Russian tradition ensuring the right to a fair trial

Cover Page

Abstract

The author based on the analysis of monuments of national legislation comes to a conclusion about the presence in Russia of their traditions to ensure the right to a fair trial. The criterion of fairness of the criminal proceedings is not only the law, but its application in practice. Forming enforcers proper attitude toward the law will ensure proper implementation at criminal proceedings of the rights and freedoms of man and citizen.

Full Text

Н а сегодняшний день справедливость су- дебного разбирательства действующим уголовно-процессуальным законодательством провозглашается в качестве способа реали- зации общеправового принципа справедливости в уголовном процессе и закрепляется, как прави- ло, в нормах, определяющих основные гарантии реализации прав личности. В специальном монографическом исследова- нии А.В. Деревесникова принцип справедливости, основанный на древних философских представле- ниях об этом метафизическом явлении, связыва- ется с отраслевыми принципами права, где особое значение имеют процессуальные фундаментальные положения1. Не случайно правосудие в английском переводе является синонимом справедливости. По глубокому убеждению Сократа, справедли- вость является почти что законом2, а И. Кант считал правовым только справедливый закон, признавая ее первичной по отношению к юриспруденции3. Международная интеграция национальных правовых систем выработала особое отношение к справедливости, которая теперь уже выступает общепризнанным принципом международного права4. Несмотря на то что в советской доктрине пра- ва справедливости уделялось особое значение5, конкретные правовые механизмы ее обеспече- ния при производстве по уголовным делам были выработаны также на международном уровне. 1 Деревесников А.В. Справедливость как принцип права (историко-теоретический аспект): монография. Кострома: Изд-во Костромского госуд. технолог. ун-та, 2007. С. 55. 2 Деревесников А.В. Указ. соч. С. 8. 3 Кант И. Метафизика нравов. В 2 ч. / пер. с нем. примеч. С.Я. Шейнман-Топштейн и Ц.Г. Арзакана. М.: Мир книги, Литература, 2007. С. 78-79. 4 См.: Аширова Л.М. Проблемы реализации принципа справедливости в уголовном процессе: дис. … канд. юрид. наук. Уфа, 2007. С. 8. 5 См., напр.: Герлах А. Справедливость как принцип со- циалистического права: дис. … канд. юрид. наук. М., 1983; Какимова М.Ш. Социальная справедливость как принцип советского общенародного права: дис. … канд. юрид. наук. Анализ ст. 6 Европейской конвенции «О за- щите прав человека и основных свобод»6 (далее - Конвенция), провозглашающей право каждого на справедливое судебное разбирательства, конкре- тизирует его содержание в следующих принципах процессуального права, подлежащих соблюдению национальными судами: 1) правосудие вправе осу- ществлять лишь беспристрастный и независимый суд; 2) должен соблюдаться принцип презумпции невиновности; 3) подлежит обеспечению право на защиту в самом широком смысле слова (своевре- менная информированность относительно обви- нения, доступ к квалифицированному защитнику, равноправие и состязательность сторон в про- цессе и т.д.); 4) возможность осуществления про- верки собранных доказательств стороной защиты посредством допроса показывающих против лица свидетелей; 5) право воспользоваться помощью переводчика. Отметим, что действующий российский уго- ловно-процессуальный закон отвечает требова- ниям Конвенции и в соответствующих законопо- ложениях устанавливает аналогичные гарантии реализации права на справедливое судебное раз- бирательство. Статья 8.1 УПК РФ провозглашает принцип независимости судей и подчинения их только Конституции РФ и федеральному закону. Инфор- мация о внепроцессуальных обращениях кого бы то ни было в суд размещается в сети Интернет и не является основанием для проведения про- цессуальных действий или принятия процессу- альных решений по уголовным делам. Создание квазисудебных органов действующим законода- тельством не дозволяется. В соответствии со ст. 15 УПК РФ функции обвинения, защиты и разреше- ния уголовного дела отделены друг от друга. Презумпция невиновности также закре- плена в ст. 14 УПК РФ. Закон настаивает на необходимости обе- спечения самого широкого права подозреваемо- го, обвиняемого на защиту (ст. 16 УПК РФ). Как Саратов, 1990; Экимов А.И. Справедливость и социалистическое право. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1980. 6 Заключена в г. Риме 04.11.1950 // СПС «КонсультантПлюс». известно, адвокатом может стать только лицо, сдавшее квалификационный экзамен. Системный анализ ст. 17, 240, 276, 281 УПК РФ приводит к выводу о наличии в российском законодательстве правила об обязательном до- просе свидетелей и потерпевших в судебном за- седании с участием обвиняемых перед вынесени- ем решения суда (судьи) по существу дела. И, наконец, ст. 18 УПК РФ гарантирует каж- дому, не владеющему русским языком или язы- ком республики в составе РФ, правом воспользо- ваться помощью переводчика. Однако, как показывает практика Европей- ского суда по правам человека (далее - Суд), простого копирования в законе положений Кон- венции не достаточно: важен процесс правопри- менения и реального обеспечения надлежащих прав граждан. Необходимо учитывать выработанные Судом стандарты соблюдения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. За бо- лее чем 50-летний период их выработано доста- точное количество, и по многим показателям они значительно расширяют смысл буквального тол- кования этого международного правового акта. Мы уже не можем ограничиться названными га- рантиями реализации ст. 6 Конвенции, речь идет о появлении так называемых «тестовых дел», которые устанавливают свои правила проверки применения национальными судами внутренне- го права. При этом изложение по сути норматив- ного материала отличается казуистичностью и бессистемностью7. Справедливость, по мнению Суда, должна обеспечиваться прежде всего процессуально как равная возможность для каждого воспользовать- ся минимальным набором прав, установленных ст. 6 Конвенции8. Поэтому Суд в многочислен- ных своих решениях, определяя пределы дей- ствия этого положения международного дого- вора, адресует ее предписания только судам, что логично, если учесть, что внесудебная расправа в уголовном судопроизводстве большинства стран Европы недопустима. Европейский суд исходит не только из содержа- ния конкретных правоотношений, но и учитывает конкретные социально-экономические условия правоприменения закона в той или иной стране9. При таком подходе возникает опасность излишней самостоятельности Суда, в демон- страции им тенденциозности и привязанно- сти к сиюминутным интересам без глубокого анализа ситуаций в стране применения пра- ва. Поэтому нередки обвинения Европейского суда по правам человека в излишнем «судебном активизме»10. Конечно же, игнорировать это нельзя. По- этому государства - участники Совета Европы в рамках Брайтонской декларации (19-20 апреля 2012 г.) подготовили Протокол № 15 к Конвенции, в соответствии с которым предполагается допол- нить ее Преамбулу следующим образом: «Под- тверждая, что в соответствии с принципом суб- сидиарности Договаривающиеся Стороны несут основную ответственность за обеспечение прав и свобод, гарантированных Конвенцией, действуя под надзором Суда, созданного на основании данной Конвенции, и в рамках пределов их усмо- трения, определяемых Судом»11. Нормативная ратификация Протокола призна- ет на международном уровне легитимными начав- шиеся в ряде стран тенденции к отказу от права Ев- ропейского суда по правам человека авторитетного толкования Конвенции по своему усмотрению. Как показывает анализ решений Суда против РФ, которые нашей страной проиграны, основ- ной причиной их вынесения являются не только допущенные судами нарушения, но отсутствие у большинства судей желания изменить подход к подготовке их мотивировочной части. Например, по мнению федеральных судей, для обоснования возможности оглашения по- казаний отсутствующего свидетеля достаточно лишь сослаться на норму права (ст. 281 УПК РФ). В противовес этому Суд считает необходимым описать в приговоре процедуру проверки на до- пустимость соответствующих показаний, указать на конкретные гарантии стороне защиты, кото- рые применены по делу12. Надо сказать, что кардинального изменения подхода судебной системы от сложившегося сте- реотипа ожидать не приходиться. Судейский корпус, обновляясь, все больше и больше заполняется лицами, имеющими стаж ра- боты только секретарем или помощником судьи. Так, по данным Института проблем применения 7 Таковым считается, в частности, Постановление Европейского суда по правам человека от 15.12.2011 по делу № 26766/05, 22228/06 «Аль-Хавайя и Тахири (Al-Khawaja and Tahery) против Соединенного Королевства» // СПС «КонсультантПлюс». 8 См.: Постановление Европейского суда по правам чело- века от 16.02.2016 по делу № 27236/05 «Евдокимов и другие (Yevdokimov and Others) против Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс». 9 См. подробнее: Виткаускас Д., Диков Г. Защита права на справедливое судебное разбирательство в рамках Ев- ропейской конвенции о защите прав человека. Страсбург: Совет Европы, 2012. С. 9-15. 10 Частично не совпадающее особое мнение судьи А. Ковлека к Постановлению Европейского суда по правам чело- века от 19.10.2012 по делу № 43370/04, 8252/05 и 18454/06 «Катан и другие (Catan and others) против Молдавии и Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс». 11 Официальный сайт Европейского суда по правам че- ловека [Электронный ресурс] // URL: http://www.echr.coe. int/ (дата обращения: 13.02.2016). 12 Постановлении Европейского Суда по правам челове- ка от 15.12.2011 по делу № 26766/05, 22228/06 «Аль-Хавайя и Тахири (Al-Khawaja and Tahery) против Соединенного Королевства» // СПС «КонсультантПлюс». Европейского университета в Санкт-Петербурге, опросившего в 2011 г. более 750 судей, работаю- щих в пяти федеральных округах, установили, что более 30% опрошенных имели опыт работы в аппаратах судов (в настоящее время основной источник пополнения кадров). При этом их от- ношение к исполнению должностных обязанно- стей отличается от подходов, демонстрируемых судьями, работавшими ранее в прокуратуре или других правоохранительных органах (как пра- вило, более возрастная категория). Если первые акцент делают на исполнительность, ответствен- ность и внимательность, то вторые предпочита- ют открытость и стремление к справедливости, чего как раз и добивается Европейский суд по правам человека13. Неопределенность с единообразным толко- ванием Конвенции, неспособность националь- ных судов обеспечить требуемый уровень реше- ний по делам, огромный поток удовлетворенных жалоб против РФ сделали возможным принятие 14.07.2015 Конституционным Судом РФ знаково- го постановления, которым в законодательство введен механизм противодействия «творческому переложению» норм Конвенции Европейским судом по правам человека14. Теперь Конститу- ционный Суд вправе по результатам рассмотре- ния обращений судов вывести свои собственные меры индивидуального и общего характера, на- правленные на прямое применение Конвенции, видимо, в соответствии с буквальным смыслом содержащихся в ней положений. Надо сказать, что орган конституционного надзора уже в 2013 г. в принципе прорабатывал свое отношение к проблеме в таком же ключе15. С учетом наших рассуждений мы может толь- ко приветствовать данное решение. Кроме того, Конституционный Суд РФ, в отличие от Евро- пейского суда по правам человека, будучи встро- 13 Волков В., Дмитриева А., Поздняков М., Титаев К. Рос- сийские судьи как профессиональная группа. Социологи- ческое исследование. СПб., 2012. С. 3-4. 14 Постановление Конституционного Суда РФ от 14.07.2015 № 21-П «По делу о проверке конституционно- сти положений статьи 1 Федерального закона “О рати- фикации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней”, пунктов 1 и 2 статьи 32 Фе- дерального закона “О международных договорах Россий- ской Федерации”, частей первой и четвертой статьи 11, пункта 4 части четвертой статьи 392 Гражданского про- цессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 13, пункта 4 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 15, пункта 4 части 1 статьи 350 Кодекса адми- нистративного судопроизводства Российской Федерации и пункта 2 части четвертой статьи 413 Уголовно-процес- суального кодекса Российской Федерации в связи с за- просом группы депутатов Государственной Думы» // СПС «КонсультантПлюс». 15 Постановление Конституционного Суда РФ от 06.12.2013 № 27-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 11 и пунктов 3 и 4 части четвертой статьи 392 ГПК РФ в связи с запросом президиума Ленинградского окружного военного суда» // СПС «КонсультантПлюс». енным в систему национальных судов страны, более близок к также защищаемым последним национальным традициям права16. Их анализ отечественными судьями зачастую основан не только на попытке дать «стоимостную оценку» сложившимся обычаям17, но и возможность об- ратиться к историческим корням, воспринятым столетия назад. Так, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 17.02.2015 г. № 2-П18 говорится об учете наряду с фундаментальными положениями Кон- ституции РФ «исторически сложившегося пони- мания роли прокуратуры и ее предназначения в правовой системе России и ее правовых тради- ций» (п. 3). Отметим, что правовые механизмы обеспе- чения права на справедливое судебное разбира- тельство обвиняемых и подозреваемых в совер- шении преступлений задуманы и реализованы на законодательном уровне в нашей стране до- статочно давно. Так, УПК РСФСР 1960 г. в момент своего при- нятия содержал соответствующие положения19: ст. 286 позволяла оглашать показания свидетеля только в случае его неявки в суд по исключительным причинам или ввиду наличия противоречий между показани- ями в суде и содержанием протокола до- проса лица в качестве свидетеля; ст. 47 по общему правилу допускала за- щитника к обвиняемому с момента предъявления всех материалов уголов- ного дела, а по ряду категорий уголовных дел (например, в отношении несовер- шеннолетних) - с момента предъявле- ния обвинения; в ст. 13 провозглашалось, что правосудие осуществляется только судом, при этом со- гласно ст. 16 судьи признавались независи- мыми и подчинялись только закону; 16 К примеру, со свойственной ему обстоятельностью Европейский Суд по правам человека квалифицирует рос- сийское законодательство в качесте пандектного, скурпу- лезно рассматривая соотношение при толковании россий- ским правоприменителем общей и специальной нормы (Постановление Европейского Суда по правам человека от 20.09.2011 по делу № 14902/04 «ОАО «Нефтяная компания «Юкос» (ОАО «Nеftyanaya kompaniya Yukos» против Рос- сийской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс»). 17 Так, в постановлении Европейского Суда по правам человека от 18.03.2010 по делу № 43233/02 «Максимов (Maksimov) против Российской Федерации» (СПС «Кон- сультантПлюс») отмечается, что национальные суды лишь потому пользуются более широкими пределами усмотре- ния при определении суммы компенсации за нарушение Конвенции, что в большй степени знакомы с условиями жизни в своей стране и ее традициями. 18 СПС «КонсультантПлюс». 19 Демократические принципы уголовного, практически полностью повторяющие рассматриваемые положения ст. 6 Европейской конвенции были включены еще в 1958 г. в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и со- юзных республик. ст. 17 гарантировалось право участвую- щим в деле лицам пользоваться в процес- се судопроизводства родным языком. Однако, по-видимому, некорректная практи- ческая реализация достаточно широких возмож- ностей для защиты прав личности, привлекае- мой к уголовной ответственности, в 1991 г. приве- ла к принятию Концепция судебной реформы20, которая полна обличительных высказываний от- носительно действовавшего в советский период развития страны процессуального законодатель- ства и всей правоохранительной системы: «госу- дарство перестает быть инструментом насилия в руках тоталитарного режима»21, «на арену обще- ственной жизни выходит независимый, свобод- ный от корыстных интересов, политических сим- патий и идеологических предубеждений суд», «какое безжалостное и чуждое интересам людей правосудие получили мы в наследство от тотали- тарного режима» и т.д. Аналогичным образом достаточно широкие процессуальные полномочия для лиц, привлека- емых к уголовной ответственности, прописыва- лись УПК РСФСР 1923 г., действовавшем в период сталинских репрессий: рассмотрение уголовных дел только беспристрастным судом (ст. 30), до- пуск к подсудимому защитника, состоящего в коллегии (ст. 268, пользование родным языком в ходе судопроизводства (ст. 22), допрос обви- няемым свидетелей обвинения (ст. 277). Более того, Конституция СССР 1936 г. и Закон СССР от 16.08.1938 «О судоустройстве СССР, союзных и ав- тономных республик»22 провозглашали принци- пы гласности судопроизводства, независимости судей и подчинении их только закону, обеспече- ния обвиняемому права на защиту. И хотя принцип состязательности не был закреплен в УПК РСФСР, одним из виднейших представителей науки уголовного процесса он успешно обоснован в докторской диссертации и одноименной с ней монографии23. Надо сказать, что рассматриваемые гарантии сложились в России постепенно и во многом яв- лялись не следствием простого заимствования за- падных образцов, а результатом кропотливой ра- боты сотен специалистов в области права. Совет- ские процессуальные законы многое восприняли из дореволюционного законодательства. Со времен Русской Правды отечественному уголовному процессу было свойственно стрем- 20 Постановление ВС РСФСР от 24.10.1991 № 1801-1 «О Концепции судебной реформы в РСФСР» // СПС «Кон- сультантПлюс». 21 Имеется ввиду начало демократических преобразова- ний в жизни государства. 22 СПС «КонсультантПлюс». 23 Строгович М.С. Природа советского уголовного про- цесса и принцип состязательности. М.: Изд-во НКЮ СССР, 1939. ление к справедливости (по крайней мере, в том виде, как ее понимал обыватель того времени), что подтверждается долгим упоминанием в раз- личных правовых памятниках, вплоть до Судеб- ника 1497 г., поединка, как одного из способов разрешения спора. Ведь большинство рассма- триваемых гарантий судопроизводства ориенти- ровано на состязательный процесс (в противовес инквизиционному, розыскному судопроизвод- ству, окончательно насажденным на русскую поч- ву Петром I). В свою очередь, создание независимого суда происходило постепенно по мере формирования для этого соответствующих социально-экономи- ческих условий. Уже при Петре I были сформиро- ваны относительно самостоятельные от админи- страции судебные органы. В последующем в том же направлении развивалось и законодательство при Екатерине II. Несомненно, апогеем реализации буржуаз- ных ценностей независимого и беспристраст- ного суда в Российской империи стало при- нятие Устава уголовного судопроизводства от 20.11.186424. Гарантии справедливости судебного разбирательства главным образом за счет введе- ния в процесс сильной фигуры присяжного пове- ренного (защитника), а также распространения суда присяжных заседателей, где ценен не «адми- нистративный ресурс», а красноречие, были реа- лизованы в законодательстве и судебной практи- ке. Однако последующая контрреформа 1870-х гг. за счет введения чрезвычайных судов, наделения судебными полномочиями представителей ад- министративной власти снизила эффект от но- вовведений. Также и массовые репрессии 1930-х гг. стали возможны не благодаря применению такого в общем-то гуманного законодательства, а вопре- ки ему. Центральный исполнительный комитет СССР 1 декабря 1934 г. принял Постановление «О внесении изменений в действующие уголовно- процессуальные кодексы союзных республик»25, по которому по делам о террористических орга- низациях и террористических актах надлежало следствие заканчивать в срок не более 10 дней, обвинительное заключение вручать обвиняемым за одни сутки до рассмотрения дела в суде, дела слушать без участия сторон, кассационного об- жалования приговоров, как и подачу ходатайств о помиловании, не допускать, приговор к высшей мере наказания приводить в исполнение немед- ленно по вынесении приговора. Для расширения репрессий впоследствии, как известно, стала распространена внесудебная расправа. В этой связи задачей современного законо- дателя в целях учета ошибок прошлого являет- 24 СПС «Гарант». 25 СПС «КонсультантПлюс». ся отказ от излишней дифференциации формы уголовного судопроизводства, исключения под- держки законодательных инициатив, направлен- ных на создание чрезвычайных судов. Уголовный закон может быть применен толь- ко в рамках особой процедуры - уголовного судопроизводства, которое только тогда будет обеспечивать реализацию основных принципов права (в том числе уголовного), когда будет со- ответствовать требованию справедливости. Ибо при желании можно придумать упрощенную процессуальную форму и не проводить практи- чески в 99% случаев полноценное судебное раз- бирательство26, однако тогда и возникнут претен- зии к легитимности избранной формы процесса. Другим немаловажным процессом, который всячески должен быть поддержан государством, является постепенное расширение возможностей стороны защиты вплоть до организации усечен- ного параллельного расследования и введением системы закрепление доказательств без участия обвинительно настроенного следователя27. Изучение данных судебной статистики все же свидетельствует об имеющихся сейчас вопросах в целом к системе правосудия в связи с низким про- центом оправдательных приговоров (по ряду пре- ступлений он не превышает 1%28). Однако данная проблема нивелируется частым использованием механизмов освобождения от уголовной ответ- ственности. Например, в 2014 г.: при более чем 740 тыс. осужденных 23% (или 230 тыс. человек) осво- бождены от уголовной ответственности29. Отме- тим лишь, что освобождение от уголовной ответ- ственности, в том числе от наказания, возможно и по нереабилитирующим основаниям. Добавим сюда факт рассмотрения более чем 2/3 уголовных дел без какого-либо исследования в суде доказа- тельств, и ситуация с обеспечением права на спра- ведливое судебное разбирательство «вырисовы- вается» в другом цвете. Вместе с тем еще классик науки уголовного процесса М.С. Строгович высказывался за недо- пустимость обвинительного приговора как сто- процентного результата уголовно-процессуаль- ной деятельности30. Отсюда справедливость правосудия сводит- ся не к буквальному соблюдению закона всеми 26 С подобной ситуацией мы сталкиваемся в США. 27 Например, путем их депонирования судом. 28 Подробнее см.: Тимошенко А.А. Разумность как сред- ство от формализма в науке и практике (уголовно-процес- суальный аспект) // Российский журнал правовых иссле- дований. 2014. № 4. С. 165. 29 Варывдин М. Доступ к правосудию должен быть аб- солютным, а порядок рассмотрения дел - простым и по- нятным (интервью с Председателем Верховного Суда РФ В. Лебедевым) // Коммерсантъ. 2015. 10 февр. 30 Строгович М.С. Социалистическая демократия, укре- пление законности и борьба с преступностью // Вопросы философии. 1984. № 3. С. 17. должностными лицами - носителями функций обвинения и разрешения дела, а в способности государства создать условия для нормальной де- ятельности защитника в уголовном процессе, как изначально наиболее слабой фигуры среди про- фессиональных участников уголовного судопро- изводства. Немаловажно также обеспечить права потерпевших, ведь глобальная задача уголовного процесса видится в обеспечении адекватной ре- акции общества на «осквернение» его наиболее значимых устоев. Тем самым критерием справедливого примене- ния уголовного закона, его реализации в конкрет- ных процессуальных формах является реальное обеспечение гарантированных российским зако- ном прав стороны защиты, а также иных вовлечен- ных в уголовно-процессуальную деятельность лиц. Правовыми предписаниями заставить судить справедливо невозможно. Ключ к решению про- блемы лежит в плоскости образования, морали и нравственного воспитания будущих правоведов. Великий русский юрист, заслуживший непрере- каемый авторитет в народе, А.Ф. Кони завещал бу- дущим поколениям: «…судья, решая дело, никогда не имеет ни права, ни нравственного основания говорить: «Sic volo, sic jubeo» - «Я так хочу». Он должен говорить, подобно Лютеру: «Ich kann nicht anders!» - «Я не могу иначе». Не могу потому, что и логика вещей, и внутреннее чувство, и житей- ская правда, и смысл закона, твердо и неуклонно подсказывают мне мое решение, и против всякого другого заговорят моя совесть как судьи и челове- ка … если он хочет быть действительно судьею, а не представителем произвола в ту или другую сто- рону, он должен основывать свое решение на том, что в данное время ему представляется логически неизбежным и нравственно-обязательным31.
×

About the authors

A A Tymoshenko

Academy of the Prosecutor General of the Russian Federation

Email: antim1@yandex.ru

References

  1. Аширова Л.М. Проблемы реализации принципа справедливости в уголовном процессе: дис. … канд. юрид. наук. Уфа, 2007.
  2. Бочкарев С.А. Квазиценность современного учения об объекте преступления // Российский журнал правовых исследований. 2015. № 3 (4). С. 125-132.
  3. Варывдин М. Доступ к правосудию должен быть абсолютным, а порядок рассмотрения дел - простым и понятным (интервью с Председателем Верховного Суда РФ В. Лебедевым) // Коммерсанть. 2015. 10 февр.
  4. Волков В., Дмитриева А., Поздняков М., Титаев К. Российские судьи как профессиональная группа. Социологическое исследование. СПб., 2012.
  5. Герлах А. Справедливость как принцип социалистического права: дис. … канд. юрид. наук. М., 1983.
  6. Деревесников А.В. Справедливость как принцип права (историко-теоретический аспект): монография. Кострома: Изд-во Костромского госуд. технолог. ун- та, 2007. С. 55.
  7. Какимова М.Ш. Социальная справедливость как принцип советского общенародного права: дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1990.
  8. Кони А.Ф. Нравственные начала в уголовном процессе (общие черты судебной этики): избр. произвед. М.: Госюриздат, 1956. С. 25-26.
  9. Кант И. Метафизика нравов. В 2 ч. / пер. с нем. примеч. С.Я. Шейнман-Топштейн и Ц.Г. Арзакана. М.: Мир книги, Литература, 2007.
  10. Кони А.Ф. Нравственные начала в уголовном процессе (общие черты судебной этики): избр. произвед. М.: Госюриздат, 1956. С. 19-48.
  11. Строгович М.С. Природа советского уголовного процесса и принцип состязательности. М.: Изд-во НКЮ СССР, 1939.
  12. Строгович М.С. Социалистическая демократия, укрепление законности и борьба с преступностью // Вопросы философии. 1984. № 3. С. 14-17.
  13. Тимошенко А.А. Разумность как средство от формализма в науке и практике (уголовно-процессуальный аспект) // Российский журнал правовых исследований. 2014. № 4. С. 162-169.
  14. Экимов А.И. Справедливость и социалистическое право. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1980.

Statistics

Views

Abstract: 91

PDF (Russian): 50

Dimensions

Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2016 Tymoshenko A.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies