The First World War and high medical school of Petrograd



Cite item

Abstract

Rostovtsev E.A., Sidorchuk I.V. - The First World War and high medical school of Petrograd. The article is devoted to the history of higher medical education of the Petrograd just before and during the First World War. The topical issue is the lack of information concerning this period of the history of Russian medicine and medical education, and the history of development of domestic medicine during the First World War, the centenary of which is celebrated this year. On the basis of a wide range of published and archival sources the authors show the basic vectors of development of medical education and exploring the role of St. Petersburg as one of the leading academic medical centres in the country.

Full Text

Столетие начала Первой мировой войны заставляет специалистов вновь обращаться к трагическому периоду истории России, приведшему к многочис ленным жертвам и ставшему катализатором социальных катастроф, тотального изменения вектора развития страны. Долг памяти не позволяет обойти вни 6 «Военно-медицинский журнал.», 9’2014 81 ИЗ ИСТОРИИ ВОЕННОЙ МЕДИЦИНЫ манием деятельность медицинских школ Петрограда, вносивших значительный вклад в борьбу России на фронтах войны. Старейшей высшей медицинской школой Петербурга являлась Военномедицинская академия, основанная в 1798 г. на базе медико-хирургического училища. В 1912 г. академия, до того приписанная к Военному министерству, вошла в подчинение главного военно-санитарного инспектора. Следствием стало требование к студентам о ношении военной формы и обязательном отдании чести офицерам, что вызвало массовые акции протестов среди студентов, поддержанные частью преподавателей. Тем не менее накануне войны военному министру В.А.Сухомлинову не удалось внедрить в программу обучения студентов академии военные и военно-медицинские учебные дисциплины. С началом войны антиправительственные настроения сменились подъемом патриотических чувств среди как студенчества, так и преподавателей. В академии было увеличено число коек для прибывавших с фронта раненых. Студенты могли избежать отправки на фронт, т. к. учеба в академии считалась службой в армии. Количество выпускаемых студентов все время увеличивали: если в 1913 г. на первых четырех курсах обучалось 850 человек, то к началу 1917 г. - 1008. В 1915 г. слушатели подготовительных курсов были откомандированы в главные перевязочные отряды при пехотных дивизиях, где несли службу в качестве нижних чинов (санитаров) во время летних каникул. Слушатели, перешедшие на 4-й курс, работали в военно-медицинских учреждениях действующей армии, а окончившие 8 семестров назначались на службу в армию до окончания войны с присвоением звания зауряд-врача 1-го разряда. Согласно высочайшему повелению от 21 марта 1916 г. слушатели различных курсов назначались в военноврачебные заведения, в медицинские учреждения Петрограда, в летний период находились в действующей армии, где работали в главных перевязочных отрядах и подвижных госпиталях в качестве санитаров или фельдшеров. Точных сведений о потерях среди студентов нет. Известно, что из числа 175 выпускников академии 1911 г. за время войны погибло 94 человека. В годы Первой мировой войны наиболее актуальной задачей стала борьба с последствиями ранений от новых видов вооружений и массовыми эпидемиями. Нельзя не отметить заслуги в этом направлении таких профессоров академии, как С.В.Шидловский, В.А.Левашов и др. Благодаря работам Г.И.Турнера, В.А.Оппеля и В.А.Ратимова дальнейшее развитие получила военно-полевая хирургия. Значительную роль в медицинском обеспечении Русской армии сырал Н.А.Вельяминов, занимавший должность главного полевого санитарного инспектора вплоть до июня 1917 г. В частности, им была разработана «Инструкция по организации хирургической помощи раненым на фронте», качественно улучшившая порядок работы медицинской службы армии и позволившая установить новую систему лечебно-эвакуационного обеспечения войск. Конфликтная ситуация в академии накануне войны повлияла на поддержку проекта об открытии медицинского факультета в Петроградском университете. В 1913 г. Петербургская городская дума возбудила ходатайство о его организации, которое было подкреплено положительным решением комиссии «о пользах и нуждах общественных». Вопрос продолжал периодически подниматься, причем инициатива организации факультета исходила не только от городской, но и центральной власти. Ради создания нового центра подготовки врачей, что было особенно важно в условиях затянувшейся войны, государство готово было пойти на значительные издержки. Тем не менее все инициативы власти встречали жесткий отпор со стороны университетской профессуры, полагавшей, что медицинский факультет, призванный решать сугубо практические задачи, не соответствует высоким университетским идеалам. По словам ректора Э.Д.Гримма, цель университета - «осуществлять свое высокое 82 «(Военно-медицинский журнал», 9’2014 научное назначение, не отдавая дани ни задаче образования разных категорий служилых людей, ни каким бы то ни было ненаучным целям». Свою роль сырал и многолетний конфликт власти и профессуры, воспринимавшей навязывание факультета как покушение на автономию и научную свободу. Ситуация не изменилась даже после Февральской революции, когда вопрос о факультете вновь был поднят. На этот раз против его создания выступили представители двух других медицинских центров столицы - Психоневрологического института и Петербургского женского медицинского института. Они полагали, что смогут своими силами решить проблему увеличения подготовки медицинских кадров и организации помощи дополнительному числу раненых. Частный Психоневрологический институт был основан в 1907 г. психиатром В.М.Бехтеревым и социологом М.М.Ко-валевским. Институт планировался как высшее научно-учебное учреждение, «в котором могли бы разрабатываться все вопросы психологии и неврологии, включая вопросы внушения и гипноза, патологической психологии, невропатологии, экспериментальной педологии и криминальной антропологии». Институт отличался высокой степенью свободы и независимости, что привело к тому, что он стал одним из центров распространения антиправительственных идей. В 1914 г., накануне войны, министр народного просвещения Л.А.Кассо в письме управляющему делами Совета министров И.Н.Лодыженскому сообщал: «Состав профессоров и преподавателей института (153 чел.) отличается совершенно определенным противоправительственным направлением и на изменение этого состава Министерство не может влиять, так как избрание их производится институтом самостоятельно и об избранных лицах лишь сообщается в Министерство для сведения». Однако Совет министров, признавая, что антиправительственная агитация подлежит искоренению, на заседании 2 июля высказался против закрытия. В свою очередь, Николай II под «Военно-медицинский журнал», 9’2014 _ ИЗ ИСТОРИИ ВОЕННОЙ МЕДИЦИНЫ держал министра народного просвещения и 18 июля 1914 г. подписал резолюцию, в которой повелевал закрыть институт. Но начавшаяся война, а также уверения администрации в полной лояльности и готовности предоставить помещения и ресурсы в помощь армии, позволили В.М.Бехтереву избежать закрытия его любимого детища. Несмотря на то что начавшаяся война по сути спасла институт, 1914 год был для него особенно труден. Многих студентов и преподавателей, несмотря на старания руководства, забрали в ряды армии. Среди последних были профессора А.В.Гервер, Н.Г.Ушинский, Л.М.Пус-сеп, А.С.Грибоедов и др. Тем не менее совету вуза удалось достаточно быстро наладить правильное течение учебной жизни. В 1915 г. созданная новым министром народного просвещения П.Н.Иг-натьевым специальная комиссия сделала вывод, что институт «вполне может удовлетворять требованиям, которые предъявляются к частным высшим учебным заведениям». Существенные коррективы Первая мировая война внесла и в деятельность основанного в 1895 г. на частные пожертвования Петербургского женского медицинского института, находившегося в ведении Министерства народного просвещения. По программе преподавания институт в 1904 г. был полностью приравнен к медицинским факультетам университетов или Военно-медицинской академии, выпуская женщин-врачей широкого профиля. В этом же году основной объем финансирования стал поступать от государства. Таким образом, он стал первым в России высшим женским учебным заведением, официально приравненным в правах ко всем остальным вузам. С началом войны в клиниках института был развернут госпиталь. Как выпускницы, так и студентки института работали в военно-санитарных поездах и военных госпиталях. В условиях нехватки врачей в 1916 г. Женский медицинский институт сначала получил право присуждать ученые степени и звания лицам мужского пола, а затем (с 1917 г.) начал прием сту _ 83 ИЗ ИСТОРИИ ВОЕННОЙ МЕДИЦИНЫ дентов-мужчин. В 1918 г. его переименовали в 1-й Петроградский женский медицинский институт. Благодаря проведенному в годы Первой мировой войны реформированию системы преподавания, научной и практической работы, в годы Гражданской войны институт стал одним из центров борьбы с тифом и холерой, эпидемия которых охватила страну. Говоря о центрах медицинского образования дореволюционного Петрограда, нельзя не упомянуть Императорский клинический повивально-гинекологический институт (современный НИИ акушерства и гинекологии им. Д.О.Отта) - одно из старейших акушерских учреждений России. С 1893 до 1917 г. институт возглавлял Дмитрий Оскарович Отт, с именем которого и связан его расцвет. Даже в условиях Первой мировой войны институт продолжал успешно работать, закрепляя свой статус колыбели русских акушеров и гинекологов. В частности, Д.О.Отт организовал курсы для усовершенствования врачей по акушерству и гинекологии. Как утверждает его ученик и последователь Л.И.Бубличенко, «за время с 1904 по 1927 г., считая также годы революции и гражданской войны, когда врачей-слушателей почти не было, через стены института прошло 4225 врачей, приезжавших только на семестровые курсы для усовершенствования». Д.О.Отт явился одним из инициаторов создания в 1913 г. Всероссийского попечительства по охране материнства и младенчества, а также организатором охраны материнства и младенчества как особого направления отечественной медицины. Проводимая обширная работа позволила институту не только быстро возродиться после революции и Гражданской войны, но и стать примером для вновь создававшихся институтов усовершенствования врачей по всей стране. Первая мировая война явилась жестоким, но бесценным опытом для всей системы российского высшего медицинского образования, которой в кратчайшие сроки предстояло решить поистине колоссальные задачи. Война дала очевидный толчок развитию медицинской школы Петрограда, несмотря на все трудности сумевшей адаптироваться к условиям военного времени. В дальнейшем это позволило не только с минимальными потерями пережить период Гражданской войны, но и продолжить в начале 1920-х гг. успешное развитие.
×

References

  1. Акименко М.А., Шерешевский А.М. История института имени В.М. Бехтерева в документальных материалах. - Ч. 1. - СПб, 1999.
  2. Бехтерев В.М. Об устройстве Психоневрологического института в С.-Петербурге // Вестн. психологии, криминальной антропологии и гипнотизма. - 1904. - Вып. 5. - С. 274-275.
  3. Бубличенко Л.И. Государственный акушерско-гинекологический институт НКЗ в Ленинграде // Казанский мед. журн. - 1928. - № 8. - С. 803.
  4. Военно-медицинская академия (1798- 2008) / Под ред. А.Б. Белевитина. - 2-е изд. - СПб, 2008. - С. 35.
  5. Высшая школа Санкт-Петербурга XIX - начала XX века. Сборник документов / Отв. сост. Н.Ф. Никольцева. - СПб, 2007. - С. 298.
  6. Гримм Э.Д. Организация университетского преподавания по проекту нового устава // Русская мысль. - 1916. - № 4. - С. 111.
  7. Иванов А.Е. Высшая школа России в конце XIX - начале XX века. - М., 1991. - С. 36.
  8. Купайгородская А.П. Высшая школа Ленинграда в первые годы советской власти (1917-1925). - Л., 1984. - С. 16.
  9. Отчет о деятельности Психо-неврологического института за 1908-1918 гг. // Центральный государственный архив Санкт-Петербурга, ф. 2555, оп. 1, № 1, л. 9 об.
  10. Ростовцев Е.А. Испытание патриотизмом. Профессорская коллегия Петроградского университета в годы Первой мировой войны // Диалог со временем. - 2009. - Вып. 29. - С. 308-324.
  11. Яковенко Т.Г. Документы РГИА как источник для изучения истории дворянского рода Оттов // Вестн. Санкт-Петербургского университета. - Сер. 2. - 2008. - Вып. 2. - С. 47.

Copyright (c) 2014 Eco-Vector

СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: № 01975 от 30.12.1992.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies