Unusual anniversary: the centenary of the Military Medical Academy in 1898

Abstract

The article is devoted to the description of the preparation and conduct of the centenary of the Military Medical Academy in 1898. Despite the existing historiography, the corpus of sources, now stored in the Russian State Military Historical Archive, first introduced into the scientific circulation by the authors, has not yet been used. The documents shed light not only on various aspects of the preparation and conduct of the jubilee, but also serve as an illustration of the «golden period» of the history of the Military Medical Academy.

Full Text

Год 1898-й в анналах истории Военно-медицинской академии остался значимой и этапной датой. Отмеченный тогда вековой юбилей Академии стал поводом для масштабного подведения итогов ее деятельности, своего рода «фиксации» образа alma mater военных врачей перед медицинским миром, военной корпорацией и российским обществом. Именно тогда было оглашено единогласное решение городской Думы о переименовании Самарской улицы в Боткинскую и части Арсенальной набережной - в Пироговскую набережную [11]. В те декабрьские дни в стенах Академии звучали голоса «звезд первой величины» врачебного сословия. Так, юбилейный адрес Берлинского университета зачитывал основоположник асептики Эрнст Бергман (1836-1907), Кёнигсбергского - пионер военно-полевой хирургии Фридрих Эсмарх (1823-1908) [11]. Сами торжества были подробно документированы. В 1902 г. по решению Конференции Императорской Военно-медицинской академии (ИВМА) издан роскошный фолиант на русском и французском языках, включавший исторический очерк В.Пашутина, детальное описание празднеств, тексты всех юбилейных адресов, поздравительных писем и телеграмм, в т. ч. часть из них - на 10 фототипиях А.Вильборга [11]. К этому уникальному изданию мы адресуем всех интересующихся содержанием и ходом юбилейных торжеств1. Описанию столетия Академии отведена глава в вышедшей в 1910 г. второй части исторического очерка ИВМА, автор которого проф. Г.Г.Скориченко был в числе самых деятельных участников подготовки юбилея [9]. Наконец, краткое описание торжеств 1898 года есть и в историческом очерке, включенном в монументальный том, выпущенный к 200-летию ВМА [8]. Вместе с тем «за бортом» академической историографии остался связанный с юбилеем корпус источников, ныне хранящийся в Российском государственном военно-историческом архиве (РГВИА). Как мы увидим ниже, эти документы проливают свет не только на различные стороны подготовки и проведения юбилея, но и в широком плане могут служить иллюстрацией к золотому периоду истории Военно-медицинской академии. В предисловии к «Истории Императорской Военно-медицинской академии за сто лет» (1898) сказано, что впервые вопрос о праздновании юбилея возник весной 1893 г. Тогда Конференцией ИВМА обсуждалось объявление конкурса на написание истории Академии, однако от такой идеи вскоре отказались. Решено было поручить дело редакционной комиссии, первоначально возглавляемой профессором Егоровым [5]. Первым по времени архивным документом, относящимся к юбилею, является рапорт библиотекаря ИВМА П.Голубева от 25 января 1895 г. «об освобождении библиотекаря Скориченко от части его занятий на время писания им истории Академии»2. Именно Григорию Григорьевичу Скориченко, в 1895 г. возглавившему кафедру истории и энциклопедии медицины ИВМА, суждено будет внести значительный вклад не только в подготовку юбилея, но и в историографию Академии в целом. Весной 1896 г. Конференция ИВМА сформулировала пожелания по поводу юбилея, которые по докладу военного министра Ванновского были 4 мая 1896 г. утверждены Николаем II. Документ фиксировал сумму отпускаемых на юбилей средств (15 тыс. руб.) и официальную дату: «Конференция пришла к единогласному решению, что временем основания Академии следует считать 18 декабря 1798 г., потому что общепринято считать за основание того или другого государственного учреждения исключительно только Высочайший указ, вызвавший к жизни самое учреждение»3. Тем самым более точно определялась дата основания ИВМА, что отличало юбилей 1898 г. от отмечавшегося в сентябре 1850 г. пятидесятилетия Академии [2]. Намечаемые Конференцией «юбилейные меры» включали три пункта: 1) отчеканить медаль и учредить жетон для всех служащих в Академии; 2) издать ко дню юбилея историю Академии за сто лет; 3) издать к тому же времени отдельные исторические очерки кафедр и учреждений Академии4. Для исполнения последнего пункта была назначена комиссия из нескольких профессоров (Виноградов, Павлов, Альбицкий, Костюрин, Лавдовский и Таренецкий), которая рапортом от 2 ноября 1896 г. уведомила Конференцию о требованиях к авторам: «Не стесняя составителей истории отдельных кафедр как относительно способа изложения и последовательности описания... так и относительно объема ожидаемого сочинения, все-таки принять условия, соблюдение которых считать обязательным для каждого описания»5. По мнению комиссии, каждый очерк должен был включать полные биографии профессоров и краткие сведения о сотрудниках, литературный обзор научных работ кафедры и их полный перечень, портреты профессоров и планы помещений6. Большинство исторических очерков готовились в качестве диссертаций. Юбилейная комиссия в феврале 1898 г. приняла решение о приобретении у каждого из авторов-диссертантов по 100 экз. с повышенной оплатой 6 руб. за лист (вместо принятой 3-4 руб.)7. В итоге, например, А.Поздеев за очерк кафедры оперативной хирургии получил от ИВМА 95 руб. - неплохие деньги для того времени8. Объем сочинений первоначально не ограничивался, однако впоследствии некоторые очерки «урезались» редакционной комиссией. Так, очерк кафедры десмургии и механургии был сокращен с 9 листов до 6 распоряжением уполномоченного Конференцией редактора проф. Д.П.Косоротова. Он же напомнил кафедре, что «портреты профессоров, ныне занимающих кафедру, на казенный счет не печатаются», потребовав «портрет проф. Турнера выдать обратно»9 . Согласно сводке Конференции от 17 июня 1898 г., планировалось иметь всего 33 отдельных исторических очерка, из которых на тот момент вышли в свет 810. Как следует из справки товарищества «Народная польза» (где печатались почти все очерки) от 3 декабря 1898 г., часть уже полученных рукописей (Бородина, Олейникова, Гундобина и Егорова) намечалось выпустить не ранее конца января, т. е. после юбилея11 . На конец марта 1899 г. в канцелярии ИВМА имелось в наличии 19 наименований очерков, в июне к ним добавилось еще два (о кафедре физиологии и клинике детских болезней)12 . Важно отметить, что в канцелярии были складированы полные тиражи (приблизительно по 500 экз.), т. е. рассылка или раздача исторических очерков в дни юбилея не осуществлялись. В числе последних по времени был напечатан очерк кафедры физики: он вышел в свет в начале 1904 г., хотя на титуле был проставлен 1899 год13. В итоге, как в 1910 г. отметил Г.Г.Скориченко, не представили очерки только три профессора: Данилевский, Дианин и Тарновский [9]. Не подлежит сомнению, что идея Конференции о подготовке и публикации исторических очерков кафедр и иных учреждений ИВМА оказалась своевременной и весьма плодотворной. Этот единственный в своем роде комплекс публикаций представляет историю ИВМА за первое столетие с исключительной полнотой и остается востребованным историками медицины. Еще одним пунктом юбилейной программы являлось напечатание отдельного тома об истории ИВМА за 100 лет. Как отмечалось выше, Скориченко приступил к сбору материалов для этого труда не позднее января 1895 г. Им был выполнен наибольший объем фундаментального тома - 233 страницы. Доля участия остальных авторов выглядит следующим образом: проф. Д.Косоротов - 201 стр., доктор Л.Веденский - 179 стр., приват-доцент Н.Кульбин - 141 стр., доктор Л.Белогорский - 55 стр. [5]. Особую ценность юбилейному тому придают помещенные на вклейках портреты профессоров ИВМА первой половины XIX в., ряд которых можно найти только в этом авторитетном издании. Функцию «координатора» при написании истории Академии выполнял сам начальник ИВМА В.В.Пашутин. В архиве сохранился рапорт на его имя от одного из исполнителей, Н.Кульбина, от 27.03.1898 г., написанный небрежным почерком художника: «Срок назначенный мне для выполнения весьма объемистого труда был совершенно недостаточен... отдел будет представлен своевременно, но не ранее конца июня сего года». Документ снабжен строгой визой начальника Академии: «Сообщить д-ру Кульбину, что июнь месяц должен быть крайним сроком представления его отдела»14. Сохранился ряд циркулярных писем В.В.Пашутина, в которых он напоминал авторам истории Академии, а также отдельных очерков о необходимости представления рукописей к сроку. Начальником ИВМА направлялись также обращения о присылке исторических материалов к отдельным ученым, в прошлом связанным с Академией. Так, 15.10.1896 г. датирован черновик письма Пашутина с подобной просьбой Н.В.Склифосовскому15 (неизвестно, был ли ответ). Другой ученый-медик, профессор В.М.Флоринский, в ответе из Томска от 15.03.1897 г. сообщал, что хотя «знает Академию с 1853 года», но «не может сообщить ничего такого, что могло бы быть пригодно для серьезного юбилейного труда»16. По распоряжению Пашутина в популярной столичной газете «Новое время» 12.01.1897 г. появилось объявление с просьбой ко всем «оказать любезное содействие Академии» присылкой материалов по ее истории. Неизвестно, сколько писем в ответ было получено. Единственный отклик, найденный нами среди бумаг по юбилею, - письмо Е.А.Позняк (рожд. Леонтьевой), приславшей ряд документов семейного архива17. Правда, связаны они не с ИВМА, а с Медицинской коллегией, президентом которой в начале XIX в. являлся ее дед. В юбилейной программе 1896 г. Конференция наметила выпуск медали к 100-летию ИВМА и жетона для всех служащих в Академии. Спустя два года в новом докладе императору от 29.06.1898 г. Конференция добавила к этим двум пунктам нагрудный знак в честь 100-летия Академии. Доклад был утвержден Николаем II 8 июля 1898 г.18 Нагрудный знак имел форму овала 4,5ґ3 см, включал золотые вензелевые изображения имен императоров Павла I и Николая II, вписанные в букву «С» (centum, т. е. столетие) из белой эмали. Если юбилейный жетон выглядел скромно («отнюдь не наподобие знаков отличия») и вручался всем академическим служащим, то нагрудный знак имел весьма эффектный вид. Согласно приказу по военному ведомству № 305 от 17.11.1898 г. правом его ношения наделялся узкий круг лиц: почетный президент, почетные члены и члены-корреспонденты Академии, офицеры из штатного состава ИВМА на день юбилея (а также выбывшие ранее). Этим правом наделялись и студенты, состоявшие в Академии в юбилейном году, но не ранее окончания ими курса и получения степени лекаря19. Подобное ограничение привело к тому, что накануне и после юбилея появилось значительное число лиц, желавших сделаться обладателями нагрудного знака. «Могу ли я носить знак к 100-летнему юбилею Академии?.. - писал из Дербента старший врач Аварского батальона В.М.Яблонский. - Просьба важна для удовлетворения тщеславия и самогордости, но особенно для отличия, что я когда-то служил в стенах Академии...»20 В адрес ИВМА поступало немало подобных обращений, что послужило поводом для расширения списка обладателей знака. Вскоре после юбилея Конференция создала комиссию по выработке «дополнительного постановления о расширении категорий тех, кому разрешено носить знак 100-летия ИВМА»21. В начале марта 1899 г. пожелания были сформулированы и вскоре утверждены императором. Отныне право ношения знака распространялось также на всех лиц в офицерских чинах, каким-либо образом принимавших участие в деятельности ИВМА в юбилейный год (в т. ч. прикомандированных врачей), чинов духовного ведомства академических церквей, «немногих лиц женского персонала Академии», а также окончивших курс в ИВМА 25 лет назад22. Право ношения юбилейного знака присваивалось также «академику Виллие, как потомку бывшего Президента Академии Баронета Виллие»23. Речь в данном случае об академике живописи М.Я.Виллие24, в январе 1899 г. обратившемся к В.В.Пашутину с пространным письмом. Опуская детали, приведем крайне любопытную часть текста, относящуюся к истории ИВМА: «Мне было лет девять, когда между Баронетом и моим отцом25 произошел прискорбный разлад. Разгневанный на моего родителя, Яков Васильевич бросил в огонь подписанное уже им духовное завещание, которым я значился его единственным наследником (майоратным) и написал другое, завещая все свое огромное состояние (около двух миллионов) на прекрасную и высоко полезную клинику его имени... В то время я не понимал значения этих событий, но и теперь, в сердце своем, не нахожу я хулы к памяти деда моего, напротив, я ее высоко чту и горжусь единственным доставшимся мне от него наследием, его славным именем...»26 Отдельным пунктом намеченных Конференций «юбилейных мер» была чеканка медали к 100-летию ИВМА. В июле 1898 г. император утвердил описание медали: «На лицевой стороне помещались рельефные изображения императоров Павла I и Николая II, а на обратной - аллегорическая фигура медицины у подножия храма науки... На втором плане изображен перевязочный пункт»27. Медаль имела диаметр 6,5 см, изготавливалась из золота, серебра и бронзы. Исполнение это пункта стоило недешево. Эскиз медали выполнил художник А.Васютинский28 (переговоры с ним вел профессор А.Таренецкий), он же изготовил лепку и штамп для чеканки, получив за один этот заказ от Академии 800 руб.29 Первая порция медалей была получена казначеем ИВМА из Петербургского монетного двора за два дня до начала юбилейных торжеств и включала одну золотую (вручалась в особом футляре императору), 20 серебряных и 50 бронзовых медалей30. Очевидно, все они были розданы в дни юбилея, но не все почетные гости смогли получить такой дорогой во всех смыслах подарок. Уже 8 января 1899 г. на баланс ИВМА были приняты от Монетного двора еще 53 бронзовые медали31. Наконец, 31 марта 1899 г. казначей ИВМА принял третью порцию из шести серебряных и 100 бронзовых медалей32. Таким образом, общее число отчеканенных и полученных Академией медалей составило одну золотую, 26 серебряных и 203 бронзовых. Распределение этой награды являлось прерогативой начальника Академии и не документировалось. Нет сомнения, что в числе главных получателей такого памятного сувенира были приглашенные иностранцы и различного рода высокопоставленные особы, имевшие отношение к ИВМА. Небольшое число отчеканенных юбилейных медалей объясняет почти полное их отсутствие на антикварном рынке. Нагрудный знак и жетон изредка встречаются на интернет-аукционах, хотя стоимость их весьма высока. Нельзя не сделать еще одно наблюдение. В 1898 г. Конференция ИВМА запечатлела на юбилейной медали, т. е. в качестве главного символа Академии, «аллегорическую фигуру медицины». Глядя на эскиз медали трудно отделаться от мысли, что при его выполнении художник имел в виду образ, уже существовавший в петербургской топонимике, - фонтан «Гигиея», с 1873 г. размещавшийся вблизи клиник ИВМА. Так или иначе, но сегодня трудно не признать удачным решение руководства ВМА и городских властей, в канун 200-летнего юбилея учреждения (1996) переместить памятник скульптора Д.Иенсена к зданию штаба Академии, как бы утвердив за ним смысл, приданный образу античной богини за сто лет до того решением Конференции ИВМА. Кроме утвержденных по ходатайствам Академии названных символов юбилея, Николай II издал приказ по военному ведомству № 317 от 8 декабря 1898 г., по которому чинам ИВМА присваивалось право ношения на эполетах и погонах особого вензелевого изображения инициалов имен Павла I и царствующего императора. Всем студентам академии тем же приказом полагались к мундирной одежде пуговицы с орлами (вместо гладких)33. Подготовка юбилея ввергла Академию в немалые расходы, связанные с печатанием исторического труда, чеканкой медалей и проч. По мере приближения торжества в документах заметнее проявляется желание экономии. Так, первоначально планируемый к покупке бюст императора Павла I «с колонною» был в итоге взят под расписку на сутки из Николаевской инженерной академии34. Телеграмма военного министра А.Н.Куропаткина в Министерство императорского двора35 помогла провести бесплатно для участников торжеств, служащих и учащихся ИВМА 19 декабря утренний спектакль в Мариинском театре (слушали оперу А.П.Бородина «Игорь»). Однако переговоры с губернским предводителем дворянства о бесплатной аренде зала Дворянского собрания для проведения торжественного акта не увенчались успехом, в этом случае Академии пришлось внести 300 руб. арендной платы36. Особой заботой руководства ИВМА в дни юбилея были окружены иностранные гости. К примеру, письмом от 9.12.1898 г. в петербургское градоначальство В.В.Пашутин просил «оказать содействие, дабы делегаты-евреи не встречали каких-либо затруднений»37. Также в ответ на письмо начальника ИВМА Департамент таможенных сборов известил Академию об «оказании содействия делегатам от иностранных ученых обществ и учебных учреждений при пересечении границы»38. Торжества 100-летия ИВМА 17-20 декабря 1898 г. осуществились в полной мере согласно программе и несомненно явились «резонансным событием». Как сообщал тогда популярнейший российский журнал, «академия в день своего столетнего юбилея с гордостью может вспомнить пройденный ею путь»40. Разумеется, при проведении подобных мероприятий могли быть упущения, следы которых можно встретить в архиве. Так, несмотря на решение Конференции о рассылке учреждениям и лицам вышедших изданий, этой участи удостоился лишь юбилейный том. К сожалению, тиражи исторических очерков кафедр «четыре года мирно почивали в канцелярии», как саркастически выразился Г.Г.Скориченко в рапорте начальнику ИВМА от 3.02.1903 г.41 Юбилей Военно-медицинской академии в дальнейшем служил как бы отправной точкой подобных торжеств. Так, 200-летние юбилеи Московского военного госпиталя (1907) и Петербургского адмиралтейского госпиталя (1915) сопровождались выпуском схожих с «академическим» по композиции и размерам знаков этих учреждений для ношения на левой стороне груди, а также присвоением их чинам на погоны вензелевых изображений из инициалов двух всероссийских императоров [3, 6]. Столетний юбилей ИВМА не укладывается в принятую некоторыми историками концепцию «юбилеемании» в российском обществе начала XX в., согласно которой, после поражения в Русско-японской войне и первой русской революции государственная власть искала в различных юбилеях дополнительной легитимации и поэтому всячески их поддерживала [10]. Однако на деле скромное, почти «провинциальное» празднование юбилея Московского военного госпиталя в 1907 г. не идет ни в какое сравнение с блестяще организованными масштабными торжествами в ИВМА в 1898 г. Оба этих юбилея были подробно документированы их участниками. Но если Московский военный госпиталь к своему 200-летнему юбилею получил из-за рубежа всего один адрес и одну телеграмму [1], то число полученных ИВМА в декабре 1898 г. адресов, поздравительных писем и телеграмм от иностранных научных учреждений и обществ составило свыше 100. И это не считая личных телеграмм от зарубежных ученых, среди которых нельзя не назвать Р.Вирхова, М.Петтенкофера, А.Куссмауля и др. [11]. Согласно ревизии от июня 1917 г., на тот момент в зале заседаний Конференции ИВМА наличествовало в связи с торжествами 1898 г. - 218 юбилейных адресов на русском языке и 34 - на иностранных42. Часть этих свидетельств признания заслуг ИВМА до сих пор бережно сохраняется в зале ученого совета и музее Академии. Отнюдь не «юбилеемания», но любовь к своей alma mater служила главной идеей, несколько лет объединявшей в деле подготовки и празднования столетия Академии самых разных людей, начиная с ее начальника В.В.Пашутина. Юбилей ИВМА вызвал особый отклик в среде российских врачей. В Одессе, например, местные медицинские общества провели по этому поводу торжественное заседание, запечатлев событие в брошюре [7]. Медицинский факультет Казанского университета издал к юбилею Академии воспоминания своего профессора И.М.Догеля, отметившего, что «нет ни одного русского университета, начиная от старейших - Московского и Казанского до самого юного - Томского, в которых, в числе членов медицинских факультетов, не было бы учеников Военно-медицинской академии, а в Казанском университете в настоящее время десять кафедр заняты воспитанниками Академии...» [4]. Это был именно необычный юбилей. Сегодня мы можем утверждать, что столетие Военно-медицинской академии в 1898 году по высокому уровню подготовки и проведения, беспрецедентному участию в нем российского и зарубежного медицинских сообществ оказалось самым масштабным юбилейным торжеством, когда-либо отмечавшимся медицинскими учреждениями России.
×

References

  1. Алелеков А.Н. История Московского военного госпиталя в связи с историею медицины в России к 200-летнему его юбилею. 1707-1907. - М., 1907. - С. 652-654, 679-715.
  2. Гейне М. Празднование пятидесятилетнего юбилея Императорской Санкт-Петербургской Медико-хирургической академии. - СПб, 1850. - 7 с.
  3. Грибанов Э.Д. Российские нагрудные медицинские знаки. Каталог. - Рига, 1989. - С. 16-17.
  4. Догель И.М. Воспоминание былого из пятидесятых и шестидесятых годов Военно-медицинской академии. - Казань, 1898. - 8 с.
  5. История Императорской Военно-медицинской (бывшей Медико-хирургической) академии за сто лет. 1798-1898. - Под ред. проф. Ивановского. - СПб, 1898. - 828 с. (приложения с. 1-335).
  6. Поддубный М.В. О подготовке 200-летнего юбилея Московского госпиталя в 1907 году // Пробл. соц. гиг., здравоохр. и истории медицины. - 2003. - № 2. - С. 53-54.
  7. Торжественное празднование медицинскими обществами г. Одессы столетнего юбилея Военно-медицинской академии. - Одесса, 1899.
  8. Российская Военно-медицинская академия (1798-1998) / Гл. ред. Ю.Л.Шевченко, зам. гл. ред. В.С.Новиков. - СПб: ВМедА, 1998. - С. 29-31.
  9. Скориченко Г.Г. Императорская Военно-медицинская (Медико-хирургическая) академия. Исторический очерк (до 1902 г. включительно) / Столетие Военного министерства. 1802-1902. - Кн. IX, ч. II. - 1910. - С. 211-221.
  10. Цимбаев К.Н. Феномен «юбилеемании» в российской общественной жизни конца XIX - начала XX века // Вопр. истории. - 2005. - № 11. - С. 99.
  11. Юбилейный сборник Императорской Военно-медицинской академии / Под ред. академика А.Я.Данилевского и приват-доцента А.А.Лихачёва. - СПб, 1902. - 438 с.

Statistics

Views

Abstract: 46

PDF (Russian): 11

Dimensions

Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2018 Eco-Vector

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies