An Admission of Guilt and Compensation as Conditions for the Application of Accelerated (Reduced) Pre-Trial Proceedings in Criminal Cases in Russian and Kazakhstan Process

Cover Page


Cite item

Abstract

The article considers the controversial issues arising in the criminal process of Russia and Kazakhstan related to the definition of «plea» and «agreement with the prosecution», as well as damages to the victim in accelerated (fast) pre-trial proceedings.

Full Text

Эффективность уголовного судопроизвод- ства является важной задачей для каждого государства, независимо от того, в какой правовой системе оно действует. Одна из наи- более важных проблем уголовного процесса свя- зана с оптимальностью ускоренного досудебного производства, которое приобрело в последнее время очень важное практическое значение. Не- обходимость глубокого сравнительно-правово- го исследования ускоренного (сокращенного) досудебного производства обусловлена проис- ходящими в российском и казахстанском уго- ловно-процессуальном праве явлениями диф- ференциации формы, постепенным введением и совершенствованием новых уголовно-процес- суальных производств, включая ускоренное (сокращенное) дознание. Примером тому стало принятие Федерального закона от 4 марта 2013 г. № 23-ФЗ «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», которым в УПК РФ введена глава 32.1 «Дознание в сокращенной форме». Одним из условий применения дознания в сокращенной форме (п. 2 ч. 2 ст. 226.1 УПК РФ) сформулировано требование о признании подозреваемым своей вины, характера и размера причиненного преступлением вреда, а также согласие с правовой оценкой деяния, приведенной в постановлении о возбуждении уголовного дела. В УПК Казахстана (ч. 2 ст. 190) также предусмотрено ускоренное досудебное расследование, которое может производиться в том случае, если собранными доказательствами установлены факт преступления и лицо, его совершившее, при условии полного признания им своей вины и согласия с размером (суммой) причиненного ущерба (вреда). Подчеркнем, законодатель и России, и Казахстана требует от подозреваемого признания именно вины в инкриминируемых ему преступлениях. По мнению В.Л. Будникова, в результате приня- тия новой формы дознания еще большее число дознавателей будет стремиться к получению при- знания, потому как это будет упрощать их работу, что не может не сказаться на качестве расследова- ния и способах получения признания1. В науке и практике уголовного процесса есть темы, которые всегда будут пользоваться повы- шенным вниманием и вызывать самый живой интерес. Одна из таких тем - признание обвиня- емым своей вины в совершенном преступлении2. Мнения авторов при этом занимают диаметраль- но противоположные позиции, но в целом нель- зя не отметить ориентирование органов предва- рительного расследования на попытку добиться именно признания обвиняемым своей вины. Некоторые правоведы высказывают опа- сение, что при сокращенной форме дознания признание подозреваемым своей вины может служить «царицей доказательств»3. Полагаем, что эти опасения вполне могут быть уместными, особенно с учетом того, что российский уголов- но-процессуальный закон установил правило, в соответствии с которым при производстве дозна- ния в сокращенной форме дознавателю необхо- димо произвести только те следственные и про- цессуальные действия, непроизводство которых может повлечь за собой невосполнимую утрату следов преступления или иных доказательств. При этом следует отметить, что по уголовно- му делу, дознание по которому производилось в сокращенной форме, судебное производство осу- ществляется в особом порядке принятия судеб- Будников В.Л. Признание обвиняемым своей вины не является доказательством // Российская юстиция. 2007. № 4. С. 44-45. Там же. Лукичев Б.М. Священники идут в армию // Журнал Московской Патриархии. 2011. № 4. С. 49-50. 154 Российский журнал правовых исследований. 2016 ◆ № 4 (9) УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС И КРИМИНАЛИСТИКА ного решения в связи с согласием обвиняемого с предъявленным обвинением. Таким образом, сокращенное (ускоренное) досудебное производ- ство возможно при «признании вины», судебное разбирательство - при «согласии с предъявлен- ным обвинением». Представляется, что согласие с обвинением можно рассматривать как согласие обвиняемого с утверждением стороны обвинения о соверше- нии тех действий, которые квалифицируются по определенной статье (части статьи) уголовного закона как преступление. Признание вины - это признание обвиняе- мым не только субъективных признаков содеян- ного (формы и вида вины), но и обвинения как совокупности фактических и юридических об- стоятельств дела. Таким образом, на наш взгляд, категории «признание вины» и «согласие с обви- нением» соотносятся как целое и часть: первая имеет более широкое содержание и предполагает вторую в качестве своего элемента. Поэтому, если обвиняемый не признает вину, либо не согласен с квалификацией, оспаривает какие-либо эпизоды обвинения, либо характер и размер вреда и т.п. нельзя говорить о том, что он согласен с предъ- явленным обвинением. Аналогичную позицию занимает и С.А. Ка- саткина, считающая, что признание обвиняемым своей вины в совершении преступления, уголов- ный иск о котором предъявлен в суд, выраженное в процессуальном ходатайстве о проведении су- дебного разбирательства в особом порядке, явля- ется актом признания обвиняемым заявленного обвинителем требования об установлении вино- вности обвиняемого и соответствует признанию как самого материально-правового требования о виновности (предмет иска), так и тех фактиче- ских обстоятельств, на которых основано предъ- явленное обвинение (основание иска)4. Употребление законодателем различных по форме, но единых по содержанию терминов, как нам представляется, препятствует единообраз- ному их пониманию и применению, разрушает целостное восприятие понятийного аппарата. Мы согласны с мнением авторов, что форми- рование лексики уголовного процесса должно базироваться на системном подходе, предпола- гающем логическую упорядоченность и последо- вательность в развертывании понятийного проненных понятий, каждое из которых имеет свое место и назначение6. Ученые отмечают, что указанное выше поло- жение о признании вины противоречит прин- ципу презумпции невиновности: «Каждый счи- тается невиновным, пока его виновность в со- вершении уголовного правонарушения не будет доказана и установлена вступившим в законную силу приговором суда» (ст. 19 УПК Казахстана)7. Вину в совершении преступления в соответ- ствии с презумпцией невиновности (ст. 14 УПК РФ) устанавливает исключительно суд, что и констати- рует в итоге своим приговором, вступившим в за- конную силу8. Признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголов- ному делу доказательств (ч. 2 ст. 77 УПК РФ). Вышеуказанные положения позволили С.А. Касаткиной прийти к выводу о том, что при- знание обвиняемым вины следует толковать го- раздо шире, и более корректно было бы назвать данный институт как признание виновности9. Основанием для проведения дознания в сокра- щенной форме, помимо признания обвиняемым своей вины, является признание последним харак- тера и размера причиненного вреда. При этом в гл. 32.1 УПК РФ отсутствует обязанность подозре- ваемого (обвиняемого) возместить вред потерпев- шему, причиненный преступлением, и на этот факт обращают внимание российские ученые10. Часть 2 ст. 190 УПК Казахстана предусматри- вает возможность ускоренного досудебного рас- следования, если лицо, совершившее преступле- ние, согласно с размером (суммой) причиненно- го ущерба (вреда). Однако признать характер и размер причиненного вреда, согласиться с раз- мером (суммой) причиненного ущерба еще не означает возместить его. Справедливости ради следует отметить, что российское законодательство предусмотрело воз- можность отказа потерпевшего от сокращенной формы расследования, в том числе и в случае не- удовлетворенности своих претензий к подозрева- емому. Подобная процедура отсутствует в казах- станском уголовном процессе, поскольку согласия участников данного процесса на производство расследования в ускоренной форме не требуется (подозреваемый лишь уведомляется об этом и ему странства5, и что понятийный аппарат должен представлять собой не простой набор терминов, а совокупность согласованных и взаимоподчи- Касаткина С.А. Признание обвиняемого: монография. М.: Проспект, 2010. 224 с. // URL: https://www.lawmix.ru/ commlaw/157 (дата обращения: 17.11.2016). Николаева Т.Г. Правовое регулирование деятельно- сти органов дознания (теоретические основы и право- применительная практика): монография. СПб.: Санкт- Петербургский университет МВД России, 2006. С. 140. Головина С.Ю. Формирование понятийного аппарата трудового права // Государство и право. 1998. № 8. С. 83. Ежегодник Центра исследования правовой политики 2009. Алматы, 2009. C. 193-201. Ковтун Н.Н. Дознание в сокращенной форме: колли- зии и лакуны нормативного регулирования // Российская юстиция. 2013. № 12. С. 47-49. Касаткина С.А. Указ. соч. Андреева О.И. Проблемы производства дознания в со- кращенной форме // Вестник Томского государственного университета. Право. 2014. № 4 (14). С. 6-12. Russian journal of legal studies. 2016 ◆ № 4 (9) 155 УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС И КРИМИНАЛИСТИКА разъясняются правовые последствия данного ре- шения - ч. 2 ст. 190 УПК РК). Бесспорно, что ана- лизируемые положения законов, не учитывающие необходимость возмещения вреда потерпевшему в сокращенном (ускоренном) производстве, нару- шают законные интересы последнего и даже пред- усмотренная в российском законе возможность отказа потерпевшего от данной формы расследо-
×

About the authors

E A Kenenbayev

Prosecutor General of the Republic of Kazakhstan

Email: KenenbayevYeA@akorda.kz

References

  1. Андреева О.И. Проблемы производства дознания в со- кращенной форме // Вестник Томского государствен- ного университета. Право. 2014. № 4 (14). С. 6-12
  2. Будников В.Л. Признание обвиняемым своей вины не является доказательством // Российская юстиция. 2007. № 4. С. 44-45
  3. Головина С.Ю. Формирование понятийного аппара- та трудового права // Государство и право. 1998. № 8. вания не гарантирует ему полного возмещения С. 83-85
  4. Касаткина С.А. Признание обвиняемого: монография. М.: Проспект, 2010. 224 с
  5. Ковтун Н.Н. Дознание в сокращенной форме: коллизии и лакуны нормативного регулирования // Российская юстиция. 2013. № 12. С. 47-49
  6. Лукичев Б.М. Священники идут в армию // Журнал Московской Патриархии. 2011. № 4. С. 49-50
  7. Николаева Т.Г. Правовое регулирование деятельности органов дознания (теоретические основы и правоприменительная практика): монография. СПб.: Санкт- Петербургский университет МВД России, 2006. 140 с

Copyright (c) 2016 Kenenbayev E.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies