Protection of Entrepreneur’s Rights: New Approaches to the Formation of the Criminal Policy of the State

Cover Page

Abstract

The article examines some problems of protecting the rights of entrepreneurs against unreasonable criminal prosecution through the implementation of criminal policy. It is noted that the existing problems of the pressure of unscrupulous law enforcers on business can be resolved through the proper application of the law.

Full Text

Данная статья не может быть рассмотрена в качестве всестороннего пособия для формирования некой новой концепции уголовной политики в связи с возможностью привлечения предпринимателей к ответственности за совершение преступлений. Автором предлагается обратить внимание лишь на срез проблемы защиты предприятий, их руководителей и владельцев от незаконных действий со стороны отдельных недобросовестных представителей правоохранительных органов с прицелом на исправление некоторых недостатков действующего законодательства. Прежде всего отметим, что является полностью адекватной текущему моменту мысль руководства страны относительно единственно возможного способа эффективного управления экономикой: посредством развития рыночных институтов и внедрения мировых стандартов конкуренции. Президент Российской Федерации В.В. Путин прямо подчеркнул на заседании Государственного Совета 5 апреля 2018 г.: «Справедливая и честная конкуренция - это базовое условие для экономического и технологического развития, залог обновления страны». Вполне разумно считать, что в этом случае инвестиционная привлекательность России будет увеличиваться, а проблемы занятости населения и его социального обеспечения будут разрешаться при помощи аутсорсинговых механизмов (силами частных работодателей). Если при этом создать все условия для функционирования достойной судебной системы (для работы как по уголовным, так и по гражданским и административным делам), то потенциал развития страны резко возрастет, и уже на десятилетия можно рассчитывать на стабильность в обществе. По мысли немецкого философа XVIII в. Поля Анри Гольбаха правосудие есть основание всех общественных добродетелей. Президент Российской Федерации в своем послании Федеральному Собранию Российской Федерации особенно подчеркнул необходимость уделять повышенное внимание именно уголовному судопроизводству: «Следует убрать всё, что позволяет нечистоплотным, коррумпированным представителям власти и правоохранительных органов оказывать давление на бизнес. Уголовный кодекс должен перестать быть инструментом решения хозяйственных конфликтов между юридическими лицами. Такие споры нужно переводить в административную и арбитражную плоскость». Многое в этом направлении уже сделано: установлена обязанность получения согласия налоговых органов на возбуждение уголовных дел о налоговых преступлениях; появилась возможность прекращения уголовных дел о преступлениях небольшой и средней тяжести в отношении впервые привлекаемых к уголовной ответственности лиц после возмещения ими ущерба с назначением судебного штрафа; установлено правило о том, что уголовные дела о налоговых преступлениях, а также иных преступлениях в сфере предпринимательской деятельности могут прекращаться после возмещения ущерба в установленном размере; введен привилегированный состав мошенничества в сфере предпринимательства (договорных отношений) и др. Вместе с тем, по словам Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей Б.Ю. Титова, «самая большая проблема с уголовным преследованием бизнеса заключается не в том, как написаны законы, а как они применяются». Отсюда, для реализации основных направлений гуманизации уголовного закона (в широком смысле слова) можно пойти двумя путями: установить прямые формальные запреты для судей и представителей правоохранительной системы на совершение отдельных действий в отношении предпринимателей, ввести привилегированные составы в отношении представителей бизнес-сообщества; повысить требовательность к сотрудникам правоохранительных органов и судьям относительно правильного применения действующего законодательства. Первый путь безусловно является сомнительнее, так как напрямую посягает на общеправовой принцип равенства всех, в том числе предпринимателей, перед законом, включая уголовный и уголовно-процессуальный закон. Данное обстоятельство стало причиной исключения из УК РФ ст. 159.4, устанавливавшей более мягкое наказание за мошенничество в сфере предпринимательства, после признания соответствующей нормы не соответствующей Конституции РФ. На наш взгляд, защита права собственности, вовлеченной в хозяйственный оборот, может быть обеспечена при принятии ряда мер по укреплению судебной и правоохранительной системы. Краеугольным камнем здесь является недопустимость размывания ответственности правоприменителей за совершенные ими действия в отношении предпринимателей. Поэтому абсолютно неприемлемыми являются предложения о распространении принципа состязательности на досудебную стадию уголовного процесса за счет создания института следственных судей. Проблема здесь заключается в том, что судью невозможно привлечь к персональной ответственности за неверную оценку обстоятельств содеянного еще на стадии досудебного производства. Точно также достаточно опасно передавать всю полноту реализации досудебной уголовной репрессии в руки одного лишь следователя и его руководителя. Единственным адекватным выходом из ситуации представляется расширение полномочий прокурора в уголовном судопроизводстве, как минимум, за счет: дачи согласия на избрание наиболее жестких мер пресечения; получения возможности возбуждения и расследования уголовных дел в отношении спецсубъектов (прежде всего следователей); установления возможности привлечения к административной ответственности за неисполнение актов прокурорского реагирования со стороны профессиональных участников уголовного процесса. Пониженная уголовная ответственность за мошенничество, связанное с неисполнением договорных обязательств, может быть обусловлена только отсутствием ущерба или его возмещением в многократном размере в отношении граждан или государства. Предприниматель, вступая в хозяйственный оборот, действует на свой страх и риск и, можно сказать, к обману со стороны контрагентов готов. Данное обстоятельство уменьшает общественную опасность мошеннических действий в отношении него, что обосновывает снижение максимального наказания за преступления в отношении такого лица со стороны участников хозяйственного оборота - таких же предпринимателей. Если же ущерб преступлением причинен гражданам или государству, то оснований для установления привилегированных составов в отношении виновных в этом случае недопустимо. На что стоит обращать внимание, так это на обеспечение возмещения потерпевшим причиненного ущерба и учет данного обстоятельства при назначении наказания. Конечно же медиативные процедуры и в этой ситуации возможны, однако требуется достаточно подробно на законодательном уровне дифференцировать возможность их применения со все той же степенью общественной опасности содеянного и установления границ адекватной реакции на это уполномоченных государственных структур. Одно дело, если предприниматель совершает хищение имущества в сумме, соизмеримой с его активами, а ущерб государству или гражданам носит опосредованный характер (хищение имущества в результате исполнения субподрядных работ по государственному контракту, потерпевшие от преступления физические лица являются работниками или клиентами организации, участвующей в хозяйственном обороте с виновным предпринимателем), другое - если предприниматель действует с особым цинизмом, посягает на имущество в особо крупном размере, пытается завладеть собственностью значительного числа граждан, принимает меры к вуалированию преступной деятельности. На этом фоне, конечно же, изменение уголовного и уголовно-процессуального законодательства должно происходить параллельно с расширением возможностей по взысканию имущества судебными приставами-исполнителями, надзор за действиями которых, следовательно, требуется усиливать. Особое внимание в этой связи прокуроры должны уделять практике составления этими должностными лицами актов о невозможности взыскания долга. В целом, запретить расширительное толкование закона правоприменителю практически невозможно. Жизнь, действительно, многообразна и потребность повседневного изменения норм права только возрастает. В этой ситуации вполне логично разрабатывать фундаментальные положения, нормы-принципы, заставляя правоохранительные органы всякий раз при применении закона оглядываться на цели и задачи законодательного регулирования. К числу таких принципов, безусловно, может быть отнесен общеправовой принцип справедливости. Он в силу своей многозначности и значительной составляющей морально-нравственного содержания вполне может справиться с установлением и реализацией запрета на осуществление давления на бизнес. Одним из возможных способов законодательного закрепления обозначенной идеи может стать установление в законе следующих аспектов реализации принципа справедливости, предполагающего, с одной стороны, равное отношение к любой категории обвиняемых (подсудимых), а с другой - создание условий для всестороннего исследования обстоятельств содеянного. Судья, следователь и прокурор при реализации своих процессуальных полномочий, направленных на выяснение обстоятельств совершения преступления в сфере предпринимательской деятельности, обязаны исключать случаи привлечения предпринимателей, а также работников организаций к уголовной ответственности за не представляющие общественной опасности действия в сфере хозяйственного оборота. Одновременно необходимо зафиксировать цель применения уголовно-процессуального закона - выявление, расследование и пресечение совершения преступлений.
×

About the authors

A A Tymoshenko

The University of the Prosecutor’s Office of the Russian Federation

Email: antim1@yandex.ru

References

  1. Багмет А. Ю., Цветков Ю. А. Утверждение обвинительного заключения прокурором // Российская юстиция. 2018. № 4. С. 53-55.
  2. Васильев О. Л. Справедливость на досудебных стадиях уголовного процесса России. М.: Юрлитинформ, 2017.
  3. Ермишин О. Афоризмы. Золотой фонд мудрости. М.: Просвещение, 2006.
  4. Синельщиков Ю. Пути модернизации российского уголовного процесса: создание института следственных судей либо расширение полномочий прокурора? // Законность. 2018. № 4. С. 54-58.
  5. Тимошенко А. А. Инстит у т следственных судей с позиции теории «меньшего зла» // РЖПИ. 2015. № 4(5). С. 131-136.

Statistics

Views

Abstract: 85

PDF (Russian): 49

Dimensions

Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2017 Tymoshenko A.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies