Alcohol poisoning and epidemiological alcoholism parameters in Russia

Cover Page

Abstract


A comparative analysis of trends in fatal alcohol poisonings and incidence of alcoholism and alcoholic psychoses was carried out. The results of distributed lags analysis suggest positive relationship between trends in fatal alcohol poisonings and incidence of alcoholic psychoses. The relationship between trends in fatal alcohol poisonings and incidence of alcoholism was also positive but statistically not significant. These findings suggest that alcoholic psychoses incidence rate is more reliable indicator of alcohol-related problems than alcoholism incidence rate.

Full Text

Актуальной задачей эпидемиологических исследований является динамический мониторинг алкогольной ситуации в стране с использованием косвенных индикаторов алкогольных проблем [1, 2, 3]. Одним из наиболее надежных индикаторов является смертность от алкогольных отравлений, поскольку данный показатель не только тесно коррелирует с общим уровнем алкоголя, но и отражает негативные последствия так называемого «фестивального» стиля потребления алкоголя [4, 5, 6, 7]. Ежегодные данные статистической отчетности наркологической службы являются альтернативным по отношению к уровню алкогольной смертности источником информации, позволяющим осуществлять мониторинг алкогольной ситуации в стране, а также оценивать эффективность работы самой службы [8]. Среди всего спектра показателей статистической отчетности наркологической службы наиболее информативными являются показатели, характеризующие выявление и учет лиц страдающих алкогольной зависимостью и алкогольными психозами [9, 10]. В бывшем Советском Союзе статистическая отчетность наркологической службы велась по единому образцу, что позволяло проводить сравнение уровня алкогольных проблем между разными административно-территориальными субъектами [11, 12]. Несмотря на то, что после распада Советского Союза наркологическая служба России подверглась существенной трансформации, основные принципы ее функционирования остались прежними. Данное обстоятельство позволяет считать некоторые показатели статистической отчетности наркологической службы в Советский и пост-Советский период сопоставимыми. Ранее было показано, что уровень заболеваемости алкогольными психозами является надежным индикатором распространенности алкогольных проблем в обществе, положительно коррелирующим с уровнем продажи алкоголя на душу населения [9, 13, 14]. В то же время, уровень заболеваемости алкоголизмом является менее надежным оценочным критерием, поскольку он коррелирет с числом вра-чей-наркологов, т.е. в значительной степени определяется активностью наркологической службы по выявлению больных алкогольной зависимостью и постановке их на диспансерный учет [9]. Было также показано, что между динамикой заболеваемости алкоголизмом и алкогольными психозами существуют «ножницы», обусловленные тем, что активизация профилактической работы наркологической службы, направленной на выявление и постановку на учет лиц, страдающих алкогольной зависимостью, ведет к росту учтенной заболеваемости алкоголизмом, но в то же время способствует профилактике алкогольных психозов [12]. Целью настоящей работы был сравнительный анализ динамики уровня смертности от острых алкогольных отравлений (индикатор общего уровня потребления алкоголя) и уровня заболеваемости алкоголизмом и алкогольными психозами в России в период с 1970 по 2014 годы. Материалы и методы Анализировались следующие показатели: уровень смертности от острых алкогольных психозов на 100 тыс. населения, заболеваемость алкоголизмом (число впервые выявленных больных алкоголизмом в расчете на 100 тысяч населения), заболеваемость алкогольными психозами (число впервые выявленных больных алкогольными психозами в расчете на 100 тысяч населения), удельный вес алкогольных психозов в структуре первичной заболеваемости алкоголизмом (заболевае 65 Российский медико-биологический вестник имени академика И.П. Павлова, № 2, 2016 г. мость алкогольными психозами/ заболеваемость алкоголизмом и алкогольными психозами x 100). Статистическая обработка данных проводилась с помощью программного пакета STATISTICA в модуле «Анализ временных рядов». Следует отметить, что анализ социологических временных рядов имеет определенные сложности, поскольку статистические предпосылки регрессионного анализа выполняются не полностью. В частности, для таких рядов характерна взаимная зависимость его членов, т.е. их коррелированность. Поэтому сравнительный анализ динамики «сырых» временных серий может привести к обнаружению ложной корреляции между ними. В этой связи прикладной анализ временного ряда предполагает исключение из него тренда и других закономерных составляющих, для того чтобы остатки не отличались от процесса «белого шума». Процесс удаления детерминированной составляющей временного ряда называется «выбеливанием». Для оценки и удаления тренда из временного ряда обычно используется метод простых разностных операторов. Суть метода заключается в переходе от исходного ряда к ряду разностей соседних значений ряда. В общем виде дифференцирование выглядит следующим образом: Vxt = xt - xt-1 После того, как исходный ряд приближен к стационарному, подбирается его модель. Далее, с целью проверки адекватности модели проводится анализ остатков. Модель считается подобранной, если остаточная компонента ряда является процессом типа белого шума. Следующий этап предполагает исследование кросс-корреляционной функции между двумя «выбеленными» сериями. В настоящей работе с целью изучения связи между динамикой уровня смертности от острых алкогольных отравлений (независимая переменная) и уровня заболеваемости алкоголизмом и алкогольными психозами (зависимая переменная) был использован анализ распределенных лагов. Результаты и их обсуждение Динамика уровня изучаемых показателей в рассматриваемый период была подвержена значительным колебаниям (рис. 1). При этом колебания уровня смертности от острых алкогольных отравлений и уровня заболеваемости алкогольными психозами были достаточно синхронными, в то время как динамика уровня заболеваемости алкоголизмом не соответствовала общему паттерну. 0)0)0)0)0)0)0)0)0)0)0)0)0)0)0)00000000 ч-ч-ч-ч-ч-ч-ч-ч-ч-ч-ч-ч-ч-ч-4-CNCNCNCNCNCNCNCN Рис. 1. Динамика уровней смертности от острых алкогольных отравлений, заболеваемости алкоголизмом и алкогольными психозами 66 Российский медико-биологический вестник имени академика И.П. Павлова, № 2, 2016 г. Уровень смертности от острых алкогольных отравлений, так же, как и уровень заболеваемости алкогольными психозами линейно рос в 1970-е годы прошлого века, стал снижаться, начиная с 1980 года, резко снизился в период с 1984 по 1988 гг., резко вырос в первой половине 1990-х годов, существенно снизился в период с 1995 по 1998 гг., после чего снова рос вплоть до 2003 года, после чего стал снижаться. Уровень заболеваемости алкоголизмом резко вы-рос в 1970-е годы, затем стабилизи-ровался, после чего резко снизился в период с 1987 по 1992 гг., после чего стал колебаться в соответствии с динамикой уровня смертности от острых алкогольных отравлений. Графические данные, представленные на рисунке 2 позволяют видеть, что динамика удельного веса алкогольных психозов в первичной заболеваемости алкоголизмом хорошо соотносится с динамикой уровня смертности от острых алкогольных отравлений. 60 40 20 <N<N<N<N<N<N<N<N Рис. 2. Динамика уровней смертности от острых алкогольных отравлений и коэффициента, отражающего удельный вес алкогольных психозов в структуре заболеваемости алкоголизмом 0 Результаты анализа распределенных лагов «выбеленных» временных серий свидетельствуют о существовании связи между динамикой уровня смертности от острых алкогольных отравлений и уровнем заболе ваемости алкогольными психозами, а также динамикой удельного веса алкогольных психозов в структуре первичной заболеваемости алкоголизмом с лагом в один год, что продемонстрировано в таблице. Таблица Результаты анализа распределенных лагов Показатель Лаг Коэфф. регрессии Стандартная ошибка t p Заболеваемость алкоголизмом 0 1,06 0,721 1,478 0,147 Заболеваемость психозами 1 0,694 0,165 4,189 0,000 Удельный вес психозов в заболеваемости алкоголизмом 1 0,289 0,092 3,124 0,003 67 Российский медико-биологический вестник имени академика И.П. Павлова, № 2, 2016 г. В тоже время, связь между уровнем смертности от острых алкогольных отравлений и уровнем заболеваемости алкоголизмом статистически не значима. Существование временного лага между динамикой смертности от острых алкогольных отравлений и заболеваемости алкогольными психозами может объясняться тем, что первый показатель относится к так называемым «острым» связанным с алкоголем эффектам, в то время как второй - к «хроническим» алкогольным эффектам. Динамика уровня эпидемиологических показателей алкоголизма в рассматриваемый период соотносится с социально-политическими процессами, происходившими в стране. Одним из интригующих феноменов, в этом контексте, является существенное снижение уровня смертности от острых алкогольных отравлений, а также заболеваемости алкогольными психозами в первой половине 80-х годов прошлого века, которое может быть связано с целым рядом событий, включая организацию наркологической службы, службы скорой помощи, а также с повышением цены на водку, произошедшее в 1981 году. В какой-то степени, это могло явиться следствием кампании по укреплению трудовой дисциплины, которую начал В.Ю. Андропов после прихода к власти в 1982 году. Очевидно то, что резкое снижение этих показателей в середине 80-х годов прошлого века явилось следствием ограничения уровня доступности алкоголя в период антиалкогольной кампании 19851988 годов. В то же время, некоторые авторы считают, что снижение уровня заболеваемости алкогольными психозами было следствием их гиподиагностики, поскольку часть алкогольных психозов в этот период могли быть диагностированы как «интоксикационные психозы». На этом основании подвергается сомнению санирующий эффект антиалкогольной кампании. Такая точка зрения не выдерживает критики, поскольку в середине 80х синхронно со снижением уровня забо 68 леваемости алкогольными психозами снижался уровень связанной с алкоголем смертности [15, 16]. Кроме того, несмотря на то, что в период с 1985 по 1989 годы число врачей-наркологов выросло более чем на 50% заболеваемость алкоголизмом снижалась, что однозначно свидетельствует об улучшении алкогольной ситуации в данный период [9]. Анализируя причины резкого колебания уровня заболеваемости алкогольными психозами в России в 90-е годы прошлого века необходимо иметь в виду, что уровень данного показателя определяется двумя основными факторами: уровнем потребления алкоголя и эффективностью лечебно-профилактической работы наркологической службы. Поэтому резкий рост уровня данного показателя в первой половине 90-х годов, очевидно, был обусловлен ростом уровня потребления алкоголя (особенно токсичных суррогатов) в связи с отменой государственной алкогольной монополии в 1992 году. В этот же период отмечался резкий рост таких индикаторов уровня алкогольных проблем как смертность в результате острых алкогольных отравлений, смертность от цирроза печени, смертность от внешних причин [15, 17, 21]. Снижение качества лечебно-профилактической работы наркологической службы было вторым фактором, обусловившим резкий рост уровня заболеваемости алкогольными психозами в этот период. В связи с недостатком финансирования наркологическая служба была подвергнута реорганизации, которая преимущественно заключалась в уменьшении количества наркологических диспансеров и числа врачей-наркологов, а также уменьшение сроков стационарного лечения. Снижение активности наркологической службы по выявлению и постановке на учет больных на ранней стадии алкогольной зависимости привело к росту уровня заболеваемости алкогольными психозами, а также росту удельного веса алкогольных психозов в структуре первичной заболеваемости алкоголизмом. Российский медико-биологический вестник имени академика И.П. Павлова, № 2, 2016 г. Резкое снижение уровня заболеваемости алкоголизмом в конце 80-х, начале 90-х годов было обусловлено констелляцией следующих факторов: снижение активности наркологической службы по выявлению и постановке на учет больных с алкогольной зависимостью в связи с уменьшением количества наркологических учреждений и числа врачей-наркологов; реализация принципа добровольности в лечении больных с алкогольной зависимостью; появление возможности анонимного лечения; появление сети частных лечебных учреждений наркологического профиля и частнопрактикующих врачей-наркологов. Последнее обстоятельство могло негативным образом отразиться на заболеваемости алкогольными психозами. В частности, специалисты выездных бригад однократным сеансом дезинтоксикационной терапии могут снять острую симптоматику алкогольного абстинентного синдрома, но не способны оказать качественную лечебную помощь в полном объеме. Осложнением таких не долеченных случаев может быть развитие алкогольного психоза по поводу чего пациенты и попадают в государственные лечебные заведения. Снижение уровня заболеваемости алкоголизмом и алкогольными психозами в 1995 - 1998 годы в какой-то степени можно объяснить вымиранием когорты алкоголиков, чьи жизни были сохранены в период антиалкогольной кампании, о чем говорят некоторые авторы [15]. Однако ключевую роль в снижении заболеваемости алкогольными психозами в это период сыграли мероприятия по сокращению импорта алкоголя, а также производства фальсифицированных алкогольных напитков [16]. Кроме того, в этот период снизилась доступность алкоголя вследствие роста его стоимости относительно продуктов питания [15]. Начиная с 1998 года, уровень доступности алкоголя в России снова стал расти, что и спровоцировало новый рост уровня заболеваемости алкоголизмом и алкогольными психозами. Уровень всех изучаемых показателей стал снижаться, начиная с 2003 года, что, в какой-то степени, может объясняться эффектом целого ряда антиалкогольных мероприятий с целью усиления государственного контроля за алкогольным рынком, проведенных в этот период [18]. В особенности это касается двух федеральных законов, принятых в 2006 году [19]. В одном из недавних исследований было показано, что введение новых антиалкогольных законов снизило ежегодное число смертей мужчин от алкогольных отравлений на 6700, а также смертей от алкогольных циррозов печени среди мужчин на 760 мужских, а среди женщин на 770 [20]. Это значит, что если бы антиалкогольные меры не были введены, то число смертей мужчин от отравлений алкоголем было бы на 35% выше, а число мужских и женских смертей от алкогольных циррозов печени было бы соответственно на 9% и 15% выше. В тоже время, принятие новых законов не оказало влияния на уровень смертности от психических и поведенческих расстройств, вызванных употреблением алкоголя, на основании чего авторы сделали вывод, что принятые меры лишь частично объясняют снижение уровня алкогольной смертности в России, отмечавшиеся после 2003 года [20, 22]. Выводы Таким образом, представленные данные согласуется с результатами предыдущих исследований, указывающих на то, что уровень заболеваемости алкогольными психозами является более надежным индикатором алкогольных проблем, нежели уровень заболеваемости алкоголизмом. Получило подтверждение представление о том, что удельный вес алкогольных психозов в структуре первичной заболеваемости алкоголизмом является показателем эффективности лечебнопрофилактической работы наркологической службы. Конфликт интересов отсутствует.

About the authors

Y E Razvodovsky

EI «Grodno state medical University»

Email: razvodovsky@tut.by

P B Zotov

SAHI TR Medical clinic center «Medical city»

References

  1. Короленко А.В., Морев М.В. О демографических последствиях суицидальной смертности // Суицидология. 2015. Т. 6, № 4. С. 48-61.
  2. Розанов В.А. Самоубийства, психосоциальный стресс и потребление алкоголя в странах бывшего СССР // Суицидология. 2012. № 4. С. 28-40.
  3. Сахаров А.В., Говорин Н.В. Суицидальное поведение и потребление алкоголя: оценка взаимосвязей на популяционном уровне // Суицидология. 2015. Т. 6, № 2. С. 35-46.
  4. Меринов А.В. Аутоагрессивное поведение и оценка суицидального риска у больных алкогольной зависимостью и членов их семей: автореф. дис.. д-ра мед. наук. М., 2012. 277 с.
  5. Меринов А.В., Лукашук А.В. Жизнь после развода: суицидологические и наркологические показатели мужчин, страдающих алкогольной зависимостью // Суицидология. 2014. Т. 5, № 3. С. 28-32.
  6. Родяшин Е.В., Зотов П.Б., Габсалямов И.Н., Уманский М.С. Алкоголь среди факторов смертности от внешних причин // Суицидология. 2010. № 1. С. 21-23.
  7. Stickley A., Leinsalu M., Andreew E., Razvodovsky Y.E., Vagero D., McKee M. Alcohol poisoning in Russia and the countries in the European part of the former Soviet Union, 1970-2002 // European Journal of Public Health. 2007. Vol. 17, № 5. P. 444-449. doi: 10.1093/eurpub/ckl275
  8. Опенко Т.Г., Чухрова М.Г. Смертность от внешних причин и ее связь с употреблением алкоголя в Республике Тыва // Суицидология. 2011. № 1. С. 48-51.
  9. Авербах Я.К., Шамота А.З. Потребление алкоголя и некоторые показатели алкоголизации населения // Вопросы наркологии. 1992. № 2. С. 32-37.
  10. Зотов П.Б., Уманский М.С., Уманская П.С. Некоторые эпидемиологические данные об алкогольных психозах в Тюменской области // Тюменский медицинский журнал. 2010. № 1. С. 12-13.
  11. Ворошилин С.И. Алкогольный фактор среди причин роста самоубийств в СССР и в постсоветстких государствах // Суицидология. 2012. № 2. С. 24-33.
  12. Мирошниченко Л.Д., Пелипас В.Е. Региональные различия в распространенности алкоголизма в СССР // Вопросы наркологии. 1991. № 3. С. 29-32.
  13. Разводовский Ю.Е. Заболеваемость алкогольными психозами как индикатор уровня алкогольных проблем // Здравоохранение. 2002. № 11. С. 14-15.
  14. Разводовский Ю.Е. Алкоголизм и алкогольные психозы в Беларуси в период 1970-1999 гг. // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2002. № 10. С. 58-63.
  15. Немцов А.В. Алкогольная история России: новейший период. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. 320 с.
  16. Немцов А.В., Разводовский Ю.Е. Алкогольная ситуация в России, 19802005 // Социальная и клиническая психиатрия. 2008. № 2. С. 52-60.
  17. Меринов А.В., Шустов Д.И. Супружеские аспекты аутоагрессивного поведения в семьях больных хроническим алкоголизмом. Российский психиатрический журнал. 2002. № 3. С. 58-61.
  18. Razvodovsky Y.E. Was the mortality decline attributable to alcohol control policy? // Journal of Sociolomics. 2014. № 3. Р. 2. doi: 10.1016/ s0924-93 38(15)303 70-9
  19. Немцов А.В., Разводовский Ю.Е. Алкогольная ситуация в России и её отражение в кривом зеркале // Собриология. 2015. № 3. С. 70-73.
  20. Pridemore W.A., Chamlin M.B., Kaylen M.T., Andreev E. The Effects of the 2006 Russian Alcohol Policy on Alcohol-Related Mortality: An Interrupted Time Series Analysis // Alcoholism: Clinical and Experimental Research. 2014. Vol. 38, № 1. P. 257-266. doi: 10.1111/acer.12256
  21. Зотов П.Б. Суицидальное поведение: роль «внешнего» ключа» как элемента суицидальной динамики и объекта психотерапии // Российский медико-биологический вестник имени академика И.П. Павлова. 2015. № 4. С. 133-137.
  22. Кузнецов П.В. Факторы антисуицидального барьера у следственноарестованных, совершивших суицидальную попытку // Наука молодых (Eruditio Juvenium). 2015. № 2. С. 80-89.

Statistics

Views

Abstract - 561

PDF (Russian) - 246

PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2016 Razvodovsky Y.E., Zotov P.B.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies