MYTHOLOGICAL IMAGES OF ATHLETES IN THE ARTISTIC SPACE OF THE NATIONAL CINEMA OF THE XXI CENTURY


Cite item

Full Text

Abstract

The author of the article refers to the national cinema and offers an analysis of Russian sports films of the post-Soviet period through the broadcast of mythological images of athletes. In the course of the study the author identified five key myth images - “hero”, “victim”, “priest”, “bogatyr”, “trickster”, each of which reflects a certain set of values

Full Text

С момента зарождения кинематографа спортивная тематика стала зани-мать в нем весьма заметное место. Особенность кинофильмов, посвященным спорту, заключается в том, что уже в прошлом столетии они стали выступать в качестве неотъемлемого инструмента конструирования российской культурной идентичности. Спортивный фильм, обладая эмоционально окрашенным содержанием, выступает как мощный инструмент конструирования и репрезентации образа героя эпохи. Фильмы о спорте, как правило, наделяемые воспитательной, пропагандирующей, ценностнообразующей функциями, в большей степени, чем иные киноленты, базируются на закономерностях построения мифов. Мифологичность, сакральность, игровое начало - все эти характеристики, которые Р. Кайуа, французский эссеист, социолог культуры и исследователь мифологии, относил к сфере спорта, - все есть в «спортивном» кинематографе [1]. Идентичную позицию озвучивает в своей книге «Похвала красоте спорта» и Х.У. Губрихт: «Все, что нужно спорту, - это дистанция между спортсменом и зрителем - дистанция, достаточная для зрителя, чтобы уверовать в то, что его кумиры обитают в каком-то другом мире. Это и есть условие, при котором спортсмен становится объектом преклонения и восхищения» [2, с. 10]. Обращая внимание на специфику мифотехнологий в искусстве кино, сле-дует отметить, что оно всегда имело много общего с магическим воздействием. «Заколдованный» зритель всецело оказывался в руках все тех же манипуляторов, воздействующих на сознание и подсознание человека. Основой любого магического воздействия является вера человека в чудо. А.Ф. Лосев, ис- следуя русское коллективное бессознательное, писал, что в России мифы всегда были реальнее действительности, а русская душа по природе своей склонна с созданию иллюзорной, мифологической реальности [см.: 3]. Именно мифологическое мышление становится своего рода фундаментом и механизмом коллективного бессознательного. В свою очередь, швейцарский психоаналитик К.Г. Юнг под данным концептом понимал всеобщее основание душевной жизни каждого отдельного индивида, которое по природе своей сверхлично, а также определенные внутренние, психологические программы, обусловливающие внимание, интерес и восприятие человека. Мы полагаем, что образ спортсмена в отечественном кинематографе мо-жет быть описан такими мифообразами, как «герой», «жертва», «жрец», «богатырь», «трикстер». С этой целью рассмотрим основные особенности отечественного кинематографа через призму транслируемых мифологических образов спортсмена. Для репрезентации в данной статье были выбраны фильмы, созданные в период 2000-2010-х гг. После распада Советского Союза и возникновения нового постсоветского пространства обозначились заметные перемены во всех сферах общественной жизни, в том числе и культурной. В целом в 1990-х гг. отечественная киноиндустрия характеризовалась тем, что на другом полюсе от гипертрофированной жизнерадостности и бестелесности соцреализма зародилось явление, именуемое «некрореализмом», взявшее за основу чрезмерный пессимизм и физиологизм. Киноленты 1990-х - начала 2000-х гг. начиная с перестройки на уровне тенденции стремились захватить раннее табуированные зафасадные, маргинальные пространства, тем самым погрязнув в криминальных сюжетах, отражающих актуальные социальные проблемы, нищету, бандитизм. Первые спортивные киноленты в условиях современной России стали по-являться лишь в первом десятилетии XXI в. Однако наследие прошлых лет продолжало проявляться в особенностях моделирования образа спортсмена вплоть до конца 2000-х гг. В этот период герой-спортсмен нередко оказывается под ударом внешних обстоятельств, тем самым актуализируя образ «жертвы». Так, Егор Головин (Н.С. Валуев) из драмы «Каменная башка» (2008, режиссер Ф.О. Янковский), пережив аварию и получив серьезную травму головы, остается без поддержки со стороны окружающих. Все, что он помнит - это имя погибшей жены и необходимость ежедневных тренировок. Развязка кинокартины не менее драматична - окруженный предателями главный герой не находит спасения и погибает. В целом тема «спортсмен как жертва» в российских кинофильмах о спорте во все времена была востребована среди режиссеров и сценаристов, выступая нередко как одно из ключевых оснований для развития драматичности сюжета. Однако, несмотря на широкую вариативность в демонстрации жертвенности спортсмена, преимущество отдается в первую очередь профессиональным травмам, наносящим ущерб как физическому, так и душевному здоровью героя. В спортивной драме «Чемпионы» (2014, режиссеры - Д.П. Дюжев, А.А. Аксененко и др.) рассказывается трагическая история российской фигуристки Еленой Бережной (Т.А. Арнтгольц), которая во время исполнения 122 вращения на тренировке получила удар по голове коньком партнера, в результате чего была пробита височная кость, а осколки повредили оболочку мозга. В свою очередь, в сюжете телевизионного сериала «Выстрел» (2015, режиссер С. Коротаев) делается акцент на непредсказуемости спортивной карьеры: одна случайная травма может не только лишить спортсмена наград, но и привести к завершению спортивной деятельности в целом. Начиная со второй половины 2000-х гг. в спортивных фильмах начинает намечаться тенденция, связанная с построением кинематографического образа спортсмена на основе образа «герой». В данном контексте стоит упомянуть такие киноленты, как «Легенда № 17» (2013, режиссер Н.И. Лебедев) и «Слава» (2015, режиссер А. Азаров). Так, пройдя основные стадии становления героя, выделенные Дж. Кэмбеллом (Зов - Вверение себя призыву (преодоление отказа) - Пересечение порога (инициирование) - Обретение хранителей - Столкновение с демонами - Развитие внутреннего Я и новых ресурсов - Преображение - Возвращение домой с дарами), Харламов вместе со своей командой в конце концов побеждает канадцев с разгромным счетом 7:3, в то время как Фетисов после ряда поражений выигрывает долгожданный Кубок Стэнли и возвращается на Родину, как в буквальном, так и в фигуральном смысле (имеется в виду последняя стадия на пути героя - «возвращение домой с дарами» [См. подр.: 5]. Следует отметить, что раскрытию проблемы самопожертвования со сто-роны спортсмена в российском кинематографе о спорте уделяется серьезное внимание. К примеру, в фильме «Тяжеловес» герой Федор без толики сомнения подпирает собой падающий автобус, тем самым спасая немалое число человеческих жизней и не задумываясь о том, что такой поступок может привести к серьезным последствиям для его здоровья. Пример «спасителя» в образе героя-спортсмена встречается и в спортивной драме «Чемпионы». В данном случае речь идет о российском фигуристе Антоне Сихарулидзе (К.В. Крюков), который оказывает колоссальную поддержку пережившей серьезную травму головы спортсменке Елене Бережной (Т.А. Арнтгольц), тем самым помогая ей вновь выйти на лед и вернуться в спорт. Благодаря слаженности и титаническим совместным стараниям фигуристы в конце концов завоевывают золотую медаль на Олимпийских играх в Солт-Лейк-Сити. Начиная с конца 2000-х кинофильмы о спорте вновь становятся одним из эффективных инструментов реализации на государственном уровне воспитательных задач, прежде всего, в отношении российской молодежи, в связи с чем мифообраз «жреца» начинает обретает важное значение. Наиболее красочно данный образ представлен в спортивной драме «Чемпионы: Быстрее. Выше. Сильнее». Зрителям демонстрируется образ российского борца А.А. Карелина (С.Ф. Бондарчук), который, несмотря на серьезную травму, принимает мужественное решение выступить на Олимпиаде в Сиднее с целью поддержать молодых спортсменов. Александр Карелин в своем виде спорта видит не только схватку мышц, но и глубокую философию. Сам же герой воплощает в себе такие качества, как целеустремленность, товарище- 123 ство, патриотизм и преданность своему делу, ведь для него «борьба - это не только спорт, это часть жизни». В 2010-х гг. в российском спортивном кино наблюдается обращение к так называемой архаике, которое, в частности, проявляется в появлении фольклорных мотивов. Так, ярко прослеживается образ «богатырь» в образе персонажаспортсмена в двух недавних кинофильмах - «Поддубный» и «Тяжеловес» (2017, режиссер Р. Нестеренко). Тяжеловес Федор Сергеев и борец Иван Поддубный наделены типичными традиционными для былинного богатыря особенностями личности - оба героя бесхитростны, самоотверженны, честны, бескомпромиссны, а также обладают удивительной по своей природе силой (как отмечают исследователи Д.С. Алексеев и А.В. Бекишева, «одним из главных элементов непостижимого в богатыре является его сила, дающая способность побеждать противника, поскольку ее происхождение зачастую носит характер магического и никогда не бывает полностью понятным») [См.: 6]. Очень интересным и часто встречающимся мифообразом в спортивных фильмах постсоветского периода является «трикстер», который наиболее ярко проявляется в кинофильмах, где главное место отводится подросткам. В российских кинолентах о спорте образ «трикстера» олицетворяет герой, которому, в первую очередь, свойственно глубокое личностное противоречие и стремление противостоять трудностям и опасностям, таящимся внутри окружающего его социума, посредством всевозможных уловок и хитростей. Показательным в данном контексте является спортивный кинофильм «Волевой прием» (2016, режиссер Д.Б. Булин), одним из центральных персонажей которого является Максим Кораблев (И.Ю. Алексеев), в молодости профессионально занимавшийся хоккеем, но в силу своей неопытности, юношеского максимализма и необузданного характера вынужденный уйти из спорта и пойти работать в полицию. По сюжету, после одного из задержаний под стражу попадает молодой человек Никита (Е.А. Романцов), которому грозит опасность оказаться в тюрьме. Узнав о том, что Никита серьезно увлекается хоккеем, Максим Кораблев решает помочь молодому таланту реализоваться в спорте и избежать ошибок его собственного прошлого. В киноленте акцент делается на сложном характере молодого спортсмена - будучи из неблагополучной семьи, Никита проводит время в асоциальных кругах, злоупотребляет алкоголем и проявляет девиантное поведение. Только благодаря своему новому наставнику молодой человек встает на верный путь. Тем самым зрителям демонстрируется процесс становления юного хоккеиста, его трансформация из эмоционально неокрепшего молодого человека в сильного перспективного спортсмена. Примечательно, что трансформируется из «трикстера» и сам Максим Кораблев, для которого роль наставника имела терапевтический эффект. Таким образом, анализ постсоветского кинематографа о спорте выявил широкое разнообразие мифообразов, воплощенных в персонажах-спортсменах, благодаря чему герои в фильмах лишены «картонности», они интересны и нетривиальны. С другой стороны, все же преобладающим образом остается «жрец», который либо выполняет сопутствующую роль, либо сменяет в ходе 124 трансформации героя другую заложенную в его основу мифологическую разновидность. Можно сказать, что кинематографический образ спортсмена в первую очередь наделяется воспитательными и ценностнообразующими функциями, выступая носителем социально одобряемых образцов поведения, утверждающих синкретизм физического здоровья и духовных ценностей.
×

About the authors

N. D Ligostaeva

Samara State Technical University

Email: ligostaeva2013@mail.ru
Samara

References

  1. Кайуа Р. Миф и человек. Человек и сакральное / Пер. с фр. и вступ. ст. С.Н. Зенкина. М.: ОГИ, 2003. 296 с.
  2. Гумбрехт Х.У. Похвала красоте спорта / Пер. с англ. В. Фещенко. М.: Новое литературное обозрение, 2009. 176 с.
  3. Малышев В.С., Геращенко Л.Л. Перспективы использование в киноискусстве архетипов коллективного бессознательного // Аналитика культурологии. 2014. № 29 [Электронный ресурс] // Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/perspektivy-ispolzovanie-v-kinoiskusstve-arhetipovkollektivnogo-bessoznatelnogo. Дата обращения: 10.07.2018.
  4. Юнг К.Г. Проблемы души нашего времени / Пер. с нем. А.М. Боковикова; предисл. А.В. Брушлинского. М.: Прогресс Универс, 1996. 336 с.
  5. Кэмбелл Дж. Герой с тысячью лицами / Пер. с англ. Киев: София, Ltd., 1997. 336 с.
  6. Алексеев Д.С., Бекишева А. В. Образ богатыря в эпосе Киевской Руси и современный «Супергерой»: сравнительный анализ // Вестник БГУ, 2012. № 6 [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://cyberleninka.ru/article/n/obrazbogatyrya-v-epose-kievskoy-rusi-i-sovremennyy-supergeroy-sravnitelnyy-analiz. [Дата обращения: 01.10.2017].

Copyright (c) 2019 Ligostaeva N.D.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies