The duality in the understanding of the modern criminal policy

Cover Page

Abstract


The article examines the level of understanding of the moderators (scientists) and operators (practitioners) of the criminal law as an indicator reflecting the state of this branch of law. Diagnosed subjects of criminal-legal monitoring in their assessments of the state of law and order are at opposite positions on critical remote from each other a distance. In this regard, posed and investigated the question of whether their differences are the result of basic differences in point of view or they prove that between the parties to the controversy there is nounderstanding.Accordingtotheresultsstatedthat«split»inuntreatableandinter-sectoralviewsonthestateofthecurrentcriminallegal procedure due to the fact that monitoring tools are based on the relativistic attitudes that lead to paralysis of the activity of judicial bodies.

Full Text

А ктуальность заявленной темы имеет ре- альное подтверждение. Наличие разных, нередко диаметрально противоположных точек зрения на состояние современного уголов- но-правового порядка служит тому объектив- ным доказательством. Однако само по себе суще- ствование разнополярных мнений не вызывает большого удивления и не привлекает к себе су- щественного внимания. Многообразие позиций не замечается за привычным для повседневно- сти плюрализмом. А переменчивость и неустой- чивость этих мнений хорошо скрывается за реля- тивизмом, который возобладал в общественном сознании и одержал, как отмечает В. А. Лектор- ский, победу в современной философии и куль- туре в целом1. Внимание к теме привлекает характер взаимо- отношений оппонирующих сторон («теоретиков» и «практиков» в области права) - их обоюдная не- договороспособность и даже в определенной мере неприятие друг друга. Очень часто одна сторона привычно стремится к превосходству над другой, а другая по недоразумению отмежевывается от ка- кого бы то ни было диалога с первой. Сохраняю- щееся и не разрешающееся между ними противо- речие в итоге выступает и отличительной чертой, и нормой современности. Естественно, возника- ющее в подобных условиях состояние неопреде- ленности негативно характеризует обе стороны, так как прежде всего указывает на их неспособ- См.: Релятивизм, плюрализм, критицизм: эпистемоло- гический анализ / отв. ред. В. А. Лекторский. М.: ИФ РАН, 2012. С. 3. ность совместно справляться с такими ситуация- ми и продвигаться по пути развития - переходить от неопределенности к определенности. Кроме того, общее состояние неопределенности свиде- тельствует о том, что одна из сторон или даже обе стороны, убежденные в своей правоте, на самом деле имеют дело с иллюзией определенности. Речь идет, безусловно, о «диалоге» теоретиков права и «монологе» практиков, об их способах мировосприятия и оценках правовой действи- тельности; о поиске ответа на вопрос о том, что представляет собой сохраняющееся между ними различие во взглядах. Имеет ли оно под собой объективные причины или же преимуществен- но продиктовано субъективными факторами? Но главное видится в необходимости проясне- ния, является ли их разноголосие элементарным расхождением позиций или же доказательством отсутствия взаимопонимания между оппониру- ющими сторонами. И если последнее утверждение справедливо, возможно, и в сфере правосознания пора кон- статировать наличие социального симптома, который Ж. Т. Тощенко назвал «расколом об- щественного сознания». Вполне вероятно, что уже необходимо заняться поиском и познанием сопровождающих этот раскол антиномий, кото- рые, судя по оценкам социолога, переполняют обыденную жизнь всего населения России, стали характерной чертой повседневности2. См.: Тощенко Ж. Т. Раскол общественного сознания - угроза преобразованию России // Социология. 2009. № 4. С. 69-82. Без сомнения, исход таких исканий очень ва- жен. Во многом и от них зависит достоверность ответа на вопрос о состоянии современного уголовного права. Его поиск предполагает про- ведение многих параллелей и сравнений. Одна из таких параллелей состоит в исследовании состояния коммуникационных связей между модераторами (учеными) и операторами (прак- тиками) столь значимой отрасли права. Резуль- таты проверки наличия этих связей и их качества вполне могут служить одним из ключевых инди- каторов, определяющих положение уголовного права и как сферы знаний, и как области жизне- деятельности вообще. *** Отечественные ученые, как уже отмечалось в ранее проведенных исследованиях3, в своем большинстве определись с позицией по вопро- су о состоянии современного уголовного пра- ва. Их выводы отличают твердая убежденность в своей правоте и бескомпромиссность. Они практически не сомневаются в том, что для его характеристики вполне применимо понятие «кризис». Противоположного взгляда придер- живаются единицы. Еще одна небольшая группа ученых отмечает, что в уголовно-правовой сфере мы имеем то же самое, что и во всех других сфе- рах общественной жизни. Суть основных упреков ученых, отражаю- щих, по их мнению, кризисное положение уго- ловного права, состоит в том, что законодатели и правоприменители выполняют свои профес- сиональные обязанности на бессистемной и противоречивой основе, не обеспечивают защиту гарантированных Основным законом прав. В целом ряде случаев они действуют даже во вред социальной организации (к примеру, без учета криминологической обстановки из- меняют законы; принимают пробельные и несо- гласованные друг с другом нормативные акты; непрофессиональными реформами дезоргани- зуют правоохранительную систему; нововве- дениями в закон излишне криминализируют общество либо непринятием реальных мер на- казания стимулируют преступность). Практики обвиняются в лоббистском и в обезнаученном подходе к праву (как при законодательной раз- работке конкретных юридических положений, так при использовании их на практике). Осо- бенно активно практиков порицают за декла- ративное, формальное отношение к научной обоснованности как первейшему и важнейшему принципу правотворческого и правопримени- тельного процессов. См.: Бочкарев С. А. Состояние уголовного права: «по- роги» и «пороки» научного осмысления // Российский журнал правовых исследований. 2015. № 1(2). С. 58-71. На основании своих наблюдений ученые кон- статируют, что в настоящее время реализуется неадекватная состоянию преступности государ- ственная политика по борьбе с нею. Тенденции, по их мнению, настолько неблагоприятные, что уже вполне правомерно и нужно говорить о по- степенном превращении Российской Федерации в криминальное государство. По наблюдениям деятелей науки, идет тотальная криминализа- ция общества. Основываясь и на личном опыте, и на проведенных исследованиях, некоторые со- циологи отмечают, что Россия без преувеличе- ния «утопает в крови»4. Мнение практикующих юристов во многом и зачастую в главном не совпадает с вышеотме- ченными оценками большинства представите- лей науки. Лишь в ответе на конкретный вопрос: «кто виноват?» - часто между ними наблюдает- ся консенсус. Правоохранители также склонны сетовать на несовершенство нормативной базы, пенять на законодателя и почти каждый раз тре- бовать от него принятия дополнительных пра- вил поведения. Что касается оценки «состояния» правопо- рядка, специалисты-практики не спешат гово- рить о кризисе уголовного права. Их суждения на сей счет отличаются большей уравновешен- ностью в аргументации и оценках, а также уве- ренностью в стабильности общественного и лич- ностного положения. В них сложно обнаружить доказательства достижения социально-право- выми процессами каких-то пиковых значений. В основном практики ведут речь о некоторых не- достатках, затрагивают проблемы структурного порядка, но не оценивают их как критические. Примеры говорят сами за себя. В. А. Колоколь- цев по итогам 2014 г. в докладе Президенту РФ за- явил, что оперативную обстановку в государстве оценивает как положительную. Свое суждение он мотивировал тем, что в обществе сокращает- ся количество грабежей, разбоев, убийств, квар- тирных краж, снижается подростковая преступ- ность. По его данным, органами внутренних дел раскрыто более 900 тыс. преступлений, из них 206 тыс. - тяжких и особо тяжких, расследовано 27 тыс. преступлений прошлых лет. Годом раньше, на заседании расширенной кол- легии МВД России, министр также констатиро- вал, что в 2013 г. органы внутренних дел в полном объеме обеспечили контроль над оперативной обстановкой в стране. Ведомство, по его словам, работало стабильно. Выполнен значительный объем задач в сфере обеспечения обществен- ного порядка и безопасности, противодействия преступности. За отчетный период сократилось как общее количество, так и большинство тяжких См., напр.: Дмитриев А. В. Насилие как средство ре- шения конфликтов // Общество и право. 2004. № 4 (6). С. 63-64. и особо тяжких преступлений, уменьшилось ко- личество убийств, случаев умышленного причи- нения тяжкого вреда здоровью, изнасилований, разбоев, квалифицированных грабежей и краж. Схожими являются позиции и аргумента- ция глав других правоохранительных ведомств. К примеру, в итоговых решениях коллегии След- ственного комитета Российской Федерации так- же содержатся вполне удовлетворительные оцен- ки. Отмечается, что руководители следственных органов принимают адекватные меры, направ- ленные на укрепление законности и правопоряд- ка, неукоснительное выполнение поставленных законом задач по обеспечению исполнения за- конодательства об уголовном судопроизводстве. Для подтверждения заявленной уверенно- сти используются данные о том, что, к примеру, в 2007 г. по Российской Федерации зарегистри- ровано более 3,5 млн преступлений, что на 7,1 % меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Количество зарегистрированных изнасило- ваний уменьшилось на 20,7 %, убийств - на 19,1 %, фактов умышленного причинения тяжкого вреда здоровью - на 7,9 %. На общем фоне сокращения числа зарегистрированных преступлений повы- силась их раскрываемость. Количество нераскры- тых преступлений снизилось на 8,3 %, в том числе тяжких - на 18,3 %, убийств - на 31,3 %. Можно не множить далее примеры, характе- ризующие позицию правоохранительных орга- нов и учреждений, их отношение к состоянию правопорядка. Процесс формирования этого отношения ясен. Используемые правоохрани- тельными органами данные включают в основ- ном статистику нарушений, как уголовных, так и административных, структуру и динамику пре- ступлений, а также факторы, их вызывающие. Преступность, судимости, административные правонарушения и другие проявления девиант- ного поведения изучаются на основе действу- ющих норм права. Статистический анализ от- меченных процессов позволяет компетентным органам выявлять законы их распределения и динамики, получать другую важную информа- цию, необходимую для совершенствования пра- воохранительной деятельности. Не менее очевидным представляется и то, что сдержанная (не кризисная) оценка правоприменителями состояния уголовно-пра- вовой сферы не лишена оснований. Их выводы соответствуют тенденциям последних 10 лет. На протяжении этого периода наблюдается пов сфере экономики. Число последних за ука- занный период снизилось кратно: с 489,6 тыс. в 2006 г. до 107,3 тыс. деяний в 2014 г. Социологические данные, как отмечают криминалисты, подтверждают показатели уго- ловной статистики (cм. табл. 2). Влияние пре- ступности как фактора, вызывающего тревогу в общественном сознании, от года к году снижа- ется. Совпадение социальных и криминологи- ческих тенденций позволило правоохранителям утверждать, что постепенно обретаемое в обще- стве спокойствие является закономерным след- ствием высокой эффективности их работы. Свою уверенность, как видно из табл. 2, пра- воохранители часто основывают на данных опро- сов общественного мнения, которые фиксируют, что за последние 10 лет (с 2004 по 2014 г.) россиян стали меньше беспокоить вопросы безработицы (с 33 % до 23 %), преступности (с 27 % до 15 %), ситуация в армии (с 12 % до 5 %). Они обращают внимание на то, что значительно возросла акту- альность не связанных с уголовно-правовой те- матикой проблем - сфера ЖКХ (с 32 % до 57 %), уровень жизни населения (с 24 % до 46 % в 2014), ситуация в здравоохранении (с 27 % до 40 %), коррупции (с 14 % до 29 %)6. *** Разница во взглядах практиков и теоретиков пра- ва налицо. Точки соприкосновения их позиций не просматриваются. Несмотря на, казалось бы, убедительную и обширную аргументацию, дли- тельный период отслеживания эмпирических данных, внимание к широкому кругу кримино- логических показателей, представители науки считают, что для итоговых выводов о стабильном и позитивном развитии социально-правовых процессов в целом и уголовно-правовых в част- ности не имеется достаточных оснований. Традиционно называют широкое разнообра- зие веских и вполне очевидных причин, не по- зволяющих правоведам согласиться с правоох- ранителями. К одному из основных аргументов, используемых теоретиками для подтверждения почти естественной несостоятельности позиции своего оппонента, относят недостаточную науч- ную обоснованность либо вовсе отсутствие дан- ной составляющей во взглядах правопримените- лей и в их практической деятельности. Другой повод для неприятия взглядов против- ной стороны ученые давно нашли в погрешноследовательное снижение числа зарегистрированных преступлений (cм. табл. 1) 5. Данная динамика касается как преступлений против личности, так и преступлений См.: Официальный сайт МВД России. URL: https://mvd.ru/Deljatelnost/statistics См.: Ситуация в ЖКХ и инфляция стали главными проблемами россиян. Инициативный всероссийский опрос ВЦИОМ проведен 25-26 января 2014 г. Опрошено 1600 человек в 130 населенных пунктах в 42 областях, кра- ях и республиках России. Статистическая погрешность не превышает 3,4 %. URL: http://gkh1.ru/news/prochie_ novosti/situatsiya_v_zhkkh_i_inflyatsiya_stali_glavnymi_ problemami_ rossiyan/ (дата обращения: 30.06.2015) Таблица 1. Всего зарегистрировано преступлений в 2004-2014 гг. (тыс.) Источник: статистика МВД РФ стях и легкой уязвимости системы статического наблюдения. Правоведы считают, что статисти- ческая отчетность далека от полного и достовер- ного отображения состояния правопорядка, по- скольку уверены в ее высокой подверженности искажениям со стороны ответственных за ее со- ставление органов. Однако представляется, что ни одна из на- званных причин или даже вся их совокупность не может служить причиной обнаруженного «раскола» в оценках правопорядка. Подлин- ные детерминанты современного положения, при котором стороны в своих взглядах на состоя- ние правоотношений находятся и на критически удаленном друг от друга расстоянии, следует ис- кать не в естественных факторах, обусловленных социальным статусом и положением исследова- тельских групп, а в целенаправленно избранных ими точках обзора состояния отечественного уголовного права. Речь идет, прежде всего, о де- фектах и пробелах мировоззренческого поряд- ка, исследованию которых эксперты не уделяют должного внимания, но которым в существенной мере подчинена уголовная статистика как основ- ное средство восприятия правоохранительными органами окружающей их социальной действи- тельности. Концептуальные и идейно-идеологические проблемы отечественной уголовной статистики недооцениваются. Вместе с тем за ними стоят уже не арифметические погрешности, а высокие риски непонимания правоприменителем обще- ственных процессов или необнаружения проте- кающих в них закономерностей. Сегодня Украи- на называет цену таким рискам - демонстрирует пример плачевного состояния правового строя и всего социального уклада. Причин тому можно назвать предостаточно. Однако представляет- ся очевидным, что подобные Украине государ- ства были повержены цветными революциями, так как национальные средства правового мо- ниторинга не сработали в критической ситуа- ции. Средства наблюдения не смогли отследить то, что внутренние противоречия, продолжи- тельное время остававшиеся неурегулирован- ными, попали в область интереса «третьих лиц», стали использоваться ими в качестве удобного предлога для «раскачки» обществ и в итоге при- вели некоторые политические режимы к краху. Российская система статистического наблю- дения за явлениями уголовно-правового порядка не лишена схожих изъянов. Состояние ее связи с социальной средой вызывает тревогу и удив- ление. Несмотря на, казалось бы, самую прямую корреляцию статистики с конкретными жизнен- ными происшествиями, именно ее социальная необусловленность обращает на себя внимание. Судите сами. Таблица 2 Преступность Экономическое положение Рост цен, инфляция Высокие налоги Безработица Терроризм Проблемы обороны и внешней политики Жилищная проблема Иммиграция Низкие пенсии Проблемы общественного транспорта Состояние системы здравоохранения Состояние системы образования Состояние окружающей среды Другое Затрудняюсь ответить В структуре правоохранительной деятельно- сти нет ни одного аспекта, который в современ- ных условиях можно было бы рассматривать вне социального контекста. Субъекты, реализующие правоприменительный процесс, составляют не- отъемлемую часть общества. Согласно своему прямому назначению, они призваны работать с обществом, для общества и над обществом со стремлением сделать его справедливым, сво- бодным и самодостаточным. Однако на уровне уголовного закона такие задачи не сформулиро- ваны. Обозначенные в нем цели выглядят на по- рядок скромнее. Назначение уголовного право- порядка выражено в безыдейных и безадресных нормах об обеспечении безопасности населения и законопослушности отдельных граждан. Не лучшим образом общество представле- но и в положениях уголовно-процессуального закона. В нем его вообще нет. Судопроизвод- ство воспроизведено как внутреннее дело огра- ниченного круга его непосредственных участ- ников. Согласно ст. 6 УПК РФ органы юстиции призваны работать с отдельными лицами и ор- ганизациями, потерпевшими от преступлений, а также с личностями, нуждающимися в защи- те от незаконного обвинения. Судя по редким упоминаниям в текстах УК РФ и УПК РФ можно предположить, что при подготовке и принятии этих нормативных актов законодатель все же имел в виду общество. Но и здесь очевидно, что в зафиксированных в кодексах случаях общество рассматривается только лишь в качестве одного из субъектов социального мира. Об обществе как о самоценности, то есть объ- единении людей, обладающих общими интере- сами, ценностями и целями, в законах практи- чески ничего не сказано. По ним вообще весьма затруднительно сформировать представление о том обществе, продуктом жизнедеятельности которого эти законы стали. Их обезличенность и абстрактность не позволяют воспроизвести имманентно присущие российскому обществу характеристики как конкретной социально-эко- номической и культурно-исторической целост- ности. По аналогичным принципам выстроена при- нятая на вооружение правоохранительными ор- ганами система статистического наблюдения. С ее помощью можно рассмотретьлишьчерно-бе- лую, без цветов и оттенков картину отечествен- ного уголовно-правового мира. В наименованиях многочисленных форм и показателей уголовной статистики категория «общество» не выделена, а резолютивные значения этих форм не отвеча- ют статусу социальных индикаторов, посколь- ку не воспроизводят соответствующие формату «общества» картины. Сквозь их призму социум предстает как смешанное в общую сумму мно- жество единичных и отвлеченных друг от друга происшествий. А учитывая, к примеру, что ка- ждое третье преступление против собственности в РФ совершается иностранными гражданами, то выясняется, что итоговые значения лишены показательного смысла, так как не отражают уровня криминогенности составляющего основу российского государства коренного населения. Не отвечают, в частности, на вопрос о том, явля- ется ли ее показатели следствием упадка нравов в обществе или же последнее стало жертвой низ- кой правовой культуры мигрантов. Схожее положение в системе учета занимают и скрепляющие общество ценности права. В уго- ловной статистике они не представлены. Их со- стояние в социуме не оценивается. Широкая сеть органов правопорядка и правосудия не измеряет и не отслеживает бытующий в обществе, к при- меру, уровень справедливости. В этом, впрочем, нет ничего удивительного. Схожее отношение к справедливости проявлено и законодателем. Несмотря на то, что справедливость является структурообразующей ценностью всего права и каждой его отрасли, института и нормы, пар- ламентарии не сочли необходимым включить справедливость в состав охраняемых уголовным законом благ. В ст. 6 УК РФ принцип справедливости закре- плен в сугубо отраслевых и юридико-техниче- ских целях. Востребованность названного прин- ципа ограничена нуждами процесса назначения наказания. На этапах квалификации деяния, тол- кования уголовного закона, определения сферы его действия, привлечения или освобождения граждан от ответственности соблюдение прин- ципа справедливости, по логике законодателя, не столь важно. Он должен приобретать обяза- тельное для правоприменителя значение лишь на стадии определения виновному лицу вида и размера наказания. Но и в этом единствен- ном случае сила принципа ограничена рамками сопоставления двух величин. Для установления наказания требуется соизмерение тех значений, которые характеризуют, с одной стороны, лич- ность виновного, а с другой - обстоятельства совершенного им деяния. Социального контекста, как видно, принцип не имеет. О справедливости, обеспечивающей формальное равенство граждан не только перед «бездушным» законом, но и друг перед другом, в законе речи не идет. Отсюда возникают вызы- вающие в общественном сознании чувство соци- альной несправедливости случаи, когда за совер- шение 12 тяжких преступлений и хищение более 3 млрд руб. Е. Васильеву по «делу „Оборонсер- виса“» содержат под домашним арестом, а ро- дившую мать, попытавшуюся для нужд ребенка обналичить принадлежащий ей по праву мате- ринский капитал, на продолжительный срок за- ключают под стражу. Учитывая конституирующую роль идеи спра- ведливости в российской культурной традиции и национальном самосознании, пренебрежи- тельное отношение к ней как к социальному ин- дикатору выглядит по меньшей мере странным. Хотя только такое отношение и может служить разумным объяснением того, почему в россий- ском обществе существуют большие проблемы со справедливым устройством его структуры и механизмом распределения ВВП в частности. Чувство несправедливости является самым рас- пространенным среди россиян по частоте его переживания. Это чувство, свидетельствующее о нелегитимности в глазах граждан сложивше- гося в стране социального порядка, по данным Института социологии РАН, испытывает хотя бы иногда подавляющее большинство всех россиян (свыше 90 %), причем 46 % переживает его ча- сто7. В связи с этим неудивительно, что в число трех самых популярных мечтаний россиян вхо- дит мечта «жить в более справедливом и разумно устроенном обществе» (33 %), составляющими которого являются социальная справедливость, равные права для всех, сильное государство, за- ботящееся о своих гражданах8. Справедливость, как обоснованно отметил директор Института социологии РАН М. К. Горшков, впору признать национальной идеей. Однако на законодатель- ном и правоприменительном уровнях такого по- нимания не существует. Справедливость не вхо- дит в предмет их повседневного и подлинного интереса. Очередное выражение заявленной пробле- мы правоприменительного взгляда состоит в его замкнутости «на себе». Несмотря на априори пу- бличную природу правоохранительной деятель- ности, используемая совокупность критериев ее оценки не отвечает общественному положе- нию и назначению этой деятельности, выполня- емым органами юстиции публичным функциям и поставленным задачам. Система показателей, применяемых для оценки их работы, не име- ет выхода за ведомственные границы. Ни один из ее критериев напрямую не связан с состояни- ем той социальной сферы, в пределах которого действует соответствующий правоохранитель- ный орган. Эта система во многом подчинена не общественному, а внутриведомственному устройству, которое в большинстве случаев стре- мится к достижению внутренней самодостаточ- ности и внешней автономности. См.: Социокультурные факторы консолидации рос- сийского общества. М.: Ин-т социологии РАН, 2013. С. 18. См.: О чем мечтают россияне: идеал и реальность / Под ред. М. К. Горшкова, Р. Крумма, Н. Е. Тихоновой. М.: Весь мир, 2013. Если вдуматься в буквальный смысл ста- тистической отчетности, то выясняется, что успешность органов правопорядка напрямую за- висит от количества совершаемых, выявляемых, раскрытых и расследованных преступлений. Показатели успешности их деятельности не со- относятся с качеством жизни как важнейшим ин- тегральным индикатором, который использует- ся в социологии, экономике, политике и других социальных науках для оценки степени удов- летворения материальных и духовных потреб- ностей человека и общества. Увеличивающееся количество криминальных деяний служит ос- новным оправдывающим деятельность органов правопорядка аргументом. Поскольку данные показатели состоят в прямой причинной корре- ляции, то они часто используются практиками в качестве наиболее весомого доказательства их востребованности, необходимости расшире- ния полномочий и повышения уровня их доволь- ствия и материально-технического обеспечения. При этом обращение к данным, характеризую- щим состояние общества и его отношение к вну- тренним и внешним процессам, было бы для пра- воприменителей весьма полезным. Как минимум оно позволило бы им усомниться в обоснованно- сти и самодостаточности собственных выводов и, возможно, подтолкнуло бы их к переосмысле- нию собственных оценок. Как показывают соци- ологические исследования, все основания для этого имеются. Согласно изысканиям Института социологии РАН, большинство россиян не разде- ляют состояния умиротворенности, испытывае- мого правоприменителями. Несмотря на продол- жительное снижение количества регистрируемых преступлений, свыше половины опрошенных устойчиво оценивают ситуацию в стране в пре- делах кризисных и катастрофических оценок. Уровень катастрофичности, правда, варьируется и имеет за последние годы понижающуюся дина- мику. Однако индикатор кризисности ситуации в стране уверенно колеблется в пределах не впол- не успешных для государства и общества в целом 1994-1998 гг. (см. табл. 3). Систематические опросы граждан также не оставляют сомнений в том, что преступность была и продолжает оставаться в числе первопри- чин, влияющих на их выводы о кризисном по- ложении дел в стране. Противоположные пред- ставления криминалистов основаны на ложном прочтении состояния отражаемых в социологи- ческих отчетах показателей преступности, кото- рая в общественном понимании имеет отличный от юридического значения контекст. Внимательное отношение к социологическим данным позволяет рассмотреть, что преступность воспринимается гражданами в узком аспекте. Под преступностью они часто разумеют так на- зываемый уличный вариант ее проявления. С ней связывают публичные и массовые происшествия, выражающиеся, как правило, в нарушении обще- ственного порядка (драки, грубость, хамство, кар- манные кражи и др.). Данные опросов позволяют утверждать, что состояние преступности в стране население оценивает преимущественно по ощу- щению уровня безопасности в местах общего пользования (на улицах, в парках, школах, обще- ственном транспорте и т. д.). Терроризм, который, безусловно, является не- отъемлемой частью всей преступности, из-за его чрезвычайной опасности и тяжелой переносимо- сти опрашиваемые граждане выделяют в отдель- ную группу. Прямо противоположный эффект связан с так называемыми проблемами ЖКХ. Из-за бытового, повседневного и привычного ха- рактера проблемы в сфере ЖКХ не включаются респондентами в число преступных. Хотя в своей основной массе они имеют уголовно-правовое из- мерение. Подавляющая часть происшествий в этой сфере связана с безосновательным повышением тарифов, то есть с обманом граждан и изъятием их средств якобы по причине повышения себе- стоимости оказываемых услуг. Однако прокурор- ско-следственная практика проясняет, что в дей- ствительности в указанной области целые сети энергосбытовых организаций в стране действуют в интересах не населения, а преступных сообществ. И занимаются они не энергообеспечением граж- дан как основным видом своей деятельности, а сбо- ром денежных средств с населения и их выводом за рубеж по фиктивным основаниям и без оплаты услуг поставщиков и производителей. Таблица 3 Динамика оценок населением России ситуации в стране, 1994-2012 гг. (в % к числу опрошенных) Варианты ответов 1994 1997 1998апр. 1998окт. 1999 2000 2001 2005 2010 2011 2012 Нормальная 6 13 10 2 5 16 18 25 16 23 35 Кризисная 40 43 53 45 61 60 51 54 73 59 43 Катастрофическая 22 38 33 51 29 18 14 12 11 10 6 Затрудняюсь ответить 5 6 2 5 9 18 9 8 16 Коррупция в ее современном законодатель- ном определении вообще имеет исключитель- но уголовно-правовую квалификацию. Поня- тие коррупции, зафиксированное в ст. 1 ФЗ от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии кор- рупции», охватывает не менее 45 составов пре- ступлений, предусмотренных УК РФ. Таков в самых общих чертах социальный контекст тех криминологических показателей, которые у правоприменителей вызывают удов- летворение. Этот контекст вполне однозначно указывает на то, что преступность была и оста- ется основной проблемой современного рос- сийского общества. Выход в конкретные сферы уголовно-правовой охраны и сравнение их состо- яния со значениями уголовной статистики опти- мизма не добавляют. Ее индикаторы не согласу- ются с отраслевыми социально-экономическими тенденциями. К примеру, продолжительное снижение числа зарегистрированных преступлений в сфере эко- номики и, казалось бы, ее криминологическое оздоровление не приводят к улучшению в об- щественном сознании образа участников хозяй- ственной деятельности. До сих пор сохраняют актуальность высказанные еще в 1998 г. выводы специалистов Центра политических технологий, которые, исследовав образ российского бизнес- мена в глазах общества, сравнили его с собира- тельным персонажем, совмещающем в себе чер- ты Чичикова, Остапа Бендера, героев О. Генри, Карабаса-Барабаса и Саввы Морозова. Образ мелкого предпринимателя ассоциируется в мас- совом сознании с «челноком», и его скорее жа- леют. А к крупному бизнесу относятся враждеб- но - из-за «неправедно» нажитых капиталов9. С тех пор общественное восприятие предпри- нимателя не улучшилось. Дело дошло до того, что сегодня представители государства и бизнес-со- общества призывают уже священнослужителей помочь реабилитировать предпринимательство в глазах общества, поскольку бизнес-активность в России в последние годы, по признанию специ- алистов Минэкономразвития РФ, неуклонно снижается, а желающих начать собственное дело становится все меньше и меньше. Сейчас среди школьников и студентов профессия бизнесмена не котируется - в фаворе чиновники госструк- тур и менеджеры крупных корпораций10. Подобное положение дел свидетельству- ет о том, что основные отрасли законодатель- ства - ГК РФ и УК РФ - вносят небольшой вклад в укрепление социальных связей. За двад- цатидвухлетний период действия ГК РФ и во- семнадцатилетний - УК РФ антагонистические настроения в обществе, возникшие в начале 1990-х гг. на почве несправедливого распре- деления имущества Советского государства, не снизили своего накала. После более чем де- сятилетнего опыта приватизации, как отметил Н. Я. Петраков, в России институт собственно- сти не нашел однозначного и полного правового урегулирования. Задача создания эффективно- го частного собственника как доминирующей фигуры экономики страны не решена. Мелкий и средний бизнес не получил ни прочной пра- вовой, ни экономической основы для цивили- зованного конкурентного развития; крупные производства и сегменты экономики в результа- те приватизации снизили эффективность своей деятельности, оказавшись в монопольном поло- жении на рынках сбыта своей продукции11. По оценкам организации Property Rights Alliance, степень защищенности имущественных прав в России находится на крайне низком уров- не. После оценки в 2009 г. 115 государств по де- сяти критериям, отражающим состояние трех сред (правовая и политическая среда, защита материальной собственности, защита интел- лектуальной собственности), РФ был присвоен индекс защиты прав собственности в 4,1 балла из 10 возможных. В рейтинге стран Россия заняла 87 место, где она разместилась между Мозамби- ком и Кенией, с одной стороны, и Замбией, Па- кистаном и Алжиром - с другой. По состоянию на 2014 г. Россия не сильно улучшила свои пока- затели, получив индекс в 4,8 балла. На этот раз она существенно не дотянула до Замбии, но вста- ла на один уровень с Мозамбиком, оставаясь при этом в одной группе с Мавританией, Мали и Сенегалом12. Схожие оценки положения собственника в стране следуют из доклада Российского со- юза промышленников и предпринимателей «О состоянии предпринимательского климата в 2007-2011 годах». 65 % опрошенных бизнесме- нов оценили уровень защищенности частной собственности как низкий, а более 20 % выра- зили уверенность в том, что названный уровень за последние пять лет понизился. 15 % улучше- ний не заметили. В целом же представители де- ловых кругов не скрывают, что защищать иму- щество и бизнес в России почти невозможно из-за административных барьеров и коррупци- онной составляющей. См.: Образ предпринимателя // Коммерсантъ. 1998. № 134. URL: http://www.kommersant.ru/doc/202391 (дата обращения: 30.06.2015). См.: Проповедь на бизнес-тему. Церковь про- сят помочь реабилитировать предпринимательство в глазах общества. URL: http://www.interfax-religion. ru/?act=print&div=6442 (дата обращения: 30.06.2015). См.: Петраков Н. Я. Развитие отношений собственности в России // Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование. 2005. № 3 (24). Сведения приведены по данным организации International Property Rights (IPRI). URL: http://internationa lpropertyrightsindex.org/ (дата обращения: 30.06.2015). Таблица 4. «Чьи интересы, по Вашему мнению, выражает и защищает сегодня российское государство?» (в % к числу опрошенных) Богатых Государственной бюрократии Затруднились ответить Всех граждан России Средних слоев Бедных слоев 2000, XII 2001, XII 2002, XII 2003, X 2004, VI 2005, IX 2006, I 2006, VI 2007, I 2008, II 2008, VI 2009, VI 2009, XII 2010, VI 2010, XII 2011, XI 2012, IV 2013, VI Источник: Центр стратегических социальных и социально-политических исследований ИСПИ РАН Уголовная статистика не собирает подобного рода сведения и не располагает ими. Можно ска- зать, что она не предназначена для работы в мас- штабе и в формате общества. Не способствует та- кой работе и то, что УК РФ, вопреки требованию Основного закона, охраняет не всякую, а исклю- чительно товарно-стоимостную собственность; требует проявления уважения не к личности собственника, а к стоимости имеющегося у лица имущества. Защищает не всех собственников, а только тех и тогда, когда они находятся в эконо- мически наиболее благоприятном положении. То есть разрушает основы общества, переводя скрепляющие его принципы равенства и спра- ведливости из естественно-правового положе- ния в товарно-стоимостное измерение. Иными словами, соучаствует в развитии неприязни од- ной части социума к другой по признаку имуще- ственного неравенства. В итоге на сегодняшний день в механизме уго- ловно-правового мониторинга нет инструмента, предназначенного для того, чтобы диагностиро- вать и прогнозировать наступление очередной правоохранителей отсутствуют критерии оцен- ки состояния социально-групповой структуры российского общества, которое уже сегодня, как отмечают Т. И. Заславская и В. А. Ядов, характе- ризуется вопиющим разрывом между зажиточ- ными и бедствующими слоями граждан и неле- гитимно в глазах населения13. В этой связи неудивительно, что, по устойчи- вому мнению большинства россиян, государство защищает главным образом богатых и чинов- ников (см. табл. 4). Установив имущественные цензы, только по достижении которых обеспе- чивается доступ к правосудию, уголовный закон самым непосредственным образом принимает участие в формировании и укреплении подоб- ных общественных настроений. Обращение к конкретным сферам общежития и сравнение их состояния с показателями уголов- ной статистики можно продолжить. Однако уже на данном этапе представляется очевидным, что основанные на ее индикаторах выводы органов юстиции находятся на весьма отдаленном рассто- янии от социально-правовой действительности. смены форм собственности в России, которая, как отмечал Н. Я. Петраков, каждый раз происходит революционными темпами. Во взгляде См.: Заславская Т. И., Ядов В. А. Социальные транс- формации в России в эпоху глобальных изменений // Со- циологический журнал. 2008. № 4. С. 8-22. Крайне низкое качество уголовной статисти- ки и ее «слепота» не остались незамеченными. Д. А. Медведев без стеснения назвал ее «брех- ней». Чуть более лояльное отношение к стати- стике как системе восприятия правопримени- телем окружающей его реальности проявлено обществом. Согласно последним опросам «Ле- вада-центра», официальная статистика у росси- ян не пользуется большим доверием: 23 % верят в правдивость статистических данных, 32 % - нет, 41 % - отчасти доверяют, отчасти нет14. *** Весомый вклад в девальвацию правоприме- нительного взгляда вносят сами правоохрани- тельные органы и учреждения юстиции. Не- смотря на унифицированность используемой ими уголовной статистики, каждое ведомство вырабатывает к ее значениям собственное от- ношение. Единства в подходах к интерпретации статистического текста и социального контек- ста в целом не имеется, что, по сути, добавляет в правосознание общества свою порцию, по вы- ражению Ж. Т. Тощенко, парадоксов и противо- речий15, размывающих его представления о нор- ме поведения. Точек соприкосновения в оценках специалистов немного. В основном преобладают расхождения. Примеры говорят сами за себя. С одной стороны, Председатель Верховного Суда РФ В. М. Лебедев отмечает, что сложность экономических отношений в условиях становле- ния рыночной экономики отразилась на струк- туре и содержании норм уголовного закона. Уголовный кодекс, по его мнению, соответству- ет современным экономическим потребностям общества. Это закон максимально способствует переходу от жесткой централизованной пла- нируемой экономики к свободным рыночным отношениям, его нормы направлены на защиту всех форм собственности и свободы экономиче- ской деятельности16. С другой стороны, Председатель Конститу- ционного Суда РФ В. Д. Зорькин, подбирая вы- ражения, аккуратно и сдержанно высказывается о том, что в стране отсутствуют твердые гаран- тии собственности. Также обращает внимание на другие противоречивые процессы в правовом развитии России и в реализации конституцион- См.: Доверие к власти и официальной статистике. URL: http://www.levada.ru/19-08-2015/doverie-k-vlasti-i- ofitsialnoi-statistike (дата обращения: 19.08.2015). См.: Тощенко Ж. Т. Парадоксы и противоречия пра- вового сознания // Безопасность Евразии. 2002. № 3. С. 561-575. См.: Научно-практическое пособие по применению УК РФ / Под ред. В. М. Лебедева. М.: Норма, 2005; Ком- ментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. Ю. И. Скуратова, В. М. Лебеде- ва. М.: ИНФРА-М: Норма, 2000. ных принципов юридического равенства и соци- альной справедливости. Отмечает нахождение России в тяжелейшем кризисе и в плену право- вого нигилизма, клановой и корпоративно-оли- гархической ментальности, превращение бюро- кратии в действующий в собственных интересах квазикласс, коррупции и организованной пре- ступности17. Схожая полярность наблюдается и в оцен- ках руководителей государства. По мнению Д. А. Медведева, уровень защиты права соб- ственности и контрактных обязательств сегодня в России соответствует мировым стандартам18. По оценкам же В. В. Путина, действующие ме- ханизмы защиты собственности (в том числе интеллектуальной) не работают достаточно эффективно. Институт частной собственности нуждается в укреплении19. Немного точек соприкосновения имеет- ся и в прокурорско-судебной практике. В деле оценки состояния, к примеру, предварительно- го следствия их выводы существенно разнятся. По ежегодным докладам Генерального прокуро- ра РФ, объем нарушений, допускаемых следова- телями и дознавателями на этапах проверки со- общений о правонарушениях и расследования уголовных дел, неуклонно растет. В 2014 г. объем выявленных нарушений зако- нов в деятельности всех правоохранительных ор- ганов по сравнению с 2013 г. увеличился на 22 % и в абсолютном выражении достиг почти 6 млн. Причем нарушения множатся не только на ста- дии регистрации и рассмотрения сообщений о преступлениях (+15 %), но и в ходе всего даль- нейшего расследования (+12 %). В 2012 г. проку- рорами установлено свыше 5 млн. нарушений законов, допущенных на досудебной стадии уго- ловного судопроизводства. Из них более 3,4 млн совершено на стадии приема, регистрации и рас- смотрения сообщений о преступлениях20. В то же время, по отчетам судебных орга- нов, состояние законности на стадии предва- рительного расследования не столь печально. Количество уголовных дел, возвращенных судом без рассмотрения из-за допущенных в ходе рас- следования нарушений, находится в пределах 1 %. В абсолютном выражении этот показатель См.: Зорькин В. Д. Право в условиях глобальных пере- мен: монография. М.: Норма, 2013. С. 7-9. См.: Медведев отметил высокий уро- вень защиты права собственности в РФ. URL: http://ria.ru/society/20080607/109500873.html (дата обра- щения: 19.08.2015). См.: Путин предложил усилить защиту интеллек- туальной собственности. URL: http://www.vedomosti. ru/technology/articles/2014/03/27/putin-predlozhil-usilit- zaschitu-intellektualnoj (дата обращения: 19.08.2015). См.: Личная страница Генерального прокурора Российской Федерации. URL: http://www.genproc.gov. ru/genprokuror/ ежегодно и стремительно снижается. С 2008 по 2014 г. индикатор уменьшился на 62 % (с 25 343 до 9 817 уголовных дел). Полагаясь на судебную статистику, можно даже уверенно высказаться о том, что беспокойства прокуроров относительно качества следственной работы беспочвенны. Объем оправдательных приговоров, с точки зрения следственных органов, имеет исключительно положительный тренд. Число оправданных лиц не достигает и 0,5 % от общего числа лиц, представших перед судом. В сводных данных Судебного департамента Верховного Суда РФ многомиллионные нарушения следователей и дознавателей отражения не находят. Из 130 648 жалоб участников уголовного судопроизводства на незаконные действия (бездействие) должностных лиц органов следствия и дознания, рассмотренных судами общей юрисдикции в 2014 г., только 8 929 удовлетворено, то есть немногим более 6 % от их общего числа21. *** В завершение необходимо отметить, что поиск конкретных причин расхождения взглядов пра- воприменителей и их оппонентов можно про- должить и посвятить этому вопросу еще не одно исследование. Однако представляется, что тако- го рода изыскания не будут иметь большого успе- ха и продвигать своих авторов к установлению одной для всех истины. Сложившийся в этой об- ласти опыт уже свидетельствует о том, что каж- дый орган правопорядка отстаивает свою правду и исключительно ею готов руководствоваться. Для понимания современного состояния по- зиций правоприменителя стоит обратить вни- мание на сам «раскол» во внутреотраслевых и межотраслевых мнениях о положении действу- ющего уголовно-правового порядка. Само его на- личие, а также тот факт, что правоохранительные органы воспринимают его как обычное, повсед- невное явление, указывает на то, что подавляю- щая часть их оценок и мнений зиждется на реля- тивистских установках. Дальнейшее базирование учреждений юсти- ции на подобной мировоззренческой основе, для которой вполне естественным является от- сутствие соответствия между их оценками, мо- жет привести только к минимизации или даже аннуляции роли правоохранительной службы в жизни общества. Такие тенденции уже сегодня набирают силу. Согласно проведенным фондом «Общественное мнение» опросам, с 1998 по 2012 г. ведущие институты права не укрепили, а снизи- См.: Официальный сайт Судебного департамента Вер- ховного Суда РФ. URL: http://www.cdep.ru/ ли свою роль в защите прав человека: прокура- тура и судебные органы с 18 % до 16 %, а поли- ция - с 11 по 7 %. Тройка лидеров, набирающих вес в сфере правозащитной деятельности, пред- ставлена: 1) СМИ (с 17 по 21 %), 2) Президентом РФ (с 6 по 20 %), а также Конституционным Су- дом РФ (с 8 по 17 %)22. На фоне понимания и поддержки обществом высокой значимости закона в его жизни отмечен- ная динамика вызывает удивление. Однако для этого не имеется оснований. В ситуации релятиви- зации, как отмечает В. А. Лекторский, всегда про- исходит парализация действия23. Такой паралич, надо полагать, наступил и недвусмысленно указы- вает на то, что сегодня имеет место кризис право- применителя, а не права. Для изменения сложив- шегося положения каждой правоохранительной службе необходимо выбираться из собственных искусственно сконструированных концептуаль- ных каркасов и камерных пространств, а также по- ставить перед собой задачу по поиску и принятию на вооружение общей для всех парадигмы воспри- ятия социально-правовой реальности.

About the authors

V L Shultz

Russian Academy of Sciences

Email: rjls@bk.ru

S A Bochkarev

Institute of State and Law of Russian Academy of Sciences

Email: bochkarvs@mail.ru

References

  1. Бочкарев С. А. Состояние уголовного права: «пороги» и «пороки» научного осмысления // Российский журнал правовых исследований. 2015. № 1 (2). С. 58-71.
  2. Гилинский Я. И. Криминология: курс лекций. СПб.: Питер, 2002. 377 с.
  3. Дмитриев А. В. Насилие как средство решения конфликтов // Общество и право. 2004. № 4 (6). С. 63-64.
  4. Заславская Т. И., Ядов В. А. Социальные трансформации в России в эпоху глобальных изменений // Социологический журнал. 2008. № 4. С. 8-22.
  5. Зорькин В. Д. Право в условиях глобальных перемен: монография. М.: Норма, 2013. 496 с.
  6. Иншаков С. М. Криминология: учеб. пособие. М.: Юриспруденция, 2002. 432 с.
  7. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. Ю. И. Скуратова, В. М. Лебедева. М.: ИНФРА-М: Норма, 2000. 768 с.
  8. Научно-практическое пособие по применению УК РФ / Под ред. В. М. Лебедева. М.: Норма, 2005. 928 с.
  9. О чем мечтают россияне: идеал и реальность / Под ред. М. К. Горшкова, Р. Крумма, Н. Е. Тихоновой. М.: Весь мир, 2013. 400 с.
  10. Петраков Н. Я. Развитие отношений собственности в России // Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование. 2005. № 3 (24). С. 13-15.
  11. Релятивизм как болезнь современной философии / отв. ред. В. А. Лекторский. М.: Канон+: Реабилитация, 2015. 392 с.
  12. Релятивизм, плюрализм, критицизм: эпистемологический анализ / отв. ред. В. А. Лекторский. М.: ИФ РАН, 2012. 181 с.
  13. Социокультурные факторы консолидации российского общества. М.: Ин-т социологии РАН, 2013. 54 с.
  14. Тощенко Ж. Т. Парадоксы и противоречия правового сознания // Безопасность Евразии. 2002. № 3. С. 561-575.
  15. Тощенко Ж. Т. Раскол общественного сознания - угроза преобразованию России // Социология. 2009. № 4. С. 69-82.

Statistics

Views

Abstract - 98

PDF (Russian) - 30

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2015 Shultz V.L., Bochkarev S.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies