Perspectives of development of conception of international law policy. Part 2

Cover Page

Abstract


Article is devoted to discussion on issue of applicability of the notion ‘law policy’ to the international law and the international legal system. Much attention is paid to comparison between such notions, as law policy, politics of international law, progressive development of international law. Author analyzes the international law policy as an objective international legal phenomenon, showing its aims and subject structure. Article gives proof of conclusion that the conception of international law policy should be based not only on giving a more precise definition of international law nature but also on analysis of current problems of international law development closely associated with fragmentation of the latter.

Full Text

И сследование возможностей использо- вания понятия «правовая политика» в международном праве для международно-правовой науки может иметь определен- ные методологические последствия. Наиболее важным следует признать поддержание статуса теории права как уровня наиболее глобальных обобщений. «Забаррикадированность» же меж- дународной науки в отношении использования новых доктринальных конструкций снижает ее эвристический потенциал. При этом, конечно, надо помнить, что их использование не должно быть самоцелью, а призвано преследовать та- кую цель, как углубление понимания сущности и предназначения международного права в со- временном мире. Вместе с тем анализ возможности вхождения понятия международно-правовой политики в инструментарий современной науки междуна- родного права предполагает ответ на теоретиче- ский вопрос относительно последствий невос- приимчивости теории международного права к данному понятию. Так, подобная невосприимчи- вость в определенном смысле подрывает пред- ставление об общей теории права, в рамках кото- рой формируются основы и общие контуры кон- цепции правовой политики как системы тоталь- ных обобщений о праве и правовых феноменах. Конечно, можно привести контраргумент о том, что общетеоретическая концепция правовой по- литики не учитывает всех деталей правового ре- гулирования, а именно: регулирования на уровне международно-правовой системы. В результате общетеоретическая концепция не является в подлинном смысле общей. Поэтому симптомом корректировки являются случаи использования ✳ Часть 1 статьи опубликована: Российский журнал пра- вовых исследований. 2015. № 2 (3). С. 63-72. в рамках теории права помимо понятия «право- вая политика» также и понятия «международно- правовая политика»1. Следует признать, что в случае положитель- ного ответа на вопрос о существовании комплек- са международно-правовых явлений, подводи- мых под понятие «правовая политика», систем- ная концептуализация данного феномена воз- можна только на уровне науки международного права. Этот вывод еще раз позволяет понять, что концептуализация международно-правовой по- литики не является простой экстраполяцией уче- ния общей теории права о правовой политике на науку международного права. Одной из причин невосприимчивости тео- рии международного права к термину «между- народно-правовая политика» является некото- рая его двусмысленность. Так, в данном термине можно «вычитать» такое понятие, как «между- народная политика, основанная на междуна- родном праве». Сам термин «правовая полити- ка» вне соответствующих уточнений в контексте дискурса международно-правовой теории легко может ассоциироваться с понятием «право- мерная международная политика». Последняя альтернативна политике силы и давления и возможна благодаря формату, задаваемому си- стемой общепризнанных норм и принципов международного права. Следует также учиты- вать, что данная форма не спускается «сверху», а вырабатывается усилиями, в ряде случаев со- впадающими, а иногда и расходящимися, субъ- ектов международного права, прежде всего го- сударств. Различия в положении государств приводят к своеобразию их политики в экономической, эко- 1 См.: Марченко М.Н. Курс сравнительного правоведе- ния. М.: Городец-издат, 2002. С. 394. логической, гуманитарной сферах, что находит свое отражение в нормах национального права, регулирующих данные отношения. Тем не менее вступление современного мира в фазу взаимоза- висимости позволяет говорить о формировании международных стандартов в различных обла- стях суверенной жизни государств, которые ори- ентируются на них в своей внутренней правовой политике. Если же говорить о поведении госу- дарств в международно-правовом пространстве, то каждое более или менее значимое на между- народной арене государство придерживается собственной «национальной» доктрины между- народного права и международно-правового по- рядка. Именно эти доктринальные основы вы- ступают базой для выстраивания их стратегий в некоем общем пространстве воздействия на международное право, то есть в рамках междуна- родно-правовой политики. Необходимо заметить, что последняя не есть простое сложение отдельных международ- но-правовых политик субъектов международ- ного права. Данная сфера является достаточно институционализированной. Так, существуют процедурные правила международных дипло- матических конференций, правила процедуры международных организаций. Поэтому успеш- ная концептуализация международно-право- вой политики как международно-правового явления может содействовать формированию концептуальной модели эффективной между- народно-правовой политики и ее дальнейшей институционализации. Все сказанное приводит к постановке доктри- нального вопроса о том, возможна ли общая для национального и международного права теория правовой политики, или же существуют две, а се- годня с учетом примера наднационального пра- вового регулирования - три ее разновидности. По всей видимости, единая теория правовой по- литики представляет собой достаточно абстракт- ное доктринальное образование. Но оно имеет полное право на существование, так как в про- тивном случае на уровне национального, меж- дународного и наднационального права будет достаточно трудно идентифицировать сходные правовые явления в качестве правовой полити- ки. К тому же выделить международно-правовую и национально-правовую политику в условиях тесного соприкосновения и взаимопереплете- ния международного и национального права до- статочно трудно. Это может быть объяснено тем, что международные стандарты, закрепленные в источниках твердого и мягкого международно- го права, имплементируются на национальном уровне и принимаются во внимание националь- ной правовой политикой. Из этого, конечно же, не следует отрицания значимости международ- но-правовой политики, поскольку именно в ее рамках происходит выработка, согласование и принятие стандартов, восходящих к наилучшим национальным практикам. Отмеченные обстоятельства позволяют по- нять значимость использования методов срав- нительного правоведения для уточнения объема понятий национальная и международная право- вая политика. Это относится к их субъектному составу, а также к характеру их выработки и ре- ализации. Если иметь в виду первый нюанс, то на современном этапе наблюдается повышение значимости международных организаций, что означает усиление их роли в качестве субъек- тов международно-правовой политики. Мож- но видеть то, как международные организации оказывают упорядочивающее воздействие на состояние международно-правовой материи. Это свидетельствует об одном специфическом нюансе международно-правовой политики, а именно: о своеобразном раскладе ее субъектно- го состава, коренным образом отличающегося от субъектного состава национальной правовой политики. Однако, несмотря на усиливающуюся роль международных организаций в междуна- родно-правовой политике, не следует восприни- мать их в качестве конкурентов государств, даже в контексте участившихся случаев использова- ния понятий «наднациональных», «надгосудар- ственных» функций международных организа- ций. Как верно отмечает Л.П. Ануфриева, между- народные организации обладают производной международной правосубъектностью. Поэтому указанные понятия не следует абсолютизиро- вать, «поскольку в условиях современности, по существу, над государствами нет и не может быть какой-либо власти, кроме их собственной. Те же конструкции, которые созданы по их воле между- народно-правовым путем, продолжают так или иначе оставаться в их власти»2. 3. Актуальные вопросы концепции междуна- родно-правовой политики. Одной из предпосы- лок разработки концепции международно-пра- вовой политики может послужить глобализация мирового развития, которая означает возникно- вение глобальных вызовов. Они требуют согла- сованных ответов. К инструментарию ответа на них следует отнести международно-правовые средства, придающие международным отноше- ниям качество стабильности и предсказуемости. Неустойчивые же отношения между государства- ми, а равным образом между государствами и международными организациями, коррелируют с неустойчивостью международно-правовой по- литики. 2 Ануфриева Л.П. К вопросу о правосубъектности меж- дународных организаций и «наднациональности» в меж- дународном праве // Альманах кафедры международного права МГЮА Ceteris Paribus / отв. ред. К.А. Бекяшев. М.: Проспект, 2012. Вып. 3. С. 47. При рассмотрении вопроса о содержании по- нятия «международно-правовая политика» надо помнить о детально разработанном понятии «мировая (международная) политика». Понятия «международная политика» и «международное право» являются тесно связанными ввиду сопря- женности феноменов, которые они отражают, а именно - права и политики. Международная политика тем не менее не исчерпывает понятий международного взаимодействия и международ- ного сотрудничества. Здесь хотелось бы внести уточнение о том, что международно-правовую политику следует рассматривать именно как со- ставную часть международно-правовой системы, а не как составную часть мировой политики, то есть это - правовое, а не политическое явление. Однако данное явление, безусловно, пересека- ется с мировой политикой, что позволяет гово- рить о некоторой политизированности между- народного сотрудничества и взаимодействия, касающегося состояния и перспектив развития международного права, его норм, принципов и институтов. В настоящее время особенно явно проявляются тенденции к интеграции и сбли- жению, но и рост противоречий в интересах, что означает формирование чрезвычайно сложного и многопланового мира. Все это не может не от- ражаться на состоянии международно-правовой политики. В качестве еще одной причины отсутствия кон- цепции международно-правовой политики высту- пает то, что, в сущности, объем данного понятия пересекается с объемом других понятий, которые общеприняты в науке международного права, на- пример с понятием кодификация и прогрессивное развитие международного права3. В частности, Р.А. Каламкарян понимает под прогрессивным развитием международного права выработку но- вых юридически обязательных правил поведения государств - членов мирового сообщества при обстоятельствах востребованности упорядочения взаимоотношений государств, сотрудничающих в областях, до этого не урегулированных правом, или где право не проявляется в достаточной степени или еще недостаточно развито4. Можно вполне определенно сказать, что в данном определении затрагивается лишь часть объема понятия «прогрессивное развитие меж- дународного права». Прогрессивное развитие также предполагает повышение эффективности действия международного права в решении раз- личных проблем международного сотрудниче- ства, достижение заявленных целей и т.д. Таким образом, данное явление представляет собой не только процесс, но и результат. Однако сам про- 3 См.: Мовчан А.П. Кодификация и прогрессивное разцесс и результат возможны в случае скоордини- рованного воздействия на международное право. Данное воздействие, а именно: международно- правовая политика - есть деятельность, которая имеет свои цели, мотивы, направления. Понятием, близким к понятию «международ- но-правовая политика», выступает уже упомяну- тое выше понятие «политика международного права», достаточно распространенное в зарубеж- ной международно-правовой доктрине. Его мож- но понимать двояким образом. В свое время по- литика права рассматривалась как специальный раздел или даже самостоятельная наука в составе юридической науки в целом. В настоящее время можно заметить возрождение представлений о политике права как составной части междуна- родно-правовой науки в целом5. В качестве ее предмета выступают, во-первых, политика от- раслей международного права, а во-вторых, по- литика международного права в целом. Конеч- но, международно-правовую политику можно и даже необходимо понимать как объективное явление. Международное право, воздействуя на международные отношения, осуществляет это в соответствии со своей политикой как системой действий, направленных на достижение общих и специальных целей международно-правового регулирования. Так, например, в условиях заяв- ленной стратегии перехода к устойчивому раз- витию в качестве таких целей выступают цели, закрепленные в универсальных природоохран- ных конвенциях, особенно в рио-де-жанейрских конвенциях (Конвенция о биоразнообразии, Конвенция об изменении климата, Конвенции о борьбе с опустыниванием), а также в междуна- родных документах программно-стратегическо- го характера. В контексте предмета проводимого анализа обращает на себя внимание одно ценное замеча- ние, которое сделал в свое время И.И. Лукашук относительно международно-правового регули- рования. Он отмечал, что «международно-право- вое регулирование в широком смысле охватывает две основные фазы: а) правотворческую, в кото- рой протекает процесс создания международно- правовых норм; б) правоприменительную фазу, в которой происходит процесс осуществления норм. Можно выделить и еще одну, совмещен- ную фазу, в которой происходит анализ опыта и внесение соответствующих изменений в процес- се как правотворчества, так и правоприменения. Эта третья, корректировочная фаза настолько связана с двумя основным фазами, что выделение ее зачастую оказывается весьма сложным делом. Вместе с тем ее нельзя игнорировать, поскольку она отражает растущее значение на всех уроввитие международного права. М.: Юрид. лит., 1972. 4 См.: Каламкарян Р.А. Кодификация международного права и современный миропорядок. М.: Наука, 2008. 5 См.: Мережко А.А. Наука политики международного права: истоки и перспективы. Киев: Юстиниан, 2009. нях международно-правового регулирования»6. На наш взгляд, здесь выделен аспект, который вполне можно назвать корректирующим аспек- том международно-правовой политики. Однако он не является единственным, ибо международ- но-правовая политика - это также выдвижение инициатив по разработке новых инструментов и созданию новых институтов международного права. Одним из вопросов теории правовой полити- ки является определение ее субъектов. На уровне национального права все достаточно понятно: существует основной субъект - государство, ко- торый в той или иной степени связан с иными субъектами, которые тем не менее находятся под его юрисдикцией. В противоположность этому в международно-правовой системе нет и не может быть основного субъекта, но речь может вестись об основных субъектах - государствах и между- народных организациях. Таким образом, вопрос о субъектном составе международного права самым непосредственным образом может быть воспринят в качестве связанного с вопросом о субъектах международно-правовой политики. Сделанные замечания коррелируют с выводами общей теории правовой политики об отсутствии одного гомогенного субъекта: правовая полити- ка - полисубъектна. Надо помнить, что в отношении к мирово- му сообществу примеряются такие понятия, как community и society. Эти понятия отражают раз- ные типы интеграции. Community - это спло- ченность в форме некоего органического целого, формирующегося на базе родственного сходства и интуитивно ощущаемой солидарности. Ясно, что мировое сообщество не может быть рассмо- трено как данный тип общности. Оно скорее общество, которое требует целенаправленной выработки формализованных правил поведения на основе согласования интересов и дальнейше- го их соблюдения. Именно рассмотрение миро- вого сообщества как общества позволяет понять, что разные государства или группы государств придерживаются своих собственных интересов, которые не только совпадают, но и конфликту- ют. Разнообразие и динамика интересов остав- ляет открытым вопрос о естественности враж- дебности или естественности сотрудничества государств. Разумеется, международно-право- вая политика возможна и первом, и во втором случае. Однако в условиях разнообразных гло- бальных вызовов международно-правовая по- литика должна быть более скоординированной, что предполагает наличие у международного сообщества некоего ядра совпадающих ценно- стей, позволяющих говорить о том, что в основе 6 Лукашук И.И. Международно-правовое регулирова- ние международных отношений. М.: Междунар. отноше- ния, 1975. С. 10. «мирового общества» находится некое ядро со- кровенной общности. Последнее предполагает повышение значимости моральной регуляции международных отношений, которая не только подкрепляет международное право, но и делает возможной скоординированную и эффективную международно-правовую политику. Неприятие термина «правовая политика» в советской доктрине международного права было вызвано тем, что в ней критиковалась отмечен- ная выше концепция М. МакДугала об «ориенти- рованном на политику международном праве»7. С позиций отечественных критиков данной концепции, международное право очень долгое время стремилось к самостоятельности, то есть к тому, чтобы быть критерием и основой для ре- гулирования мирового политического процес- са, а не всего лишь его измерением. Однако все это нисколько не умаляет связанности между- народного права с мировой политикой, как и с международной моралью. В этом смысле можно вспомнить высказывание Р. Иеринга о праве как разумной политике, проводимой государства- ми. В нашем случае международное право - это разумная политика, проводимая его субъектами. Вместе с тем данное понятие скорее напоминает метафору, чем научный термин, поскольку более верно говорить о мировой политике, которая приобретает критерий разумности в том случае, если она не только опирается на основные начала международной морали, но и на базовые нормы и принципы международного права. Термин политика означает не только само- стоятельную сферу международной жизни с при- сущими ей нормами, но и специальные волевые усилия субъектов международного права приме- нительно к самому международному праву. Эти усилия относятся как к принятию обязательств по международным соглашениям через участие в их разработке или через присоединение, так и к их выполнению. В этом свете правовая поли- тика выступает в качестве управления междуна- родной юридической реальностью в целях ее со- вершенствования, посредством чего достигается повышение эффективности управления теми от- ношениями, которые относятся к компетенции всего мирового сообщества. Исходной точкой отсчета поведения государств в международных делах, а особенно в вопросах функционирования и развития международного права, выступают их международно-правовые позиции, которые доктринально закреплены и отражают междуна- родно-правовой интерес в отношении моделиро- вания международного права. Целенаправленное поведение на основе со- ответствующих позиций представляет собой 7 См.: Евинтов В.И. Международное сообщество и пра- вопорядок (анализ современных концепций). Киев: Наук. думка, 1990. С. 33. международно-правовую политику государств, предполагающую их интегрированность в меж- дународно-правовую политику как системное явление, являющееся движущей силой формиро- вания и реализации международного права. При этом для государств важна не только их безопас- ность в координатах международного права, но и безопасность проводимой ими международно- правовой политики. Ввиду этого международно- правовая политика как системное явление, сораз- мерное международному праву в целом и являю- щееся частью международно-правовой системы, представляет собой результат координации ин- дивидуальных международно-правовых позиций и должна быть предсказуемой. Это может быть достигнуто через предсказуемость международ- но-правовых политик субъектов международно- го права. Поэтому для анализа рассматриваемого нами явления вполне релевантны выводы о том, что для достижения стабильности межгосудар- ственных отношений большое значение имеет правило последовательности и предсказуемости. Как подчеркивает Р.А. Каламкарян, государства вправе проводить любую внешнюю политику (разумеется, в пределах общепризнанных норм и принципов международного права. - М.Ш.) и вносить в нее изменения. Однако они должны помнить о том, что это может кардинальным об- разом затронуть субъективные права других го- сударств. Во избежание негативных последствий первые должны осуществить предварительную нотификацию предполагаемых изменений в сво- ей международно-правовой позиции8. Применительно к предмету исследования нашей статьи это может означать, что позиции государств в отношении видения перспектив развития и функционирования международного права должны быть последовательными и пред- сказуемыми. В противном случае согласованное воздействие на международное право может быть поставлено под вопрос. Отсюда огромный вес имеют переговорные практики в рамках ра- бочих групп и дипломатических конференций, на которых обсуждаются вопросы международ- ного права, и особо - соблюдение правил про- цедуры. Из сказанного следует, что правовая полити- ка как на национальном, так и международном уровне рассчитана на достижение определен- ных целей. На уровне национальных правовых систем - это, прежде всего, воздействие госу- дарства на право. Конечно, ввиду того что право не сводится только к позитивному, или волеуста- новленному, у данного воздействия есть опре- деленные пределы. Государство воздействует в первую очередь на законодательство и право- 8 См.: Каламкарян Р.А. Международный суд в миропо- рядке на основе господства права. М.: Наука, 2012. С. 51. вые институты. Иные элементы правовой си- стемы общества достаточно самостоятельны - правовая культура, правосознание, доктрина и т.д. Вместе с тем последовательно проводимая государством правовая политика распространя- ется и на правовую культуру и ее элемент - пра- восознание. Отсюда данная политика, которая в ряде случаев может быть понята именно как юридическая политика, представляет собой до- статочно обширное явление - стратегические направления и практические способы формиро- вания отраслей и институтов права, укрепление законности и правопорядка, предупреждение преступности и борьба с ней, развитие право- вой культуры, включая культуру прав человека, содействие формированию понимания ценно- сти права и, соответственно, готовности осу- ществлять свои законные интересы правовыми средствами. Таким образом, правовая политика распро- страняется не только на сферу правотворчества, но и на реализацию права, а также обеспечение ее условий, например через правовое просвеще- ние и юридическое образование. Из этого сле- дует, что понятие «правовая политика» шире понятия «юридическая политика», так как рас- пространяется на всю правовую систему в целом, являясь способом воздействия на нее. К целям правовой политики, безусловно, от- носится не только стабилизация, но и развитие права, приведение правовых норм в соответ- ствие с требованиями времени, что выражается в ведении новых правовых конструкций и заботе о повышении эффективности реализации пра- ва и эффективности правового регулирования в целом. Это достигается, в частности, через ори- ентацию на баланс интересов субъектов права. Воздействие на право является неотъемлемым свойством государства, что может иметь как фор- му правовых реформ, так и ординарных преобра- зований действующего права. Однако национальное право - не един- ственный объект воздействия государства, одно- временно являющийся средой его существова- ния. В современных условиях правовая политика государств приобрела сложно организованный характер. Во-первых, правовая политика по вне- сению изменений в законодательство и судебную систему зачастую представляет собой имплемен- тацию международно-правовых обязательств, что, конечно же, нельзя рассматривать как десу- веренизацию государственной политики в сфере права. Во-вторых, международное право не яв- ляется привносимым откуда-то извне, а являет- ся итогом борьбы и сотрудничества государств. Более того, оно является объектом особой - на международном уровне реализуемой - право- вой политикой государств. Сам факт повышения роли и значения международного права в условиях глобализации, когда существует предельно взаимозависимый мир, побуждает задуматься о международном праве как системе, не только задающей поведение государств и других субъ- ектов международного права, но и как системе, являющейся объектом специфического воздей- ствия со стороны последних. На уровне международно-правовой системы субъекты международного права не только кон- солидированы, но и разобщены. Поэтому имен- но констатация разобщенности может привести и приводит к формированию негативных конно- таций понятия «международно-правовая поли- тика»: единство действий - скорее исключение, чем правило, а в условиях борьбы некоторых го- сударств за однополярный мир в этом единстве присутствует принудительный момент. Как бы то ни было, но международные отношения поли- тизированы. Приходится констатировать также и политизированность международного права, что находит свое отражение, например, в неодно- значности толкования его норм и принципов, на что оказывает влияние различие между интере- сами государств. В наиболее выразительной фор- ме политизированность означает закрепление в нормах международного права односторонних интересов. Однако по мере расширения числа субъектов международного права за счет разви- вающихся стран, которые очень часто консоли- дируются в различные группы, например «Груп- па 5», «Группа 77», зачастую данная политизиро- ванность проявляется в закреплении интересов развивающихся стран, доминировании этих ин- тересов над интересами стран развитых. Существование международного права воз- можно именно благодаря координации усилий, в том числе в отношении его кодификации и прогрессивного развития. Как отмечалось еще в советской международно-правовой науке, «гло- бальные экономические, социальные, экологи- ческие и другие проблемы требовали сотрудни- чества и взаимодействия, в том числе в сфере права, что выразилось в создании новых отрас- лей и институтов международного права, разви- тии и обогащении его основных принципов»9. С учетом данных положений международно-пра- вовую политику можно определить в качестве системы сотрудничества и борьбы государств по поводу видения сущности международного пра- ва и дальнейших направлений его эволюции. В этом контексте мысль о том, что международное право создается в процессе борьбы и сотрудниче- ства государств, обретает новое развитие. Борьбу и сотрудничество не следует рассма- тривать как некоторые факторы, экзогенные по отношению к международному праву или межсотрудничество как две основные формы между- народно-правовой политики суть эндогенные аспекты международно-правовой системы. Раз- личные группы государств, будучи погруженны- ми в международно-правовое пространство, от- стаивают свое понимание решения тех или иных международных проблем и вопросов. Они пред- лагают порой альтернативные подходы, в том числе и к пониманию самого международного права. Но международно-правовая политика - это не только пространство демонстрации разли- чий, но и достижение компромисса, а в большом числе случаев - консенсуса. Может сложиться впечатление, что иссле- дуемое явление представляет собой стихийный процесс. Так, в литературе отмечается, что «си- стема международных отношений принадлежит к классу систем со стихийным регулирующим механизмом. В ней отсутствуют какие-либо цен- тральные управляющие и регулирующие органы. Равновесие достигается здесь через столкнове- ние противоположных процессов и разнонаправ- ленных действий государств»10. На сегодняшний день, когда формируются или уже функциони- руют различные структуры глобального управ- ления, международное сотрудничество приоб- ретает институционализированный характер. То же можно утверждать и относительно между- народно-правовой политики. Несмотря на это, в ней сохраняется и будет сохраняться некая на- пряженность, вызванная как различиями в инте- ресах государств на международной арене, так и различиями на уровне проводимой ими нацио- нальной правовой политики. При этом, конечно, нельзя забывать о возможном и реальном совпа- дении интересов. В поле совпадающих интере- сов также входит забота о дальнейшем развитии международного права, его отраслей, а на сегод- няшний день еще и проблема сохранения целост- ности международного права через преодоление негативных последствий его фрагментации. Вместе с тем надо помнить, что наука между- народного права анализирует не только объек- тивно складывающуюся систему международно- го права, но и исходящие от его субъектов усилия по построению международного права как сба- лансированной системы. Это представляет со- бой предмет особого политико-правового инте- реса. Существование данного интереса не просто к международному праву, а к оказанию воздей- ствия на него как раз и является предпосылкой международно-правовой политики, проводимой государствами в индивидуальном порядке и в порядке сотрудничества, в том числе на уровне международных организаций. Будучи особым аспектом, стороной международно-правого регудународно-правовой системе в целом. Борьба и 10 Поздняков Э.А. Движение системы межгосударствен- ных отношений // Общественные науки и современность. 9 Евинтов В.И. Указ соч. С. 4. 1987. № 2. С. 59. лирования и международно-правовой системы, международно-правовая политика - достаточно сложно организованная система, поскольку она представляет собой сочетание общей и индиви- дуальной политики, то есть она не является меха- нической суммой «отдельных» политик «отдель- ных» субъектов международного права. Причем субъекты международного права не просто уча- ствуют в политике, но и формируют ее форму и содержание, ее повестку. Само наличие повест- ки международно-правовой политики говорит о том, что в ней заметна не только тенденция ди- вергенции, но и тенденция конвергенции, то есть поиска общего вектора. Моделирование международного права, его норм, отраслей и институтов осуществляется на той или иной доктринальной основе. Одна- ко данное моделирование надлежит воплотить в конкретных нормах и далее - обеспечить их имплементацию. Поэтому с международно-пра- вовой политикой надо связывать достижение целей и задач международно-правового регули- рования. Это дает основание говорить не только об эффективности международного права, но и эффективности его политики. В этой связи впол- не можно говорить и о моделировании самой по- литики, ее моделях. Разумеется, наиболее опти- мальной является эффективная международно- правовая политика. Ее критерием выступают об- щие принципы международного права. Но речь может идти и о сбалансированной реализации данных принципов как цели международно-пра- вовой политики, например, воплощения прин- ципа всеобщего уважения прав и свобод человека в балансе с принципом уважения государствен- ного суверенитета. Не менее важной ее целью является достижение баланса между интересами разных групп государств, в отношении которых собственно и складываются моменты напряже- ний и коллизий. Говорить о международно-правовой поли- тике можно лишь применительно к определен- ному уровню развития международно-правовых отношений и развития международного права. взаимозависимости государств современного мира, а также утверждение идеи примата права в международных делах. Заключение. Использование понятия «пра- вовая политика» в отношении международ- но-правовой системы создает дополнительные возможности для понимания сущности между- народного права и его ценности как регулятора международных отношений. Международно- правовую политику следует рассматривать как фактор кодификации и прогрессивного развития международного права. Она представляет собой самоорганизующуюся систему, предполагающую внутренние источники повышения ее эффектив- ности и совершенствования. Эффективность и системность прямым и обратным образом свя- заны друг с другом. Помимо этого, вопросы о системном характере международно-правового регулирования находятся в тесной связи с вопро- сами системного характера международно-пра- вовой политики.

About the authors

M V Shugurov

Saratov State Law Academy

Email: shugurovs@mail.ru

References

  1. Ануфриева Л.П. К вопросу о правосубъектности международных организаций и «наднациональности» в международном праве» // Альманах кафедры международного права МГЮА Ceteris Paribus / отв. ред. К.А. Бекяшев. М.: Проспект, 2012. Вып. 3. С. 31-47.
  2. Евинтов В.И. Международное сообщество и правопорядок (анализ современных концепций). Киев: Наук. думка, 1990. 128 с.
  3. Искаков Н.В. Международно-правовая политика как средство формирования системы гарантий прав граждан и их реализации // Современное право. 2012. № 6. С. 133-135.
  4. Каламкарян Р.А. Господство права (Rule of law) в международных отношениях. М.: Наука, 2004. 494 с.
  5. Каламкарян Р.А. Кодификация международного права и современный миропорядок. М.: Наука, 2008. 274 с.
  6. Лукашук И.И. Международно-правовое регулирование международных отношений. М.: Междунар. отношения, 1975. 173 с.
  7. Лукашук И.И. Право международной ответственно- сти. М.: Волтерс Клувер, 2004. 432 с.
  8. Лунеев В.В. Глобализация мира и наднациональное право // Российский журнал правовых исследований. 2015. № 2 (3). С. 17-27.
  9. Марченко М.Н. Курс сравнительного правоведения. М.: Городец-издат, 2002. 1068 с.
  10. Международное право / В.Г. Витцум и др.; пер. с нем. М.: Инфотропик Медиа, 2011. 992 с.
  11. Мережко А.А. Наука политики международного права: истоки и перспективы. Киев: Юстиниан, 2009. 139 с.
  12. Мещерякова О.М. Глобализация права: философско-правовое осмысление // Российский журнал правовых исследований. 2015. № 2 (3). С. 28-32.
  13. Мовчан А.П. Кодификация и прогрессивное развитие международного права. М.: Юрид. лит., 1972. 214 с.
  14. Прохоров Л.А., Прохорова М.Л. Международная уголовно-правовая политика противодействия наркотизму: историко-правовой анализ // Международное уголовное право и международная юстиция. 2008. № 4. С. 22-24.
  15. Сердюкова И.Г. Международно-правовая политика современной России в сфере осуществления прав и законных интересов человека: общетеоретический аспект: автореф.. канд. юрид. наук. Краснодар, 2008. 25 с.
  16. Смбатян А.С. Решения органов международного правосудия в системе международного публичного права. М.: Статут, 2012. 270 с.
  17. Субочев В.В., Сердюкова И.Г. Права и законные интересы человека как важнейший приоритет международно-правовой политики России // Современное право. 2007. № 12. С. 29-35.
  18. Троекурова Н.Е. Верховенство права в современных международных отношениях. М.: Науч. кн., 2006. 88 с.
  19. Флорес Х.Л.Ф. Пресечение нарушений права войны, совершаемых отдельными лицами // Пресечение нарушений международного гуманитарного права: сб. ст. М.: МККК, 1998. 160 с.
  20. Фокина Л.В. Международно-правовая политика императора Николая II в контексте гуманистических идеалов России // Евразийский юридический журнал. 2014. № 3. С. 126-128.
  21. Хижняк В.С. Международно-правовая жизнь современной России и ее конституция // Вестник Саратовской государственной юридической академии. 2014. № 1. С. 105-111.
  22. Чигвинцева Н.А. Международная договорно-правовая политика: понятие, специфика, перспективы развития // Право и политика. 2005. № 4. С. 35-40.
  23. Шугуров М.В. Международно-правовая политика в области прав человека: проблема доктринального обоснования // Правовая политика и правовая жизнь. 2005. № 3. С. 6-12.
  24. Шугуров М.В. Международно-правовая политика в области прав человека: основные направления и приоритеты // Философская и правовая мысль. 2004. Вып. 7/8. С. 40-85.
  25. Эбзеев Б.С. Глобализация и современный конституционализм: два вектора развития // Российский журнал правовых исследований. 2015. № 2 (3). С. 7-16.
  26. Craig Barker J. The Politics of International Law-Making: Constructing Security in Response to Global Terrorism // Journal of International Law and International Relations. 2007. Vol. 3 (1). P. 5-29.
  27. Goldsmith J., Posner E. Limits of International Law. N.Y.: Oxford University Press, 2005. 272 p.
  28. Henkin L. International Law Politics and Values. The Hague: Kluwer Law International. 1995. 376 p.
  29. Koskenniemi M. The Politics of International Law - 20 Years Later // European Journal of International Law. Vol. 20 (1). P. 7-19.
  30. Koskenniemi M. The Politics of International Law // European Journal of International Law. 1990. Vol. 1. P. 4-32.
  31. McDougal M.S. International Law, Power and Policy: A Contemporary Conception // Recueil des Cours. 1953. P. 133-259.
  32. Mégret Fr. The politics of International Criminal Justi- ce // European Journal of International Law. 2002. Vol. 13. P. 1261-1284.
  33. Rajkovic N.M. The Politics of International Law and Compliance: Serbia, Croatia and the Hague Tribunal. Abing- don: Routledge, 2011. 232 p.
  34. Reus-Smit Ch. The Politics of International Law // The Politics of international Law. Cambridge: Cambridge Uni- versity Press, 2004. P. 14-44.
  35. Rochester M.J. Between Peril and Promise: The Politics of International Law. 2nd ed. London: Sage Publication, 2012. 328 p.
  36. Shugurov M.V. Perspectives of International Technology Transfer in the TRIPS-plus Era: Problems and So-lutions // European Journal of Social and Human Sciences. 2015. Vol. 5 (1). P. 48-57.

Statistics

Views

Abstract - 115

PDF (Russian) - 34

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2015 Shugurov M.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies