинителя // Законность. 2019. № 5. С. 10.

[5] См., например: Севастьяник И.К., Серова Е.Б. Участие прокурора в рассмотрении уголовных дел судами: учеб. пособие. СПб.: Санкт-Петербургский институт (филиал) Университета прокуратуры Российской Федерации, 2018. С. 25. Авторы пособия лишь отмечают, что государственный обвинитель первым представляет доказательства, самостоятельно определяя очередность их представления и исследования. Не содержится в нем рекомендаций и по тактике представления доказательств при поддержании обвинения по делам о преступлениях отдельных видов.

[6] Кириллова Н.П. Проблемы методики поддержания государственного обвинения по отдельным категориям уголовных дел: Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные вопросы криминалистического обеспечения уголовного судопроизводства» (24 ноября 2009 г., Иркутск). Иркутск, 2010. С. 79.

[7] Короленко И.И. К вопросу о принципах и структуре поддержания государственного обвинения в судебном производстве по уголовным делам // Российский судья. 2015. № 4. С. 24.

[8] Тугутов Б.А. Криминалистические аспекты поддержания государственного обвинения // Законность. 2012. № 1. C. 38.

[9] Кисленко И.Л., Кисленко С.Л. Криминалистические основы поддержания государственного обвинения: монография. М.: Юрлитинформ, 2013. С. 145.

[10] Волчецкая Т.С., Авакьян М.В. Криминалистическая модульная методика расследования и поддержания государственного обвинения в суде (по делам об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью): монография. М.: Юрлитинформ, 2018. С. 143.

[11] Баев О.Я. Прокурор как субъект уголовного преследования: научно-практическое пособие. М.: Юрлитинформ, 2006. С. 83.

[12] Булдыгина Н.И., Иванов А.Н., Курохтина Е.С. Поддержание государственного обвинения: правовые, организационные и тактические аспекты: учеб.-практ. пособие. М.: Юрлитинформ, 2013. С. 79.

[13] Лопатин В.В., Лопатина Л.Е. Русский толковый словарь. М.: Эксмо, 2004. С. 562.

[14] Ушаков Д.Н. Толковый словарь современного русского языка / Под ред. Т.Ф. Зинченко. М.: Альта-Пресс, 2005. С. 753.

[15] Словарь русского языка. В 4 т. 2-е изд., испр. и доп. / Гл. ред. А.П. Евгеньева. М.: Русский язык, 1983. Т. III. С. 372.

[16] Кондратьева Т.Х. Представление доказательств участниками уголовного судопроизводства: автореф. дис. … канд. юр. наук. Краснодар, 2009. С. 9‒10.

[17] Там же. С. 21.

[18] Сафронский Г.Э. Тактико-криминалистические аспекты подготовки и участия прокурора в судебном следствии по уголовным делам о незаконном сбыте наркотических средств и психотропных веществ: дис. …канд. юр. наук. М., 2017. С. 76.

About the authors

Elena V. Pavlova

Moscow Region Prosecutors

Author for correspondence.
Email: evpavlova12@yandex.ru

Russian Federation, Moscow

Deputy Head the Criminal and Judicial Administration of the Moscow Region Prosecutors,  Applicant for the University of the Prosecutors Office of the Russian Federation

References

  1. Baev O.Ya. Prokuror kak sub”ekt ugolovnogo presledovaniya: nauchno-prakticheskoe posobie. Moscow: Yurlitinform, 2006.
  2. Buldygina N.I., Ivanov A.N., Kurohtina E.S. Podderzhanie gosudarstvennogo obvineniya: pravovye, organizacionnye i takticheskie aspekty: ucheb.-prakt. posobie. Moscow: Yurlitinform, 2013.
  3. Volcheckaya T.S., Avak’yan M.V. Kriminalisticheskaya modul’naya metodika rassledovaniya i podderzhaniya gosudarstvennogo obvineniya v sude (po delam ob umyshlennom prichinenii tyazhkogo vreda zdorov’yu: monografiya. Moscow: Yurlitinform, 2018.
  4. Isaenko V.N. Taktiko-psihologicheskie aspekty predstavleniya prokurorom dokazatel’stv v sude s uchastiem prisyazhnyh zasedatelej // Kriminalist”. 2018. No. 2(23).
  5. Kirillova N.P. Problemy metodiki podderzhaniya gosudarstvennogo obvineniya po otdel’nym kategoriyam ugolovnyh del: Materialy Vserossijskoj nauchno-prakticheskoj konferencii «Aktual’nye voprosy kriminalisticheskogo obespecheniya ugolovnogo sudoproizvodstva» (24 noyabrya 2009 g., Irkutsk). Irkutsk, 2010.
  6. Kislenko I.L., Kislenko S.L. Kriminalisticheskie osnovy podderzhaniya gosudarstvennogo obvineniya: monografiya. Moscow: Yurlitinform, 2013.
  7. Kozhemyakin Yu. Sud prisyazhnyh: poziciya gosudarstvennogo obvinitelya // Zakonnost’. 2019. No. 5.
  8. Korolenko I.I. K voprosu o principah i strukture podderzhaniya gosudarstvennogo obvineniya v sudebnom proizvodstve po ugolovnym delam // Rossijskij sud’ya. 2015. No. 4. S. 24.
  9. Kondrat’eva T.H. Predstavlenie dokazatel’stv uchastnikami ugolovnogo sudoproizvodstva: avtoref. dis. … kand. yur. nauk. Krasnodar, 2009.
  10. Lopatin V.V., Lopatina L.E. Russkij tolkovyj slovar’. Moscow: Eksmo, 2004.
  11. Praktika primeneniya Ugolovno-processual’nogo kodeksa Rossijskoj Federacii. V 2 ch. Ch. 2: praktich. posobie / Pod red. V.M. Lebedeva. 7-e izd., pererab. i dop. M.: Yurajt, 2016.
  12. Safronskij G.E. Taktiko-kriminalisticheskie aspekty podgotovki i uchastiya prokurora v sudebnom sledstvii po ugolovnym delam o nezakonnom sbyte narkoticheskih sredstv i psihotropnyh veshchestv: dis. … kand. yur. nauk. Moscow, 2017.
  13. Sevast’yanik I.K., Serova E.B. Uchastie prokurora v rassmotrenii ugolovnyh del sudami: ucheb. posobie. Saint Petersburg: Sankt-Peterburgskij institut (filial) Universiteta prokuratury Rossijskoj Federacii, 2018.
  14. Slovar’ russkogo yazyka. V 4 t. 2-e izd., ispr. i dop. / Gl. red. A.P. Evgen’eva. Moscow: Russkij yazyk, 1983. T. III.
  15. Sovetskaya kriminalistika. Teoreticheskie problemy: monografiya / N.A. Selivanov, V.G. Tanasevich, A.A. Ejsman. N.A. Yakubovich. Moscow: Yurid.lit., 1978.
  16. Tugutov B.A. Kriminalisticheskie aspekty podderzhaniya gosudarstvennogo obvineniya // Zakonnost’. 2012. No. 1.
  17. Ushakov D.N. Tolkovyj slovar’ sovremennogo russkogo yazyka / Pod red. T.F. Zinchenko. Moscow: Al’ta-Press, 2005.

Statistics

Views

Abstract - 260

PDF (Russian) - 33

Cited-By


PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2020 Pavlova E.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies