Paleoproterozoic alkaline magmatism of the Murmansky neoarchaean craton, Kola peninsula

Cover Page

Cite item

Abstract

The article represents results of geological, geochronological and isotope-geochemical studies of the alkaline-ultrabasic massif located in the lower reaches of the Iokanga River in the Karelian-Kola Alkaline Province. The alkaline-ultramafic massif is composed of nepheline clinopyroxenites, nepheline gabbroids, malignites, and nepheline syenites. These rocks are of Paleoproterozoic age. The age of crystallization determined for nepheline clinopyroxenites by the 40Ar/39Ar phlogopite method is 1955 ± 10.8 Ma, and Rb-Sr isochron over the entire pool of samples of the intrusive rocks corresponds to an age of 1937 Ma, at ISr = 0.70316. According to their isotope-geochemical Sm-Nd and Rb-Sr characteristics, rocks of the alkaline-ultrabasic massif in the lower reaches of the Iokanga River have the mantle origin, and the source of their melts was apparently a mantle of the BSE type.

Full Text

Введение

Одной из крупнейших в мире областей развития магматических щелочных комплексов является северо-восточная часть Фенноскандинавского щита, в пределах которой расположена уникальная по своим масштабам и минерагеническому значению полихронная Карело-Кольская щелочная провинция. Эта провинция сформировалась в несколько возрастных этапов: неоархейский (2700—2610 млн лет), палеопротерозойский (1950—1750 млн лет), мезопротерозойский (1600—1200 млн лет) и палеозойский (480—360 млн лет).

Мурманский неоархейский кратон в пределах Фенноскандинавского щита занимает крайнее северо-восточное положение и протягивается вдоль Баренцевоморского побережья Кольского п-ва на 500 км в виде полосы шириной 60—70 км, постепенно выклиниваясь в северо-западном направлении (Строение литосферы.., 2005). В пределах Мурманского неоархейского кратона известны магматические щелочные комплексы, сформировавшиеся в неоархее (Батиева, 1976; Петровский и др., 2008; Петровский и др., 2009; Петровский, Петровская, 2017), мезопротерозое (Петровский и др., 2014) и палеозое (Arzamastsev, Petrovskiy, 2012). Интрузивные щелочные комплексы палеопротерозойского возраста в пределах Мурманского неоархейского кратона ранее не выделялись. В 2004 году на Мурманском берегу Баренцева моря в нижнем течении р. Иоканьга авторами был открыт и изучен небольшой массив щелочно-ультраосновных пород. Возраст массива изначально нами интерпретировался как палеозойский (Петровский и др., 2005). В результате наших дальнейших исследований удалось определить, что массив нижнего течения р. Иоканьга сформировался в палеопротерозое в ходе тектономагматической активизации северо-восточной части Балтийского щита в свекофенское время, в одном временном интервале с другими палеопротерозойскими щелочными комплексами Карело-Кольской щелочной провинции.

В предлагаемой статье приводятся данные о геологическом строении щелочно-ультраосновного массива нижнего течения р. Иоканьга, петрографическая и петрохимическая характеристика слагающих его пород, а также результаты изотопно-геохронологических и изотопно-геохимических исследований минералов и пород массива.

Аналитические методы исследования

Химический состав пород определялся методом классического количественного анализа в химико-аналитической лаборатории Геологического института Кольского НЦ РАН (ГИ КНЦ РАН). Химический состав минералов определялся с помощью рентгеноспектрального микроанализатора «Cameca MS-46» в лаборатории физических методов ГИ КНЦ РАН. Изотопно-геохимические и возрастные определения пород производились по стандартным методикам: Rb-Sr и Sm-Nd методами по породам в лаборатории геохронологии и изотопной геохимии ГИ КНЦ РАН; 40Ar/39Ar методом по флогопиту в Аналитическом центре ОИГГМ СО РАН г. Новосибирска.

Геологическая, петрографическая и петрохимическая характеристики

Небольшой интрузивный щелочно-ультраосновной массив нижнего течения р. Иоканьга расположен в 1.5 км к востоку от пос. Гремиха в приливно-отливной зоне Баренцева моря. Породы массива находятся под толщей воды Баренцева моря, а во время отлива — в виде отдельных разрозненных выходов, обнажается только его юго-юго-западная часть (рис. 1). Во фрагментарных коренных выходах наблюдаются нефелиновые клинопироксениты, нефелиновые габброиды, малиньиты и нефелиновые сиениты. Протяженность выходов нефелиновых клинопироксенитов свыше 210 м при суммарной ширине обнажающейся полосы около 60 м; площадь выходов нефелиновых габброидов 160 на 30 м, а площадь выходов малиньитов 45 на 20 м. Взаимоотношения между этими разновидностями пород, из-за отсутствия видимых контактов, установить не удалось. Нефелиновые сиениты слагают маломощные жилы (16—25 см), протяженностью от 5 до 30 м, прорывающие как все вышеперечисленные разновидности пород массива, так и вмещающие его породы. Определить форму массива в целом не представляется возможным.

 

Рис. 1. Схема геологического строения щелочно-ультраосновного массива нижнего течения р. Иоканьга: 1 — малиньиты, 2 — нефелиновые габброиды, 3 — нефелиновые клинопироксениты. Вмещающие породы: 4 — дайки габбро-норитов, 5 — плагиограниты.

 

Вмещающими породами для изученной интрузии являются неоархейские гиперстенсодержащие плагиограниты (эндербиты) с возрастом 2.79 млрд лет (Петровский и др., 2008) и палеопротерозойские дайки амфиболизированных габбро-норитов с возрастом 2.5—2.3 млрд лет (Арзамасцев и др., 2009). Контакты пород массива с плагиогранитами секущие, интрузивные; падение плоскостей контактов субвертикальное. В экзоконтактовой зоне мощностью до 5 м плагиограниты фенитизированы и преобразованы в щелочные граниты. Контакты нефелиновых клинопироксенитов и нефелиновых габброидов с дайками габбро-норитов не обнажены, нами наблюдались лишь пересечения даек габбро-норитов жилами нефелиновых сиенитов. В габбро-норитах, вдоль контактов с жилами нефелиновых сиенитов, наблюдаются зоны интенсивной амфиболизации, мощность этих зон 1—2 см.

Нефелиновые клинопироксениты представляют собой среднезернистые, реже средне-крупнозернистые черные породы массивной текстуры с хорошо визуально различимыми кристаллами клинопироксена, оливина и флогопита. Микроскопически структура пород изменяется от панидиоморфнозернистой с элементами пойкилитовой до гипидиоморфнозернистой в зависимости от вариаций содержания цветных минералов. Минеральный состав нефелиновых пироксенитов (об. %): клинопироксен (Di68—77Hd12—19Aeg7—9Jd2—7) — 61—68, оливин (Fo77—87Fa13—23) — 5—15, флогопит — 2—7, нефелин + натролит — 9—12, ортоклаз-пертит — 2—3, титаномагнетит + ильменит — 3—7, апатит — 1—2, кальцит — 1—4.

Нефелиновые габброиды — черные среднезернистые породы массивной текстуры с гипидиоморфнозернистой микроструктурой. Минеральный состав нефелиновых габброидов (об. %): клинопироксен (Di64—69Hd15—21Aeg12—16Jd3—4) —  39—48, оливин (Fo68—73Fa27—32) — 3—4, нефелин + натролит — 12—14, анортоклаз — 27—34, титаномагнетит + ильменит — 6—8, апатит — 1—2, кальцит — 1—2.

Малиньиты — зеленовато-темные среднезернистые породы массивной текстуры с гипидиоморфнозернистой микроструктурой. Минеральный состав малиньитов (об. %): клинопироксен (Di50—65Hd11—21Aeg18—25Jd3—6) — 50—54, нефелин — 24—26, анортоклаз — 15—17, ильменит — 1—1.5, апатит — ед. зерна — 0.5, кальцит — ед. зерна.

Нефелиновые сиениты — серые до темно-серых мелко-среднезернистые породы массивной, реже трахитоидной, текстуры с гипидиоморфнозернистой, участками порфировидной, микроструктурой. Минеральный состав нефелиновых сиенитов (об. %): клинопироксен (Di38—46Hd21—23Aeg28—35Jd3—4) — 7—10, нефелин — 15—18, альбит-антипертит — 70—72, ильменит — 0.5—1, апатит — ед. зерна — 0.5, кальцит — ед. зерна, циркон — ед. зерна.

Фениты по плагиогранитам представляют собой розовато-серые среднезернистые породы массивной текстуры. Микроструктура пород аллотриоморфнозернистая, участками гранофировая. Минеральный состав фенитов (об. %): эгирин — 1—2, биотит — 6—10, ортоклаз — 23—26, альбит — 38—40, кварц — 20—25, ильменит — ед. зерна, апатит — ед. зерна, циркон — ед. зерна.

Химический состав пород массива нижнего течения р. Иоканьга приведен в табл. 1. На диаграмме Na2O+K2O — SiO(рис. 2), по содержанию SiOпороды массива попадают в диапазон от основной до средней групп. По соотношению содержания суммы щелочей к кремнезему фигуративные точки составов пород массива располагаются в полях умеренно- и высокощелочных пород, концентрируясь вдоль границы между этими полями (рис. 2). В то же время все породы интрузии недосыщены кремнеземом и содержат нефелин как в модальном, так и в нормативном составе.

 

Таблица 1

Химический состав (мас. %) пород щелочно-ультраосновного массива  нижнего течения р. Иоканьга

Chemical compositions (wt %) of rocks of the alkaline-ultrabasic massif  in lower reaches of the Iokanga River

Компонент

Нефелиновые клинопироксениты

520-03

522-03

523-03

524-03

525-03

526-03

526-03а

        

SiO2

TiO2

Al2O3

Fe2O3

FeO

MnO

MgO

CaO

Na2O

K2O

P2O5

CO2

S

F

H2O

H2O+

Сумма

48.15

1.84

7.38

2.65

6.79

0.19

10.01

13.93

3.52

2.24

0.17

0.70

0.05

0.13

0.75

1.47

99.97

48.22

1.93

7.27

2.43

7.54

0.15

10.65

13.68

3.61

2.12

0.18

0.94

0.08

0.15

0.41

0.63

99.99

47.67

2.27

6.55

2.31

7.60

0.18

11.80

13.59

3.20

1.79

0.24

0.87

0.05

0.17

0.37

1.33

99.99

47.02

1.79

5.95

2.56

7.02

0.11

14.19

13.79

3.14

1.55

0.15

1.41

0.08

0.15

0.18

0.89

99.98

46.43

2.23

5.80

1.95

6.45

0.19

14.27

14.59

3.05

1.58

0.26

1.67

0.10

0.18

0.32

1.05

100.12

47.06

1.93

5.96

2.18

6.36

0.20

16.13

13.03

3.10

1.49

0.23

0.63

0.04

0.13

0.35

0.97

99.79

45.21

2.20

5.77

2.43

6.61

0.22

15.55

13.78

3.16

1.43

0.37

1.56

0.07

0.14

0.40

1.21

100.11

Таблица 1 (продолжение)

Компонент

Нефелиновые

габброиды

Малиньит

Нефелиновый сиенит

Граниты

518-03

544-03

527-03

524-03а

528-03

531-03*

532-04**

        

SiO2

TiO2

Al2O3

Fe2O3

FeO

MnO

MgO

CaO

Na2O

K2O

P2O5

CO2

S

F

H2O

H2O+

Сумма

49.27

2.91

9.26

2.78

7.17

0.22

6.15

12.06

4.41

2.77

0.28

0.69

0.07

0.16

0.48

1.35

100.03

49.20

2.99

9.17

2.55

7.52

0.18

6.19

11.84

4.53

2.83

0.16

0.94

0.05

0.11

0.53

1.20

99.99

50.06

3.29

10.62

4.64

7.18

0.14

6.53

5.64

7.46

2.78

0.40

0.59

0.04

0.02

0.22

0.46

100.09

51.50

0.45

13.00

5.13

2.70

0.14

5.49

9.62

8.66

1.98

0.13

0.13

0.07

0.06

0.34

0.56

99.96

54.15

1.01

15.58

2.03

5.90

0.11

3.18

3.64

7.34

4.01

0.57

0.85

0.04

0.02

0.44

1.25

100.12

70.11

0.35

11.37

1.82

0.97

0.05

0.84

2.01

7.05

3.60

0.14

0.29

0.03

0.03

0.47

0.78

99.91

70.48

0.31

14.72

0.77

2.10

0.03

1.56

3.40

4.56

0.90

0.10

0.06

0.02

0.39

0.55

99.95

Примечание. * — фенитизированный плагиогранит экзоконтакта; ** — неизмененный плагиогранит, отобранный на расстоянии 10 м от контакта щелочной интрузии.

 

Рис. 2. Диаграмма TAS для пород щелочно-ультраосновного массива нижнего течения р. Иоканьга: 1 — нефелиновые клинопироксениты, 2 — нефелиновые габброиды, 3 — малиньиты, 4 — нефелиновые сиениты.

 

По отношению суммы щелочей к глинозему все породы массива высокощелочные — в нефелиновых клинопироксенитах коэффициент агпаитности (Кагп) равен 1.04—1.17, в нефелиновых габброидах — 1.11—1.14, в малиньитах — 1.26—1.27, в нефелиновых сиенитах — 1.24—1.44. Эта особенность химизма пород отражается и в их минеральном составе, как было показано выше, клинопироксены всех разновидностей пород массива содержат эгириновый минал.

По соотношению щелочей все породы интрузии характеризуются натриевым типом щелочности — n равно в 70—87 ат. %.1 Кроме того, породы массива характеризуются низкой и умеренной общей железистостью (Fe#, ат. %): в нефелиновых клинопироксенитах — 23—34, в нефелиновых габброидах — 46—50, в малиньитах — 43—54, в нефелиновых сиенитах —  54—59.

По своим петрохимическим характеристикам породы интрузии сходны с нефелиновыми пироксенитами и нефелиновыми габбро Тикшеозерского и Елетьозерского массивов (Кухаренко и др., 1971; Клюкин и др., 1987) и отличаются от высокожелезистых (Fe# = 60—93 ат. %) пород серии якупирангит—мельтейгит—ийолит—уртит—нефелиновый сиенит массива Гремяха-Вырмес (Арзамасцев и др., 2006).

Геохронологические  и изотопно-геохимические данные

Для определения возраста формирования массива нижнего течения р. Иоканьга из образца нефелинового клинопироксенита был выделен флогопит и затем проанализирован 40Ar/39Ar методом в Аналитическом центре ОИГГМ СО РАН г. Новосибирска. Изотопные 40Ar/39Ar исследования флогопита из нефелиновых клинопироксенитов показали их раннепротерозойский возраст, равный 1955 ± 10.8 млн лет (рис. 3).

Проведенные Rb-Sr изотопные исследования в Лаборатории геохронологии ГИ КНЦ РАН г. Апатиты показали, что изохронная Rb-Sr зависимость по всей совокупности образцов пород интрузии отвечает возрасту 1937 млн лет, при ISr = 0.70316.

Все полученные возрастные данные для массива нижнего течения р. Иоканьга согласуются с возрастами формирования известных в Карело-Кольской щелочной провинции раннепротерозойских щелочных массивов: Гремяха-Вырмес — 1.97—1.87 млрд лет, Елетьозеро — 1.96—1.83 млрд лет, Тикшеозеро — 2.00—1.87 млрд лет, Соустова — 1.87 млрд лет (Саватенков и др., 1998; Беляцкий и др., 2000; Вурсий и др., 2000; Bea et al., 2001; Арзамасцев и др., 2006; Tichomirowa et al., 2006; Corfu et al., 2011).

 

Рис. 3. Результаты 40Ar/39Ar исследований методом ступенчатого прогрева монофракций флогопита из нефелиновых клинопироксенитов щелочно-ультраосновного массива нижнего течения р. Иоканьга.

 

Проведенные Sm-Nd и Rb-Sr изотопные исследования пород массива нижнего течения р. Иоканьга показали, что их модельные Sm-Nd значения возраста равны tDM = 2.24—2.54 млрд лет (табл. 2) и укладываются в интервал модельных возрастов 2.12—2.61 млрд лет, всех выше перечисленных раннепротерозойских щелочных массивов Карело-Кольской щелочной провинции. Изотопные составы стронция (87Sr/86Sr)T=1955 млн лет для всех разновидностей пород массива сходны и варьируют в пределах: 0.70309—0.70383 в нефелиновых клинопироксенитах; 0.70230—0.70369 в нефелиновых габброидах; 0.70264 в нефелиновых сиенитах. Эти изотопные отношения Sr указывают на мантийное происхождение пород массива и на минимальное участие в их образовании корового материала.

 

Таблица 2

Sm-Nd изотопные данные для пород щелочно-ультраосновного массива  нижнего течения р. Иоканьга

Sm-Nd isotopic data for rocks of the alkaline-ultrabasic massif in lower reaches the Iokanga River

Номер  образца

Содержание, ppm

Изотопные отношения

Модельный возраст (млн лет), DM

εSr(Т) на 1955 млн лет

Sm

Nd

147Sm/144Nd

143Nd/144Nd

       

524—03

525—03

526—03

518—03

544—03

527—03

528—03

54.58

52.43

50.97

47.36

42.71

14.99

33.06

15.08

14.44

14.47

8.39

6.12

6.90

8.35

0.130304

0.131740

0.131283

0.145189

0.118075

0.109069

0.108648

0.511862

0.511779

0.511810

0.512007

0.511646

0.511575

0.511602

2348

2542

2471

2536

2390

2288

2240

+1.54

-0.45

+0.27

+0.62

+0.39

+1.27

+1.90

 

Изотопные Sr-Nd характеристики εNd = –0.45—+1.90 и εSr = +2.69—+24.46 пород массива близки изотопным характеристикам пород Тикшеозерского массива и щелочного комплекса Гремяха-Вырмес (рис. 4). Провести такое же сравнение с породами Елетьозерского массива не представляется возможным из-за отсутствия в литературе данных по их Sr-Nd изотопии. Породы массива Соустова обладают крайне аномальными изотопными характеристиками εSr = +196—+299, εNd = –1.59—+1.72 (Bea et al., 2001) и, соответственно, их точки лежат далеко за пределами приведенной диаграммы.

 

Рис. 4. Диаграмма εNd—εSr для пород щелочно-ультраосновного массива нижнего течения р. Иоканьга. DM — обедненная мантия, PREMA — примитивная мантия, BSE — силикатная Земля в целом, CHUR — однородный хондритовый резервуар, EM I — обогащенная мантия первого типа, EM II — обогащенная мантия второго типа.

 

Сходство изотопных характеристик пород щелочно-ультраосновного массива нижнего течения р. Иоканьга с изотопными характеристиками пород массивов Гремяха-Вырмес и Елетьозеро позволяет предположить, что источником расплава для него, также как и для массивов Гремяха-Вырмес и Елетьозеро, являлась, по-видимому, мантия близкая по составу BSE.

Заключение

Щелочно-ультраосновной массив нижнего течения р. Иоканьга сложен нефелиновыми клинопироксенитами, нефелиновыми габброидами, малиньитами и нефелиновыми сиенитами.

Время кристаллизации нефелиновых клинопироксенитов определено 40Ar/39Ar методом по флогопиту и равно 1955 ± 10.8 млн лет, а изохронная Rb-Srзависимость по всей совокупности образцов пород интрузии отвечает возрасту 1937 млн лет. Эти данные позволяют сделать вывод о том, что изученный интрузив сформировался во время свекофенской тектономагматической активизации северо-восточной части Фенноскандинавского щита в одном временном интервале с другими палеопротерозойскими щелочными комплексами Карело-Кольской щелочной провинции.

Согласно своим изотопно-геохимическим Sm-Nd и Rb-Sr характеристикам породы щелочно-ультраосновного массива нижнего течения р. Иоканьга имеют мантийное происхождение, а источником их расплавов, по-видимому, являлась мантия типа BSE.

Определенные изотопно-геохимические характеристики указывают на близость составов мантийных резервуаров продуцировавших расплавы как для массива нижнего течения р. Иоканьга, так и для других палеопротерозойских щелочных комплексов Карело-Кольской щелочной провинции. Это позволяет утверждать, что уже к рубежу 1.9 млрд лет в сублитосферной мантии региона, охватывающего Северную Карелию и Кольский п-ов, сформировались области метасоматизированного мантийного субстрата, обогащенного щелочами и несовместимыми элементами (LILE, HFSE, REE), способные продуцировать щелочные расплавы.

Авторы выражают благодарность А. А. Арзамасцеву (ИГГД РАН) за помощь в 40Ar/39Ar определении возраста кристаллизации нефелиновых клинопироксенитов.

×

About the authors

M. N. Petrovskiy

Geological Institute, Kola Science Center RAS

Author for correspondence.
Email: petrovskiy@geoksc.apatity.ru
Russian Federation, Apatity

L. S. Petrovskaya

Geological Institute, Kola Science Center RAS

Email: petrovskiy@geoksc.apatity.ru
Russian Federation, Apatity

References

  1. Arzamastsev A. A., Bea F., Arzamastseva L. V., Montero P. Proterozoic Gremyakha-Vyrmes polyphase massif, Kola Peninsula: an example of mixing basic and alkaline mantle melts. Petrology. 2006. Vol. 14. N 4. P. 384-414 (in Russian).
  2. Arzamastsev A. A., Fedotov G. A., Arzamastseva L. V. Dyke magmatism of the north-eastern part of the Baltic Shield. Saint Petersburg: Nauka, 2009. 383 p. (in Russian).
  3. Arzamastsev A. A., Petrovskiy M. N. Alkaline Volcanism in the Kola Peninsula, Russia: Paleozoic Khibiny, Lovozero and Kontozero calderas. Proc. of the MSTU. 2012. Vol. 15. N 2. P. 277-299.
  4. Batieva I. D. Petrology of alkaline granitoids of the Kola Peninsula. Leningrad: Nauka, 1976. 224 p. (in Russian).
  5. Bea F., Arzamastsev A., Montero P., Arzamastseva L. Anomalous alkaline rocks of Soustov, Kola: evidence of mantle-derived metasomatic fluids affecting crustal materials. Contrib. Miner. Petrol. 2001. Vol. 140. P. 554-566.
  6. Belyatsky B. V., Tichomirowa M., Savva E. V. Age and genesis of the Proterozoic alkaline-ultrabasic Tikshozero massif (North Karelia): the results of Pb-Sr-Nd isotope studies. In: Isotope dating ofgeological processes: new methods and results. Abstracts of the First Russian Conference on Isotope Geochronology. Moscow: GEOS, 2000. P. 63-65 (in Russian).
  7. Corfu F., Bayanova T. B., Shchiptsov V., Frantz N. U-Pb ID-TIMS age of the Tiksheozero carbonatite: expression of 2.0 Ga alkaline magmatism in Karelian, Russia. Cent. Eur. J. Geosci. 2011. N 3. P. 302-308.
  8. Dubrovskiy M. I. Complex classification of magmatic rocks. Apatity: KSC RAS, 2002. 234 p. (in Russian).
  9. Klyukin S. F., Safronov G. P., Beloborodov V. I. New ore occurrences of apatite of North Karelia. In: Geology and mineralogy of apatite deposits of the Kola Peninsula. Apatity: KFAN USSR, 1987. P. 37-43 (in Russian).
  10. Kukharenko A. A., Bullach A. G., Ilyinsky G. A. et al. Metallogenic features of alkaline formations of the eastern part of the Baltic shield. Proc. Leningrad Society of Naturalists. Vol. 72. N 2. Leningrad: Nedra, 1971. 280 p. (in Russian).
  11. Petrovskiy M. N., Bayanova T. B., Petrovskaya L. S., Bazay A. V. Mesoproterozoic peridotite-shonkinite series: A new type of intraplate magmatism in the Kola alkaline province. Doklady Earth Sci. 2014. Vol. 457. P. 915-920.
  12. Petrovskiy M. N., Mitrofanov F. P., Petrovskaya L. S., Bayanova T. B. New massif of Archean alkaline syenites in the Murmansk domain of the Kola Peninsula. Doklady Earth Sci. 2009. Vol. 424. N 1. P. 77-81.
  13. Petrovskiy M. N., Petrovskaya L. S. Neo-Archaean intrusive massifs of the Shoshonite series in the Kola Alkaline Province: history of study and geological characteristics. Proc. Fersman Sci. Session of theGI KSC RAS. Apatity: KSC RAS, 2017. P. 150-155 (in Russian).
  14. Petrovskiy M. N., Petrovskaya L. S., Bazay A. V. Paleozoic basic-ultrabasic magmatism of the lower reaches of the Iokanga River, Kola Peninsula. Proc. of the II Fersman Sci. Session of the Kola Branch ofthe RMS devoted to the 140th anniversary of V. Ramzai. Apatity: KSC RAS, 2005. P. 137-140 (in Russian).
  15. Petrovskiy M. N., Petrovskaya L. S., Bayanova T. B., Levkovich N. V. Enderbites of the Gremikha area, Murmansk domain: U-Pb and Sm-Nd data. Doklady Earth Sci. 2008. Vol. 418. N 1. P. 76-80.
  16. Savatenkov V. M., Sulimov R. B., Sergeev A. V., Goncharov G. N., Pushkarev Yu. D. Sm-Nd, Rb-Sr and Pb-Pb isotope systematics of basites-ultrabasites in Gremiakha-Vyrmes massif: implication for the role of crust-mantle interaction while the magma generation and Ti-ore-forming process. Zapiski RMO (Proc. Russian Miner. Soc.). 1998. N 5. P. 15-25 (in Russian).
  17. Structure of lithosphere in the Russian Part of the Barents Region. Ed. by N. V. Sharov, F. P. Mitrofanov, M. L. Verba, and K. Gillen. Petrozavodsk, 2005. 318 p. (in Russian).
  18. Tichomirowa M., Grosche G., Gotze J., Belyatsky B. V. Savva E. V., Keller J., Todt W. The mineral isotope composition of two Precambrian carbonatite complex from the Kola Alkaline Province - Alteration versus primary magmatic signatures. Lithos. 2006. Vol. 91. P. 229-249.
  19. Vursiy G. L., Bayanova T. B., Levkovich N. V. Structure and age of the hyperbasite-basite pluton Gremyakha-Vyrmes. In: Isotope dating of geological processes: new methods and results. Abs. First RussianConf. on Isotope Geochronology. Moscow: GEOS, 2000. P. 99-100 (in Russian).

Supplementary files

Supplementary Files
Action
1. Fig. 1. Scheme of geological structure of the alkaline-ultrabasic massif in lower reaches of the Iokanga River: 1 — malignites, 2 — nepheline gabbroids, 3 — nepheline clinopyroxenites, 4 — dikes of gabbro-norites, 5 — plagiogranites.

Download (211KB)
2. Fig. 2. TAS diagram for rocks of the alkaline-ultramafic massif in lower reaches of the Iokanga River: 1 — nepheline clinopyroxenites, 2 — nepheline gabbroids, 3 — malignites, 4 — nepheline syenites.

Download (77KB)
3. Fig. 3. Results of 40Ar/39Ar studies by step-by-step heating of phlogopite monofractions from nepheline clinopyroxenites alkaline-ultramafic massif in lower reaches the Iokanga River.

Download (39KB)
4. Fig. 4. The εNd—εSr diagram for rocks of the alkaline-ultramafic massif in lower reaches the Iokanga River. DM — depleted mantle, PREMA — primitive mantle, BSE — bulk silicate Earth, CHUR — chondritic uniform reservoir, EM I — enriched mantle type I, EM II — enriched mantle type II.

Download (41KB)

Copyright (c) 2019 Russian academy of sciences

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies