Clinical and social characteristics of adolescent women who gave birth in the framework of the specialized program on management of pregnancy and childbirth in adolescents

Cover Page

Abstract


The article describes the clinical and social characteristics of pregnant adolescent women who gave birth in Maternity hospital N 10 in 2013 in the framework of the specialized city Program on management of pregnancy and childbirth in adolescents “Young mother”. It is shown that the frequency of complications of pregnancy and childbirth in the juvenile patients observed in the framework of the specialized Programs for pregnant adolescents, was lower than according to the literature, or these complications were easier. It was also noted the absence of perinatal mortality and abandoned children in the patients of the Program. It is shown that implementation of the comprehensive medical, medical-social, psychological and legal assistance to young pregnant girls in a specialized Center for pregnant adolescents can improve the outcomes of pregnancies and quality of medical care for such a difficult category of patients, as pregnant teenage girls.

Введение В связи с резко обострившейся в последние десятилетия демографической ситуацией в РФ, здоровье девочек, вступающих в репродуктивную фазу своего развития, приобретает большое значение [11, 15]. В последние десятилетия в большинстве стран наблюдается процесс акселерации и, несмотря на общее снижение рождаемости среди женщин детородного возраста, число родов у юных женщин постоянно растет и ежегодно в мире происходит около 15 миллионов родов у подростков [5]. Хорошо известно, что ранняя беременность сопряжена с повышенным риском для матери и новорожденного, обусловленным, в первую очередь, функциональной незрелостью механизмов адаптации к беременности у юных матерей и хроническим дистрессом, сопровождающим беременность у подростков в связи с существующим до сих пор в социуме, в том числе и среди медицинского сообщества, крайне негативным отношением к ранней беременности, бесперспективностью добрачных связей юных женщин, социальной и семейной неустроенностью [6, 11]. Исследованию различных сторон беременности в юном возрасте посвящено большое количество работ как в нашей стране, так и за рубежом [1, 13, 16, 17]. Многочисленные работы посвящены также исследованиям медико-социального и организационного характера данной проблемы [4, 7]. Однако до настоящего времени остаются актуальными основы организации комплексной медицинской, медико-социальной, психологической, реабилитационной и юридической помощи несовершеннолетним беременным женщинам. Проблема зачастую решается двумя способами: либо ранний брак и рождение ребенка, либо прерывание беременности, причем, нередко, на большом сроке. При любом исходе, беременный подросток испытывает сильнейший психологический и физический стресс, который накладывает отпечаток на всю его дальнейшую жизнь. Качество медицинской, а тем более психологической и социальной помощи в учреждениях первичного звена зачастую оставляет желать лучшего, так как у специалистов отсутствует фундаментальная подготовка по вопросам физиологии и патологии подросткового возраста [6], а удовлетворенность несовершеннолетних пациентов работой врача, ведущего их беременность, составляет лишь около 50 % [14]. Около 50 % беременных девочек-подростков и их родителей хотели бы при этом получать, помимо медицинской помощи в общем потоке, еще и социально-психологическую помощь [2]. В условиях демографического кризиса, несовершеннолетние беременные, желающие сохранить даже незапланированную беременность, при должной помощи со стороны государства и общества могут сделать определенный вклад в решение вопросов воспроизводства населения. Без сомнения, реализация репродуктивной функции в подростковом периоде является нежелательным для государства фактом, который имеет выраженный негативный компонент и в плане физического здоровья девочек, и в плане их психического и социального баланса. Решение этой проблемы как мировоззренческой и нравственной воспитательной категории должно стать основной целью государственных структур призрения, однако это проблема не одного поколения, и в настоящий момент необходимо решать в этой области вопросы медицинские и медико-социальные как факт сложившегося образа жизни нашего общества. На базе СПбГБУЗ «Родильный дом № 10» работает городская Программа по ведению беременности и родов у несовершеннолетних «Маленькая мама». В рамках этой Программы, несовершеннолетние беременные девочки и их родители могут посещать акушера-гинеколога, сдавать дополнительные анализы, обследовать функциональное состояние плода. Проводятся консультации семейного психолога и юриста, несовершеннолетние беременные посещают лекции и занятия лечебной физкультурой в Центре подготовки к родам. При необходимости проводится лечение в дневном стационаре или на отделении патологии беременности, роды и послеродовый период ведутся в отдельных палатах «Маленькая мама». Все компоненты программы предоставляются несовершеннолетним беременным женщинам и их родителям, а, при его желании, и отцу будущего ребенка бесплатно, в рамках государственного финансирования. Посещение Центра для несовершеннолетних беременных на базе СПбГБУЗ «Родильный дом № 10» не подменяет собой ведение беременных в женских консультациях по месту их регистрации/проживания, но дает дополнительные возможности для получения медицинской, медико-социальной, психологической и юридической помощи. Цель проекта создания Центра для несовершеннолетних беременных на базе крупного родовспомогательного учреждения Санкт-Петербурга была направлена на улучшение качества оказания помощи беременным несовершеннолетним женщинам, решившим сохранить ребенка, чтобы ранняя беременность из трагедии превратилась в семейную радость и позволила молодой женщине утвердиться физически и психологически в семье и обществе [9]. Целью данной работы было дать клинико-социальную характеристику беременным несовершеннолетним женщинам, родившим в СПбГБУЗ «Родильный дом № 10» в 2013 году в рамках специализированной городской Программы по ведению беременности и родов у несовершеннолетних «Маленькая мама». Материалы и методы исследования За 2013 год в СПбГБУЗ «Родильный дом № 10» в рамках Программы «Маленькая мама» наблюдалось 54 женщины. В календарных рамках 2013 года родили и, соответственно, вошли в настоящее исследование 42 женщины. Все беременные женщины были осмотрены акушером-гинекологом, при необходимости консультировались терапевтом, окулистом, оториноларингологом, неврологом. Клинико-лабораторное обследование включало в себя клинический и биохимический анализы крови, общий анализ мочи, функциональные почечные пробы, ультразвуковое исследование почек. Оценка гемостаза проводилась по протромбиновому индексу, тромбиновому времени, активированному парциальному тромбопластиновому времени и содержанию фибриногена в крови. Изучение тромбоцитарного звена гемостаза проведено по исследованию количества тромбоцитов венозной крови. Для выявления бактериальной флоры применялись бактериоскопические и бактериологические методы. Все ультразвуковые исследования проводились на аппарате ACCUVIX V 20. Медико-социальные аспекты жизни и поведения забеременевших несовершеннолетних оценивались путем анализа специально разработанных анкет. Статистический анализ полученных данных проводился с использованием программы STATISTICA 6.1 (Statsoft Inc., Tulsa, США). Результаты исследования Средний возраст пациенток составил 16,4 ± 0,8 лет. В исследование были включены 2 (4,8 %) беременные 14 лет, 4 (9,5 %) - 15 лет, 11 (26,2 %) - 16 лет и 25 (59,5 %) 17-летних беременных. Беременность была первой у 40 пациенток (95,2 %), у 2 (4,8 %) - беременность была второй, у одной из них первая беременность закончилась самопроизвольным выкидышем раннего срока, у другой - неразвивающейся беременностью 7 недель. В зарегистрированном органами ЗАГС браке состояли 15 (36,6 %) беременных (16 и 17 лет), 19 (46,3 %) беременных состояли в гражданском браке, 7 (17,1 %) были одинокими. Шесть (15,8 %) пациенток работали, 6 (15,8 %) - учились в профтехучилище, 9 (23,7 %) - в школе, 2 (5,3 %) - в вузе и 15 (39,5 %) нигде не работали и не учились после окончания 9 классов. Курили до беременности 28 (67,4 %), продолжают это делать во время беременности 12 (29,4 %). Более 40 % вообще не знают никаких способов контрацепции, остальные - только презервативы, редко «таблетки». У подавляющего большинства друзья старше их самих, 29 (68,4 %) воспитываются в неполной семье (отец ушел, отец или мать лишены родительских прав). В графе «отец» свидетельства о рождении ребенка прочерк будет стоять в 16 (37,5 %) случаях. Обращает на себя внимание также очень короткий промежуток (менее года) между моментом, когда девушка впервые задумалась о сексе и реальным началом половой жизни, то есть реализация потребностей наступает сразу, несовершеннолетние не думают, что побыть некоторое время девушкой тоже неплохо. Средний возраст менархе составил 12,3 ± 1,3 лет. Средний возраст начала половой жизни - 14,5 ± 1,5 лет, причем 2 (4,8 %) беременные начали половую жизнь в 10 лет, 2 (4,8 %) - в 11 лет. На учете в женской консультации состояли все беременные. Средний срок беременности на момент постановки на учет составил 15,1 ± 7,6 недель. До 12 недель беременности на учет встали 18 (43,9 %), во втором триместре - 21 (50,0 %) беременных и 2 (4,9 %) - встали на учет только в третьем триместре. Среди сопутствующих заболеваний отмечались следующие: ВСД по гипертоническому типу у 1 (2,4 %) беременной, хронический гастрит, гастродуоденит - 3 (7,1 %), дискинезия желчевыводящих путей - 1 (2,4 %), бронхиальная астма - 1 (2,4 %), хронический тонзиллит, ремиссия - 1 (2,4 %), хронический пиелонефрит, ремиссия - 2 (4,8 %), обострение хронического пиелонефрита или пиелонефрит беременных встречался у 7 (16,7 %) беременных. У одной пациентки в анамнезе был туберкулез внутригрудных лимфатических узлов, у одной - сколиоз с ретроспондилолистезом L5, одна страдала наследственной мозжечковой атаксией Пьера Мари. У 3 (7,1 %) пациенток выявлен узкий таз (у 1 (2,4 %) - поперечносуженный, у 2 (4,8 %) - общеравномерносуженный таз), у 1 (2,9 %) - полное предлежание плаценты. У 10 (23,8 %) беременных несовершеннолетних при настоящей беременности впервые были выявлены различные виды урогенитальных инфекций. Наиболее часто встречались уреаплазменная инфекция - у 6 (14,3 %) женщин, хламидиоз - 4 (9,5 %), микоплазменная инфекция - 3 (7,1 %). Трихомониаз и кандидозный кольпит были диагностированы в 1 (2,4 %) случае. У 5 (11,9 %) беременных выявлено сочетание нескольких инфекций. Средняя масса тела на момент родов составила 69,9 ± 13,5 кг, причем у 2 (4,8 %) пациенток до беременности имелся дефицит массы тела, у 7 (16,7 %) - ожирение. Наиболее частым осложнением беременности у наших пациенток была угроза прерывания беременности: на разных сроках данная патология возникла у 29,2 % юных беременных. Гестозом осложнились 11 (26,1 %) беременностей. Гестоз легкой степени отмечен у 8 (19,1 %) беременных, средней - у 3 (7,1 %) беременных несовершеннолетних. Средняя прибавка массы тела за беременность составила 12,0 ± 5,0 кг. Патологическая прибавка массы тела была выявлена у 11 (26,2 %) пациенток. Артериальное давление было в пределах нормы у 37 (88,0 %) несовершеннолетних беременных, у 4 (9,5 %) была выявлена артериальная гипертензия, у 1 (2,4 %) - артериальная гипотония. Протеинурия была обнаружена у 11 (26,2 %) пациенток, количество белка в моче больше 1 грамма было у 1 пациентки (2,4 %). Анемия беременных была выявлена у 18 (42,8 %) беременных, анемия легкой степени тяжести отмечена у 16 (38,1 %), средней - у 2 (4,8 %) пациенток. Показатели биохимического анализа кровь были в пределах нормы. Средние значения АЛТ 11,1 ± 5,1; АСТ17,3 ± 6,1; билирубина 7,3 ± 2,3; общего белка 60,7 ± 5,1. У 6 (14,2 %) беременных выявлена гипопротеинемия. Показатели коагуляционного потенциала крови: ПТИ 127,1 ± 17,5; тромбиновое время 14,2 ± 1,2; АЧТВ 25, ± 2,7; фибриноген 4,6 ± 0,8. У 10 (23,8 %) пациенток выявлена гиперкоагуляция. Уровень тромбоцитов в венозной крови составил 255,3 ± 55,3; тромбоцитопения была выявлена у 1 (2,3 %) пациентки. Гипотрофия плода по данным УЗИ была выявлена в 2 (4,7 %), многоводие - 3 (7,1 %), маловодие - в 5 (11,9 %) случаях. Гемодинамические нарушения в системе мать-плацента-плод были выявлены у 6 (14,2 %) пациенток. У двух из них была повышена резистентность кровотоку в маточных артериях, у одной - в артерии пуповины и маточных артериях. Средний срок родоразрешения составил 38,8 ± 1,5 недель. Срочные роды произошли у 39 (92,8 %), у 1 (2,3 %) роды произошли преждевременно (в 33 недели), у 1 (2,3 %) роды - запоздалые. Также было 1 (2,3 %) прерывание беременности по жизненным показанием со стороны матери по поводу кровотечения при предлежании плаценты при сроке беременность 19 недель. Роды через естественные родовые пути произошли у 25 (59,5 %) пациенток. У родоразрешенных через естественные родовые пути, общая продолжительность родов составила 7,6 ± 2,2; безводный период - 7,4 ± 4,4, в 5 (20,0 %) случаях безводный период был длительным. В родах наиболее часто отмечалось преждевременное излитие околоплодных вод - 7 (20,6 %), ранее излитие вод - 9 (26,5 %), родовозбуждение с амниотомией - 5 (14,7 %), первичная слабость родовой деятельности - 2 (5,9 %), родостимуляция - 2 (5,9 %), отсутствие эффекта от родостимуляции - 1 (2,9 %), стремительные роды - 1 (2,9 %). Разрывы влагалища, гематома влагалища выявлены в 3 (8,8 %) случаях, разрывы шейки матки 1-й степени - в 4 (11,8 %), 2-й степени - 1 (2,9 %). Начавшаяся гипоксия плода была выявлена в 4 (11,8 %) случаях. Перинеотомия была выполнена в 11 (32,4 %) случаях. Клиническое несоответствие между головкой плода и тазом матери диагностировано в 1 (2,9 %) случае, выпадение петель пуповины - также у 1 (2,9 %) роженицы. Средняя кровопотеря в родах составила 260,3 ± 86,9 мл. У 2 родильниц (8,0 %) отмечено кровотечение в раннем послеродовом периоде с кровопотерей 500 и 600 мл, потребовавшее переливания эритроцитарной массы. Акушерские щипцы применены в 1 (2,9 %) случае, задержка частей последа с ручным выделением задержавщихся частей последа была у 1 (2,9 %) роженицы, хориоамнионит - также у 1 (2,9 %) несовершеннолетней женщины. Обезболивание родов применялось в 50 % случаев, в качестве метода обезболивания преобладала длительная перидуральная анестезия (в 47,0 %). Кесарево сечение проведено 17 беременным, что составило 40,48 %. Из них плановыми были 8 (19,0 %) оперативных родоразрешений, экстренными - 9 (21,4 %). Показаниями к плановому кесареву сечению являлись соматические заболевания или особенности развития юных беременных: сколиоз с ретроспондилолистезом, различные варианты узкого таза, наследственная мозжечковая атаксия Пьера Мари и другие. Ни одна из беременных не была оперирована из-за осложнений беременности. Исключение составляет только прерывание беременности по жизненным показаниям со стороны матери по поводу кровотечения при предлежании плаценты при сроке беременности 19 недель. Показаниями к экстренному родоразрешению в родах явились: начавшаяся гипоксия плода, клиническое несоответствие между головкой плода и тазом матери, отсутствие эффекта от родостимуляции при первичной слабости родовой деятельности, выпадение петель пуповины. Средняя кровопотеря при оперативном родоразрешении составила 641,7 ± 66,9 мл. Среди новорожденных детей 21 (50 %) были мужского пола и 21 (50 %) - женского. Масса тела новорожденных составила 3378,1 ± 504,1 грамм, рост - 50,8 ± 2,4 см. В 2 (4,9 %) случаях у ребенка была отмечена гипотрофия, в 6 (14,639 %) - был рожден крупный плод. Осложнений в послеродовом периоде не было, послеоперационное течение гладкое. Все родильницы были выписаны домой с ребенком. Средний койко-день составил 6,4 ± 1,7. По данным гистологического исследования последа, признаки инфекционного поражения плаценты наблюдались в 6 (14,2 %) случаях, признаки хронической плацентарной недостаточности - у 21 (50 %) несовершеннолетней родильницы. Обсуждение Так как беременность не является для несовершеннолетней девочки нормальным физиологическим явлением, то и течение ее, как правило, сопровождается различного рода осложнениями. Причем возникновение и характер осложнений во многом зависит от социальных условий, особенностей питания и организации медицинской помощи подросткам [9]. По нашим данным, наиболее значимыми социальными аспектами беременности у несовершеннолетних явились ранее начало половой жизни (14,5 ± 1,5 лет), низкий образовательный ценз и социальный статус (около 40 % из них нигде не учатся и не работают), неполные семьи (около 70 %) и личная неустроенность (более 60 % беременных несовершеннолетних либо одинокие, либо сожительствуют с мужчинами, некоторые из которых при этом не являются отцом ребенка). Поздняя постановка на учет в районных женских консультациях (а более 55 % беременных встали на учет во 2-3 триместрах) способствует позднему выявлению и невозможности своевременной профилактики осложнений беременности. При этом важно отметить, что примерно каждая пятая пациентка (во всех случаях вместе с мамой) обратилась в наше учреждение по Программе «Маленькая мама» раньше, чем встала на учет в женскую консультацию по месту регистрации/проживания. Полученные нами результаты в целом согласуются с данными других авторов, также указывающих на низкий социально-экономический уровень жизни и случайность ранней беременности у несовершеннолетних женщин [4, 8, 10]. По нашим данным, подавляющее большинство юных матерей не имели в анамнезе тяжелых соматических и гинекологических заболеваний. Однако обращала на себя внимание высокая частота выявления только при беременности инфекционных поражений органов мочеполовой системы (около 17 % имели клинические проявления пиелонефрита беременных или обострение хронического пиелонефрита), а также высокую частоту первичного выявления инфекций, передаваемых половых путем (около 25 %), причем, как правило, их сочетания (в половине случаев). Интересной находкой явилось также наличие у каждой пятой беременной несовершеннолетней девушки ожирения до беременности. Что стоит за подобной тенденцией - общий рост подростков с ожирением в популяции или дисморфофобические особенности психики полных девочек-подростков, стремящихся самоутвердиться в подростковой среде за счет раннего начала половой жизни - требует дальнейших исследований. В нашем исследовании среди осложнений беременности наиболее часто встречался гестоз (у каждой 4), угроза прерывания беременности (около 30 %) и анемия беременных (больше 40 %), однако, в отличие от данных Суслопарова и соавт. (1997) [9], у наших пациенток чаще встречались легкие степени позднего гестоза и анемий, что может быть обусловлено более частой и более ранней профилактикой указанных осложнений у тех молодых мам, которые посещали нашу Программу. Необходимо отметить также высокую частоту (23,8 %) синдрома гиперкоагуляции у юных беременных. Признаки хронической плацентарной недостаточности (гипотрофия плода, нарушения в маточно-плацентарном кровотоке) были отмечены нами только у 7 пациенток (около 15 %), что расходится с данными литературы [12], указывающими на значительно большую частоту гипотрофии плода у несовершеннолетних беременных женщин (около 40 %) и, вероятно, также может быть обусловлено более частой и более ранней профилактикой плацентарной недостаточности у тех молодых мам, которые посещали «Маленькую маму». По данным гистологического исследования последа, признаки хронической плацентарной недостаточности у несовершеннолетних родильниц встречались также реже (50 %), чем по данным литературы (около 85 %) [10]. Наиболее частыми осложнениями, по нашим данным, в родах у несовершеннолетних явились несвоевременное излитие околоплодных вод (около 50 %), начавшаяся гипоксия плода (около 12 %), разрывы шейки матки (около 15 %) и угрожающий разрыв промежности, потребовавший перинеотомии (около 30 %), кровотечение в раннем послеродовом периоде (8 %), аномалии сократительной деятельности матки (около 6 %), что в целом согласуется с данными литературы, указывающими на более высокую, чем в популяции, частоту осложнений в родах у юных беременных [3]. Существенным является, на наш взгляд, то, что ни одна из беременных несовершеннолетних не была оперирована из-за осложнений беременности в плановом порядке, а показаниями к плановому оперативному родоразрешению являлись соматические заболевания или особенности развития юных беременных: сколиоз с ретроспондилолистезом, различные варианты узких тазов, наследственная мозжечковая атаксия Пьера Мари и другие. Не менее существенным является и то, что из 42 родивших пациенток (за исключением прерывания беременности в связи с кровотечением при предлежании плаценты в 19 недель), только одна девочка родила преждевременно (и та поступила сразу в родильное отделение со схватками и не наблюдалась в рамках нашей Программы). Все же остальные были родоразрешены в срок доношенными здоровыми новорожденными. Осложнений в послеродовом и послеоперационном периоде ни у одной из наших пациенток также не было. Выводы Таким образом, анализ медико-социальных особенностей, течения беременности и родов у несовершеннолетних беременных женщин, родивших в рамках специализированной городской Программы по ведению беременности и родов у несовершеннолетних «Маленькая мама», в целом подтвердил существующие данные о плохих социальных условиях жизни девочек, во многом способствующих раннему наступлению беременности, а также о большом количестве осложнений беременности и родов у юных матерей. Однако, по нашим данным, частота осложнений беременности и родов у наших пациенток была ниже, чем по данным литературы, или же эти осложнения протекали легче. Следует особо отметить, что среди несовершеннолетних женщин, родивших в рамках специализированной городской Программы по ведению беременности и родов у несовершеннолетних «Маленькая мама» в СПбГБУЗ «Родильный дом № 10» в 2013 году не было перинатальной смертности, как не было и отказных детей. Можно с достаточной степенью уверенности говорить о том, что осуществление комплексной медицинской, медико-социальной, психологической и юридической помощи юным забеременевшим девочкам в условиях специализированного Центра для беременных несовершеннолетних позволяет улучшить исходы беременностей и качество оказания помощи в целом для такой сложной категории пациентов, как беременные девочки-подростки.

Yevgeniy Sergeyevich Mikhaylin

SPbSBI Maternity hospital N 10

Email: mihailin@mail.ru
PhD, head of the polyclinic department, head of the Program of pregnancy and childbirth in adolescents “Young mother”

Lada Anatolyevna Ivanova

SPbSBI Maternity hospital N 10

Email: roddom10@zdrav.spb.ru
PhD, Chief physician

Aleksey Gennadyevich Savitskiy

SPbSBI Maternity hospital N 10

Email: roddom10@zdrav.spb.ru
Head of department “Family delivery”

Larisa Pavlovna Zhibura

Nord-Western State Medical University named after I. I. Mechnicov

Email: rectorat@szgmu.ru
PhD, associate professor of the department of obstetrics and gynecology

Igor Borisovich Dementsov

SPbSBI Maternity hospital N 10

Email: roddom10@zdrav.spb.ru
psychologist

Darya Semenovna Kasyanova

SPbSBI Maternity hospital N 10

Email: roddom10@zdrav.spb.ru
head of department of pathology of pregnancy N 2

Anna Gennadyevna Minina

SPbSBI Maternity hospital N 10

Email: roddom10@zdrav.spb.ru
doctor of ultrasonic diagnostics

Syuzanna Araratovna Davutyan

SPbSBI Maternity hospital N 10

Email: roddom10@zdrav.spb.ru
obstetrician-gynecologist, department of pathology of pregnancy N 2

  1. Баранов А. Н. Особенности течения беременности и родов у подростков. Акушерство н гинекология. 1997; № 4: 44-46.
  2. Гончарова В. П. Материнство в раннем репродуктивном возрасте: современные медико-демографические и социальные тенденции. Автореф. дис… канд. мед. наук. Рязань; 2002.
  3. Гуркин Ю. А., Суслопаров Л. А., Островская Е. А. Основы ювенильного акушерства. СПб.: Фолиант; 2001.
  4. Дудниченко Т. А. Перинатальные факторы риска и пути снижения перинатальной смертности и заболеваемости у юных женщин. Автореф. дис… канд. мед. наук. СПб.; 2004.
  5. Краснопольский В. И., Савельева И. С., Белохвостова Ю. Б., Соколова И. И., Ерофеева Л. В. Планирование семьи и репродуктивное здоровье девочек-подростков и молодых женщин. Вестник Российской Ассоциации акушеров-гинекологов. 1998; № 1: 87-89.
  6. Кротин П. Н. Научное обоснование службы охраны репродуктивного здоровья девушек-подростков. Автореф. дис… докт. мед. наук. СПб.; 1998.
  7. Молчанова С. Ю. Беременность у несовершеннолетних как медико-социальная проблема. Автореф. дис… канд. мед. наук. М.; 2005.
  8. Павлов О. Г. Медико-социальные аспекты беременности в раннем возрасте. Автореф. дис… канд. мед. наук. Рязань; 1996.
  9. Суслопаров Л. А., ред. Беременность и роды у несовершеннолетних: учебно-методические рекомендации. СПб.; 1997.
  10. Тарасова Н. С. Структурно-функциональные особенности плацент у юных первородящих. Автореф. дис… канд. мед. наук. М.; 2007.
  11. Чечулина О. В. Течение беременности и родов у девушек-подростков и прогнозирование их исходов. Автореф. дис… докт. мед. наук. Казань; 2007.
  12. Шадчнева Е. В. Особенности течения беременности и родов у подростков. Автореф. дис… канд. мед. наук. М.; 2006.
  13. Шарапова О. В. Основные проблемы и задачи развития российской педиатрии на современном этапе. Российский вестник перинатологии и педиатрии. 2003; № 1: 3-4.
  14. Шарова М. Л. Организация лечебно-профилактической помощи несовершеннолетним беременным в женских консультациях (на примере г. Москвы). Автореф. дис… канд. мед. наук. М.; 2012.
  15. Федеральная целевая программа «Дети России» на 2007- 2010 годы. Утверждена постановлением Правительства Российской Федерации от 21 марта 2007 г. № 172.
  16. Robertson A., Levin M. L. AIDS knowledge, condom attitudes, and risk-taking sexual behavior of substance-abusing juvenile offenders on probation or parole. AIDS Educe Prey. 1999; 11 (5): 450-461.
  17. Scholl Т. О., Hediger M. L., Belsky D. H. Prenatal care and maternal health during adolescent pregnancy, a review and meta-analysis TO Schol. Journal of AdoJesccnt Health. 1994.; Vol. 15. N 6: 444-456.

Views

Abstract - 272

PDF (Russian) - 183

Cited-By


PlumX


Copyright (c) 2014 Mikhaylin Y.S., Ivanova L.A., Savitskiy A.G., Zhibura L.P., Dementsov I.B., Kasyanova D.S., Minina A.G., Davutyan S.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies