«Growth Points» in the Digital Economy: «Smart City» Projects


Cite item

Full Text

Abstract

In the process of forming the digital economy in Russia, the approach associated with the creation of «growth points» to stimulate economic growth and create a favorable innovation climate in the regions is very much in demand. It involves the creation of agglomerations, which will concentrate innovation, resources, infrastructure and «human capital». «Smart cities» projects include purposeful work for the creation of a new urban environment. The priority areas are the use of «big data», sensory technologies for collecting information, the widespread use of resource - saving technologies, active interaction between authorities, public structures and citizens in the management process, the development of political «civic culture» and local self - government, the formation of a new educational system aimed at the development of «soft» skills. The advantages of «smart cities» are associated with the achievement of a high level of socio - economic development and improvement of the management system. The key risks of digital society in Russia are insufficient management efficiency, lack of competencies to create competitive services and production facilities, threats to security in the Internet space, and unwillingness of Russian society to fully participating in the «digital» reality.

Full Text

Проблема поиска эффективных стратегий управления территориями приобретает новую актуальность в условиях формирования цифровой экономики. Для государств со значительными диспропорциями социально-экономического развития регионов (к таковым относится и Российская Федерация) «цифровизация» в масштабах всей страны в поставленные государственной программой сроки до 2024 г. [1] затруднена. Препятствий на пути технологического роста много, начиная от нехватки необходимой инфраструктуры до дефицита «человеческого капитала». Важно учесть и политическое значение не способствующей внедрению инвестиций «политики выравнивания»: бюджетные трансферты, направляемые в дотационные регионы из федерального центра, позволяют поддержать стабильность и не допустить напряженности в связи с невыполнением обязательств государства по социально значимым вопросам либо с неблагоприятным изменением рыночной конъюнктуры. В российской политической практике «выравнивание» было востребовано исторически и сегодня также используется как в ходе реализации финансовой политики, так и в качестве «чрезвычайных» мер. В первом случае речь идет о межбюджетных трансфертах (дотации выравнивания), во втором - о мерах поддержки социально значимых предприятий вне зависимости от их конкурентоспособности (классическим примером можно назвать антикризисные меры по спасению моногородов), что особенно актуально для моногородов. Тем не менее опыт показывает, что с экономической точки зрения «выравнивание» - затратный, но не самый эффективный путь развития. Систематическое дотирование за счет средств федерального бюджета снижает стимулы депрессивных территорий к эффективному самостоятельному развитию, к повышению инвестиционной привлекательности. Несмотря на то что, начиная с антикризисной программы 2008-09 гг., федеральные ведомства (прежде всего Минфин РФ) стимулируют власти субъектов федерации к финансовой самостоятельности и активизации работы по привлечению инвестиций, отказаться от бюджетных мер по «выравниванию» уровня экономического развития территорий в обозримом будущем вряд ли возможно по совокупности внутри- и внешнеэкономических причин. Тем не менее федеральный центр обозначает принципиально иные приоритеты экономического курса: формирование цифровой экономики потребует проектов по внедрению инноваций. В рамках этого подхода представляется востребованным формирование «точек роста» - территорий опережающего развития, на которых будут внедряться передовые технологические решения. Предполагается, что в дальнейшем инновации будут распространяться из «точки роста» на окружающие ее и более периферийные в отношении инноваций территории. В качестве одного из наиболее востребованных в настоящее время практических воплощений теоретической модели «точек роста» можно рассматривать проекты «умных городов». Реализация подобных проектов предполагает как создание новых возможностей для развития городов и агломераций, так и наличие существенных рисков, которые необходимо снижать. Теория «точек роста» Одним из приоритетов государственной региональной политики выступает обеспечение устойчивого экономического роста и научно-технологического развития территорий [2]. В связи с этим в качестве основного источника повышения конкурентоспособности региональных экономик в РФ целесообразно рассматривать «точки роста», где концентрируются передовые информационно-коммуникационные технологии и интеллектуальный капитал. Это создает новые кон курентные преимущества территорий, причем за счет концентрации высококвалифицированной рабочей силы - человеческого капитала, который в современных условиях становится более значимым, чем традиционные стимулы для развития (выгодное географическое положение, наличие природных ресурсов и пр.). К настоящему времени создана значительная теоретическая основа для изучения процесса создания «точек роста» и условий для их экономической эффективности. Ф. Перру [3] отмечает, что рост возникает в «полюсах развития», что в итоге приводит к неравномерному развитию регионального пространства, однако при этом «точки роста» способны воздействовать на соседние территории и стимулировать их рост. Подобная логика воспроизводится в рамках теорий диффузии инноваций [4], которые активно используются в политической регионалистике для изучения взаимодействия центра и периферии на субнациональном уровне. Широко используется подход, в рамках которого определяющим динамику регионального развития фактором выступает инфраструктурный «каркас» территории. Г.М. Лаппо, разрабатывавший это направление в СССР, особо подчеркивал значимость транспортных путей для развития региональных экономик [5]. Французский исследователь П. Потье [6] также акцентирует внимание на необходимости инфраструктурных взаимосвязей между «точками роста», однако расширяет спектр ключевых факторов. Наиболее значимыми выступают транспортная, энергетическая, сетевая инфраструктуры, наличие которых позволяет объединить наиболее развитые «полюса» в общую систему подобно тому, как складываются кластеры в экономике. Однако, если кластеры имеют отраслевую направленность, «точки роста» могут совмещать разные направления для развития на основе диверсификации экономики. Таким образом, создается каркас пространственного развития, посредством которого инновационные технологии могут применяться в большем масштабе, взаимно усиливая конкурентные преимущества территорий и создавая новые. В данном контексте заслуживает внимания модель инновационного развития, предложенная Ф. Янсеном и известная как «модель ТАМО» [7]. Она включает технологические инновации (новые технологии, научные исследования), продукты и услуги, востребованные на рынке технологий, инновации в сфере маркетинга, направленные на совершенствование системы распространения и предложения товаров и услуг, а также организационно-управленческие инновационные решения (примером могут служить стратегии развития регионов). Обобщая, можно отметить, что концепция создания «точек роста» предполагает сочетание ряда ключевых факторов пространственного развития. Речь идет об одновременном наличии диверсифицированной экономики на основе экономически выгодных (доступных) ресурсов, инфраструктуры для их использования и выстраивания рыночных связей с соседними регионами и районами, а также развитой сферы услуг и условий для концентрации человеческого капитала. Однако такой результат достигается в результате длительной реализации инновационного потенциала. Нужно также учесть ограничения, связанные с проблемами социально-экономического развития дотационных территорий, к которым относится больше половины российских регионов. В этом контексте закономерно, что внедрение инноваций на федеральном уровне планируется «точечно». Одной из наиболее актуальных концепций, позволяющих создать новые стимулы для развития территорий, выступает создание «умных городов». Агломерации как «точки роста» Основным направлением при формировании «точек роста» как нового подхода к развитию территорий изначально выступало внедрение технологических инноваций в промышленности и сфере услуг [8]. Этот процесс подразумевает не только использование информационно-коммуникационных решений в сфере управления, но и реализацию качественно новых государственных и социальных услуг, создание новой урбанистической среды и нового качества жизни для потребителей. В настоящее время наиболее перспективными территориями для реализации создания новой информационно-коммуникационной среды, внедрения быстро развивающихся цифровых технологий и новых государственных услуг чаще всего выступают агломерации - крупные городские поселения с прилегающими (как правило, экономически взаимосвязанными) районами. Именно в агломерациях происходит концентрация высококвалифицированной рабочей силы, способной работать с компьютерами и базами данных новых типов, за счет чего эти территории получают возможность выйти на новый уровень социально-экономического развития. Одновременно появляется и потребность в более совершенных технологиях управления, повышающих качество распределения ресурсов и предоставления услуг в агломерациях с растущим населением. Сказанное справедливо и для России: наиболее масштабно проекты внедрения информационных технологий в процесс управления территориями реализуется в двух городах«миллионниках»: Москве и Казани. Концепция «умный город»: преимущества и риски Концепция «умный город» [9] исходит из того, что применение передовых информационных, коммуникационных и компьютерных технологий в процессе градостроительства создает принципиально новую окружающую среду. «Умный город» может быть определен как система, интегрирующая информационно-коммуникационные и компьютерные технологии в таких сферах, как экономика, управление, население, окружающая среда. Значительная часть управленческих процессов в этом случае автоматизируется, для получения данных о состоянии окружающей среды, ситуации в сфере безопасности и потребностях социума используются сенсоры. Примеров реализации этого подхода на практике достаточно: это услуги онлайн-такси, электронные государственные услуги, коммуникация между городской администрацией и гражданами в социальных сетях, интернет-системы гражданской активности, онлайн-услуги аренды жилья, каршеринга, мобильные карты, путеводители, приложения для парковки и др. В технологическом отношении «умный город» основан на применении искусственного интеллекта: в его границах возможно создание и постоянное обновление базы данных о разнообразных параметрах городского хозяйства, включая коммунальные службы, состояние окружающей среды, социальные услуги, потребности жителей города. Преимущества искусственного интеллекта востребованы в концепции «умный город» наряду с новыми человеческими профессиональными компетенциями, ключевые из которых - гибкие навыки, позволяющие относительно быстро осваивать новые технологии и смежные с основной профессиональные области, эффективно применяя на практике полученные знания. В сфере регионального развития создание «точки роста» в виде «умного города» предполагает реализацию новой концепции градостроительства. Речь идет о приоритетном использовании технологий жизнеобеспечений города, основанных на принципах ресурсо- и энергосбережения и сохранения окружающей среды. Их широкое распространение весьма затратно и требует целенаправленного сотрудничества органов власти и бизнеса. Отдельную проблему представляет обеспечение положительного восприятия нововведений со стороны населения и его готовности непосредственно участвовать в создании инновационной городской среды. В теоретическом аспекте этот процесс описывается понятием «сетевого капитала» [10]. Рассматриваемое понятие включает все аспекты социального участия в цифровизации, начиная от широкого распространения и применения современных инфокоммуникационных технологий и заканчивая инновациями в образовательной системе, позволяющими гражданам приобретать новые знания и навыки, расширяя профессиональные компетенции в соответствии с быстро меняющимися требованиями экономики и рынка труда. В данном контексте целесообразно рассмотреть вопрос о рисках, связанных с реализацией проектов внедрения цифровых технологий в процесс управления территориями. Во-первых, масштабные преобразования сопряжены с административными рисками. В их числе как латентное сопротивление бюрократических институтов и чиновников, отстаивающих привычные практики принятия решений, так и недостаточность компетенций, необходимых для успешной реализации новых инфокоммуникационных сервисов и услуг. В случае повышения административных рисков вероятным сценарием становится формализация деятельности государственных структур по реализации цифровых программ, что значительно снижает их результативность. Стоит также учесть, что в РФ масштабные проекты по внедрению инноваций реализуются при участии госкомпаний, что создает риски монополизации и благоприятные условия для расширения неформальных практик взаимодействия элитных групп по вопросу распределения ресурсов. Непрозрачность процесса принятия решений и необходимость форсированной работы по разным направлениям внедрения инноваций, от создания инфраструктуры до технической поддержки новых сервисов, создает широкий «коридор возможностей» для нецелевого расходования средств. Во-вторых, серьезную проблему представляет обеспечение информационной безопасности. Создание и обновление базы данных показателей различных параметров городского хозяйства и востребованных сервисов на основе использования сенсоров - неотъемлемая составляющая циф рового управления. Риски, связанные с безопасностью, имеют комплексный характер. С одной стороны, задача борьбы с возможными угрозами, киберпреступностью и пр. наиболее актуальна в современном цифровом обществе. С другой стороны, необходимо качественное и целенаправленное PR-сопровождение цифровых проектов для того, чтобы формировать благоприятное общественное мнение и снижать распространенность стереотипов об угрозах утечки хранящихся в «облаках» данных о жителях и инфраструктуре потенциальных «умных городов» и возможности их неправомерного использования (в том числе государственными структурами). Безопасность информационно-коммуникационных каналов, охватывающих «умные города», может быть обеспечена по двум направлениям. Первое включает разработку технических средств противодействия распространению информации, усовершенствование существующих моделей фильтрации контента. Подобные решения в цифровой экономике наиболее востребованы. Существующие модели фильтрации контента можно классифицировать по способам блокировки информации (с помощью технологии DPI и по URL-адресу, по IP-адресу и протоколу), при этом они отличаются по эффективности и возможностям обхода ограничений. Параллельно развиваются и технологии нейтрализации систем фильтрации контента, которые весьма разнообразны и, как правило, включают применение многоуровневого шифрования. Второе направление работы по обеспечению безопасности в цифровой среде включает государственное правовое регулирование, а также формально и неформально инициируемые контролирующими органами разнообразные меры воздействия на игроков рынка интернет-коммуникаций, компании, обес печивающие массовый доступ к интернет- технологиям и, т. д. В-третьих, значительные риски в процессе внедрения умных технологий связаны с недостаточной поддержкой практических решений по цифровизации со стороны населения, неготовностью граждан полноценно участвовать в освоении новых управленческих решений. Весьма показательны данные социологических опросов, проведенных в России: российские граждане не в полной мере осознают перспективы претворения в жизнь новых технологий, однако опасаются различных угроз безопасности, связанных со сбором и хранением данных. По данным исследования Фонда «Общественное мнение», 12 % граждан РФ сталкивались с незаконным использованием их персональных данных в интернет-пространстве (57 % сообщили, что не сталкивались), при этом 33 % опрошенных полагают, что в РФ данные интернет-пользователей защищены плохо (убежденных в обратном лишь 23 %), 35 % граждан испытывают беспокойство по поводу конфиденциальности персональных сведений [11]. По данным ВЦИОМ, если в 2000 г. почти две трети граждан (64 %) полагали, что развитие Интернета полезно для общества, то в 2018 г. это мнение разделили лишь 46 %. При этом ограничительные инициативы властей находят поддержку у обеспокоенных потенциальными угрозами граждан: предложение Совета Безопасности РФ по созданию независимого интернет-пространства внутри стран - членов БРИКС поддержали 58 % опрошенных, 49 % согласились с тем, что подобная мера могла бы помочь сохранности данных и предотвратить возможные хакерские атаки из-за рубежа [12]. Наконец, немаловажную проблему для развития «умных городов» представляет нехватка компетенций, соответствующих новому уровню развития технологий. Цифровая экономика формирует новые условия на рынке труда, и запрос на привычные специальности постепенно снижается. В связи с этим приоритетное значение приобретает развитие новых образовательных технологий: речь идет о расширении возможностей для приобретения новых навыков и обучении в разнообразных, в том числе виртуальных, формах. Ключевым направлением, вероятно, станет непрерывное образование, подразумевающее возможность освоения смежных специальностей и постоянного повышения квалификации, дистанционного освоения новых программных продуктов и пр. Выводы В процессе формирования цифровой экономики в России весьма востребован подход, связанный с созданием «точек роста» для стимулирования экономического роста и формирования благоприятного инновационного климата в регионах. Уровень диспропорций социально-экономического развития субъектов РФ значителен, и рассчитывать на полномасштабное внедрение современных информационно-коммуникационных технологий и сервисов по всей территории страны в поставленные госпрограммой «Цифровая экономика» сроки не приходится. В рамках создания «точек роста», на статус которых претендуют наиболее благополучные с точки зрения социально-экономического разви тия регионы, особенную актуальность приобретают концепции «умных городов». Как и в других странах, в России их реализация предполагает создание агломераций, в которых будут концентрироваться инновации, ресурсы, инфраструктура и человеческий капитал. Проекты «умных городов» включают целенаправленную работу для возникновения качественно новой городской среды. Приоритетными направлениями выступают использование «больших данных», сенсорные технологии сбора информации о ситуации в городе и повседневных потребностях жителей, широкое использование ресурсосберегающих технологий, активное взаимодействие органов власти, общественных структур и граждан в процессе управления, развитие политической «культуры участия» и местного самоуправления, формирование новой, более гибкой образовательной системы, нацеленной на развитие «мягких» навыков и междисциплинарных компетенций. Залогом успеха в процессе создания «умного города» можно назвать наличие условий для совершенствования инфокоммуникационных технологий и технологий защиты информации, а также для развития человеческого капитала. Преимущества «умных городов» связаны с достижением высокого уровня социально-экономического развития и совершенствованием системы управления. Однако важно учитывать и риски реализации подобных проектов: высокие транзакционные издержки в связи с недостаточной компетентностью чиновников и теневыми механизмами внутриэлитного взаимодействия, угрозы безопасности в интернет-пространстве, нехватку квалифицированных кадров для создания и внедрения конкурентоспособных технологических решений, эффективность коммуникации между властью и обществом в связи с неоднозначным восприятием гражданами новой цифровой среды.
×

About the authors

O. V Erokhina

Financial University under the Government of the RF

Moscow, Russian Federation

References

  1. Национальная программа «Цифровая экономика». URL: https://digital.ac.gov.ru (дата обращения: 10.05.2019).
  2. Указ Президента Российской Федерации от 16.01.2017 № 13 «Об утверждении Основ государственной политики регионального развития Российской Федерации на период до 2025 года». URL: http://publication. pravo.gov. ru/Document/View/0001201701160039?index= 0&rangeSize=1 (дата обращения: 10.05.2019).
  3. Perroux F. L’Europe sans rivages. Grenoble: Presses universitaires de Grenoble, 1954. 859 р.
  4. Rogers E. Diffusion of innovations. 4 ed. URL: https://www.d.umn.edu/~lrochfor/ireland/difof-in-ch06.pdf (дата обращения: 10.05.2019).
  5. Лаппо Г.М. Развитие городских агломераций в СССР. М.: Наука, 1977. 278 с.
  6. Pottier P. Axes de communication et developpement économique // Revue économique. 1963. Vol. 14. No. 1. P. 58-132.
  7. Янсен Ф. Эпоха инноваций. М.: ИНФРА-М, 2002. 308 с.
  8. Sunstein C.R., Thaler R.H. Nudge. Improing Decisions About Health, Wealth, and Happiness. New Haven: Yale University Press, 2008. 293 p.
  9. Kitchin R. The Data Revolution: Big Data, Open Data, Data Infrastructures and Their Consequences. London: Sage, 2014. 240 p.
  10. Urry J. Mobilities. Cambridge: Polity Press, 2007. 336 p.
  11. Безопасность в интернете: опрос общественного мнения. URL: https://fom.ru/Bezopasnosti-pravo/13465 (дата обращения: 01.05.2019).
  12. Независимый от США интернет: иллюзия или реальность? URL: https://wciom.ru/index. php?id=236&uid=116657 (дата обращения: 01.05.2019).

Copyright (c) 2019 Erokhina O.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies