Cryptorisks

Abstract


The funds is the core of the financial system of any modern state. Initially, the money comes from private funds, however, the development of the economy and other factors at the time led to the abandonment of private money and the establishment of a unified monetary system in most countries. Despite this, the development of Internet technologies and trading techniques in real time has led to the revival of the idea of private money. The emergence of cryptocurrencies, their active popularization in the world, on the one hand, and the uncertainty surrounding their legal nature, on the other, may have a considerable impact on the national economy due to the need for consistent maintenance of the balance of payments. The danger is that if earlier it was possible to physically stop the activity, for example, the backstreet press, which printed banknotes (including counterfeit), etc., then do the same with cryptocurrency is not possible because of decentralization. In other words, account entries in the cryptocurrency stored on different computers around the world that are not directly related to each other. The allurement of crypto-currencies and other monetary surrogates is in the fact that the order of calculation in the legislation of most countries are not settled so far that actually removes the barriers to international transactions, although creating the conditions for the withdrawal of funds abroad (no need to pay any commissions to banks, pay taxes, etc.). It is difficult to say how actively business entities implements the latest technology (the blockchain) today. However, the new trend of monetary dualism already figured out, and gradually comes to life. The article is devoted to the analysis of the risks of modern virtual money substitutes in the absence of clear regulation and uniform approach in the world.

Full Text

«Приближалась Пасха Иудейская, и Иисус пришёл в Иерусалим и нашёл, что в храме продавали волов, овец и голубей, и сидели меновщики денег. И, сделав бич из верёвок, выгнал из храма всех, [также] и овец и волов; и деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул. И сказал продающим голубей: возьмите это отсюда и дома Отца Моего не делайте домом торговли» (Ин. 2:13-16) С каждым днем СМИ все активнее обсуждают различные моменты использования криптовалют в том или ином государстве, хотя информация о биткоинах, самой известной криптовалюте в мире, впервые появилась еще в 2008 г., когда Сатоши Накамото опубликовал свое видение универсальных «денег», которыми мог пользоваться любой человек в мире для приобретения любых благ. При этом ликвидность таких «денег» обеспечивалась невозможностью их подделки и ограниченным количеством в обороте. Биткоины стали удобным средством создания, хранения и перевода денег. В отличие от национальной валюты, которую контролируют центральные банки и крупные транснациональные финансовые организации, «новые универсальные деньги» создают и поддерживают сами пользователи соответствующей сети. Соответственным образом, теперь при совершении сделок между двумя участниками, условно покупателем и продавцом, нет необходимости в обеспечении посредничества, например, банка. Не нужно платить какие-либо комиссии, а сам перевод прозрачен и осуществляется мгновенно. Более того, такие «деньги» не обязательно обменивать на национальную валюту при пересечении государственных границ в силу их универсальности и приемлемости для пользователей по всему миру в качестве средства расчета. При этом, если раньше можно было физически пресечь деятельность, например, подпольной типографии, которая печатала банкноты (в том числе фальшивые) и пр., то сделать то же самое с криптовалютой не представляется возможным из-за её децентрализации. Между тем, прав немецкий философ Г.В.Ф. Гегель, который обратил внимание на то, что «история повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй - в виде фарса». Прав потому, что история с биткоинами не нова. В работе Эрика Хелляйнера указывается, что на территории города Мексика более двух тысяч торговцев использовали для расчета металлические токены тлакосы еще в 1766 г. Более того, уже в Новом Завете указывается на деятельность меновщиков (Ин. 2:13-16), которые занимались тем, что обменивали национальные «нечистые» (из-за изображений на них) и потому неугодные для подношения деньги на «чистые» деньги, которыми только и можно было принести дар, при этом самостоятельно регулируя курс (взимаемый за операцию процент) «чистых» денег. Эту деятельность можно непосредственным образом проецировать и на современных «основателей» криптовалюты, поскольку она выставляется публике в качестве якобы более «совершенной (чистой) монеты», нежели чем национальная валюта. Вот как об этом пишет Д.Г. Костень, основатель «3D Business Solutions» (США): «Концепция биткоин восстанавливает принцип честных денег, а блокчейн-технологии гарантируют обществу прозрачность, точность, и обязательность исполнения социального контракта». Однако до сих нет единого мнения относительно природы таких денег, а сами «основатели» не раз говорили о том, что биткоин может потерпеть крах в любую секунду даже с учетом его распространенности в мире и весьма большой капитализации. Интересна в этом плане точка зрения Л.А. Лунца о том, что «экономическое понятие о деньгах является общим основанием для выделения из всей совокупности объектов гражданского оборота таких предметов, которые фактически исполняют в гражданском обороте функцию всеобщего орудия обмена». Особенно ярко это проявляется в кризисные для экономики того или иного государства моменты. Так, из-за двойного уровня инфляции экономика Аргентины испытывала большие проблемы. Естественно, когда государственные деньги и денежные знаки центрального банка страны не в состоянии отвечать требованиям граждан по качеству и обеспеченности, люди начинают использовать иные опции, которые сегодня включают в себя не только национальные валюты других стран, но также виртуальные валюты и другие современные денежные суррогаты. Хотя последнее может быть и не связано с кризисом в экономике. Но, несмотря на воззрения Л.А. Лунца, понятия «деньги» и «валюта» («криптовалюта») на наш взгляд необходимо рассматривать в юридическом смысле, поскольку «…сущность денег зависит от их правовой основы, подкрепленной всем обществом» . Примеры легализации криптовалюты известны. Так, в Японии криптовалюта биткоин наравне с государственными денежными знаками признана законным платежным средством. А в Австралии даже взимают налог с виртуальных валют. Однако новые «деньги» всегда несут в себе чрезмерное количество рисков, которые могут оказать негативное влияние не только на благосостояние конкретных граждан, но и национальную экономику, о чем свидетельствуют многочисленные факты. В качестве примера можно привести решение английского правительства 1601 г. В этом году была проведена девальвация ирландской монеты с 9 унций серебра до 3 унций с тем, чтобы избежать чрезмерных издержек Девятилетней войны в Ирландии. Такое решение наряду с неудавшейся попыткой вывести из оборота старый стерлинг привело к катастрофическим последствиям в Ирландии. В дополнение к увеличению скорости инфляции люди Ирландии стали получать новую монету по ее уменьшенной внутренней стоимости, а не по номиналу. Ко всему прочему торговцы отказывались принимать новые деньги. Таких исторических фактов достаточно много и, несмотря на всю свою привлекательность, идея виртуальной валюты также содержит в себе много рисков. Например, использование криптовалют не обеспечено активами, наличием единого порядка регулирования выпуска и юридически обязанным по ним субъектом. Анонимность и неподконтрольность национальным органам власти привлекает к денежным суррогатам теневой экономический оборот, что неоднократно упоминалось в зарубежной литературе. Благодаря анонимности владельцев «криптокошельков», так называемые денежные суррогаты получили популярность при покупке нелегальных товаров, легализации (отмывании) доходов, добытых преступным путем. Кроме того, в результате конкурентного вытеснения законных валют денежными суррогатами государство утратит суверенное право (монополию) на денежную эмиссию и лишится определенного сеньоража (дохода от этой деятельности) . В настоящее время в законодательстве РФ установлен запрет на выпуск денежных суррогатов на территории Российской Федерации. Вместе с тем, ответственность за несоблюдение указанного запрета отсутствует. Однако использование денежных суррогатов в качестве средства платежа и накопления может повлечь безнаказанное нарушение прав вовлеченных в их оборот добросовестных лиц, поскольку держатели «денежных суррогатов» ввиду их анонимности и виртуальности лишены возможности защиты своих интересов в судебном (гражданском) и (или) административном порядке. Так, уже сегодня можно встретить судебные решения о том, что биткоин не подпадает под объекты гражданских прав ввиду отсутствия в России какой-либо правовой базы на этот счет, а все связанные с ними операции производятся их владельцами на свой страх и риск. Да и ведущие корпорации мира показывают, насколько легко, при желании, можно «по ошибке» заблокировать доступ к сети Интернет и в одночасье лишить пользователей возможности проводить любые операции с криптовалютой, как это было продемонстрировано недавно в Японии компанией Google. Угроза общественной безопасности, возникающая при использовании криптовалют, сегодня обусловливается тем, что: ­-использование криптовалют не обеспечено активами; ­-отсутствует единый порядок регулирования выпуска (эмиссии) криптовалют; -отсутствует юридически обязанный по криптовалюте субъект; -транзакции, связанные с криптовалютой, обладают достаточной степенью анонимности, что препятствует оперативному выявлению и пресечению преступлений, связанных с легализацией (отмыванием) денежных средств, и совершению других общественно опасных действий, в том числе финансирования терроризма, купли-продажи наркотических средств и пр.; -криптовалюта не является предметом коррупционных преступлений, а также преступлений в сфере валютно-денежных отношений, поскольку в законодательстве не идентифицирована правовая природа таких «денег»; -связанные с криптовалютой интернет-площадки, особенно в так называемом теневом интернете (Darknet), в постоянном режиме (24/7) поддерживают условия для безотчетного оттока капитала из страны и, как следствие, позволяют оказывать влияние на национальную экономику, т.е. нарушать нормальное функционирование валютно-правового режима государства. Более того, у исследователей вызывает сомнения система безопасности криптовалют. Китайский профессор юридического факультета Народного университета Китая Ян Донг в интервью телеканалу CCTV указал, что «механизм ограничения количества цифровых денег по конкретному коду является спорным, поскольку как может быть изобретена новая система шифрования, так и существующий алгоритм может быть подделан, а выпуск цифровых денег увеличится». В январе 2015 г. крупная европейская биржа по обмену биткоинов Bitstamp приостановила свою деятельность после потери 19 000 биткоинов пользователей, нанеся им ущерб на сумму более 5 млн долл. В 2013 г. хакеры атаковали популярную биткоин биржу Mt. Gox, украв в общей сложности около 850 000 биткоинов на сумму более 400 млн долл. США, а сама биржа впоследствии объявила о своем банкротстве. В октябре 2013 г. функционирующий на территории Австралии биткоин-банк, серверы которого были расположены в США, был атакован хакерами, укравшими в конечном итоге биткоины на сумму более миллиона австралийских долларов. Существуют и более курьезные случаи с биткоинами, когда достаточно крупные биржи вследствие программной ошибки теряют криптовалюту. По разным оценкам, объем мертвых (утерянных) криптокошельков в результате тех или иных событий составляет более 20 млрд долл. США, которые уже нельзя вернуть. Однако споры вокруг криптовалюты не утихают. «В апреле 2015 года Европейская дирекция по налогам (Directorate-General for Taxation and Customs Union) освободила от НДС операции с биткоинами в Испании, Великобритании и Германии на том основании, что биткоины являются средством платежа или финансовым инструментом, поэтому их необходимо классифицировать как финансовую услугу, а не имущество или товар». О создании национальной криптовалюты говорят в Российской Федерации. В США идет активное обсуждение возможности создания национальной криптовалюты «Амеров», которая придет на смену нынешнему доллару (USD). При этом в отношении США примечательно то, что их судебная практика неоднозначна в вопросе о том, чем же именно является криптовалюта по своей природе. Так, в одном судебном решении биткоины признаны деньгами. Вместе с тем, в другом решении, вступившем в силу 24.07.2017, биткоины не были признаны деньгами. Последнее решение вступает в противоречие с другими судебными актами по аналогичным вопросам 2013 и 2014 гг. Более того, в США криптовалюта «…по трактовке Федеральной налоговой службы - это имущество, а в трактовке финансовой разведки ФинСЕН криптовалюта признается валютой». Неоднозначное отношение к криптовалюте можно проследить и в отношении отдельных стран по всему миру. Прежде отметим, что для всех стран с развитой экономической системой характерна защита валютно-правового режима, в том числе и уголовно-правовыми средствами, но в основном лишь с точки зрения подделки валюты и валютных ценностей. Страны с переходным типом экономики предусматривают в своем законодательстве дополнительные механизмы защиты национальной экономики, например, устанавливая ответственность за уклонение от исполнения обязанности по репатриации денежных средств из-за рубежа и пр. С некоторой долей условности распределение стран по типу социально-экономического построения можно схематично представить в виде следующего рисунка. Но дело в том, что на сегодняшний день все страны относительно вопроса о регулировании криптовалют можно распределить примерно также. Иными словами страны с развитой экономикой (за исключением Исландии, Кипра и некоторых других государств) склонны позитивно оценивать это новое явление и стремятся создать все необходимые условия для введения криптовалюты в экономический оборот. Напротив, государства с переходной экономикой и развивающиеся страны в целом (за исключением Бразилии и некоторых других) настороженно относятся к криптовалютам, осознавая возможные риски и ущерб от введения их в экономический оборот на своей территории, а кто-то и вовсе предусматривает их абсолютный запрет (например, Китай, Таиланд, Боливия или Бангладеш). При этом проблемы могут возникнуть не только в случае легализации криптовалют, но и при внедрении в государственный сектор технологии, которая лежит в их основе, а именно, блокчейн. Некоторыми учеными уже сегодня предлагаются схемы использования технологии блокчейн в России. Это касается, например, структурно-логической схемы процедуры продажи недвижимого имущества в системе Росреестра с применением технологии блокчейн. В частности, авторы указанной статьи предполагают, что продажа имущества от контрагента А контрагенту Б будет завершена лишь в том случае, когда транзакция, собранная в блок будет передана в сеть ее участником и впоследствии подтверждена определенным количеством других участников в сети (валидация). Но возникает вопрос, что будет в том случае, если другие участники сети не подтвердят транзакцию контрагента А? Получается, что для того, чтобы продать свое, принадлежащее ему на праве собственности имущество контрагент А условно должен будет убедить неопределенный круг других участников в необходимости одобрения такой продажи? Представляется, что внедрение технологии блокчейн в государственный сектор потенциально влечет за собой особого рода ограничения и риски, которые в законодательстве сегодня не урегулированы. Более того, не следует, на наш взгляд, забывать о том, что блокчейн, не являясь отечественной разработкой, претендует на то, чтобы быть основой всех значимых транзакций и операций в обществе и государстве, будь то купля-продажа имущества, голосование на выборах и др. Согласимся с тем обстоятельством, что в условиях неурегулированности статуса криптовалюты и с учетом отсутствия единообразной мировой практики по анализируемому вопросу «вышеописанные факты формируют угрозу национальной безопасности, обозначенную в Стратегии как совокупность условий и факторов, создающих прямую или косвенную возможность нанесения ущерба объективно значимым потребностям личности, общества и государства в обеспечении их защищенности и устойчивого развития». Поэтому к технологии блокчейн и криптовалюте необходимо подходить с весьма большой осмотрительностью, обращая пристальное внимание на недопустимость запоздалого уголовно-правового регулирования анализируемых отношений.

About the authors

D A Pechegin

The Institute of Legislation and Comparative Law under the Government of the RF

Email: crim5@izak.ru

References

  1. Берже П. Денежный механизм / Пер. с фр. Б.П. Наумова; под общ. ред. Л.Н. Красавиной. М., 1993. 144 с.
  2. Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. М., 2004. 350 с.
  3. Поппер Н. Цифровое золото: невероятная история Биткойна / Пер. с англ. М., 2016. 368 с.
  4. Сухаренко А. Суррогаты - вредные? // ЭЖ-Юрист. 2015. № 41.
  5. Толкование на Святое Евангелие блаженного Феофилакта Болгарского: в 2 т. М.: Сибирская Благозвонница, 2010. Т. I. 229 с.
  6. Хисамова З.И. Уголовно-правовые меры противодействия преступлениям, совершаемым в финансовой сфере с использованием информационно-телекоммуникационных технологий: дисс. … канд. юрид. наук: 12.00.08. Краснодар, 2016. 222 с.
  7. Электронная валюта в свете современных правовых и экономических вызовов // Сб. материалов Международной научн.-практ. конференции (02.06.2016) / Под ред. А.С. Генкина, Э.Л. Сидоренко, О.И. Семыкина. М.: Юрлитинформ, 2016. С. 22-33.
  8. Bryans D. Bitcoin and Money Laundering: Mining for an Effective Solution // 89 Ind. L.J. 2014. P. 441-472; URL: https://ssrn.com/abstract=2317990.
  9. Helleiner E. The Making of National Money. Territorial Currencies in Historical Perspective. New York: Cornell University Press, 2003. 277 p.
  10. Kaplanov N. M. Nerdy Money: Bitcoin, the Private Digital Currency, and the Case Against Its Regulation // Temple University Legal Studies Research Paper. 46 p.; URL: https://ssrn.com/abstract=2115203.
  11. Luther W. J. Bitcoin and the Future of Digital Payments. 14 p.; URL: https://ssrn.com/abstract=2631314.
  12. Murphy E., Murphy M., Seitzinger M. Bitcoin: Questions, Answers and Analysis of Legal Issues // Congressional Research Service Report. 32 p.; URL: https://fas.org/sgp/crs/misc/R43339.pdf.
  13. Narayanan A., Bonneau J., Felten E., Miller A., Goldfeder S. Bitcoin And Cryptocurrency Technologies: A Comprehensive Introduction. New Jersey: Princeton University Press, 2016. 347 p.
  14. Polasik M., Piotrowska A.,Wisniewski T., Kotkowski R., Lightfoot G. Price Fluctuations and the Use of Bitcoin: An Empirical Inquiry. 60 p.; URL: https://ssrn.com/abstract=2516754.

Statistics

Views

Abstract - 110

PDF (Russian) - 39

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2017 Pechegin D.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies