AGRICULTURAL SECTION OF THE STATE COMMISSION FOR ELECTRIFICATION OF RUSSIA


Cite item

Abstract

The author examines the results of the work of the agricultural section of the State Commission for Electrification of Russia (GOELRO) presented in the report to the VIII All-Russian Congress of Soviets in 1920, restores the personal composition of the section and its members’ contribution to elaboration of the project. The methodological basis of the work is the concept of technological revolutions by K. Perez, applied to the analysis of the problem of the relationship between science and government in 1918-1920.

Full Text

«Размеры нашего продовольственного кризиса таковы,что преодоление его является первоочередной проблемой проблем, вне решения которой нельзя сделать ни одного шага вперед на любом из наших экономических фронтов» (Из доклада Г.М. Кржижановского VIII всероссийскому съезду Советов) Декабрь 1920 г. Введение. В 2020 г. в России отмечалось столетие принятия первого в мире перспективного общенационального плана развития страны на основе электрификации. За эти годы в научном и общественном сознании отношение к этому документу менялось радикально. В данной работе мы рассматриваем тему электрификации в контексте технологических революций и связанных с ними коренных социально-экономических перемен. В совокупности они составляют Большую волну изменений. «Большая волна развития - процесс распространения технологической революции и ее парадигмы в экономике, ведущий к структурным изменениям в производстве, распределении, коммуникации и потреблении, а также к мощным изменениям в устройстве общества»1. Эпоха электричества начиналась в конце XIX в. в аграрной стране, где экономика трансформировалась в индустриальном направлении. К началу внедрения государственного плана электрификации России (1920 г.) уже были первые достижения в сфере использования электричества, построены отдельные электростанции, действовало объединение ученых и инженеров - Всероссийское электротехническое общество (1892 г.). Ситуация в аграрном секторе в этом отношении была иной. Тема электрификации и сельского хозяйства представляет самостоятельный интерес и в то же время может быть частью темы о взаимодействии ученых, практиков в сфере сельского хозяйства, изобретателей, политиков, организаторов и строителей электростанций. Опыт такого взаимодействия применительно к исторической ситуации 1920 г. - предмет рассмотрения в данной статье. В 1918-1920 гг. политику новой власти по отношению к «бывшим» называют «использованием буржуазных специалистов». Этот период взаимодействия был очень кратким, фактически - мигом. В 1922 г. многие ученые и общественные деятели были высланы за границу, другие попали в 1930- е гг. под жернова сталинских репрессий. Цель статьи - восстановить персональный состав группы ученых, занимавшихся аграрной проблематикой, и обозначить их понимание текущей и перспективной ситуации в деревне в условиях электротехнического переустройства страны. Методика исследования представляет собой текстологический анализ доклада председателя Государственной Комиссии Электрификации РСФСР VIII Всероссийскому съезду Советов Г.М. Кржижановского в декабре 1920 г., верификацию основных тезисов по вопросам сельскохозяйственного развития с научными положениями предшествующего и последующего поколения исследователей аграрной темы. Осмыслению темы способствовала научно-практическая работа по созданию и экспонированию учебно-просветительской выставки, которая была организована в Самарском государственном экономическом университете в декабре 2020 г. в рамках проекта, поддержанного Фондом «История Отечества» «Люди света: российский ответ на вызовы технологических революций XX века» Передвижная выставка к 100-летию плана ГОЭЛРО». Сельскохозяйственная секция в Комиссии ГОЭЛРО Идея общего плана электрификации страны обсуждалась в условиях гражданской войны2, государственная Комиссия по разработке плана была утверждена 21 февраля 1920 г. В нее вошло 8 человек, представлявших разные ведомства советского правительства, разные отрасли наук и инженерного дела (таблица 1). В течение месяца члены Комиссии подобрали специалистов соответствующих профилей и утвердили структуру Комиссии. Теперь в составе Комиссии ГОЭЛРО числился 21 человек. Комиссия обозначила основные сектора экономики, определив таким образом секции. В секции выделялись тематические комиссии и подкомиссии. Вероятно, четкое разграничение между секциями и комиссиями соблюдалось не везде. Помимо отраслевых секций (сельскохозяйственная, промышленная, топливная и др.) были образованы рабочие подкомиссии, в частности, срочных дел, редакционная, по обзорам отраслей и районов с прогнозом на 10-летнюю перспективу, расценочная. Некоторые люди работали одновременно в разных комиссиях. Председателем Государственной Комиссии по электрификации был назначен Г.М. Кржижановский, электротехник и большевик с дореволюционным стажем, друг В.И. Ленина. Именно он выступал на VIII Всероссийском съезде Советов в декабре 1920 г. с итогами работы Государственной Комиссии и планом «Об электрификации РСФСР». Всего в подготовке Плана участвовало более 180 человек. В течение 10 месяцев проведено 67 заседаний, примерно 1-2 заседания в неделю. Специализированные секции и подкомиссии заседали отдельно3. В работу сельскохозяйственной секции были привлечены, как отмечал Г.М. Кржижановский, все видные специалисты в этой области. Перед ними была поставлена задача - «наметить хотя бы основные вехи чрезвычайно сложной и трудной проблемы подъема нашего сельского хозяйства»4. Многие участники и группы подготовки материалов были названы в приложении к докладу VIII съезду. Дополнительные сведения мы привлекали из научно-исследовательской литературы (таблица 2). Общее число привлеченных специалистов к разработке аграрной тематики превысило 30 человек. Среди них - видные профессора агрономии (А.И. Угримов, А.Е. Лосицкий, Л.Н. Литошенко, А.Г. Дояренко), привлеченные работники Центрального статистического управления (Н.Э. Вейдлих, П.И. и А.А. Поповы и др.), практические работники (Г.К. Ризенкампф). Фамилии некоторых участников только обозначены в докладе Г.М. Кржижановского. Вероятно, они выполняли технические расчеты либо Комиссия использовала научные труды, созданные учеными еще до революции. Обобщенно эту группу участников мы обозначили «приглашенный специалист». Для работы было сделано 5 выпусков «Трудов ГОЭЛРО». Подготовленные материалы, безусловно, представляют научный и практический интерес с технической, агрономической, организационной и экономической сторон. Даже простой перечень материалов показывает, насколько широко секция обсуждала тему электрификации аграрного сектора. Мы выделили как минимум шесть крупных ракурсов изучения: Обустройство сельского хозяйства (почвы, мелиорация и осушение земель, системы земледелия, интенсивность земледельческого труда, животноводство, коневодство, птицеводство, сельская кустарная промышленность, агрономия и опытное дело, технологическое переустройство основных видов сельскохозяйственного труда); . Инфраструктура сельского хозяйства (элеваторное дело, холодильное производство); . Перспективы пищевой промышленности (кустарная промышленность, мукомольная промышленность, крахмало-паточная, свеклосахарная); . Сельскохозяйственные районы и районирование (картография районов); . Лесное дело; . Деревня как социум (электрификация деревни, взаимоотношения города и деревни, последствия национализации земель). По всем этим направлениям были подготовлены обзоры, проведены исследования, сформулированы предложения. Не все материалы вошли в итоговый доклад, но размах работы секции они отражают. Руководил работой Борис Иванович Угримов5, доктор технических наук, профессор электротехники, выпускник Московского технического училища, неуемный изобретатель. В работе участвовал и его младший брат, профессор биологии, крупнейший специалист в области сельского хозяйства, председатель Московского общества сельского хозяйства. А.И. Угримов написал специально для Комиссии ГОЭЛРО брошюру, которую активно цитировал в своем докладе Г.М. Кржижановский. Обратимся к тексту этого доклада. Нас интересуют авторы и идеи по электрификации сельского хозяйства, постановка конкретных задач. Доклад Председателя Комиссии Г.М. Кржижановского на VIII съезде состоял из трех больших разделов: . Об электрификации, . О задачах электрификации России, . Электрификация как фактор обобществления производства. План электрификации РСФСР. В каждом из этих разделов была часть, посвященная сельскому хозяйству. Как отмечал докладчик, Комиссия ориентировалась на мировые реалии и новации в области технического развития и учитывала передовой опыт развитых стран. Мировые реалии той поры - широкое использование электричества и электрической проводимости, то есть распространение второй технологической революции. Применительно к аграрной сфере отмечалась общность перспективных задач с другими отраслями6, например, топливоснабжения. В обоих случаях производители (окраины) и потребители (центр страны) разделены большими расстояниями, каждый из них составлял свою общность интересов. Электрификация, таким образом, связывалась с общими вопросами будущего экономического районирования. «Обобществление энергии, концентрация ее производства по научному методу, стягивание (совмещение. - Н.Т.) промышленной, транспортной и сельскохозяйственной нагрузки воедино и регулирование потребления электроэнергии» - вот та концептуальная опора, которая одновременно отвечала решению технических, экономических, территориальных, потребительских и политических задач! Обобществление - обязательное, неизбежное (в силу протяженности страны), необходимое и перспективное условие выживания страны, выведения ее из кризисов и будущего технического и социального развития»7. Все остальные тезисы других разделов доклада, по сути, выстраивались вокруг этой центральной идеи. «Наша бедность является нашим преимуществом» В стране, познавшей тяготы Первой мировой войны, разоренной гражданской войной, сначала важно было трезво оценить текущую ситуацию. В связи с этим обобщение итогов военного времени составило большой пласт работы Комиссии. Во-первых, в 1920 г. видны последствия разрушения крупного помещичьего хозяйства и повсеместного распространения мелкого крестьянского земледелия. Во-вторых, усложняли ситуацию почвенно-климатические различия регионов (разные земли предполагают разные способы механической обработки земли тракторами и электроплугами). В-третьих, низка эффективность сельскохозяйственного труда. В-четвертых, есть значительные массивы неиспользуемой и «неудобной» земли. Комиссия формулировала задачи и для преодоления продовольственного кризиса и последующего развития аграрного сектора. Они связывались первоначально осушением заболоченных и мелиорацией сухих почв и вовлечением в оборот неиспользуемых земель (экстенсивные способы) с одновременной интенсификацией (многопольное хозяйство, применение машин). Именно сейчас бедность, разрушения, знания солдат, вернувшихся с фронта и видевших передовые хозяйства на военных территориях, - все это делает возможным начать электрическую революцию в деревне. Безысходность как стимул к развитию. «И в этом случае наша бедность является нашим преимуществом»8. Тем более что максимальное использование электричества здесь приходится на лето, время полевых работ, тогда как в городе, наоборот, зимой. «Громадные усилия», «напряженная работа», «задача поставлена ребром», «лишь в ней выход и освобождение от угрозы голода» - такие формулировки и фразы проходят сквозь весь текст доклада. Причем Комиссия осознает всю сложность, потому что еще ко всем задачам предстоит «сдвинуть …самый тяжелый участок». И этот участок - стереотипы мышления: «необходима решительная переоценка ценностей». Причем в сознании руководителей и организаторов: «Главная струя промышленного производства должна быть направлена на сельскохозяйственный подъем и, следовательно, на необходимые нужды электрификации сельского хозяйства». «Самое важное и первоочередное сейчас - это механизация сельского хозяйства». И это вопрос не только экономический, но и политический. «Сдвинуть самый тяжелый участок» Во втором разделе о конкретных задачах электрификации в России отдельная глава посвящена вопросам земледелия9. Здесь Г.М. Кржижановский озвучивает 14 тезисов, объединяя общемировую агроситуацию и российскую: спрос на электроэнергию растет в сельском хозяйстве ведущих стран, в частности, Германии (1), особенно в связи с нехваткой рабочих рук после войны (2). Изменить ситуацию могут машины, а последним словом техники здесь являются электромоторы (3). Для этого возможно создать электрифицированные сельскохозяйственные округа (4). Реализация этого важного государственного дела повлечет за собой развитие сельской кустарной промышленности (5). Это позволит удовлетворить основные деревенские нужды, в том числе культурные (6). Электричество становится «господином положения» и превращается в орудие научного и политического воспитания масс. В западных странах районные электростанции находятся в частных руках, располагаются хаотично, а в России необходима широкая государственная постановка вопроса (7). За счет равномерного распределения электроэнергии межу городом и деревней можно дешево распределять нагрузки между отраслями (8). Важна правильная постановка дела «и начать, в каком бы положении мы сейчас ни были». «Всесторонние исследования и правильная программа электрификации земледелия является делом неотложной государственной необходимости» (9). Сдвиг аграрных отношений будет возможен при использовании общественных электрифицированных орудий труда - своего рода станций машин - веялок, молотилок и т.д. Только в этом случае «будет подведен решающий технико-экономический базис для перехода деревни к обобществленному производству, к наиболее безболезненной ликвидации деревенских индивидуалистических навыков» (10). В перспективе на электрической основе можно будет осуществить мелиорацию засушливых территорий, что даст огромную экономию сельскохозяйственных работ (11). Логика будущих действий обозначена и вплетена в общемировые реалии. 12-й тезис, в отличие от других, на наш взгляд, довольно утопичен (фантазийный) для того времени. Он говорит о целесообразности распределения по всей стране крупных промышленных учреждений, которые бы были опорными пунктами показательных государственных образцовых сельскохозяйственных учреждений. Причем образцовыми в организации, уровне техничности, форм труда (сочетание работы на свежем воздухе и в закрытых помещениях). Два последних тезиса объединяют текущие и перспективные амбициозные задачи - важности электрификации Донецкого района (что повысит производительность хлебородного Юга и избавит от угрозы голода всю страну) (13). А сельскохозяйственная электрификация России покажет всей Европе, как при минимальных расходах получить максимальный результат и избавить Европу от продовольственного вопроса (14)10. Эти 14 кратких тезисов демонстрируют больше политическую логику, чем технико-экономическую. Но Комиссия неизменно отмечала, что преобразование деревни и аграрных отношений возможно только при изменении технического уровня. И начинать в сельском хозяйстве надо с производства электромоторов для сельского хозяйства. Расшифровка этих тезисов и собственно программа электрификации страны представлены в третьем разделе доклада Г.М. Кржижановского. Оглавления его подразделов уже показывают организационную логику - планирование. Электрификация - возглавляемый и организуемый государством процесс очередной (после паровой) технологической революции. Вновь идет обоснование использования электрической энергии, получаемой от использования силы тепла, воды, ветра - есть «доступно высший уровень современной техники»11. Ее использование дает а) бóльшую мощность, б) при помощи металлических проводов - возможность передать эту энергию на большие расстояния, в) предпосылки слияния в единое целое электрического хозяйства целых стран, г) основу единого обобществленного хозяйства на электротехнической основе. Эта технологическая революция ставит новые задачи перед энергетикой (топливообеспечение) и транспортом. Последний, самый обширный подраздел здесь вновь отведен сельскому хозяйству12. Докладчик неоднократно оговаривается, что аграрная тема - «чрезвычайно сложная и трудная проблема». И дело здесь не только в преобладании мелкого хозяйства, финансовых и технических трудностях. Само сельскохозяйственное производство организовано сложнее, приходится учитывать факторы природы и климата, качества земельных угодий, состояние техники и скота, а также труда. К тому же единого мнения в аграрной науке о способах и перспективах повышения эффективности земледелия нет, «расхождения между теорией и практикой в области земледелия значительные»13. Здесь докладчик ссылается на исследования, сделанные до революции, обобщенно описывает трудности в развитии деревни досоветской России (главным образом технического и технологического свойства), отмечает начала интенсификации земледелия (особенно во владельческих хозяйствах), а также имевшиеся диспропорции в выращивании хлебов по районам страны. Представлены таблицы, позволяющие сопоставить производство хлебов (на душу населения) в России и других странах14, представить структуру сельского экспорта, посевов и урожаев на помещичьих и крестьянских землях в первое десятилетие ХХ в.15 Показана сильная зависимость потребления хлебов в центре страны от малейших изменений в системе транспортировки грузов. Докладчик весьма убедителен в своих выводах. Перспективы были представлены расчетами работников ЦСУ. Н.Э. Вейдлих сопоставил данные о плотности населения, затратах рабочих дней на 1 десятину хозяйства, доходе от земледелия и животноводства на 1 дес. по Черноземной и Нечерноземной зонам. Подробно описана методика расчетов на основе данных особоуполномоченных по заготовкам хлебов периода Первой мировой войны, финансовой документации (данные департамента окладных сборов), а также транспортной статистики (сведения о ввозе и вывозе хлебных грузов). Вывод гласил: даже налаженная транспортная система не избавляла страну от угрозы голода, главная причина - низкая эффективность и производительность крестьянского хозяйства16. Отсюда вытекала задача механизации, интенсификации и рационализации (иной организации) производства. Но решить эту задачу возможно последовательно, лишь с созданием районных электрических станций. Другие шаги по подъему эффективности сельского хозяйства лежат в изменении системы земледелия и уходе от устаревшей трехпольной к многопольной системе. Комиссия, основываясь на работах известных ученых Д.Н. Прянишникова, А.Н. Челинцева, видела все сложности и последствия такого перехода в крестьянском хозяйстве. Производство технических культур (сахарная свекла, лен, конопля) требовало больших затрат, а потому до революции они культивировались в крупных владельческих хозяйствах. А в деревне в 1917-1919 гг., по расчетам Л.Н. Литошенко, произошел перелом в сторону потребительского хозяйствования крестьян17. Это проявлялось и в структуре посевов, и в уменьшении его среднего размера, и в понижении интенсивности труда. На такой основе рост производства невозможен. Социализация хозяйства выступает тогда как неизбежный шаг18. Но стимулом к росту производства могут быть только рост материальных потребностей и духовных запросов, то есть рыночные принципы организации. Возможно, мотиватором для крестьян сможет стать современная техника, импортируемая из-за рубежа. Но валюту для этого опять-таки может дать только сельскохозяйственный экспорт (расчеты проф. Гоголь-Яновского 19.). Конечно, решения этого вопроса в докладе нет, но сама постановка вопроса свидетельствует о включенности народного хозяйства страны в международные экономические связи как обязательном условии. Заключительный раздел доклада о сельском хозяйстве представляет пересказ работы А.И. Угримова, написанной специально по заказу Комиссии ГОЭЛРО. Здесь видны масштабность и широта взглядов автора, его стратегический подход к вопросу электрификации. Идеи А.И. Угримова выходят далеко за рамки технологического переустройства деревни. Он вписывает задачи в контекст климата, качеств почвы и биологических условий земледелия, инвестиций (в мелиорацию), организации дела (на плановых началах). «Многопольный севооборот - и «суровая необходимость момента, и продовольственная нужда»20), а вот опытное дело, семеноводство и селекция - важная и реальная перспектива. В качестве примера им названы культуры, имевшие большой мировой спрос (псковский лен-долгунец, вятский и уфимский клевер экспортировались в США и Данию). Селекционное дело требовало современные сортировочные и очистительные машины. А.И. Угримов фиксирует внутриотраслевые взаимосвязи: многопольный севооборот в сочетании с минеральными удобрениями приведет к изменению структуры животноводства (сократятся посевы овса, поголовье продуктивного скота) и росту мясного и молочного скотоводства. Широкая электрификация сельскохозяйственных работ даст «неоценимые и неподдающиеся простому и быстрому учету, поистине колоссальные выгоды…, сокращая огромное количество его труда и времени, ныне затрачиваемых и размениваемых на примитивные работы домашнего обихода»21. Конкретные подсчеты для районов по мелиорации делали члены сельскохозяйственной секции агрономы профессора А.М. Дмитриев и А. Костяков. Они отмечали наличие больших пастбищ, лугов для развития животноводства как конкурентное преимущество России. Перспективность производства и применения минеральных удобрений обосновывал Д.Н. Прянишников, пионер научных изысканий по азотистым удобрениям. Широкое видение перспектив и выгод электрификации, конечно, не предполагало пока подробного прописывания всех конкретных шагов и действий. Тем не менее принципиальные моменты были обозначены. С нашей точки зрения, к ним можно отнести: Взаимная зависимость экономической, социальной и политической сторон сельской электрификации22. Обеспечение передачи энергии на большие расстояния районными электрическими станциями. С социальной точки зрения они выполняют государственные функции воли (цели), целесообразности (плана), регулирования потребления энергии. Переход к использованию машин (молотилок, электроплугов) есть технологическая революция, понимаемая в целом как «переход от первобытной сохи к электроплугу и трактору». Одновременно в этом и историческая необходимость «срочно выровнять наш сельскохозяйственный экономический фронт по фронту политическому». Обобществление земли является обязательным условием электрификации. «Общественные луговые и болотные культуры, общественные пастбищные хозяйства можно рассматривать как первую ступень к обобществлению сельскохозяйственного производства» (А.М. Дмитриев)23. Неопределенность: многое придется осваивать опытным путем, главные пути «только нащупываются», «есть лишь первоначальный контур отношений». Комиссия зафиксировала существование межведомственных противоречий, прежде всего между Наркомземом СНК РСФСР, Главземхозом ВСНХ РСФСР, куда относились совхозы как промышленные предприятия. «Ясно, однако, что на ближайшее десятилетие мы отнюдь не можем ставить себе задачу сплошной электрификации нашего сельского хозяйства»24. Пожалуй, самым важным с точки зрения политической перспективы был вопрос о взаимоотношениях между городом и деревней, между пролетариатом и крестьянством: «успех более всего зависит от глубины этого социального сдвига»25. Комиссия отмечала, что необходимы «ряд лет», «разумная последовательность», «систематическое воздействие на волю и производственную обстановку трудового крестьянства», убеждение в постепенном обобществлении сельскохозяйственного труда, техники. Однако пока общего понимания того, как реализовать «прочную связь» трудящихся города и деревни, промышленности и сельского хозяйства, как «смягчить и парализовать те внутренние противоречия в их развитии, которые унаследованы от всего прежнего уклада экономики»26, не было. И докладчик не боялся сказать о том, что пока детальные шаги Комиссия расписать не может: лишь анализируя реальный ход электрификации по видам работ, «в дальнейшем мы сумеем более конкретно подойти к доказательству этой мысли»27. Многие вопросы придется решать опытным путем. Выводы. История работы Комиссии ГОЭЛРО и ее сельскохозяйственной секции интересна и познавательна в контексте вопроса о взаимодействии новой советской власти и «старой» интеллигенции, которую будут называть «буржуазными специалистами». 1920-1921 гг., вероятно, еще можно рассматривать как взаимодействие, вынужденное с обеих сторон. Власть нуждалась в понимании экономической, хозяйственной ситуации, представлений возможных и наиболее перспективных направлений развития народного хозяйства, научном обосновании своей дельнейшей экономической политики. К подготовке плана были привлечены все видные специалисты в области сельского хозяйства, в докладе они называются профессорами, тогда как представители государственных структур - товарищами. Буржуазные специалисты, принявшие Советскую власть, далекие от политических споров, разработали в силу своей компетенции и ограниченного времени базовые направления перехода страны на новый технологический уровень. В реалиях 1920-х гг. это было завершение электротехнической революции, начатой в российской промышленности в 1880-е гг.28 Аграрная секция ГОЭЛРО задачу технологического переустройства деревни видела как первоочередную. В процессе ее реализации они предлагали одновременно решать перспективные и текущие задачи. Среди последних - комплексная работа по преодолению продовольственного, топливного, транспортного кризиса. Как видно из доклада Г.М. Кржижановского, сельскохозяйственная секция комиссии ГОЭЛРО ставила задачи очень широко - от культурных преобразований в деревне до создания районных станций, регулирующих потребление энергии городом и деревней. В аграрном секторе революции еще предстояло развернуться. Но начинать с технического и технологического подъема сельского хозяйства необходимо. Комиссия осознавала, что тема электрификации сельского хозяйства - самая сложная, дискуссионная в научно-теоретическом смысле, во многих общих и частных аспектах. Поэтому невозможно идти путем сплошной технической и технологической перестройки. Каждый район, отрасль сельского хозяйства пойдет собственным опытным путем. В докладе звучала еще одна принципиально важная идея о том, что сельское хозяйство может стать стартовой площадкой электрификации: сельскохозяйственный экспорт даст возможность закупать сельскохозяйственную технику, что будет способствовать подъему производительности. Электрическая механизация производства, использование преимуществ сложившегося мирового разделения труда, при котором Россия обеспечит продовольствием в том числе и Европу, - такова примерная канва электрификации деревни. Однако реализация данного подхода означала смещение ценностных ориентиров властной элиты от промышленности к сельскому хозяйству. Данного смещения, как показала последующая история экономического развития страны, не произошло. С конца 1920-х гг. стал реализовываться иной, исправленный или уточненный лично И.В. Сталиным, среднесрочный план первой пятилетки. Государственная перспектива выстраивалась теперь исключительно в плоскости промышленного развития, индустриализации. Да и личная судьба членов сельскохозяйственной секции Комиссии ГОЭЛРО сложилась по-разному. Но это уже другая тема.
×

About the authors

N. F Tagirova

Samara State University of Economics

Email: tag-nailya@yandex.ru
Samara, Russia

References

  1. Перес К. Технологические революции и финансовый капитал: динамика пузырей и периодов процветания. Пер. с англ. М., 2011. С. 13.
  2. В декабре 1918 г. в Центральном электротехническом совете было образовано специально Бюро для разработки такого плана - см.: «Люди света: российский ответ на вызовы технологических революций ХХ века: Передвижная выставка к 100-летию плана ГОЭЛРО»: каталог / Авторы-составители Н.Ф. Тагирова, Е.И. Сумбурова, Ю.А. Жердева, научный редактор Н.Ф. Тагирова. Самара: Изд-во СГЭУ, 2020. С. 30.
  3. Предисловие к книге «План электрификации РСФСР». М., 1920. С. 3. // Кржижановский Г.М. Сочинения. Том 1. Электроэнергетика. М. - Л., 1933. С. 593.
  4. Кржижановский Г.М. Об электрификации. Речь на 8 съезде Советов // Сочинения. Т. 1. Электроэнергетика. М. - Л., 1933. С. 130.
  5. Угримов Б.И. имел большой опыт преподавания в Московском техническом училище, где руководил электротехнической лабораторией, в 1914-1917 гг. директор кабельно-телеграфного завода. Принял Советскую власть, работал в научно-техническом отделе ВСНХ, в 1919 г. возглавил Бюро по электрификации сельского хозяйства в Наркомате земледелия РСФСР. Впоследствии был особо уполномоченным в Совете труда и обороны (СТО) по постройке электропахотных орудий. Изобретатель, был увлечен идеей создания электроплуга, руководил комиссией «Электроплуг». В 1921-1928 гг. - декан электропромышленного факультета Московского института народного хозяйства (МИНХ). В 1930 г. осужден по делу «Промпартии», в заключении работал на Урале (Уралжелдорстрой, Уралэнергострой) начальником Технического отдела и заместителем главного инженера Уралжелдорстроя. В 1932 г. после пересмотра дела вернулся в Москву и до конца жизни (1941 г.) занимался преподавательской работой. Изобрел электрокотел, который экспонировался в 1900 г. на Всемирной выставке в Париже. Автор примерно 60 монографий, статей, учебников (учебники «Основы техники силовых токов» и «Техника высоких напряжений», «Электротехника и электрооборудование автомобилей и тракторов»). Некоторые из работ были отмечены премиями Наркомата просвещения. Ввел в научный обиход слово «магнитопровод» - термин, без которого не обходится ни одна работа по электротехнике. В РГА в г. Самаре хранится несколько заявок на его изобретения самого разного профиля - изобретения для китобойного промысла, изготовления вина, а также различных электропахотных орудий.
  6. Кржижановский Г.М. Сочинения. Том 1. Электроэнергетика. М.-Л., 1933. С. 13-16.
  7. Там же. С. 15.
  8. Там же С. 15.
  9. Там же. С. 61-68.
  10. Там же. С. 68.
  11. Там же. С. 83.
  12. Там же. С. 130-177.
  13. Там же. С. 143.
  14. Там же. С. 131.
  15. Там же. С. 132, 140.
  16. Там же. С. 134-137.
  17. Л.Н. Литошенко опирался на данные проф. Соболева и тов. Ларина, материалы переписей 1916-1917 гг. Интересно, что профессура (бывшие) и настоящие (товарищи) использовали данные друг друга, но социально все-таки дистанцировались.
  18. Там же. С. 151-152.
  19. Там же. С. 152-153.
  20. Там же. С. 155.
  21. Там же. С. 157.
  22. Там же. С. 170.
  23. Там же. С. 160.
  24. Там же. С. 174.
  25. Там же. С. 145.
  26. Там же. С. 146.
  27. Там же. С. 146.
  28. Симонов Н.С. Развитие электроэнергетики Российской империи: Предыстория ГОЭЛРО. М., 2016.

Copyright (c) 2021 Tagirova N.F.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies