CANOSERO PETROGLYPHS 2020: NEW FIGURES AND TYPOLOGY


Cite item

Abstract

The article presents the most interesting discoveries of rock images from the complex of Canosero petroglyphs on the Kola Peninsula, found in recent years. The author traces their typological connections with the Chalmn-Warre and Zalavruga complexes.

Full Text

Введение Петроглифы Канозера на Кольском полуострове (рис. 1) - один из крупнейших комплексов наскальных изображений Фенноскандии неолита и бронзового века, первые выбивки на котором были открыты всего лишь в 1997 г.1, а полная публикация осуществлена в 2012 г.2 Исследования петроглифов Канозера не прекращаются, и в 2017-2019 гг. ряд неопознанных и незафиксированных ранее фигур был обнаружен сотрудником музея «Петроглифы Канозера» Вадимом Лихачевым на острове Еловый3. В 2019-2020 гг. Кольской археологической экспедицией ИИМК РАН были обнаружены и предварительно документированы новые выбивки на озере Канозеро4. Всего документировано около сотни новых фигур на острове Еловый (рис. 2). Необходимо отметить, что скалы Канозера, на которых выбиты петроглифы, сложены из сланцев (серицит-амфибол-хлоритовых и/или серицит-хлорит-амфиболовых). Они достаточно мягкие и легко повреждаются. Искусственные выбивки на них сохранились в разной степени: от хорошо опознаваемых до практически неразличимых. Сами скальные поверхности несут многочисленные повреждения. Поэтому выявление выбитых фигур и их фиксация во многих случаях требуют длительного исследования и не сводятся к простой формуле «пришел, увидел, начертил». Часть новых фигур относится к категории плохо различимых. Новые фигуры В группе Еловый 1 зафиксировано 4 чашевидных углубления, образующих звериный след, аналогичный открытому ранее. В группе Еловый 3 зафиксировано 72 фигуры (по номерам на чертеже): антропоморфы - 18, зооморфы - 15, орнаменты - 3, геометризованная голова медведя - 1, лодки - 2, кинжал - 1, лапа - 1, крест - 1, лыжня - 2, линии - 11, неясные фигуры - 10, отдельные чашевидные углубления и мелкие круги - 7. В нашей публикации памятника приводится 66 фигур в этой группе5. Таким образом количество фигур увеличилось более чем в два раза. В группе Еловый 6 зафиксировано 15 фигур (ранее была 216): антропоморфы - 2, зооморфы - 1, линии - 2, неясные фигуры - 8, мелкие круги - 2. В новой группе Еловый 7, на отдельном уходящем в воды озера маленьком скальном мысу, зафиксировано 2 лодки и 2 фигуры китообразных7. Типологический анализ Особый интерес представляют типологические связи недавно открытых фигур. С одной стороны, новые фигуры укладываются в типологию Канозерских петроглифов, представленную в наших публикациях8, с другой стороны, позволяют сделать существенные новые выводы или усилить имеющиеся предположения. 1. В группе Еловый 6 разбор скопления неясных выбивок привел к выявлению фигуры зооморфа с «калачевидными» ногами (рис. 3, 4). Такой прием в изображении зооморфов имеется только в петроглифах Чальмн-Варрэ на Поное9 и до сих пор не встречался на других памятниках наскального искусства (рис. 5). Прием весьма специфичный для того, чтобы допускать его независимое изобретение в разных коллективах. Совсем недавно мы писали, что «наибольшее сходство петроглифы Чальмн-Варрэ имеют с петроглифами Канозера, ближайшими к ним географически», но при этом «однозначная интерпретация отдельных сходств петроглифов Чальмн-Варрэ с Канозером пока вряд ли возможна. Сходство между ними в показанных элементах могло возникнуть как благодаря контактам их создателей, так и независимо друг от друга. Прямые контакты здесь сомнительны, поскольку нет сходства между целыми фигурами и есть всего одна сходная композиция»10. Теперь, напротив, на вопрос о существовании прямых связей между создателями петроглифов Канозера и Чальмн-Варрэ можно ответить утвердительно. Где возник прием «калачевидных» конечностей? В петроглифах Чальмн-Варрэ «наблюдается своеобразный типологический ряд по этому признаку: нормально разделенные конечности - ноги касаются друг друга своими нижними концами - концы ног сливаются вместе - пара ног образует овал»11. На Канозере есть только начало и конец этого типологического ряда. Таким образом, имеющиеся факты свидетельствуют в пользу формирования приема «калачевидных» конечностей в Чальмн-Варрэ. 2. Остальные наиболее интересные открытия сделаны в группе Еловый 3. Прежде всего, это антропоморф анфас пораженный стрелой в руку или грудь (рис. 6, 7). Три аналогичных персонажа известны только на Старой Залавруге в Карелии (рис. 8), где они изображены в профиль12. На Канозере изображения стрел и пораженных ими антропоморфов до сих пор не обнаруживались. Впрочем, необходимо отметить, что через эту фигуру проходит трещина в скале и выбивка сохранилась плохо. Работа по анализу изображения должна быть продолжена. Некоторое сходство по ряду признаков петроглифов Канозера и Залавруги отмечалось и ранее13. 3. Открыты две очень сходные композиции лыжной охоты на лося или преследования зверя (рис. 9, 10). Хотя они весьма далеки от известной сцены охоты Залавруги 4 и намного проще нее, все же в них использованы такие же приемы изображения лыжни сплошными линиями и следов от лыжных палок кружками. Они расположены близко друг к другу и, возможно, составляют единую композицию. 4. Профильный зооморф (лось) с идущей от спины кверху вертикальной линией, заканчивающейся округлой фигурой (рис. 11, 12), имеет единственную близкую аналогию в онежских петроглифах на Пери-Нос 6 (рис. 13). Это многократно обсуждавшийся олень «с идущей от спины кверху вертикальной линией, заканчивающейся правильным кружком… солярным знаком»15, или олень «с хвостягой, воткнутой в спину»16. В одной сцене на Канозере лоси поражаются в спину стержнями с кольцами на тыльном конце. Однако стержни в этом случае располагаются под острым углом к спине поражаемого зверя, также как у описанного выше зооморфа с «калачевидными» ногами из группы Еловый 6. По всей видимости, зооморфы с перпендикулярными и с наклонными стержнями в спине должны рассматриваться вместе. Не исключено, что в обоих случаях изображена охота. 5. Обнаружено 3 фигуры, которые можно охарактеризовать как геометрические орнаменты (рис. 14). Ранее на Канозере такие фигуры не встречались. Особенно примечателен один из них, выглядящий как ромбический меандр или частично вложенные незамкнутые ромбы (рис. 14-1). С одной стороны, он заметно отличается от геометрических орнаментальных фигур норвежской Альты. С другой стороны, он напоминает некоторые фигуры на писанице Пяйве и гравировки на костяных предметах, относящиеся к неолиту и бронзовому веку Северной Фенноскандии18. 6. Красивый результат дало новое исследование одной из фигур, которая раньше представлялась достаточно ясной. У антропоморфа e3n3619 удалось разобрать лосиную голову (рис. 15-1, 16). Очень сходная фигура с лосиной головой (рис. 15-2) была известна на Канозере ранее20, и обе даже помещались нами в одну типологическую группу21, как и композиции с ними22. Теперь имеется две фигуры антропоморфов с несомненной лосиной головой, которые можно связать с саамской традицией - легендой о Мяндаше - человеке-олене23. 7. Обнаружена еще одна (восьмая) фигура вписанного креста (рис. 17). Тип фигуры, имеющийся только на Канозере и в норвежской Альте24. 8. Дополняют свои типологические ряды «трехлепестковая» геометрическая фигура и сцена «дефлорации»25. 9. Совершенно новой фигурой с точки зрения типологии является изображение кинжала (рис. 18), правда, очень плохой сохранности. По форме оно ближе всего к европейским кинжалам бронзового века. Надо заметить, что изображения различных орудий на Канозере, как и вообще в наскальном искусстве Северной Фенноскандии, слишком условны, чтобы связывать их с известными типами археологических артефактов (в отличие от наскального искусства юга Европы). Открытое изображение кинжала впервые претендует на то, чтобы быть соотнесенным если и не с конкретным типом кинжалов, то хотя бы с группой типов. Заключение В целом новые петроглифы на Канозере хорошо укладываются в предложенную ранее типологию. Безусловно, важным является открытие существенных типологических связей с петроглифами Чальмн-Варрэ и Залавруги. Предположительное изображение бронзового кинжала, если оно подтвердится в дальнейших исследованиях, откроет новые возможности в интерпретации наскальных выбивок Канозера. Не вызывает сомнений, что в ближайшие годы нас ждут новые открытия на Канозере.
×

About the authors

E. M Kolpakov

Institute of Material Culture of the Russian Academy of Sciences

Email: eugenkolp@yandex.ru
St. Petersburg, Russia

References

  1. Лихачев В.А. Рисунки Канозера. Открытие, изучение, сохранение. Апатиты, 2011. 126 с.
  2. Колпаков Е.М., Шумкин В.Я. Петроглифы Канозера. Rock Carvings of Kanozero. СПб.: Искусство России. 2012. 424 с., рус., англ., ил.
  3. Likhachev V. Kanozero petroglyphs: history of discovery and investigation // Adoranten. Yearbook of the Scandinavian Society for Prehistoric Art (Sweden): Museum of Rock Carvings. Tanum, 2018. P. 48-71.
  4. Колпаков Е.М., Киселева А.М. Петроглифы Канозера: открытия 2019 г. // Первобытная археология: журнал междисциплинарных исследований. № 2. 2019. С. 149-158.
  5. Колпаков Е.М., Шумкин В.Я. Петроглифы Канозера. Rock Carvings of Kanozero. СПб.: Искусство России, 2012. С. 28, 39-42.
  6. Там же.
  7. Колпаков Е.М., Киселева А.М. Указ. соч.
  8. Колпаков Е.М. Петроглифы Канозера: типологический анализ (по состоянию на 2005 г.) // Кольский сборник: К 60-летию В.Я. Шумкина. СПб.: «Элексис Принт», 2007. С. 155-183 @@ Колпаков Е.М., Шумкин В.Я. Указ соч. С. 290-331.
  9. Колпаков Е.М., Шумкин В.Я., Мурашкин А.И. Петроглифы Чальмн-Варрэ. Čalmn-Varrė petroglyphs. СПб.: ЛЕМА, 2018. С. 102.
  10. Там же. С. 113.
  11. Там же. С. 102.
  12. Равдоникас В.И. Наскальные изображения Онежского озера и Белого моря. Ч. 2: Наскальные изображения Белого моря. Les Gravures Rupestres des Bords du lac Onega et de la mer Blanche. Seconde Partie: Les Gravures Rupestres de la mer Blanche. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1938. (Тр. ИААЭ. Т. 9-10. Археол. серия. № 1). Табл. 3. № 49, 57, 81.
  13. Колпаков Е.М., Шумкин В.Я. Указ соч. С. 332-336.
  14. Равдоникас В.И. Наскальные изображения Онежского озера и Белого моря. Ч. 2: Наскальные изображения Белого моря. Les Gravures Rupestres des Bords du lac Onega et de la mer Blanche. Seconde Partie: Les Gravures Rupestres de la mer Blanche. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1938. (Тр. ИААЭ. Т. 9-10. Археол. серия. № 1). Табл. 3.
  15. Равдоникас В.И. Наскальные изображения Онежского озера и Белого моря. Ч. 1: Наскальные изображения Онежского озера. Les Gravures Rupestres des Bords du lac Onega et de la mer Blanche. Première Partie: Les Gravures Rupestres du lac Onega. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1936. (Тр. ИААЭ. Т. 9-10. Археол. серия. № 1). С. 79. № 48.
  16. Линевский А.М. Петроглифы Карелии. Часть 1. Петрозаводск: Каргосиздат, 1939. С. 84.
  17. Poikalainen V., Ernits E. Rock carvings of lake Onega II. The Besov Nos region. Estonian Society of Prehistoric Art. Tartu 2019. 610 p.
  18. Колпаков Е.М., Киселева А.М. Указ. соч. С. 110-111.
  19. Колпаков Е.М., Шумкин В.Я. Указ соч. С. 104.
  20. Там же. С. 266. r0n30.
  21. Там же. С. 295.
  22. Там же. С. 317.
  23. Чарнолуский В.В. О культе Мяндаша // Скандинавский сборник. Вып. 11. Таллин: Тартуский государственный университет, 1966. С. 301-315.
  24. Колпаков Е.М. Кресты и колеса в петроглифах Фенноскандии // Археологические вести. Вып. 20. СПб., 2014. С. 96-104.
  25. Колпаков Е.М., Киселева А.М. Указ. соч. С. 111-112.

Copyright (c) 2020 Kolpakov E.M.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies