Balance and unbalance as categories of law reality: systematic and synergetic approach

Cover Page

Abstract


The article is devoted to conceptual understanding the phenomena of law balance and unbalance. Author pays much attention to methodological aspects of using of these categories in the current legal science. The synergetic approach to the law is marked out in the kind of an initial format of using of these notions. There is emphasized the particular importance of analysis of law unbalance and its causes, forms, types, consequences. Author underlines the increasing significance of doctrine comprehension the complication of the law reality and the searching the directions of its well-balanced development.

Full Text

Развитие общественных отношений в со- временных условиях предъявляет особые требования к правовому регулированию и функционированию его механизмов. Одной из особенностей современного права выступает его усложнение. В основании данной тенденции на- ходятся процессы возникновения новых социаль- ных отношений, нуждающихся в урегулировании и воздействии со стороны права. Во многом это связано с процессами глобализации, задающими новые рубежи развития права в частности и пра- вового развития общества в целом. Как верно отмечается в литературе, в условиях глобализации происходит расширение сферы правового регулирования, его распространение на те отношения, которые недавно возникли и до недавнего времени не были предметом воздействия права1. В результате концептуальное осмысление ди- намично развивающейся правовой реальности требует обновления категориального аппарата со- временной юридической науки и обоснования ис- пользования новых понятий. В качестве таковых можно предложить парные понятия «баланс - дис- баланс», которые характеризуются значительной частотой использования в современном юридиче- ском дискурсе. С нашей точки зрения, данные по- нятия должны рассматриваться как нечто большее, а именно: в качестве категорий правового мышле- ния, юридической практики и, разумеется, катего- рий науки права, что, конечно же, требует своего методологического обоснования. Только в этом слу- чае указанные понятия могут обрести весь объем своего эвристического потенциала и, соответствен- но, расширить методологические возможности со- временной юридической науки применительно к ее познавательным возможностям и далее - воз- можностям ее воздействия на правовую реальность. 1 См.: Глобализация и развитие законодательства: очер- ки / отв. ред. Ю.А. Тихомиров, А.С. Пиголкин. М.: Городец, 2004. С. 34. 1. Баланс как правовое явление: общее и особенное. Исходным контекстом для использо- вания понятий «баланс - дисбаланс» как позна- вательных и одновременно оценочных правовых категорий является системный подход к праву, плотно вошедший в методологию современной науки права. Напомним, что данный подход в настоящее время эволюционировал в синергети- ческий подход к праву как динамично развиваю- щейся сложноорганизованной системы2. Есть все основания говорить о праве не просто как о систе- ме, а как о сверхсложной - «сложностной»3 - си- стеме. Данное усложнение представляет собой не- избежную тенденцию, которая характерна как для права в широком смысле слова, представленного многообразием его форм (источников) и взаимо- действием между ними, так и для наиболее значи- мой для некоторых правовых систем формально- установленного, то есть позитивного (статутного) права, представленного законодательством. Если осуществлять процесс анализа усложнения пра- вовой реальности в целом и законодательства в частности на основе системно-синергетической методологии, то необходимо привлечение и даль- нейшая разработка соответствующих системно- синергетических понятий. К таковым, безусловно, может быть отнесено понятие «баланс», являюще- еся противоположностью понятия «дисбаланс». Эффективное правовое регулирование и эф- фективная правовая, в том числе законодательная, политика сегодня возможны только на основании уяснения юридической наукой специфики обще- ства, к урегулированию отношений в котором пред- 2 См.: Шундиков К.В. Синергетический подход в право- ведении. Проблемы методологии и опыт теоретического применения. М.: Юрлитинформ, 2013. 3 О понятии «сложностная» система см.: Синергетиче- ская парадигма «Синергетика инновационной сложно- сти» / отв. ред. В.И. Аршинов. М.: Прогресс-Традиция, 2011. С. 300-363. назначено право. В противном случае - ситуация неработающих законов идекларативность их поло- жений, что, конечно же, может быть также связано и с другими причинами, а именно - с отсутствием детально проработанных механизмов реализации законодательных положений. Иными словами, при доктринальном использовании понятия баланс применительно к праву и законодательству следует учитывать общую тональность современных обще- ственных отношений, заключающуюся в том, что их усложнение сопровождается не только таким явлением, как возникновение их сетевого харак- тера в рамках так называемого сетевого общества, но и повышенной степенью неопределенности, не- предсказуемости, текучести, усиления рискового характера и повышения хаотичности, то есть того, что в рамках синергетической парадигмы рассма- тривается как следствие бифуркационности. Ины- ми словами, современная стадия общественного развития, которая характеризуется всеобщей раз- балансировкой, с одной стороны, проливает свет на социальные причины дисбалансов в праве, но, с другой стороны, предъявляет к праву особые тре- бования, которые в том числе могут быть воплоще- ны в идее баланса права. Указанные обстоятельства не являются чем-то удивительным, ибо любая сверхсложностная си- стема, которой является, как мы уже указали, право как одна из родовых форм социального бытия, яв- ляется неравновесной, то есть предполагающей не- сомненные элементы хаоса, дисгармонии, бифур- кации. Неравновесной системой является и обще- ство и, как это ни парадоксально звучит, - право как наиболее значимая в современных условиях нормативная система регулирования обществен- ных отношений и, более того, как форма бытия со- циальных субъектов. В этих обстоятельствах юри- дическая наука призвана сформулировать ответ от- носительно наиболее приемлемой модели баланса, а также допустимых пределов дисбалансов в праве и необходимой мере его сбалансированности. Если иметь в виду миссию права в ее наиболее предельном - философско-правовом - пони- мании, то, говоря на языке системно-синергети- ческого подхода к праву, она заключается в при- внесении баланса в общественные отношения. Прежде всего, это баланс интересов, от которых зависит социальный мир и устойчивое развитие общества. При этом надо говорить не только о гармонизации частных, но и, в свою очередь, о гармонизации частных и публичных (обществен- ных и государственных) интересов. В этой связи необходимо высоко оценить предпринимаемое в теории права обоснование широкого видения роли права в обществе как гаранта баланса лич- ных и общественных интересов4, а также прав 4 См.: Байниязова З.С. Роль права в обеспечении баланса личных, общественных и государственных интересов // Ленинградский юридический журнал. 2015. № 2. С. 8-13; личности и интересов общества5. Применитель- но к пространству права это означает необходи- мость достижения баланса законных интересов участников правовой коммуникации при разуме- ющемся балансе их прав, а также балансе их прав и обязанностей. Если говорить с точки зрения цели гармонич- ного сочетания интересов, то в отраслевой юри- дической науке сложился определенный подход к пониманию баланса в рамках той или иной от- расли права в качестве согласованности интересов соответствующих субъектов правоотношений6. Более того, на сегодняшний день заметно, напри- мер на уровне цивилистики, формирование кон- цепции баланса интересов7. Не меньшее значение имеет понимание баланса как уравновешенности, гармонизированности прав различных категорий субъектов отраслевого права8. Накопленный опыт осмысления баланса как правового феномена, отражающего должное состо- яние права (согласованности норм и положений, внутренней согласованности правоотношений), требует развития и уточнения общетеоретического представления о балансе применительно к право- вой реальности. Как мы полагаем, баланс должен пониматься не как неподвижное равновесие, а как подвижная согласованность, предполагающая прежде всего согласованность интересов и при- тязаний субъектов социальных отношений и да- лее, ввиду оформленности последних в правовые Репьева П.В. К вопросу о балансе интересов в содержании права // Правовая политика и правовая жизнь. 2014. № 2. С. 126-129; Репьева П.В. Достижение необходимого балан- са интересов как основное условие формирования и реа- лизации права // Современное право. 2013. № 10. С. 50-53. 5 См.: Шлинк Б. Пропорциональность. К проблеме баланса фундаментальных прав и общественных целей // Сравни- тельное конституционное обозрение. 2012. № 2. С. 56-76. 6 См.: Калинкин В. Баланс интересов работника и работода- теля при управлении правами на результаты интеллектуаль- ной деятельности // Интеллектуальная собственность. Про- мышленная собственность. 2015. № 5. С. 4-10; Зутиков И.А. Баланс интересов налоговых органов и налогоплательщиков в российском праве // Налоги и налогообложение. 2014. № 4. С. 414-423; Кицай Ю.А. Баланс интересов в договорных отно- шениях в жилищном праве // Сибирский юридический вест- ник. 2013. № 4. С. 46-50; Богдан В.В. Изменение и прекращение гражданского правоотношения как способ защиты прав по- требителей: баланс интересов // Гражданское право. 2012. № 3. С. 6-9; Пресняков М.В. Сроки обращения за защитой трудо- вых прав: проблемы обеспечения справедливого баланса ин- тересов работников и работодателей // Российский ежегодник трудового права. 2007. № 3. С. 246-252. 7 См.: Пьянкова А.Ф. Концепция баланса интересов и ее место в гражданском праве России // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2014. № 2. С. 117-130. 8 См.: Дергунов И.А. Принцип пропорциональности в ак- ционерном праве как инструмент баланса прав акционеров // Вестник Федерального арбитражного суда Московского окру- га. 2015. № 1. С. 122-135; Савельев Д.Б. Имущественный имму- нитет на единое жилое помещение гражданина: обеспечение баланса прав кредиторов и должников // Журнал российского права. 2014. № 11. С. 69-78; Пласичук В.П. Институт библио- тек в цифровую эпоху: юридические проблемы создания элек- тронного контента и поиск баланса авторских и читательских прав // Инновации. 2010. № 8. С. 44-51. отношения, - согласованность прав и законных интересов субъектов и их притязаний. Понятие со- гласованности также связано с понятием скоорди- нированности. Баланс как подвижная согласован- ность не означает полной гармонии, стабильности, отсутствия противоречий. Скорее, это состояние определенной стабилизации и устойчивости, ко- торая может носить временный характер. С точки зрения синергетического подхода, баланс означает состояние определенного равновесия, являюще- гося относительным моментом существования от- крытой неравновесной системы. Вполне аксиоматично, что право, направлен- ное на установление баланса в обществе, само должно быть сбалансировано. В противном слу- чае мы не можем говорить о достижении целей правового воздействия и регулирования. Более того, баланс выступает одновременно таким аспектом, который обеспечивает ценность права как социального регулятора. И есть все основания говорить о том, что баланс - это не только пра- вовая идея, но и требование к праву, важнейший ориентир и принцип правовой политики. Требование баланса в качестве своей обратной стороны имеет идею непринятия дисбаланса, про- являющегося, например, в неравноценном закре- плении прав, свобод, интересов и обязанностей различных категорий субъектов права. Так, при- менительно к уголовно-правовой сфере в доктрине делаются выводы о том, что «роль потерпевшего все еще остается вспомогательной, поставленной на службу публичному интересу в части покарания преступника»9. Иными словами, здесь высказыва- ется идея недопущения дисбаланса прав и интере- сов потерпевшего в какую-либо сторону. Итак, к праву не только на уровне доктрины, но и на уровне законодательной политики следует при- менять вышеописанный методологический подход относительно баланса как подвижной согласован- ности. Баланс общественных отношений можно рассматривать как цель и как итог правового воздей- ствия. При этом баланс является внутренней целью права, то есть данное требование предполагает ком- плекс мер по приведению права в сбалансированное состояние. Сбалансированность права следует по- нимать в качестве согласованности его форм, атакже в качестве внутренне непротиворечивой правовой системы общества. С нашей точки зрения, сбалан- сированность права - важнейшая цель совершен- ствования правового регулирования и условие до- стижения целей права. Баланс как объективное правовое явление есть результат сознательных действий. При этом надо различать сбалансированность/баланс пра- ва и сбалансированность/баланс законодатель- ства. Если баланс права - это состояние согла- 9 Анощенкова С.В. Уголовно-правовое учение о потер- певшем / отв. ред. Н.А. Лопашенко. М.: Волтерс Клувер, 2006. C. 2. сованности норм права, а также согласованности действий субъектов правоотношений, то баланс законодательства (как элемент общего баланса права) - результат осуществления законодатель- ной политики. Актуальность разработки теоретических пред- ставлений о балансе, включая создание концепции баланса права, обусловлена хорошо известным фактом, заключающимся в том, что те или иные общественные отношения урегулированы норма- ми, которые относятся к различным отраслям пра- ва. В свою очередь, общественные отношения нахо- дятся на их пересечении. К примеру, общественные отношения в сфере госзакупок регулируются нор- мами финансового и гражданского права, относя- щимися, соответственно, к публичному и частному праву. Если говорить о защите прав интеллектуаль- ной собственности, то она обеспечивается норма- ми конкурентного права и гражданского права: при этом не всегда между ними выстроены сбалансиро- ванные отношения. Сбалансированность права не следует воспри- нимать как утопический постулат, аналогичный некогда имевшей место теории беспробельности права. Утопизм будет возникать лишь в том случае, если под балансом понимать некое абсолютное рав- новесие и полную гармонию. Реальный же баланс, как мы уже отметили выше, является подвижным и подчас неустойчивым. В целом на уровне абстракт- ного моделирования возможны две формы балан- са - устойчивый баланс и неустойчивый баланс, что предопределяется текучестью правовой мате- рии, а равным образом и духа права. Баланс всякий раз возникает в новом содержательном ракурсе, соответствующем определенной стадии историче- ского существования права. Бесспорно, что в случае нарастания элементов неустойчивости в балансе по- является реальная возможность дисбаланса, проис- ходит ослабление эффективности правового регули- рования. На этом основании можно высказать идею существования необходимости существования «ба- ланса в балансе». По этой причине при исследова- нии баланса и дисбаланса в праве вполне могут быть применены такие понятия, как стабильность/устой- чивость и нестабильность10. В целом, баланс - это должный атрибут права, ибо в противном случае невозможно го- ворить о праве как о самостоятельной норматив- ной системе, выполняющей незаменимую роль в обеспечении нормального функционирования общества. Но, как вполне понятно, качество ба- ланса может быть различным. Поэтому к одной из функций юридической науки следует отнести определение требуемого качества баланса права, формирование концепции необходимого балан- са, который должен мыслиться в категориях спра- 10 См.: Шундиков К.В. Устойчивость и нестабильность в правовой жизни общества // Современное право. 2008. № 1. С. 33-38. ведливости и разумности. Это особенно важно в условиях гипердинамичного характера развития общественных отношений, за темпами развития которых праву сегодня бывает трудно угнаться. Одновременно не следует забывать, что пробле- ма сбалансированности является общей как для национального, так и для международного пра- ва. Именно данное обстоятельство актуализиру- ет доктринальную разработку содержания идеи баланса как идеи современного права и создания всеобщей концепции правового дисбаланса. Зададимся вопросом, что представляет собой содержание идеи баланса как подвижной согла- сованности применительно к праву? Во-первых, это согласованность публичного и частного права, в основе которой находится баланс публичных и частных интересов. Равным образом следует гово- рить и о балансе в рамках и публичного и частного права, а также в рамках соответствующих отраслей. Во-вторых, это баланс форм (источников) права. В-третьих, это баланс между уровнями правосозна- ния. В-четвертых, это согласованность между эле- ментами правовой системы общества. Говорить об аспектах баланса права как сложной системе можно и далее. В этом контексте, например, можно указать на баланс внутри отраслей права и баланс между ними, а также равным образом - на баланс между отраслями законодательства и балансе в них самих. И, конечно, немаловажным является представление о балансе между законодательными положениями и юридической практикой. В итоге можно сфор- мулировать представление о балансе как сложном, системном и многоаспектном явлении. Понимание этой сложности, в специализированной форме осу- ществляемой современной наукой права, является основой деятельности по формированию баланса на различных уровнях существования права. Все это невозможно без тщательной концептуализации раз- личных аспектов исследуемого феномена. Баланс как правовая идея. Введение в круг правовых идей идеи баланса может говорить, во- первых, о расширении правосознания, а во-вторых, о расширении методологических средств познания и оценки правовой реальности. В данном аспекте баланс представляет собой сбалансированное пра- вовое регулирование. Необходимо признать, что именно подобный характер правового регулирова- ния позволяет придать общественным отношени- ям моменты сбалансированности. Баланс как принцип. Всякая правовая идея, которая претендует на то, чтобы воздействовать на правовую реальность, должна находить свое продолжение в нормах и принципах права, а также в принципах правовой политики, включая зако- нодательную политику. Поэтому баланс в качестве практического ориентира, в частности законода- теля, может свидетельствовать о том, что идея ба- ланса предстает в качестве принципа правовой/ законодательной политики применительно к той или иной отрасли права, не говоря уже о право- вой политике применительно к формированию внутренне согласованной системы права, равным образом и правовой системы общества в целом. В рамках цивилистики правовой баланс, взятый сквозь призму баланса интересов, расценивает- ся, например, как принцип гражданского права11. Одновременно надо учитывать, что за реализа- цию принципа баланса ответственны не только конкретные субъекты права, но и государство. К обязанности последнего относится не только обе- спечение баланса частных интересов, но и балан- са частных и публичных интересов12. В обеспечении баланса законных интересов, прав, а также прав и обязанностей заметную роль играет не только законодательная, но и исполни- тельная власть. Иными словами, проводящийся в доктрине анализ деятельности судов, не толь- ко национальных, но и международных13, в оче- редной раз свидетельствует об обоснованности рассмотрении баланса в качестве специального принципа права, который, как думается, имеет все шансы со временем оказаться в перечне так назывемых общих принципов права. Выше мы уже говорили о том, что баланс - это и требование, предъявляемое обществом, и требо- вание, которое предъявляет право к самому себе. В первом случае применительно к современным условиям можно говорить о том, что желательная модель баланса в праве, базирующаяся на господ- ствующих в обществе правовых представлениях о разумности и справедливости, опирается на бо- лее фундаментальные представления социально- философского характера относительно специфики современного общества, на парадигму его разви- тия, на модели современного общества (общество знаний, информационное общество, сетевое обще- ство и т.д.). Вполне понятно, что та или иная модель общества может выступить основой для специфи- ческих моделей баланса в праве. 11 См.: Пьянкова А.Ф. Баланс интересов как принцип гражданского права // Вестник Волгоградского государ- ственного университета. Сер. 5: Юриспруденция. 2015. № 1. С. 123-128. 12 См.: Сорокин Ю. О роли государства в обеспечении ба- ланса публичных и частных интересов при осуществлении прав граждан на землю // Закон и право. 2006. № 6. С. 66-67. 13 См.: Офман Е.М. Роль Конституционного Суда Россий- ской Федерации в установлении баланса прав и интересов работников и работодателей // Культура: управление, эконо- мика право. 2014. № 2. С. 12-16; Насонкин В.В. Конституци- онное право на образование в решениях российских судов: поиск баланса между частными и публичными интересами // Ежегодник российского образовательного законодательства. 2011. Т. 6. С. 153-177; Коробченко В.В., Сафонов В.А. Обеспе- чение баланса конституционных прав и свобод субъектов трудовых отношений в решениях Конституционного Суда РФ // Российский ежегодник трудового права. 2009. № 5. С. 92-99; Даньков А.А. Правовые позиции Европейского Суда по правам человека, обеспечивающие баланс частных и публичных интересов // Вестник Орловского государствен- ного университета. Сер.: Новые гуманитарные исследова- ния. 2009. № 3. С. 115-120. Так или иначе, на формирование представле- ний о должном балансе права может оказать идея устойчивого развития, которая, в частности, на уровне международного права привела к форми- рованию так называемого международного права в сфере устойчивого развития, представленного положениями международного экологическо- го, экономического, рыболовного и т.п. права. Именно эта идея выступает важнейшим мотивом для согласования, установления баланса между нормами и принципами различных отраслей международного права, что может рассматри- ваться как необходимое условие выхода из на- метившейся в нем негативной тенденции фраг- ментации. Все сказанное должно быть понято как признание объективного влияния внешних требований к балансу права на внутрисистемные подходы к содержанию его баланса и мерам по его формированию. Баланс как ценность. Активное введение в оборот правовой науки понятия баланса свя- зано не только с новыми методологическими, но и аксиологическими горизонтами. В связи с тем, что баланс (состояние правового баланса) связан с достижением целей правового регу- лирования и осуществлением функций права, то данное понятие может выступить в качестве оценочного понятия. В этом случае предпола- гается сопоставление должного баланса (кото- рый необходимо обосновать на доктринальном уровне) и сущего состояния согласованности правового регулирования. При этом вряд ли должный баланс следует рассматривать как полную гармонию: он более всего представляет собой уровень реально до- стижимого согласования и сочетания, в частно- сти, законодательных положений, которые, как представляется, должны задавать приемлемое согласование прав, обязанностей, ответствен- ности, законных интересов субъектов правоот- ношений. Через успешное претворение баланса право начинает играть ничем не заменимую роль в стабилизации общественных отношений. В качестве возможных направлений дальней- шей концептуализации феномена баланса права можно выделить осмысление таких понятий, как «баланс права», «правовой баланс», «баланс в праве», «баланс правового регулирования» и т.д. Аналогичным образом можно говорить о таких самостоятельных понятиях, как «баланс законо- дательства», «законодательный баланс», «баланс в законодательстве». С нашей точки зрения, не меньшее значение для осмысления феномена баланса в праве со стороны науки права должны занимать вопросы согласования (баланса) между правом и правами человека. Ввиду повышения значимости международного права возникает вопрос о балансе между национальным и между- народным правом. Этот баланс особенно важен, когда речь идет о сотрудничестве государств в решении глобальных проблем. На внутригосу- дарственном уровне в рамках федеративных го- сударств повышенной актуальностью отличает- ся баланс между федеральным и региональным законодательством. Не меньшей значимостью обладает осмысление природы и направлений достижения баланса в национальном законода- тельстве в контексте его интернационализации, не говоря уже о согласовании практики право- применения. 2. Дисбаланс в праве: содержательно- категориальный контур. Примечательно, что если категория баланса работает преимуще- ственно в качестве понятия, отражающего долж- ное состояние права, то категория дисбаланса отражает сущее состояние правовой реальности. Дисбаланс как понятие, широко применяемое в естественных и общественных науках, нашло свое широкое распространение и в юридической науке. В последнем случае данное понятие рас- пространяется не только на законодательство, но и на правовую систему в целом. Если говорить о словарном определении дис- баланса, то данный термин обозначает «неурав- новешенность», «неровность», «дисгармонию», «несоответствие величин или понятий». Дисба- ланс - это всегда нарушение баланса - реаль- ного или мыслимого (презюмируемого), отход от него. В качестве дополнительного смыслового оттенка может быть использовано понятие - коллизия. Вместе с тем коллизия - это форма дисбаланса. Если дисбаланс - это родовое, то коллизия предстает как видовое понятие. Содержательные оттенки данного понятия вполне уместны для его использования в юриди- ческой науке. Термин «дисбаланс» используется практически во всех отраслевых юридических науках и выступает оценочным понятием, позво- ляющим отразить недостатки соответствующего законодательного материала14. Одновременно с этим актуализируется вопрос о системном док- тринальном осмыслении феномена дисбаланса применительно к законодательству, правово- му порядку и правовой системе общества. Си- стемное осмысление, обладая самостоятельной значимостью, одновременно с этим призвано сыграть роль методологического основания для использования данного понятия в отраслевых юридических науках. Представляется важным, что теоретико-правовое осмысление должно со- средоточиться на понимании системного харак- тера данного явления, то есть не как некоего слу- чайного недостатка, например законодательства, а как неизбежно противоречивого характера раз- вития правовой материи. 14 См.: Законодательный дисбаланс / под ред. И.Н. Сеня- кина. Саратов: СГЮА, 2013. В связи со сказанным возникает целый ряд перспективных направлений исследований, ка- сающихся смыслового содержания данного по- нятия, объективных форм существования дис- баланса (например, скрытый - очевидный), его соотношения с такими понятиями, как «право- вой пробел», «дефект правового регулирова- ния», «юридический конфликт». Исследование феномена правового дисбаланса не может осу- ществляться только в рамках методологии ав- тономии правовой формы, а должно включать в себя социологические проекции, то есть осмыс- ление прямой и обратной связи с дисбалансами в различных сферах общества (экономической, со- циальной, информационной и т.д.). Именно по- следнее обстоятельство призвано направить ис- следовательскую правовую мысль на формирова- ние методологии обнаружения, предотвращения и исправления дисбаланса. Данная методология призвана стать инструментарием как для право- вой политики в целом, так и для законодатель- ной политики в частности. Исходным пунктом исследования дисбаланса выступает его оценка в системе координат «не- гативное - позитивное», «допустимое - недо- пустимое» правовое явление. Во многом данная оценказависитотобщихвоззренийнаправо, або- лее всего - от представлений о нем как о норма- тивной системе особого рода. Иначе говоря, речь идет о представлениях о должном праве с точ- ки зрения его системно-функциональных харак- теристик. Какой системой оно должно быть - сбалансированной или несбалансированной? В идеале право (законодательство, правовая си- стема общества в целом) должны быть сбаланси- рованными: только в таком случае право может выступить эффективным регулятором обще- ственных отношений и работать на прогрессив- ное развитие общества. Это особенно важно в ус- ловиях разрастания совокупности общественных отношений, регулируемых правом. Думается, что такое видение коренится в восприятии права как выражения согласованной воли всего общества. В противном случае при отсутствии компромисса различных интересов в социально значимых от- ношениях право имеет склонность к деформации или даже превращению в узаконенный произвол. Так как право (и в его составе - законода- тельство) является развивающейся, открытой, неравновесной системой, то в нем спонтанно или сознательно возникают моменты несогласован- ности, или дисбаланса, которые обнаруживают- ся и в той или иной степени устраняются. Такова реальность системного характера бытия права. Поэтому говорить о действующем праве как о полностью сбалансированной, а также абсолютно стабильной системе, значит допускать неверный методологический ход, аналогичный некогда бытовавшей доктрине беспробельности права. Тем нем менее ввиду высокой миссии права в обществе оно по своему назначению не может быть полностью неуравновешенной системой, поскольку дисбаланс существенным образом снижает качество правового регулирования и в ряде случаев может приводить к неурегулирован- ности тех или иных отношений, что само по себе чуждо сущности и смыслу права. Поэтому дисба- ланс, несмотря на его некоторую естественность, повсеместно расценивается как недостаток, ко- торый надо устранять. Этот «естественный» не- достаток выступает предметом озабоченности законодателя, правоприменителя и, разумеется, общественности. При этом надо отметить, что дисбаланс - это не только статическое явление (наличие дисбаланса, например, между нормами статей того или иного закона), но и динамиче- ское явление. В последнем случае можно, напри- мер, говорить о дисбалансе/дисбалансах в разви- тии современного российского права. Следует учитывать многочисленные смысло- вые и содержательные вариации анализируемого понятия - «дисбаланс в праве», «правовой дис- баланс», «правовое разногласие», «дисбаланс в за- конодательстве», «дисбаланс норм», «дисбаланс между запретами и стимулами в праве», «дисба- ланс правовой системы общества», «дисбаланс в правоприменении», «дисбаланс правового регули- рования» и т.д. На наш взгляд, об этих дисбалансах можно говорить как о типах дисбаланса. Одно- временно типы дисбаланса могут, с нашей точки зрения, быть первичными и производными. На- пример, дисбаланс в законодательстве генерирует дисбаланс в правоприменительной практике. На этом фоне возникает методологически значимая проблема - какое понятие выбрать за наиболее общее, то есть за родовое. По всей видимости, тако- вым является правовой дисбаланс. В свете сказанного суть общетеоретического анализа дисбаланса - это не только анализ его объективно существующих форм и типов, но и случаев его использования в отраслевых юриди- ческих науках. Иными словами, правовой дисба- ланс - это диффузное или многоликое явление, которое проявляется на разных уровнях и в раз- ных формах. Весьма существенная форма прояв- ления данного дисбаланса - это дисбаланс прав. Характерно, что в отношение коллизии могут вступить как конституционные права и свободы человека и гражданина15, так и международно 15 См.: Соломатина Н.Н. Право на жилище против права собственности: как соблюсти баланс // Вестник Воронеж- ского государственного университета. Сер.: Право. 2011. № 2. С. 53-57; Поздникин П.Ю. Право на частную жизнь и свобода слова: разумный баланс // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. 2010. № 3. С. 38-44; Пресняков М.В. Коллизия кон- ституционных прав: проблема обеспечения справедливо- го баланса // Конституционное и муниципальное право. 2008. № 20. С. 12-16 признанные права и свободы человека, напри- мер, между исключительными правами авторов и правом на информацию16. В последнем случае это становится возможным из-за неполноты реа- лизации принципа единства, взаимосвязанности и нераздельности как принципа международного права прав человека. Здесь же можно упомянуть обострившуюся в последнее время проблему по- иска баланса между правом человека, а равным образом и общества, на безопасность и другими правами и свободами человека, например, пра- вом на неприкосновенность личности, права на неприкосновенность частной жизни и т.д. Далее стоит указать на феномен дисбаланса прав и обязанностей, что может проявлятьсядаже на уровне Конституции. Так, Н.И. Ярошенко, рас- сматривая дисбаланс ст. 125-127 Конституции РФ и говоря о различии в конституционных нормах о компетенции и полномочии судов общей юрис- дикции, арбитражных и судов конституционной юрисдикции, употребляет понятие дисбаланс в сочетании с такими понятиями, как несовершен- ство, неполнота закрепления, отсутствие четких определений17. Констатация данного дисбаланса в очередной раз подтверждает ценность балан- са. С точки зрения А. Васильева, необходимость баланса обосновывается тем, что приобретение и осуществление прав зависит от исполнения обязанностей18. И дело не только в возможном наличии неравенства прав, но и в возможном не- равенстве условий для их осуществления. Мы подробно останавливаемся на данных аспектах в связи с тем, что из-за трудностей при реализации принципа приоритета прав и сво- бод человека возникает наиболее важный срез анализа правовых дисбалансов, с точки зрения согласованности гарантий прав человека. Не- смотря на то, что конституционно закрепленные и международно-признанные права человека представляют (должны представлять) систему (в соответствии с принципом системности прав и свобод человека), на практике в ходе их реализа- ции и законодательного регулирования возника- ют противоречия (коллизии), например, между правом на информацию и правом на защиту тай- ны личной жизни, отношение между которыми рассматривается в терминах дисбаланса19. В ли- тературе также говорится о правовом дисбалансе между гарантированием права на информацию 16 См.: Шугуров М.В. Право на информацию и право на ин- теллектуальную собственность в цифровую эпоху // Право интеллектуальной собственности. 2013. № 5. С. 19-23. 17 См.: Ярошенко Н.И. Дисбаланс статей 125-127 Кони права на доступ к информации о деятельности государственных органов20. Если идти далее, то необходимо акцентиро- вать внимание на том, что поскольку в конкрет- ной национальной правовой системе ведущее ме- сто занимают те иные источники/формы права, то именно проявление дисбаланса на их уровне играет ключевую роль для разбалансированного состояния правовой системы в целом. В России в системе форм/источников права на первом месте находится закон, поэтому наиважнейшим пред- метом осмысления становится анализ дисбаланса в законодательстве. Если говорить о сфере охвата именно законодательного дисбаланса, то послед- ний можно подразделить на внутриотраслевой и межотраслевой. На отраслевом, да и на межо- траслевом уровне дисбаланс проявляется в дис- гармоничном закреплении прав, обязанностей и ответственности субъектов права (например, дис- баланс закрепления в законодательстве равенства полов). Стоит также отметить дисбаланс законов и подзаконных актов в случае, если последние расширяют сферу действия закона или расширя- ют ведомственное усмотрение, игнорируют пред- писания закона или же вообще входят в противо- речие с ним21. Отмеченные дисбалансы следует охарактеризовать как дисбалансы законодатель- ного пространства, одновременно означающие дисбалансы правового пространства в целом. В условиях глобализации вполне можно гово- рить о дисбалансе правового регулирования тех или общественных отношений, характерного для раз- ных правовых систем. Однако такое видение может иметь место, если исходить из реальности так назы- ваемого глобального права. Но поскольку последнее является, скорее всего, дискуссируемым феноменом, нежели реальностью, то более верно говорить о дис- балансах внутри международного и национального права, атакжедисбалансах между ними. Если прово- дить сравнение, то, например, в национальном пра- ве дисбаланс проявляется, в частности, в несогласо- ванности норм, относящихся к различным отраслям права и регулирующих одни и те же общественные отношения, а также - несогласованности/непро- порциональности объема закрепляемых прав и обя- занностей различных субъектов права. В то же вре- мя в международном праве серьезной проблемой выступает фрагментация международно-правовых режимов, относящихся к разным отраслям между- народного права и раздробляющая единое между- народно-правовое пространство. Проблема дисбаланса оказалась в поле вни- мания Комиссии международного права ООН в ституции Российской Федерации // Современное право. 2011. № 3. С. 34-38. 18 См.: Васильев А. Охранительная концепция права в России. М.: Юстицинформ, 2013. С. 151. 19 См.: Жиронкина Ю.Е. Соотношение права на информа- цию и прав на охрану тайны личной жизни по Конститу- ции РФ: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2013. С. 6, 11. 20 См.: Устинович В.С. Подходы к совершенствованию законодательства об информационной деятельности в го- сударственном управлении // Административное право и процесс. 2011. № 4. С. 21-23. 21 См.: Москалькова Т.Н., Черников В.В. Нормотворчество. 2-е изд. М.: Проспект, 2014. С. 180. процессе обсуждения Статей об ответственности государств. Так, Комиссия, исходя из деления международно-правовых норм на первичные и вторичные, подчеркнула, что вторичные нормы, то есть нормы об ответственности государств за выполнение взятых на себя обязательств, ни в коей мере нельзя рассматривать как менее важные или второразрядные: вторичные нормы опреде- ляют правовые последствия невыполнения обя- зательств. Далее было подчеркнуто, что «первич- ные и вторичные нормы неразделимы, взаимоза- висимы и дополняют друг друга, консолидируют международно-правовой порядок. Формирование системы международного права, где первичные нормы были бы предметом усиленной кодифи- кации, а вторичные - менее активной кодифи- кации и прогрессивного развития, создавало бы дисбаланс (курсив мой. - М.Ш.)»22. В настоящее время по мере развития инте- грационного права (например, права ЕС, ЕАЭС, МЕРКОСУР и т.д.), которое оказывает прямое влияние на право национальное, в дополнение к проблеме гармонизации международного и национального права обозначилась проблема необходимости гармонизации международного права, в том числе системы права наиболее вли- ятельных международных организаций, и права интеграционных объединений, которым в той или иной степени присущи моменты наднаци- ональности23, либо национального и наднаци- онального права24. Это новый момент, который должен привлечь к себе самое серьезное внима- ние в рамках развития содержания категорий ба- ланса и дисбаланса права. Как бы то ни было, но для международного и национального права возможен единый вид дисбаланса - дисбаланс между свободой и от- ветственностью субъектов права. Помимо этого, поскольку и в первом и во втором широко распро- странены договорные правоотношения (при этом мы абстрагируемся от юридической природы присущих им субъектов права), то здесь в равной степени возможны договорные дисбалансы. Если же иметь в виду дисбалансы между националь- ным и международным правом, то они становятся возможны из-за стремления государств брать на себя международные обязательства, которые не обеспечены механизмами имплементации. 3. Причины и последствия правового дисба- ланса. Научно-правовое осмысление дисбаланса предполагает, прежде всего, выявление его при- 22 Ежегодник Комиссии международного права ООН. Нью-Йорк, Женева, 2006. Т. 1. С. 22. 23 См.: Смирнова А.А. Право ВТО в Евразийском Эконо- мическом Союзе: в поиске баланса интересов и автономии // Право ВТО. 2015. № 1. С. 15-30. 24 См.: Клемин А.В. Европейское право и Германия: ба- ланс национального и наднационального. Казань: Изд-во Казан. у-та, 2004. чин. К правовым причинам следует отнести про- белы в правовом регулировании и его неопреде- ленность, дефекты в применении законодатель- ной техники, недостатки экспертизы законопро- ектов, чрезмерно быструю динамику изменений законодательного материала. Все это деформи- рует как саму правовую норму, так и ее реали- зацию на практике. При этом если говорить о законодательстве, то необходимо выделять фак- торы детерминации внутриотраслевого и межо- траслевого дисбаланса, то есть горизонтального дисбаланса. Так, С.Н. Белоусов, останавливаясь на характеристике причины внутриотраслево- го дисбаланса, относит к ним неравномерность развития правовых институтов, громоздкость отраслей, отсутствие изначальной концепции при формировании той или иной отрасли, по- стоянные и бессистемные изменения и т.д.25 Со своей стороны хотелось бы отметить, что данные причины также детерминируют и межотрасле- вой дисбаланс, который представляет собой ку- муляцию внутриотраслевых коллизий. К социальным причинам следует отнести на- личие дисбаланса групп интересов, когда одна группа интересов получает в отличие от другой преимущественное оформление и закрепление в виде норм права. Действительно, социальные дис- балансы негативно сказываются на развитии пра- ва, тогда как именно с помощью права они должны корректироваться. К еще более глубокой причине можно отнести культурно-цивилизационные фак- торы, заложенные в глубинных слоях менталите- та народа и влияющие на национальный правовой менталитет и правовую культуру. Сюда также мо- гут быть отнесены матрицы социального устрой- ства и расслоения народа. Данные факторы, с нашей точки зрения, наименее изучены. Отсюда проблема правового дисбаланса не может быть сведена только к чисто техническим вопросам как некоторая несогласованность законодательных положений или противоречий между ними. Сле- довательно, за прагматикой правовых дисбалан- сов скрываются дисбалансы в правовом развитии того или иного народа, а это уже философско-пра- вовой вопрос26. И, наконец, к важнейшей социо- культурной предпосылке правового дисбаланса мы бы отнесли наличие несогласованностей меж- ду моралью и правом, на что косвенным образом указывает, например, С.А. Белоусов27. 25 См.: Белоусов С.Н. Внутриотраслевой законодатель- ный дисбаланс: понятие, причины и пути устранения // Юридическая наука и практика. Вестник Нижегородской академии МВД России. 2014. № 1. С. 13. 26 См.: Гирько А.А. Влияние российского менталитета на правовое сознание граждан: автореф. дис. … канд. филос. наук. Ставрополь, 2006. 27 См.: Белоусов С.А. Дисбаланс в правой системе сквозь призму конфликта между правом и моралью // Вектор на- уки Тольятинского государственного университета. Сер.: Юридические науки. 2014. № 3. С. 8-10. Если рассматривать ошибку как одну из при- чин правового дисбаланса, то она в конечном счете приводит к такому негативному явлению, как зло- употребление правом. Как отмечает А.В. Волков, «ошибка в установлении объема регулирования за- ключается в неоправданном наделении (либо не- наделении) субъектов гражданского права опреде- ленными правами или обязанностями, в результате которого происходит дисбаланс имущественного положения сторон <…> Ошибки в создании гибкой сбалансированной системы регулирования неми- нуемо отражаются на соотношении корреспон- дирующих прав и обязанностей, что определяет возможность для злоупотребления использования образовавшегося “перекоса”»28. Злоупотребления правом, которые формируют социальный дисба- ланс, возможны также из-за использования нормы права в контексте неверного или неточного ее из- ложения с точки зрения требований юридической техники. Ошибка как одна из причин правового дисбаланса тесно связана также с таким явлением, как непродуманность правового регулирования. В подтверждение данного вывода сошлемся на В.В. Ку- дашкина, отмечающего, что непродуманные право- вые основы регулирования экспорта военной про- дукции создают дисбаланс между интересами госу- дарства и общества, с одной стороны, и интересами хозяйствующих субъектов - с другой29. Заметим, однако, что говорить о том, что яв- ляется причиной, а что следствием - дисбаланс в законодательстве или же дисбаланс интересов - методологически некорректно, так как в современ- ном детерминизме как учении о всеобщей связи, закономерности и обусловленности всех явлений и процессов утверждается видение корреляции между явлениями, когда однозначно сказать, что является причиной, а что следствием не представ- ляется возможным. Хотя, конечно же, в ряде слу- чаев именно дисбалансы в законодательстве могут привести к дисбалансам в социуме, что чревато со- циальной напряженностью. Помимо этого, трудно себе представить, что в обществе, где существует, например, исходный дисбаланс между государ- ством и личностью, будет существовать сбаланси- рованное законодательство. В итоге дисбаланс - это многообразное пра- вовое явление, существующее на разных уровнях, выражающееся в разных формах и связанное с такими правовыми явлениями, как пробел, кон- фликт, коллизия. С методологической точки зре- ния очень важно установить примерный перечень форм дисбаланса, под которые можно подвести те или иные его конкретные проявления. Дума- ется, что формами правового дисбаланса высту- 28 Волков А.В. Принципы недопустимости злоупотрепают: несовершенство (в конкретных ситуациях) правового регулирования, пробелы, дефекты и ошибки (нормы оказываются либо недействую- щими, либо с трудом применяются на практике), юридические конфликты, коллизии норм. Ввиду выделения форм дисбаланса в праве необходимо говорить о последствиях каждой из них. Так, к многообразным следствиям дисбаланса в законодательстве можно отнести снижение ка- чества законодательного материала, неоднород- ную правоприменительную практику (правовые последствия в узком смысле этого слова), право- вой нигилизм, деформацию профессионального и массового правосознания, снижение уровня пра- вовой культуры, дисбаланс публичных и частных интересов или дисбаланс в частных интересах (общеправовые и общесоциальные последствия). Заметим, что в последнем случае понятие дисба- ланс в праве претендует на всеобъемлющий охват и становится негативной характеристикой право- вой системы в целом. Именно в этом широком, а именно социально-правовом смысле, использует анализируемое понятие А.В. Скоробогатов. Он отмечает, что в России «наблюдается дисбаланс между современным российским законодатель- ством, которое создается по образцу западноев- ропейского права, с одной стороны, и правовой реальностью, обусловленной правовым мента- литетом, с другой стороны. Подобный правовой дисбаланс ведет к деформациям правового созна- ния и правовой культуры, что выражается в виде правового инфантилизма, правового нигилизма или в наиболее опасных формах - преступных установках граждан и должностных лиц»30. Дисбаланс в праве в целом и законодательстве в частности приковывает к себе внимание во мно- гом из-за негативных моментов в правовом регу- лировании или неопределенности, приводящих к негативным общесоциальным последствиям (социальным, экономическим, политическим). Какой бы значимой не была автономия правовой формы, она не является абсолютной. В результа- те анализ социальных последствий дисбаланса в праве - один из наиболее перспективных. При этом в процессе всеохватного осмысления возни- кает вопрос о наиболее общем социальном дис- балансе, вызываемом дисбалансами в праве. С на- шей точки зрения, локальные дисбалансы (то есть дисбалансы внутри отдельных правовых институ- тов, отраслей права и законодательства, а также дисбалансы между отраслевыми нормами) под- вержены кумулятивному эффекту и приводят к дисбалансу общества и правовой системы. Таким образом, законодательные акты могут ослаблять или, напротив, усиливать дисбалансы в социуме (например, усиливать дисбаланс в уровне социбления гражданскими правами в законодательстве и судебной практике. М.: Волтерс Клувер, 2011. С. 671. 29 См.: Кудашкин В.В. Экспорт продукции военного на- значения: правовое регулирование. М.: Спарк, 2000. С. 332. 30 Скоробогатов А.В. Современные концепции правопо- нимания: учеб.-практ. пособие. Казань: Изд-во Ин-та эко- номики, управления и права, 2010. С. 5. ального обеспечения). При этом всегда найдутся группы, которым данный дисбаланс выгоден. В этом случае возникает методологический вопрос о том, можно ли говорить о дисбалансной приро- де конкретного законодательного акта, если след- ствием его применения оказывается усиление дисбаланса в обществе? На этот вопрос надо дать положительный ответ и признать, что такой закон не учитывает сущностного призвания правового регулирования. К аналогичным последствиям, а также к затруднениям в развитии тех или иных правоотношений и, как следствие, определенных экономических институтов может приводить раз- ногласие между положениями законодательных актов, относящихся к разным отраслям права. Можно также говорить и о такой разновидности дисбаланса, как дисбаланс между материальным и процессуальным правом. Представляется, что очень важным является вопрос о соотношении понятий «форма» право- вого баланса и «последствия» правового баланса. Так, несовершенство правового регулирования может быть расценено не только как форма, но и как последствие. Аналогичные выводы можно сделать о соотношении дисбаланса и юридиче- ского конфликта. Так, в одной из работ по соци- ологии права отмечается, что юридические кон- фликты, в частности конфликты между законода- тельными и исполнительными органами власти, могут выявлять такой дисбаланс правовой систе- мы, как несоответствие подзаконных актов за- конам или, еще того хуже, «подавление» законов подзаконными актами. С помощью конфликта могут выявляться и пробелы в законодательстве, а также несоответствие норм права реальной дей- ствительности31. Таким образом, и с этим можно согласиться, юридический конфликт - это одна из форм дисбаланса, причем дисбаланс должен рассматриваться как объективное явление, а кон- фликт - как обостренная стадия межсубъектного взаимодействия, затрагивающего интересы раз- личных субъектов права. Правовые дисбалансы интересов всегда вы- зывали и продолжают вызывать интерес юриди- ческой науки, в частности отраслевой32. К при- меру, А.С. Касаткина, рассматривая состояние российского законодательства в сфере перевоз- ок пассажиров и багажа, показывает, что оно не соответствует в ряде случаев международным стандартам. «При этом наблюдается парадок- сальная ситуация, когда в одних случаях оно не 31 См.: Социология права / под ред. В.М. Сырых. М.: Юстицинформ, 2012. С. 262-263. 32 См.: Олейник О.М., Максимова С.А. Банковская тайна: смена парадигмы или дисбаланс интересов? // Законы России: опыт, анализ, практика. 2014. № 12. С. 62-68; Кирсанов А.Н. соответствует международному регулированию потому, что использует устаревшие положения, а в другом случае, наоборот, вводит новые подходы и тем самым отказывается от прежних образцов, которые оправдали себя. Одним из важнейших последствий указанного состояния выступает ущемление интересов пассажиров, являющихся контрагентами российских перевозчиков»33. В качестве способа решения проблемы она указы- вает на ратификацию соответствующих между- народных конвенций как основу для модерниза- ции действующего законодательства и предпо- сылку согласования с требованиями современ- ной международной жизни. Однако надо иметь в виду, что дисбаланс в праве в качестве результата непродуманного согласования интересов раз- личных групп приводит к правовому и в конеч- ном счете социальному дисбалансу, что вряд ли повышает доверие граждан к праву и правовому регулированию. Ввиду разработки типологии дисбалансов, по всей видимости, актуальность также приобре- тает вопрос о типологии последствий дисбалан- са. К таковым мы бы отнесли: дестабилизацию правового регулирования; сокращение гарантий правовой защиты и дисбаланс в защите (например, дисбаланс между защитой общества от преступле- ний, с одной стороны, и охрана лиц, во- влеченных в сферу уголовного преследо- вания - с другой); диссонансы законодательного материала, в котором несогласованным образом соче- тается новое и старое. В результате дисбаланс в законодательстве, выражающийся в несовершенстве правового регу- лирования, прямым и обратным образом связан с дисбалансом государственной политики, ее непо- следовательностью в той или иной сфере, напри- мер, в области политики малого и среднего пред- принимательства касательно налогообложения, инвестирования, подготовки кадров. В наиболее общем, абстрактном смысле результат дисбалан- са - это несоответствие норм права действитель- ности, что, со своей стороны, определяет стимулы по совершенствованию правового регулирования, проявляющегося в «балансировке» норм, содержа- щихся в законодательных положениях. В свете сказанного перед юридической на- укой стоит вопрос об определении способов вы- явления и устранения дисбалансов в законода- тельстве. К таковым необходимо отнести экспер- тизу законопроектов, направленную на совер- шенствование юридического качества законов. С учетом неблагоприятных общесоциальных последствий правовых дисбалансов экспертиза Миноритарии и мажоритарии: возможет ли баланс интересов? // Адвокат. 2015. №. 1. С. 22-27; Фольгенсон Ю.Б. Догово- ры в пользу третьего лица. Опыт недогматического исследова- ния. М.: Норма: Инфра-М, 2014. С. 131. 33 Касаткина А.С. Договор перевозки пассажира и бага- жа в международном частном праве. М.: Юрлитинформ, 2014. С. 150. должна предполагать предвидение того, не при- ведут ли, пусть и совершенные с точки зрения юридической техники, законодательные положе- ния к дисбалансу групп интересов в социуме, не говоря уже о таких последствиях, как повышение уровня коррупции. Уместна и постановка вопро- са о том, чему будет содействовать реализация положений закона - закреплению дисбаланса интересов, прав и обязанностей или же к смягче- нию дисбаланса, либо к его устранению. Все сказанное связано с проблемой рассмо- трения права как такого способа регулирования общественных отношений, который, в принци- пе, должен предупреждать и устранять постоян- но возникающие социальные дисбалансы, в том числе возникающие по недосмотру самого зако- нодателя (из-за правовых дисбалансов в законо- дательстве). В том случае если будут установлены негативные последствия, то такой закон или же его отдельные положения должны быть призна- ны уже на уровне экспертизы неэффективными с точки зрения реализации социальной миссии права - обеспечения развития общества и обще- ственных отношений. По нашему мнению, это одновременно по- вышает ответственность юридической науки, в том числе вырабатываемых ею доктринальных конструкций, которые вполне справедливо рас- сматриваются как средство предотвращения дис- баланса нормативно-правовых актов34. При этом не следует забывать и о роли высших судебных инстанций в процессе преодоления дисбаланса в законодательстве посредством актов толкова- ния, проясняющих смысл нормы35. Дисбалансы в имущественном положении субъектов права вследствие установления ошибочного правового регулирования эффективно устраняются приня- тием специальных законов, например, законов о защите прав потребителей, о защите конкурен- ции, но иногда в ряде случаев проблемы слабой стороны в правоотношениях так и не решаются36. Разумеется, данные ошибки надо выявить. Поэто- му достаточно интересным представляется мысль А.В. Волкова о том, ошибки можно выявить путем сопоставления норм права, объединенных в один правовой режим в соответствии со смыслом дан- ного правового режима. В наиболее общем плане дисбалансы в правовой системе приводят к сбоям в ее работе. В этом смысле очень важным являет- 34 Законодательный дисбаланс. С. 184-201. 35 См.: Белоусов С.А. К вопросу о роли актов толкова- ния высших судебных инстанций в преодолении законо- дательного дисбаланса // Правовая политика и правовая жизнь. 2014. № 2. С. 144-146. См. также: Он же. Законода- тельный дисбаланс: основные модели // Ученые записки Казанского университета. Серия: Гуманитарные науки. 2014. Т. 156. № 4. С. 11-16. ся методологическое положение Т.Н. Радько каса- тельно того, что если в функциях правовой систе- мы обнаруживаются дисбалансы, то это говорит о необходимости совершенствования системы37. Заключение. Правовой дисбаланс следует рассматривать скорее как неизбежное, нежели как случайное явление, в отношении которого должна быть выработана система гибких инстру- ментов реагирования, позволяющих своевремен- но гармонизировать как систему законодатель- ства, так и систему права в целом. А для этого необходимо совершенствование методологиче- ских подходов к пониманию диалектики баланса и дисбаланса как составной части системно-си- нергетического подхода к праву со стороны со- временной юридической науки. Это во многом продиктовано тем, что качество системного со- стояния пространства права зависит от степени модернизации подходов к правовому регулиро- ванию, которое сегодня в полной мере должно также учитывать международные стандарты, оправдавшие себя в качестве образцов наилуч- шей практики по балансировке прав, обязанно- стей и законных интересов различных субъектов права. Разумеется, данные стандарты не действу- ют сами по себе, а лишь будучи воплощенными в то или иное национальное законодательство. Отсюда внимание к зарубежному опыту дости- жения баланса интересов, прав и обязанностей становится атрибутом правового развития в со- временном мире и становится структурным эле- ментом прогресса в праве.

About the authors

M V Shugurov

Saratov State Law Academy

Email: shugurovs@mail.ru

References

  1. Анощенкова С.В. Уголовно-правовое учение о потерпевшем / отв. ред. Н.А. Лопашенко. М.: Волтерс Клувер, 2006. 248 с.
  2. Белоусов С.Н. Внутриотраслевой законодательный дисбаланс: понятие, причины и пути устранения // Юридическая наука и практика. Вестник Нижегородской академии МВД России. 2014. № 1. С. 10-15.
  3. Васильев А. Охранительная концепция права в России. М.: Юстицинформ, 2013. 440 с.
  4. Волков А.В. Принципы недопустимости злоупотребления гражданскими правами в законодательстве и судебной практике. М.: Волтерс Клувер, 2011. 940 c.
  5. Гирько А.А. влияние российского менталитета на правовое сознание граждан: автореф. дис. … канд. филос. наук. Ставрополь, 2006. 24 с.
  6. Глобализация и развитие законодательства: очерки / отв. ред. Ю.А. Тихомиров, А.С. Пиголкин. М.: Городец, 2004. 464 с.
  7. Ежегодник Комиссии международного права ООН. Нью-Йорк, Женева, 2006. Т. 1. 370 с.
  8. Жиронкина Ю.Е. Соотношение права на информацию и прав на охрану тайны личной жизни по Конституции РФ: автореф. дис.. канд. юрид. наук. М., 2013. 24 с.
  9. Законодательный дисбаланс / под ред. И.Н. Сенякина. Саратов: СГЮА, 2013. 719 с.
  10. Касаткина А.С. Договор перевозки пассажира и багажа в международном частном праве. М.: Юрлитинформ, 2014. 176 с.
  11. Волков А.В. Принципы недопустимости злоупотребления гражданскими правами в законодательстве и судебной практике. М.: Волтерс Клувер, 2011. С. 671.
  12. Радько Т.Н. Теория функций права. М.: Проспект, 2014. С. 20.
  13. Кирсанов А.Н. Миноритарии и мажоритарии: возможет ли баланс интересов? // Адвокат. 2015. №. 1. С. 22-27.
  14. Москалькова Т.Н., Черников В.В. Нормотворчество. 2-е изд. М.: Проспект, 2014. 476 с.
  15. Олейник О.М., Максимова С.А. Банковская тайна: смена парадигмы или дисбаланс интересов? // Законы России: опыт, анализ, практика. 2014. № 12. С. 62-68.
  16. Радько Т.Н. Теория функций права. М.: Проспект, 2014. 272 с. Синергетическая парадигма. «Синергетика инновационной сложности» / отв. ред. В.И. Аршинов. М.: Прогресс-Традиция, 2011. 496 с.
  17. Скоробогатов А.В. Современные концепции правопонимания: учеб.-практ. пособие. Казань: Изд-во Ин-та экономики, управления и права, 2010. 159 с.
  18. Социология права / под ред. ред. В.М. Сырых. М.: Юстицинформ, 2012. 472 с.
  19. Устинович В.С. Подходы к совершенствованию законодательства об информационной деятельности в государственном управлении // Административное право и процесс. 2011. № 4. С. 21-23.
  20. Шундиков К.В. Синергетический подход в правоведении. Проблемы методологии и опыт теоретического применения. М.: Юрлитинформ, 2013. 256 с.
  21. Шундиков К.В. Устойчивость и нестабильность в правовой жизни общества // Современное право. 2008. № 1. С. 33-38.
  22. Ярошенко Н.И. Дисбаланс статей 125-127 Конституции Российской Федерации // Современное право. 2011. № 3. С. 34-38.

Statistics

Views

Abstract - 164

PDF (Russian) - 34

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2016 Shugurov M.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies