Saturation of pregnant women organism vitamin D and the course of perinatal period

Cover Page

Abstract


The review presents the criteria of vitamin A deficiency D adopted by in different countries and approaches to the appointment of vitamin D during pregnancy. Analyzed data from the most important studies in recent years devoted to this problem.

Full Text

В современном научном сообществе не ослабевает внимание к исследованиям, касающимся влияния витамина Д на организм беременной женщины и плод. В настоящее время изучается роль витамин Д начиная с I триместра беременности в процессе имплантации и формирования плаценты, что определяет дальнейшее течение беременности. Вследствие того, что матка содержит рецепторы к витамину Д, дефицит витамина Д приводит к нарушению сокращения и слабости родовой деятельности. витамин Д, как полагают, важен в развитии и формировании плаценты. Плацента производит и реагирует на метаболиты витамина Д, где витамин Д действует как модулятор имплантации, стимулирует продукцию цитокинов и иммунный ответа на инфекцию. С дефицитом витамина Д связывают ряд осложнений беременности: прерывание беременности в I и II триместрах, развитие плацентарной недостаточности, преэклампсии, нарушений сократительной активности матки, увеличение частоты проведения кесарева сечения. В то же время, дефицит витамина Д во время беременности приводит к нарушению кальциево-фосфорного обмена, остеопении в послеродовом периоде и увеличинию риска переломов [1, 23, 50]. По существующим данным недостаточное получение ребенком витамина Д в антенатальном периоде и на первом году жизни может приводить к замедлению внутриутробного и постнатального роста ребенка, нарушению течения периода адаптации новорожденного, метаболическим сдвигам в организме, нарушению формирования и минерализации костей [1, 2, 3, 23, 31, 50]. Однако, результаты исследований в этой области часто не однозначны и иногда противоречивы. Целью данного обзора явилось обобщение и анализ современных исследований о влиянии недостаточности витамина Д на организм беременной и ребенка и оценка результатов применения различных доз витамина Д. Несмотря на многочисленность исследований в данной области до сих пор остается дискутабельным вопрос о дозировках и схемах назначения витамина Д во время беременности. До недавнего времени не существовало единых нормативов для выявления дефицита или избытка витамина Д. Это отчасти можно связать с тем фактом, что недостаток или дефицит витамина Д в современной популяции встречается очень часто, и вычисление среднестатистического значения содержания витамина Д в плазме крови большой группы населения с определением стандартных отклонений (±2SD) не является информативным и не отражает его содержание в норме [28]. Поэтому специалисты в основном ориентируются на клинические симптомы, такие как потливость, мышечная слабость, гипокальциемические судороги, замедление роста, возбудимость, проявления рахита у детей раннего возраста или остеопороза у взрослых, а так же на уровни лабораторных показателей косвенно связанных с эффектами витамина D (кальция (Ca) и фосфора (P), щелочной фосфатазы (ЩФ)). В последние годы эти нормативы были получены путем анализа уровня метаболитов витамина D (1,25-(ОН)2D и 25-(ОН)D) и их соотношения с биомаркерами кальциевого обмена, поскольку это основная и наиболее изученная мишень воздействия витамина Д. Проанализировав данные целого ряда исследований B. Hollis вывел критерии адекватного потребления витамина Д на основании концентраций его метаболитов. В качестве нижней границы нормы признан уровень метаболита 25-(ОН)D 80 нмоль/л (32 нг/л), уровень ниже 50 нмоль/л (20 нг/л) соответствует дефициту, при котором снижение концентрации кальция стимулирует синтез паратгормона и как следствие приводит к деминерализации костной ткани. Содержание в крови 25-(OH) D в пределах от 50 до 80 нмоль/л отражает «недостаточность» витамина Д [50]. В последующем эти цифры были взяты в основу рекомендаций Institute of Medicine (2011 г, США) для выявления дефицита витамина Д и его коррекции [51]. Токсические эффекты витамина Д по данным специалистов из США могут развиваться при превышении концентрации 25- (ОН)D в крови 250 нмоль/л (100 нг/л) [29, 51, 19] или 375 нмоль/л (150 нг/л) [52]. Похожие данные дают канадские специалисты. За дефицит витамина Д ученые принимают содержании 25-(OH)D в крови менее 25 нмоль/л (менее 10 нг/л), недостаточность в пределах 25-75 нмоль/л (10-30 нг/л), оптимальная концентрация составляет 75-225 нмоль/л (30-90 нг/л), потенциальный фармакологический риск побочных эффектов отмечается при концентрации более 225 нмоль/л (более 90 нг/л), потенциально токсической концентрацией считается превышение уровня витамина Д в крови 500 нмоль/л (200 нг/л) [49]. Аналогичные критерии приводят ученые из Великобритании: к дефициту они относят содержание витамина Д в крови ниже 25 нмоль/л, к недостаточности показатели от 25 до 50 нмоль/л, значения 50-70 нмоль/л являются пограничными, а оптимальная концентрация составляет выше 70 нмоль/л [36]. В течение последних лет ряд ученых провели работы, в которых пытались оценить, при каких концентрациях 25-(ОН)D в крови его положительные эффекты будут реализовываться наилучшим образом [8, 16, 29]. Heaney в 2008 г. в обзоре, посвященном критериям эффективности употребления витамина Д, суммировал имеющиеся данные, сделав вывод, что оптимальный уровень абсорбции кальция отмечается при концентрации 25- (OH)D выше 80 нмоль/л, а положительное влияние на костную, мышечную, иммунную систему, развитие сахарного диабета и онкологических заболеваний при показателях выше 120 нмоль/л [26]. Мы предлагаем использовать следующую терминологию, используемую в Советском Союзе и России применительно к другим витаминам в течение десятилетий. Авитаминоз витамина Д - это состояние при концентрации 25 (OH)-D в крови ниже 10 нг/мл. Диапазон сывороточных концентраций 25 (OH)-D от 10 до 20 нг/мл соответствует понятию гиповитаминоз. При концентрации 20-30 нг/мл можно говорить о пониженном содержании витамина в организме. Нормальное содержание 25 (OH)-D - от 30 нг/мл до 100 нг/мл (более 100 - возможен токсический эффект). При назначении препаратов витамина Д лабораторный контроль рекомендуется проводить через 2-3 месяца после начала лечения. Хотя активной формой витамина Д в организме является 1,25-(OH)2D, известно, что наиболее чувствительным, точным и часто используемым маркером поступления витамина Д является 25-(ОН)D. Это связано с тем, что 1,25-(ОН)2D является короткоживущим метаболитом витамина Д, период его полураспада составляет всего 4-6 часов [28], а уровень может сохраняться неизменным или даже несколько повыситься при развитии дефицитных состояний за счет индукции синтеза почками под влиянием паратгормона [27, 28, 32, 50]. Кроме того концентрация 1,25- (ОН)2D ниже в тысячи раз чем 25-(OH)D [28]. При адекватном поступлении витамина Д и росте концентрации 25- (OH)D, кривая прироста 1,25- (OH)2D имеет бифазную форму: по достижении концентрации 25-(OH)D в 100 нмоль/л выходит на плато [30]. Существуют трудности лабораторной диагностики при определении содержания 25-(ОН)D Референсным методом определения витаминов, в том числе и витамина Д служит высокоэффективная жидкостная хроматография с последующей масс-спектрометрией (ВЭЖХ-МС). Метод требует высокой квалификации персонала, наличия дорогостоящей аппаратуры и особо чистых реактивов, достаточно трудоемок. Поэтому в большинстве клинико-диагностических лабораторий используют методы с применением иммунохимического принципа. Чаще концентрацию 25-(OH)D в сыворотке крови определяют методами конкурентного белкового связывания с использованием антител. Концентрация 25 (OH) витамина D у большинства людей, по данным разных лабораторий, варьирует от 5 до 80 нг/мл. У людей, подвергающихся интенсивному солнечному облучению, концентрация 25 (OH)D может достигать 150 нг/мл без какого-либо отрицательного влияния на обмен кальция. Те методы, в которых перед оценкой связывания проводят хроматографическое разделение определяемых соединений, часто дают более низкие показатели нормы. Это вероятно объясняется тем, что белок связывает и другие метаболиты витамина Д. Проблемы стандартизации лабораторных тестов по определению витамина D (OH) до конца не решены. Использование моноклональных антител против одновременно (ОН)-производных витамина D2 и D3 ведущими производителями лабораторного оборудования («Abbott», «Siemens», «Roche»), а также использование автоматизированных иммунохимических методик способствует улучшению качества и сопоставимости результатов анализов в последние годы. Существуют группы риска по развитию дефицита витамина Д. К ним относятся люди с темным цветом кожи, высокой массой тела (ИМТ более 30), люди пожилого возраста, лица, проживающие вдали от экватора (выше 40о северной или ниже 40о южной широты) или много времени проводящие в помещении. В качестве дополнительных причин дефицита витамина Д фигурируют и диетические предпочтения современных людей, и национальные особенности, а также современные требования к форме одежды, и широкое применение солнцезащитных средств, которые при правильном использовании снижают риск рака кожи, но уменьшают «фотосинтез» витамина Д в нижних слоях эпидермиса [29, 32, 34, 40, 49, 50]. Беременность так же является фактором риска развития дефицита витамина Д. Подтверждением этому могут служить результаты ряда научных исследований по выявлению дефицита витамина Д у разных групп населения, проведенных с учетом новых научных данных. В том числе исследования были проведены и у беременных женщин разных этнических групп в разных странах, также была определена корреляция между дефицитом витамина Д у матери и развитие последствий у потомства [8, 9, 11, 13, 15, 22, 26, 33, 35, 37, 39, 46, 49, 53]. В большинстве случаев у беременных женщин выявляются сниженные концентрации 25-(ОН)D, свидетельствующие о недостаточности или дефиците витамина Д. При этом в некоторых случаях низкий уровень 25- (OH)D у беременных выявлялся даже несмотря на дополнительный пероральный прием витамина Д [12, 45]. Известна связь между уровнем метаболитов витамина Д и паратгормона. Так Davis O. K. и Seely E. W. [14, 42] в своих работах отметили общую тенденцию к снижению концентрации паратиреоидного гормона у беременных, а Delvin E. E. и Speker B. пишут о том, что 1,25-(OH)2D может повышаться за счет синтеза плацентой [13,17,43]. Исследования, результаты которых свидетельствуют в пользу положительного влияния дополнительного назначения витамина Д на кальций-фосфорный обмен у беременных женщин и их потомства, проводились еще с начала 80-х гг XX века. (табл. 1). Так Cockburn F. и соавт. исследовали 506 беременных женщин, получавших 400 МЕ витамина Д с 12 недели и 633 женщины из группы контроля и показали, что у детей от матерей получавших витамин Д на 6 сутки жизни выше уровни кальция и 25-(OH)D, ниже уровень фосфора и частота гипокальциемии, чем в группе детей от матерей не получавших витамин Д [12]. Delvin E. E.et al. также отметили, что снижение уровня кальция и 25- (OH)D к 4 суткам жизни отмеченное у детей от женщин получавших 1000 МЕ с 6 месяца беременности, было менее значимым и продолжительным по сравнению с контрольной группой, при этом уровень 1,25- (OH)D оставался стабильным, хотя судя по повышенным уровням паратгормона и в данном случае уровень потребления витамина Д мог быть недостаточным [14]. Содержание витамина 25 (OH)D в сыворотке крови меняется в зависимости от сезона года и от потребления витамина Д, в том числе в составе витаминных добавок. Однако концентрация 1,25 (OH)2D в сыворотке, по-видимому, не зависит ни от сезона, ни от приема витамина Д с пищей, ни от воздействия солнечного света. Пока поступление витамина Д и концентрация 25 (OH)D в крови достаточны, метаболические реакции на уровне почечной альфа-гидроксилазы обеспечивают строгую регуляцию уровня 1,25 (OH)2D в крови. Содержание 1,25 (OH)2D в сыворотке крови колеблется от 25 до 75 пг/мл, а период полужизни метаболита в сыворотке - от 3 до 6 часов. Именно поэтому для диагностики гиповитаминоза Д целесообразно проводить исследование 25 (OH)D. В разных странах существуют свои национальные рекомендации, касающиеся назначения витамина Д с целью профилактики его дефицита. Такие рекомендации разработаны и для беременных женщин [20]. Французские специалисты из Comitee for nutrition рекомендуют беременным из северных стран ежедневный прием 400 МЕ в течение всей беременности с повышением суточной дозы до 1000ME в 3 триместре. Альтернативой этой схеме является однократный прием 100 000 или 200 000 МЕ на 7 мес. беременности [48]. Canadian Pediatriс Society ссылается на рекомендации предложенные Health Canada, согласно которым, ежедневная доза витамина Д для беременных женщин составляет 200 МЕ, но в то же время говорит о накоплении опыта о необходимости применения гораздо более высоких доз. В качестве максимальной безопасной ежедневной дозы при длительном приеме установлена доза в 2000 МЕ [49]. Institute of Medicine (США, 2010 г) рекомендовал принять в качестве ежедневной потребности беременных и кормящих женщин в витамине Д-дозу в 400 МЕ, для покрытия которой необходим ежедневный прием 600 МЕ в течение всей беременности и периода лактации. Однако, авторы не отрицают возможности использования гораздо более высоких доз (до 4000 МЕ ежедневно) [19, 30]. Рекомендации The Endocrine Society, (США, 2011 год), составленные на основании данных Целевой группы по витамину Д из США и Канады, содержит данные по минимальной потребности для беременных и кормящих женщин, которая составляет 600 МЕ в день, но при этом отмечает тот факт, что в некоторых случаях для поддержания 25- (OH) D на достаточном уровне (т. е. выше 30 нг/мл) может потребоваться повышение ежедневной дозы до 1500-2000 МЕ. В этих же рекомендациях установлены верхние границы ежедневного потребления витамина Д, назначение которых не требует дополнительного наблюдения врача, на уровне 4000 МЕ в сутки для всех взрослых [8, 21]. По данным Food and Nutrition Board Национальной Академии наук США (1997 г.) в качестве максимальной суточной дозы витамина Д при длительном приеме не вызывающей побочных эффектов (no observed adverse effect level, NOAEL) и дозы характеризующейся минимальным риском побочных эффектов (lowest, LOAEL) приводят значения 50 мкг (2000ME) и 95 мкг (3800 МЕ) [20]. Однако в последнее время появилось большое количество исследований, с длительным применением витамина Д у здоровых мужчин и женщин в дозах, значительно превышающих эти значения [24-26, 47]. В рандомизированном исследовании Vieth R. и соавт. в 2002 г. оценивали безопасность длительного (2-5 месяцев) применения витамина Д в более высокой дозировке. Здоровые мужчины и женщины были поделены на группы, получавшие в течение 2-5 месяцев: 1 группа - 25 мг, 2 группа - 100 мг витамина Д. В качестве группы контроля были выбраны здоровые субъекты не принимавшие витамин Д, у которых уровень 25-(OH)D был определен в летние месяцы. Для выявления токсических эффектов оценивался уровень Ca в сыворотке крови и соотношение Са/креатинин мочи 1 раз в мес. В обеих группах было отмечено повышение 25-(OH)D с выходом кривой средних значений сывороточной концентрации 25- (OH)D на плато к 3 мес. В группе людей принимавших высокие дозы витамина Д отмечен более выраженный подъем уровня 25- (ОН)D до «высокой нормальной» концентрации (96 ± 14,6 нмоль/л), при этом уровень кальция в сыворотке и его экскреция с мочой оставались в пределах физиологической нормы. Выявлено так же, что прием витамина Д в форме эргокальциферола (витамина D2) характеризуется меньшей эффективностью и большим риском побочных эффектов. При наблюдении лиц из контрольной группы отмечено, что при современном режиме инсоляции практически невозможно получить токсические концентрации витамина Д в крови, в группе наблюдения она составила 46 ± 17,8 нмоль/л [47]. Heaney R. и коллеги в 2003 г. провели похожее рандомизированное исследование с использованием высоких доз витамина Д здоровыми мужчинами в течение 20 недель в зимние месяцы. Дозировки в разных группах соответственно составили 0, 25, 125 и 250 мкг (0, 1000, 5000, 10 000 МЕ). Основной целью исследования было оценить зависимость прироста 25- (OH)D от перорального потребления витамина Д. Авторы рассчитали, что на каждый миллиграмм холекальциферола (витамина D3) прирост 25-(OH)D в сыворотке составляет 70 нмоль/л и выявили примерную дозу витамина Д для поддержания 25-(OH)D на исходном уровне, которая составила 12,5 мг в день. Уровень Ca в сыворотке крови независимо от принимаемой дозы значимо не менялся, токсических эффектов отмечено не было [25]. Hathcock J. N. et al [24, 26] пошли еще дальше и показали отсутствие токсических эффектов для здоровых взрослых людей при концентрации 25- (OH)D в крови до 500 нмоль/л, для достижения подобных значений по данным исследователей требуется ежедневная доза витамина Д более 20000 МЕ, а чаще даже превышающая 50 000 МЕ, на основании этих наблюдений в качестве верхней границы безопасного ежедневного потребления авторы приводят величину в 10 000 МЕ. Однако Heaney R. не видит необходимости в достижении столь высоких концентраций для реализации эффектов витамина Д и считает дозу в 10000 МЕ завышенной [26]. Возможным обоснованием этих исследований являются указания в работах под руководством Vieth R., Holick M. F. и Hollis B. на тот факт, что при интенсивном солнечном облучении в течение 10-12 минут без одежды и применения УВ-фильтров доза полученного организмом витамина Д может составить до 10 000, а иногда 20 000 МЕ для людей европеоидной расы, но в то же время после интенсивного облучения ни разу не было отмечено токсических эффектов витамина Д [28, 29, 47]. В связи с перечисленными фактами возникает вопрос о необходимости коррекции существующих рекомендаций по профилактике дефицита витамина Д с увеличением его суточной дозы. Однако если говорить о профилактике дефицита витамина Д у беременных женщин, то пределы увеличения дозы витамина Д в этой группе ограничивается возможностью его тератогенного влияния при назначении высоких доз. Подтверждением этой гипотезы могут служить исследования на животных, в которых ученые связывают возникновение пороков развития у потомства с назначением высоких доз витамина Д [7, 18]. Существует опасность подобных влияний и у человека. На настоящий момент Dawson-Hughes в 2005 г. проанализировав данные существующих публикаций, рекомендует для поддержания оптимального соотношения показателей минерального обмена у беременных назначать 20-25 мкг витамина Д (800-1000 МЕ) в день [16]. Но существуют исследования, в которых беременным женщинам назначались большие дозы витамина Д. Данных о тератогенных и токсических эффектах ни в одном из перечисленных исследований не получено. Их результаты приведены в таблице 2. С целью профилактики осложнений беременности, послеродового периода и состояния плода, по данным современных авторов, безопасным может считаться ежедневное применения доз витамина Д до 6000 МЕ. Назначение доз свыше 6000 МЕ требует лабораторного контроля 25- (OH)D каждые 2-3 месяца, для исключения гипервитаминоза и предотвращения токсических эффектов.

About the authors

Yelena Yuryevna Gurkina

Almazov Federal Medical Research Centre. Institute of Perinatology and Pediatrics

Email: geljagurkina@mail.ru

Natalya Viktorovna Petrova

Almazov Federal Medical Research Centre. Institute of Perinatology and Pediatrics

Email: nafanya-star@mail.ru

Tatyana Vasilyevna Novikova

Almazov Federal Medical Research Centre. Institute of Perinatology and Pediatrics

Email: tanyanovikova.85@mail.ru

Vladimir Vladimirovich Yuryev

Almazov Federal Medical Research Centre. Institute of Perinatology and Pediatrics

Email: yurev39@mail.ru

Vladimir Vladimirovich Dorofeykov

D. O. Ott Research Institute of Obstetrics and Gynecology, RAMS

Email: vdorofeykov@ya.ru
Department of Obstetrics and Gynecology

Irina Yevgenyevna Zazerskaya

Almazov Federal Medical Research Centre. Institute of Perinatology and Pediatrics

Email: zazera@mail.ru

References

  1. Ковалев Д. И. Регуляция обмена кальция в организме человека. Проблемы эндокринологии. 1991; 37 (6): 161-3.
  2. Коровина Н. А. [и др.]. Остеопороз у детей: пособие для врачей. М.; 2005.
  3. Котова С. М., Карлова Н. А., Максимцева И. М., Жорина О. М. Формирование скелета у детей и подростков в норме и патологии: пособие для врачей. М.; 2002.
  4. Новикова Т. В. [и др.]. Влияние уровня витамина Д во время беременности на минеральную плотность костной ткани в послеродовой периоде. Бюллетень Федерального центра сердца, крови и эндокринологии им. В. А. Алмазова 2013; 22 (5): 26.
  5. Ширинян Л. В. [и др.]. Насыщенность организма витамином Д при угрозе прерывания беременности. Бюллетень Федерального центра сердца, крови и эндокринологии им. В. А. Алмазова 2013; 22 (5): 4.
  6. Ackakus M. [et al.]. The relationship between birth weight, 25-hydroxyvitamin D concentrations and bone mineral status in neonates. Ann. Trop. Paediatr. 2006; 26 (4): 267-75.
  7. Aruyuki F. Growth retardation induced in rat fetuses by maternal fasting and massive doses of ergocalciferol. J. Nutr.1987;117: 342-8.
  8. Bishoff-Ferrari H. A. Vitamin D - role in pregnancy and early childhood. Ann. Nutr. Metab. 2011; 59 (1): 17-21
  9. Bodnar L. M. [et al.]. High prevalence of vitamin D insufficiency in black and white pregnant women residing in the northern United States and their neonates. J. Nutr. 2007; 137 (2): 447-52.
  10. Brooke O. G. [et al.]. Vitamin D supplements in pregnant Asian women: effects on calcium status and fetal growth. Br. Med. J. 1980; 280: 751-4.
  11. Cavalier E. [et al.]. Vitamin D deficiency in recently pregnant women. Rev. Med. Liege. 2008; 63 (2): 87-91.
  12. Cockburn F. [et al.]. Maternal vitamin D intake and mineral metabolism in mothers and their newborn infants. Br. Med. J. 1980; 281 (6232): 11-4.
  13. Datta S. [et al.]. Vitamin D deficiency in pregnant women from a non-European ethnic minority population - an interventional study. BJOG: an International Journal of Obstetrics and Gynaecology.2002;109: 905-908.
  14. Davis O. K. [et al.]. Serum parathyroid hormone (PTH) in pregnant women determined by an immunoradiometric assay for intact PTH. J. Clin. Endocrinol. Metab. 1988; 67 (4): 850-2.
  15. Dawodu A., Nath R. High prevalence of moderately severe vitamin D deficiency in preterm infants. Pediatr. Int. 2011; 53 (2): 207-10.
  16. Dawson-Hughes B. [et al.]. Estimates of optimal vitamin D status. Osteoporos Int. 2005;16 (7): 713-6.
  17. Delvin E. E. [et al.]. Vitamin D supplementation during pregnancy: effect on neonatal calcium gomeostasis. J. Pediatr. 1986; 109 (2): 328-34.
  18. De-Regil L. M. [et al.]. Vitamin D supplementation for women during pregnancy (Review). Cochrane Database of Systematic Reviews. 2012. - Art. No.: CD008873. doi: 10.1002/14651858.CD008873.pub2.
  19. Dietary reference intakes for calcium and vitamin D. Institute of medicine. 2010. Available at: www.iom.edu. (accessed 10.05.2013)
  20. Dietary reference intakes for calcium, magnesium, phosphorus, vitamin D and fluoride. Food and Nutrition Board. Washington DC: Institute of Medicine. National Academy Press; 1997.
  21. Evaluation, treatment, and prevention of vitamin D deficiency: an Endocrine Society clinical practice guideline. National guideline clearing house. 2011. Available at: http://guideline.gov/content.aspx (accessed 10.05.2013).
  22. Farrant H. J. W. [et al.]. Vitamin D insufficiency is common in Indian mothers but is not associated with gestational diabetes or variation in newborn size. Eur. J. Clin. Nutr. 2009; 63: 646-52.
  23. Gale C. R. [et al.]. Maternal vitamin D status during pregnancy and child outcomes. European Journal of Clinical Nutrition.2008; 62 (1): 68-77.
  24. Hathcock J. N. [et al.]. Risk assessment for vitamin D. Am. J. Clin. Nutr. 2007; 85 (1): 6-18.
  25. Heaney R. [et al.]. Human serum 25-hydrocholecalciferol response to extended oral dosing with cholecalciferol. Am. J. Clin. Nutr. 2003; 74: 204-10.
  26. Heaney R. Vitamin D: criteria for safety and efficacy.Nutr. Rev.2008; 66 (suppl.2):178-81.
  27. Holick M. F. Vitamin D deficiency a worldwide problem with health consequences. Am. J. Clin. Nutr. 2008; 87 (4): 1080-6.
  28. Holick M. F. Vitamin D status: measurement, interpretation and clinical application. Ann Epidemiol. 2009; 19: 73-8.
  29. Hollis B. Circulating 25-hydroxyvitamin D levels indicative of vitamin D sufficiency: implications for establishing a new effective dietary intake recommendation for vitamin D. J. Nutrition.2 005; 135 (2):317-22.
  30. Hollis B. W. [et al.] Vitamin D supplementation during pregnancy: double-blind, randomized clinical trial of safety and effectiveness. J. Bone Mineral Research. 2001; 26 (10): 2341-57.
  31. Javaid M. K. [et al.]. Maternal vitamin D status during pregnancy and childhood bone mass at age 9 years: a longitudinal study. Lancet. 2006; 367 (9504): 36-43.
  32. Jeremiah Miller, Richard L. Gallo. Vitamin D and innate immunity. Dermatologic Therapy. 2010; 23:13-22
  33. Lee J. M. [et al.]. Vitamin D deficiency in a healthy group of mothers and newborn infants. ClinPediatr (Phila).2007; 46 (1): 42-4.
  34. Litonjua A. A. Childhood asthma may be a consequence of vitamin D deficiency. Curr. Opin. Allergy Clin. Immunology. 2009; 9 (3): 202-7.
  35. Maghbooli Z., Hossein-Nezhad A., Shafaei A. R. [et al.]. Vitamin D status in mothers and their newborns in Iran. BMC Pregnancy Childbirth. 2007; 7:1.
  36. Mahon P. [et al.]. Low maternal vitamin D status and fetal bone development: Cohort study. J. Bone Mineral Research. 2010; 25 (1): 14-9
  37. Mallet E. [et al.]. Vitamin D supplementation in pregnancy: a controlled trial of two methods. Obstet. Gynecololgy 1986; 68 (3): 300-4.
  38. Marya R. K. [et al.]. Effect of vitamin D supplementation during pregnancy on foetal growth. Indian J. Med. Res.1988; 88: 488-92.
  39. Nicolaidou P. [et al.]. Low vitamin D status in mother-newborn pairs in Greece. Calcif. Tissue Int. 2006;.78 (6): 337-42.
  40. Pierrot-Desellingny C., Souberbielle J. C. Is hypovitaminosis D one of the environmental risk factors for multiple sclerosis? Brain. 2010; 133: 1869-88.
  41. Sahu M. [et al.]. Vitamin D replacement in pregnant women in rural north India. Eur. J. Clin. Nutr. 2009; 63 (9):1 157-9.
  42. Seely E. W. [et al.]. A prospective study of calciotropic hormones in pregnancy and post partum: reciprocal changes in serum intact parathyroid hormone and 1,25-dihydroxyvitamin D. Am. J. Obstet. Gynecol.1 997; 176 (1, pt.1): 214-7.
  43. Specker B. Vitamin D requirements during pregnancy. Am. J. Clin. Nutr. 2004; 80 (6, suppl.): 1740S-7S.
  44. The National Academies PressWashington, DC IOM guidelines for VD supplementation with a special section devoted to pregnancy. Dietary Reference Intakes for Calcium and Vitamin D. 2011
  45. Thomson K. [et al.]. Postnatal evaluation of vitamin D and bone health in women who were vitamin D-deficient in pregnancy, and in their infants. Med J. Aust. 2004; 181 (9): 486-8.
  46. Van der Meer I. M. [et al.]. High prevalence of vitamin D deficiency in pregnant non-Western women in The Hague, Netherlands. Am. J. Clin. Nutr. 2006; 84 (2): 350-3.
  47. Vieth R., Chan P. C. R., MacFarlane G. D. Efficacy and safety of vit.D3 intake exceeding the lowest observed adverse effect level. Am. J. Clin. Nutr. 2001; 73: 288-94.
  48. Vitamin D supplementation in pregnancy: a necessity. Committee for nutrition [article in French]. Arch. Pediatr.1995; 2: 373-6.
  49. Vitamin D supplementation: recommendations for Canadian mothers and infants. Pediatric Child Health. 2007; 12 (7): 583-9.
  50. Wagner C. L., Greer F. R. Prevention of rickets and vitamin D deficiency in infants, children, and adolescents. Pediatrics. 2008; 122: 1142-52.
  51. Wagner С. L. Vitamin D and its role during pregnancy in attaining optimal health of mother and fetus. Nutrients. 2012; 4: 208-30.
  52. Walker V. P., Modlin R. L. Vitamin D connection to pediatric infections and immune function. Pediatric Research. 2009; 65 (5, pt.2): 106-13.
  53. Yu C. K. [et al.]. Vitamin D deficiency and supplement during pregnancy. Clin. Endocrinol. 2009; 70 (5): 685-90.

Statistics

Views

Abstract - 435

PDF (Russian) - 332

Cited-By


PlumX


Copyright (c) 2014 Gurkina Y.Y., Petrova N.V., Novikova T.V., Yuryev V.V., Dorofeykov V.V., Zazerskaya I.Y.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies