Application of the data of space decoding for the study of ore-controlling structures of the Lebedinsky ore-placer cluster, South Yakutia

Cover Page

Abstract


New data about the ore-controlling structures of the Lebedinsky ore-pleaser cluster have been obtained on the basis of space decoding. A stadial analysis of the territory from the ore cluster scale to the ore body (the Myatezhnaya zone) was carried out, as a result of which the position of this zone was clarified. The major ore-hosting structures were identified by space images decoding, and the local structures were revealed by detailed study, and these latter were certified in the course of geological routes with sampling identified for detailed study. Based on the positive results of testing and identification of the mineralization accompanying metasomatic zones were laid mine workings – a trench and several drill holes. As a result of the mining operations, the presence of the ore zone was confirmed; the forecast gold resources for the categories P1 and P2 were tested.


Бурное развитие методов дистанционного зондирования Земли из космоса (Геологические …, 1975; Аэрокосмические …, 2000; Бондур, Зверев, 2007) поставило вопрос об использовании космических снимков при прогнозно-металлогенических исследованиях. Появилась уникальная возможность исследовать особенности строения любых участков земной поверхности с помощью материалов разного масштаба и вида (Анализ …, 1979; Трифонов, 2010; Разработка …, 2018; Yousefi et al., 2018). Дистанционное зондирование играет значительную роль при прогнозных и поисковых работах на различные виды полезных ископаемых, особенно для закрытых и удаленных территорий. В данных космодешифрирования прямо или косвенно отражается ряд известных факторов контроля рудоносных таксонов на разных иерархических уровнях, а также выявляются новые, ранее неизвестные, что позволяет выделять площади, перспективные для рудолокализации (Перцов и др., 1974; Моралев и др., 1995; Поцелуев и др., 2012; Graham et al., 2018).

Прогнозирование новых рудных объектов в Сибирском регионе, особенно в Южной Якутии, сопряжено с многими сложностями. Одно из основных — крайне низкая обнаженность территории, что затрудняет геологическое картирование (Молчанов и др., 2013; Кукушкин и др., 2018). В настоящей статье для Лебединского рудно-россыпного узла (ЛРУ) приведены оригинальные данные космодешифрирования, выполненного при проведении поисковых работ ФГУП ЦНИГРИ и «Алдангеологии» в 2013–2015 гг.

МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ПОЛУЧЕННЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

На первом этапе работ был проведен анализ дистанционных, геофизических, геохимических и других материалов на площадь двух 1:1000000 листов О‑51 и О‑52, охватывающих практически весь Алданский щит. В результате: ‒ были установлены региональные структурные признаки, потенциально влияющие на процессы рудообразования; ‒ подтверждена определяющая роль MZ тектоно-магматического этапа; ‒ были выделены участки, благоприятные для формирования таксонов ранга «золоторудный район» (рис. 1, 2).

 

Рис. 1. Контуры работ по этапам, показанные на гидрографической схеме Южной Якутии. 1 — первый этап; 2 — второй этап; 3 — третий этап.

 

Рис. 2. Схема перспективных участков Южной Якутии по результатам анализа дистанционных, геофизических, геологических и др. материалов различного разрешения для локализации золотого оруденения в рангах: а — район; б — узел; в — поле.

1 — участки с различной степенью перспективности от слабоперспективных до высокоперспективных; 2 — известные месторождения: а — малые, б — средние, в — крупные; 3 — рудопроявления; 4 — границы субъектов РФ; 5 — реки.

 

На втором этапе работы проводились на площади Центрально-Алданского района (рис. 2б). По результатам анализа космоснимков более высокого разрешения, комплекта геологических карт, геофизических, геохимических и других данных были выделены перспективные площади ранга «золоторудный узел».

Работы третьего этапа были проведены на площади 455 км2 в пределах Лебединского рудно-россыпного узла (рис. 2в). На этом этапе анализировались материалы с максимальным разрешением, учитывая различные предпосылки и признаки золотого оруденения (Крейтер, 1960; Иванов, 2016; Некрасов, 2018).

В результате построена дистанционная основа космодешифрирования, которая содержала материалы для дистанционной прогнозно-поисковой модели. Выделены перспективные участки, большинство из которых хорошо коррелируется с известными рудными полями (Бойцов и др., 2006; Молчанов и др., 2018), на одном из выделенных новых участков в пределах Колтыкон-Самодумовского рудного поля (рис. 3) было проведено детальное дешифрирование. Этот участок был выбран ввиду хорошей дешифрируемости и наличия благоприятных металлогенических признаков. На этапах 1–3 был применен опыт дистанционного зондирования Ю.Н. Серокурова и В.Д. Калмыкова (Серокуров и др., 2008; Серокуров, Калмыков, 2013).

Территория ЛРУ характеризуется плохой (70%) и удовлетворительной (30%) обнаженностью; последняя отмечается лишь в пределах вершин и водораздельных частей гольцов, плохая — на склонах и в долинах водотоков. Естественные обнажения горных пород редки. Мощность элювиально-делювиальных отложений в среднем от 1 до 3 м, у подножия крутых склонов увеличивается до 10 м. Мощность аллювиальных образований в долинах достигает 20 м. Территория расположена в зоне развития многолетней мерзлоты, при этом ее мощность (по данным бурения) может достигать 300 м. Площадь покрыта растительностью горно-таежного типа, а также перекрыта мхом и ягелем.

 

Рис. 3. Схема космодешифрирования Колтыкон-Самодумовского рудного поля. 1, 2 — очагово-купольные (магматические) формы, отчетливо и слабо проявленные; 3, 4 — линейные зоны разломов (линеаменты), отчетливо и слабо проявленные; 5, 6 — структурные линии, соответствующие геологическим границам, отчетливо и слабо проявленные; 7 — участок зоны Мятежной (рис. 4).

 

Для подготовки дистанционной основы космодешифрирования территории были подобраны космоснимки (landsat, yandex, google, bing, here) с высоким разрешением масштаба 1:25 000 и 1:10 000, сделанные в летний и зимний периоды. Снимки применялись многоканальные, спутник LandSat‑7, разрешение 15 м на точку (1 канал), инфракрасная камера с разрешением 30 м (6 каналов), температурный сенсор (дальний ИК‑диапазон) с разрешением 60 м. Их анализ показал, что наиболее информативны снимки летнего периода, по которым и были составлены космосхемы.

Выделение рудоконтролирующих структур в ЛРУ затруднено в связи с высокой залесенностью площади. Наиболее благоприятна для дешифрирования северная часть ЛРУ. Опыт в области геолого-геоморфологического картирования для решения геолого-поисковых задач на площадях с низкой обнаженностью показал недостаточность применения одного-двух методов для достоверной интерпретации аэрокосмических данных и необходимость использования комплекса методов геометризации и дешифрирования линеаментов и других структур (Томсон, Фаворская, 1968; Поцелуев и др., 2012; Graham et al., 2018).

В процессе исследования на основании дешифровочных признаков и данных о строении региона были уточнены геологические границы, выявлены предполагаемые рудоконтролирующие разломы. При составлении дистанционной основы прогнозирования золоторудных месторождений Лебединского рудно-россыпного узла применялся подход, опирающийся на принцип аналогий и предусматривающий первоначальное выявление рудолокализующих структур в пределах уже известных рудоносных площадей.

Схема (рис. 3) построена с применением ArcGIS10.2 в системе координат 21 зоны Пулково 1942 в проекции Гаусса Крюгера. В пределах Лебединского узла выделены три основных типа дешифрируемых объектов:

‒ очагово-купольные кольцевые формы магматической природы, обладающие радиально-концентрическим строением и возникшие в процессе MZ тектоно-магматической активизации;

‒ линейные зоны разломов (линеаменты) северо-восточного и северо-западного простирания, принадлежащие к Томмот-Эльконской и Юхухтинской зонам глубинных разломов (Кац и др., 1986); менее выражены линейные зоны разломов субмеридионального простирания Орто-Салинской системы;

‒ структурные линии, соответствующие геологическим границам.

К очагово-купольным магматическим формам при дешифрировании по фототону, рельефу и микрорельефу, характерной форме, геоморфологическим признакам отнесены кольцевые и полукольцевые структуры, вероятнее всего, отражающие MZ тектоно-магматическую активизацию. Эти объекты обычно имеют бóльшую площадь, чем выходы на дневную поверхность мезозойских интрузивов (штоков, лакколитов, силлов) монцонит-сиенитовой, сиенит-порфировой, фергусит-щелочносиенитовой, лейцит-щелочнотрахитовой и других формаций (Максимов и др., 1982; Молчанов и др., 2013).

В центральной части площади, между ручьями Золотой, Еловый и Турук, проявлены объекты полукольцевой формы, отражающие выходы на поверхность сиенитовых силлов (рис. 4). Эти объекты осложнены линеаментами радиальной направленности (радиальными разломами) и полукольцевыми разломами. Именно здесь, в полукольцевой зоне разломов, канавой и скважинами вскрыта мощная минерализованная дайка сиенит-порфиров — рудная зона Мятежная, по которой посчитаны прогнозные ресурсы категорий Р1 и Р2. Минерализованная дайка прослежена в геологических маршрутах, и перспективы выявления протяженного рудного тела велики.

Линейные зоны разломов (линеаменты), выделяемые на космосхеме, фиксируют разломы как глубинные, так и более высоких порядков. К глубинным относятся хорошо выраженные разломы северо-восточного и северо-западного, реже меридионального (Фасталович, Петровская, 1940) простирания, Томмот-Эльконской и Юхтинской, Орто-Салинской и др. систем.

 

Рис. 4. Сопоставление данных космодешифрирования с геологическим строением Колтыкон-Самодумовского рудного поля (по данным ГДП‑200, В.А. Луконин и др., 1964 г.). 1 — техногенные (рыхлые) отложения; 2 — верхнечетвертичные образования нерасчлененные (аллювий пойм, русел); 3 — мезозойский вулкано-плутонический комплекс, дайки и силлы эгириновых бостонитов; 4 — колтыконский комплекс: а — дайки, пластовые интрузии роговообманковых сиенит-порфиров, б — субщелочных и щелочных лампроитов — минетт, вогезитов, керсантитов; 5 — лебединский комплекс — штоки, лакколиты щелочнополевошпатовых эгирин-авгитовых сиенитов; 6 — верхнеселегдарский комплекс — силлы роговообманковых, биотит-роговообманковых сиенит-порфиров, вогезитов; 7 — ороченский комплекс — силлы, лакколиты субщелочных и кварцсодержащих сиенит-порфиров, бостонитов; 8 — венд-кембрийская система, усть-юдомская свита — доломиты, битуминозные с прослоями оолитоподобных реже глинистых, известковистых доломитов; 9 — протерозойский магматический комплекс, ранний протерозой, граниты нерасчлененные щелочно-полевошпатовые, двуполевошпатовые; 10 — архей, федоровская серия нерасчлененная — роговообманковые, гиперстен-диопсид-роговообманковые, биотитовые, биотит-амфиболовые кристаллические сланцы, реже гнейсы, линзы кальцифиров мраморов; 11 — геологические границы: а — достоверные, б — предполагаемые; 12 — зоны мраморизации; 13 — зоны скарнирования; 14 — пирит-анкеритовые, пирит-анкерит-гематитовые, кварц-анкерит-гематитовые жилы-залежи; 15 — участок зоны Мятежной на схематическом плане (рис. 5); 16 — разрывные нарушения: а — установленные, б — предполагаемые под рыхлыми отложениями; остальные условные обозначения см. на рис. 5.

 

Согласно классификации А.И. Суворова и А.В. Пейве (1977) глубинные разломы разделены на мезоглубинные (корово-мантийные) и гипоглубинные (коровые). Основанием отнесения разломов к корово-мантийным являются данные магнитотеллурического зондирования, выявившие Центрально-Алданскую техносферную воронку (Абрамов, 1985). На большей части территории разломы перекрыты рыхлыми отложениями и непосредственно не картируются. Соответственно, выделены две группы разломов: неперекрытые четвертичными отложениями и скрытые под ними.

Разломы высоких порядков выделяются по комплексу признаков и имеют относительно небольшие размеры, амплитуду перемещения и обычно развиваются самостоятельно, реже могут слагать более масштабные зоны разломов. Подразделяются они также на две группы: неперекрытые четвертичными отложениями и скрытые под ними. Часто линеаменты дистанционной основы отражают положение скрытых рудоносных разломов, определяющих положение золотоносных минерализованных зон.

Структурные линии, соответствующие геологическим границам (контактам пород архейско-протерозойского кристаллического фундамента, венд-кембрийского осадочного чехла, мезозойских интрузивов), на космосхеме проявлены в различной степени. К северу от ручья Кыллах хорошо дешифрируются пластовые интрузивы. К сожалению, на большей части территории расшифровать структурные линии, отражающие геологические границы, не удается из-за интенсивной залесенности.

Проведено дешифрирование космосхем, их наложение, разбраковка и сопоставление с основными элементами геологического строения исследуемой территории, а также с данными региональных геофизических съемок.

Установленные при космодешифрировании элементы строения северной части площади Лебединского рудно-россыпного узла в комплексе с геофизическими и геохимическими данными были учтены при планировании геологических и шлиховых маршрутов, заложении горных выработок и скважин, а также при построении макета структурно-формационной основы прогнозирования.

РЕЗУЛЬТАТЫ ЗАВЕРОЧНЫХ ГЕОЛОГИЧЕСКИХ РАБОТ

По результатам космодешифрирования в пределах участка Мятежный отчетливо прослеживается полукольцевая морфоструктура (силл ортофиров, представленных плагиоклаз-калишпат-кварцевыми агрегатами с крупными вкрапленниками K–Na полевого шпата и интенсивным проявлением сульфидной минерализации), располагающаяся вдоль ручья Золотой. Этот полукольцевой объект пересекает линейная зона разломов СЗ простирания, предположительно контролирующая мощную дайку сиенит-порфиров. Силл ортофиров так же нарушен многочисленными разломами меридионального, СВ и СЗ простирания, которые прослеживаются и за пределами интрузива.

С целью заверки выделенных форм в период полевых работ «ФГУП ЦНИГРИ» в 2013–2015 гг. (Иванов и др., 2016) были проведены геологические маршруты в пределах Малокуранахского, Колтыкон-Самодумовского, Таежного и Верхнеякокутского рудных полей. Решались задачи: геологического обследования территории, выявления и прослеживания выделенных на дистанционной основе линейных структур, опробования потенциально золотоносных крутопадающих разрывных структур, зон гидротермально-метасоматически измененных пород, а также зон контактов мезозойских щелочных интрузивов и выбор мест заложения горных выработок.

В геологических маршрутах по зонам, выявленным на дистанционной основе прогнозирования, систематически наблюдались свалы жильного кварца и ожелезненных, калишпатизированных, пиритизированных метасоматически-измененных пород. В частности, на Колтыкон-Самодумовском рудном поле и повсеместно на флангах зоны Мятежной, отмечались свалы минерализованных ортофиров.

В ходе маршрутов отбирались штуфные пробы массой 1–2 кг и пробы-протолочки 7–15 кг. Сколки использовались для изготовления шлифов и аншлифов, для проведения анализов пробирно-атомно-абсорбционным методом на золото и атомно-абсорбционным ‒ на серебро. Отбор проб-протолочек проводился для изучения минерального состава руд и метасоматически-измененных пород, а также для получения материала для специализированных минералогических и изотопно-геохимических исследований. Отобранные пробы дробились вручную до фракции ‒0.074 мм, после чего промывались на лотке до серого шлиха.

 

Рис. 5. Схематический геологический план поискового участка Мятежный. 1 — магнезиальные и известково-магнезиальные скарны; 2 — крутопадающие золоторудные зоны; 3 — канавы (а) и скважины (б) поисковых работ ФГУП ЦНИГРИ 2013–2015 гг.; 4 — канавы (а), шурфы (б), скважины (в) предшественников; 5 — разрывные нарушения: а — установленные, б — предполагаемые под рыхлыми отложениями; остальные условные обозначения см. на рис. 4.

 

На основании положительных признаков оруденения по зоне Мятежной задана бульдозерная канава. Канавой на значительном протяжении вскрыта пластовая интрузия ортофиров, в низах переходящая в роговообманковые сиенит-порфиры, и далее контактирующая с венд-кембрийскими доломитами (рис. 5). Разрез осложняется двумя мощными секущими дайками сиенит-порфиров и маломощными крутопадающими зонами дробления.

Рудная минерализация в ортофирах представлена вкраплениями окисленного пирита, пирит-кварцевыми маломощными прожилками, гематитизацией в виде гнезд чешуйчатого гематита. В дайке сиенит-порфиров, вскрытой ближе к восточному окончанию канавы, отмечаются минерализованные фрагменты базитовых даек (лампрофиров). Зоны дробления часто выполнены рыхлым бурым карбонат-кварц-лимонитовым материалом.

По данным бороздового опробования выделяются несколько минерализованных интервалов: 1) непосредственно сам силл ортофиров с параметрами — 8 м и средним содержанием золота 0.72 г/т, 25 м — и средним содержанием золота 2.87 г/т, при максимальном 40.3 г/т в залежеобразном рудном теле у контакта с доломитами; 2) субвертикальные зоны дробления с параметрами — мощность 6 м, среднее содержание золота 1.77 г/т; мощность 3.2 м, среднее содержание золота — 8.05 г/т (максимальное 24.2 г/т); 3) дайка сиенит-порфиров — мощность 34 м, среднее содержание золота 2.1 г/т.

Серией профилей неглубоких (до 150 м) скважин зона прослежена на глубину. Это позволило в комплексе с данными опробования поверхности и геофизическими данными оценить прогнозные ресурсы золота данной рудной зоны согласно действующим требованиям (Методические рекомендации …, 2007): 4.59 т по категории Р1 и — с экстраполяцией за внешние контуры оценочных выработок на флангах зоны — 8.2 т по категории Р2 (Иванов и др., 2016).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Структура и геолого-геохимические особенности пространственного развития оруденения зоны Мятежной нуждаются в дополнительных исследованиях как с поверхности, так и на глубину, несмотря на, казалось бы, достаточную ее изученность ранее проведенными поисковыми работами. По данным космодешифрирования дайка сиенит-порфиров прослеживается на СЗ и ЮВ. Перспективы выявления нового, крупного рудного тела на флангах зоны Мятежной достаточно велики; более того, аналогичные минерализованные радиальные разломы, проявленные в виде крутопадающих зон дробления, прослеживаются и на продолжении дайки сиенит-порфиров.

Комплекс использованных методов, основанный на космодешефрировании разномасштабных снимков, показал свою эффективность для поисково-оценочных работ на коренное золото и может быть рекомендован для применения в подобных работах (включая и другие твердые полезные ископаемые) для закрытых территорий складчатых и платформенных областей востока России.

ИСТОЧНИК ФИНАНСИРОВАНИЯ

Работа выполнена при частичной поддержке проекта РФФИ № 18–05–70041.

D. N. Kuprikov

LLC “GeoSolutions”; Institute of Geology of ore deposits, Petrography, Mineralogy and Geochemistry of Russian Academy of Sciences (IGEM RAS)

Author for correspondence.
Email: dkuprikov@bk.ru

Russian Federation, Moscow

I. V. Vikentyev

Institute of Geology of ore deposits, Petrography, Mineralogy and Geochemistry of Russian Academy of Sciences (IGEM RAS)

Email: dkuprikov@bk.ru

Russian Federation, Moscow

  1. Abramov V.A. Glubinnoe stroenie Tsentral'no-Aldanskogo raiona [The deep structure of the Central Aldan region]. Vladivostok: Dal'nauka, 1985. 180 p. (in Russian).
  2. Aerokosmicheskie metody geologicheskikh issledovanii / Pod red. A.V. Pertsova [Aerospace methods of geological research / A.V. Pertsov (ed.)]. SPb.: VSEGEI, 2000. 316 p. (in Russian).
  3. Analiz kosmicheskikh snimkov pri tektonomagmaticheskikh i metallogenicheskikh issledovaniyakh / pod red. I.N. Tomsona [Analysis of satellite images during tectonomagmatic and metallogenic studies / I.N. Thomson (ed.)]. M.: Nauka, 1979. 164 p. (in Russian).
  4. Boitsov V.E., Pilipenko G.N., Dorozhkina L.A. Zolotorudnye i zoloto-uranovye mestorozhdeniya Tsentral'nogo Aldana // Krupnye i superkrupnye mestorozhdeniya poleznykh iskopaemykh v 3-kh tomakh (red. Laverov N.P., Safonov Yu.G.). T. 2: Strategicheskie vidy rudnogo syr'ya [Gold and gold-uranium deposits of Central Aldan // Large and superlarge mineral deposits in 3 volumes (ed. Laverov N.P., Safonov Yu.G.). V. 2: Strategic types of ore raw materials]. M.: Izd-vo IGEM RAN, 2006. P. 215–240. (in Russian).
  5. Bondur V.G., Zverev A.T. Mekhanizmy formirovaniya lineamentov, registriruemykh na kosmicheskikh izobrazheniyakh pri monitoringe seismoopasnykh territorii [Mechanisms of formation of lineaments recorded on space images when monitoring seismic areas] // Issled. Zemli iz kosmosa. 2007. № 1. P. 47–56. (in Russian).
  6. Fastalovich A.I., Petrovskaya N.V. Struktura rudnogo polya mestorozhdeniya Lebedinogo [The structure of the ore field deposits Lebedinoe] // Tr. NIGRIZoloto. 1940. № 15. P. 3–31. (in Russian).
  7. Graham G.E., Kokaly R.F., Kelley K.D. et al. Application of imaging spectroscopy for mineral exploration in Alaska: a study over porphyry Cu deposits in the Eastern Alaska Range // Econ. Geol. 2018. V. 113. № 2. Р. 489–510. doi: 10.5382/econgeo.2018.4559
  8. Ivanov A.I, Vartanyan S.S., Chernykh A.I. Sostoyanie perspektivy razvitiya mineral'no-syr'evoi bazy almazov, zolota, medi, svintsa, tsinka Rossiiskoi Federatsii (po rezul'tatam rabot FGUP TSNIGRI za 2012–2015gg.) [The state of development prospects for the mineral resource base of diamonds, gold, copper, lead, zinc of the Russian Federation (according to the results of the FSUE TsNIGRI for 2012–2015)] // Otechestvennaya geologiya. 2016. № . 5. P. 31–44. (in Russian).
  9. Kats Ya.G., Poletaev A.I., Rumyantseva E.F. Osnovy lineamentnoi tektoniki [Basics of Lineament Tectonics]. M.: Nedra, 1986. 144 p. (in Russian).
  10. Kreiter V.M. Poiski i razvedka mestorozhdenii poleznykh iskopaemykh. T. 1 [Prospecting and exploration of mineral deposits. V. 1]. M.: Gosgeoltekhizdat, 1960. 392 p. (in Russian).
  11. Kukushkin K.A., Terekhov A.V., Molchanov A.V., Kozlov D.S., Solov'ev O.L., Titov D. Yu., Khorokhorina E.I. Geologiya i rudonosnost' Uguiskoi i Oldongsinskoi struktur Charo-Olekminskogo bloka Aldanskogo shchita (po materialam GDP 200) [Geology and ore content of the Ugui and Oldongsin structures of the Charo-Olekminsky block of the Aldan shield (based on materials of the PDS 200)] // Rudy i metally. 2018. № 3. P. 31–39. (in Russian).
  12. Maksimov E.P., Seredin V.V., Tomson I.N., Prozorov Yu.I. Orogennaya struktura Tsentral'nogo Aldana i svyaz' s nei magmatizma i orudeneniya [The orogenic structure of Central Aldan and the connection with it of magmatism and mineralization] // Razlomy i ehndogennoe orudenenie drevnikh platform. M.: Nauka, 1982. P. 121–138. (in Russian).
  13. Metodicheskie rekomendatsii po primeneniyu Klassifikatsii zapasov mestorozhdenii i prognoznykh resursov tverdykh poleznykh iskopaemykh. Zoloto rudnoe [Guidelines for the application of the Classification of reserves of deposits and forecast resources of solid minerals. Gold ore]. M.: FGUP GKZ, 2007. 74 s. (in Russian).
  14. Molchanov A.V., Terekhov A.V., Shatov V.V., Belova V.N., Rad'kov A.V., Solov'ev O.L., Stepunina M.A. Lebedinskii zolotorudnyi uzel (osobennosti geologicheskogo stroeniya, metasomatity i orudenenie) [Lebedinsky gold site (geological features, metasomatites and mineralization)] // Regional'naya geologiya i metallogeniya. 2013. № 55. P. 99–110. (in Russian).
  15. Moralev V.M., Przhiyalgovskii E.S., Sheremet O.G. Tsifrovaya obrabotka lineamentnoi setI, vyyavlennoi po kosmicheskim snimkam, i prognoz zolotoi mineralizatsii v sisteme zelenokamennykh poyasov [Digital processing of the lineament network detected by satellite images and the forecast of gold mineralization in the system of greenstone belts] // Issled. Zemli iz kosmosa. 1995. № 4. P. 45–58. (in Russian).
  16. Nekrasov E.M. Poisk «slepykh» zolotorudnykh tel zhil'nogo tipa [Search for "blind" gold ore veins of the vein type] // Rudy i metally. 2018. № 3. P. 55–71. (in Russian).
  17. Pertsov A.V., Gal'perov G.V., Smirnova T.N., Antipov V.S. Prognozno-poiskovye modeli krupneishikh rudnykh ob"ektov na osnove materialov distantsionnogo zondirovaniya [Predictive search models of the largest ore objects based on remote sensing materials] // Issled. Zemli iz kosmosa. 1994. № 6. P. 96–107. (in Russian).
  18. Potseluev A.A., Anan'ev Yu.S., Zhitkov V.G. Distantsionnye metody geologicheskikh issledovanii, prognozirovaniya i poiskov mestorozhdenii poleznykh iskopaemykh: uchebnoe posobie dlya vuzov [Remote methods of geological research, forecasting and prospecting of mineral deposits: a textbook for universities]. Tomsk: STT, 2012. 304 p. (in Russian).
  19. Razrabotka sistem kosmicheskikh apparatov [Development of spacecraft systems]. Ed. Fortescue P., Stark J.M., Swinerd G. Al'pina Publisher, 2018. 766 p. (in Russian).
  20. Serokurov Yu.N., Kalmykov V.D. Perspektivy almazonosnosti yugo-vostochnogo sektora Sibirskoi platformy po materialam distantsionnogo zondirovaniya [Prospects for diamond content of the southeastern sector of the Siberian platform based on remote sensing materials] // Rudy i metally. 2013. № 2. P. 13–17. (in Russian).
  21. Serokurov Yu.N., Kalmykov V.D, Gromtsev K.V. Opyt ispol'zovaniya distantsionnoi informatsii pri otsenke zolotonosnogo potentsiala Vostochnykh Sayan [Experience of using remote information in assessing the gold-bearing potential of the Eastern Sayans] // Sovremennye problemy distantsionnogo zondirovaniya Zemli iz kosmosa. 2008. V. 5. № 1. P. 386–390. (in Russian).
  22. Suvorov A.I., Peive A.V. Razlomy i gorizontal'nye dvizheniya platformennykh oblastei [Rift and horizontal movement of platform areas]. M.: Nauka, 1977. 43 p. (in Russian).
  23. Tomson I.N., Favorskaya M.A. Rudokontsentriruyushchie struktury i printsipy lokal'nogo prognozirovaniya ehndogennogo orudeneniya [Ore-concentrating structures and principles of local prediction of endogenous mineralization] // Sov. geologiya. 1968. № 10. P. 6–20. (in Russian).
  24. Trifonov V.G. 30 let geologicheskikh issledovanii s pomoshch'yu kosmicheskikh sredstv: tendentsii, dostizheniya, perspektivy [30 years of geological research using space tools: trends, achievements, prospects] // Issledovanie Zemli iz kosmosa. 2010. № 1. P. 27–39. (in Russian).
  25. Yousefi T., Aliyari F., Abedini A., Calagari A.A. Integrating geologic and Landsat 8 and ASTER remote sensing data for gold exploration: a case study from Zarshuran Carlin-type gold deposit, NW Iran // Arabian J. Geosciences. 2018. V. 11:482. P. 1–19. doi.org/10.1007/s12517–018–3822-x

Supplementary files

Supplementary Files Action
1. Fig. 1. Outlines of work by stages, shown in the hydrographic scheme of South Yakutia. 1 - the first stage; 2 - the second stage; 3 - the third stage. View (4MB) Indexing metadata
2. Fig. 2. Scheme of promising areas of South Yakutia according to the results of the analysis of remote, geophysical, geological and other materials of different resolutions for the localization of gold mineralization in the ranks: a - area; b - node; in field. 1 - plots with varying degrees of prospect from poorly promising to highly promising; 2 - known deposits: a - small, b - medium, c - large; 3 - occurrences; 4 - borders of the subjects of the Russian Federation; 5 - rivers. View (5MB) Indexing metadata
3. Fig. 3. Scheme of cosmodetection of Koltykon-Samodumovsky ore field. 1, 2 - focal-dome (magmatic) forms, distinctly and weakly manifested; 3, 4 - linear fault zones (lineaments), distinctly and weakly developed; 5, 6 - structural lines corresponding to the geological boundaries, clearly and poorly developed; 7 - section of the Rebel zone (Fig. 4).   View (12MB) Indexing metadata
4. Fig. 4. Comparison of the cosmodecoding data with the geological structure of the Koltykon-Samodumovsky ore field (according to the data of the GDP-200, V.A. Lukonin et al., 1964). 1 - man-made (loose) deposits; 2 - Upper Quaternary formations undifferentiated (alluvium floodplain, channels); 3 - Mesozoic volcano-plutonic complex, dikes and sills of the Aegirine Bostonites; 4 - Koltykonsky complex: a - dikes, reservoir intrusions of hornblende syenite-porphyries, b - subalkaline and alkaline lamproites - minett, Vosgesites, cersanites; 5 - Lebedinsky complex - stocks, laccoliths of alkali-feldspathic aegirine-augite syenites; 6 - Verkhnelegger complex - sills of hornblendeal, biotite-hornblended syenite-porphyries, Vosgesites; 7 - Orochensky complex - sills, laccoliths of subalkaline and quartz-containing syenite-porphyries, bostonites; 8 - the Vendian-Cambrian system, the Ust'-Yudomskaya suite - dolomites, bituminous with intercalations of oolitic, less often clayey, calcareous dolomites; 9 - Proterozoic magmatic complex, Early Proterozoic, undifferenced alkaline-feldspar granites, two-spar granites; 10 - archaea, Fedorov series undifferentiated - hornblende, hypersthene-diopside-hornblende, biotite, biotite-amphibole crystalline schists, less often gneiss, lenses of marble calciphyres; 11 - geological boundaries: a - reliable, b - estimated; 12 - marbling zones; 13 - skarn areas; 14 - pyrite-ankerite, pyrite-ankerite-hematite, quartz-ankerite-hematite veins-deposits; 15 - plot of the Rebel zone on a schematic plan (Fig. 5); 16 - faults: a - established, b - assumed under loose sediments; other symbols see in fig. five.   View (15MB) Indexing metadata
5. Fig. 5. Schematic geological plan of the Rebel search site. 1 — magnesian and calc-magnesian skarns; 2 - steeply dipping gold zones; 3 - ditches (a) and boreholes (b) of the search operations of FSUE TsNIGRI 2013–2015; 4 - ditches (a), holes (b), boreholes (c) of predecessors; 5 - faults: a - established, b - assumed under loose sediments; other symbols see in fig. four. View (1MB) Indexing metadata

Views

Abstract - 91

PDF (Russian) - 53

Cited-By


PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2019 Russian academy of sciences

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies