Transformation of the mechanisms functioning of law enforcement in the conditions of digitalization

Cover Page

Abstract


This article is devoted to the study of the problems of interaction of law enforcement agencies in the field of countering modern security threats. In this connection, it justifies the need to create a mechanism for the joint operation of security and security elements of the law enforcement system through the prism of the main trends of law enforcement policy, allowing to draw conclusions about how the features of this process affect the quality of law enforcement. At the same time, the influence of the features of the law enforcement mechanism is connected with the minimization of its costs on the effectiveness of the activities of security agencies at the expense of provisional funds.

It is noted that the current stage of development of society is characterized by the transformation of many legal relations, including and law enforcement. However, the use of information technologies by terrorists causes, perhaps, most of all the issues for the resolution of which the forms of interaction of law enforcement agencies that ensure the integration of their activities are proposed.

By the example of the problem of countering telephone terrorism with the use of modern technical achievements, the importance of the integrated interaction of law enforcement units, which the author regards as a tool to increase the effectiveness of law enforcement, is shown. It was noted that objectively existing needs for the integration of the actions of states in the suppression, prevention and punishment of such crimes, lead to the intensification of international cooperation in the designated area.

Special attention is paid to the Kaliningrad region because of its autonomy and vulnerability due to its remoteness from the main territory of the country and its environment to states that pose a potential threat to the security of the Russian Federation. The author formulates conclusions on the results of the study.


Full Text

Обеспечение безопасности и целостности Российской Федерации в современных условиях продиктовано в большей степени общемировыми тенденциями и геополитическими процессами, а также общественными трансформациями, которые в совокупности представляют собой те вызовы правопорядку, на которые Российская Федерация не может не реагировать.

На сегодняшний день правоохранительная система Российской Федерации функционирует в особом историческом срезе, в условиях действия политических санкций и террористических угроз. В данных условиях в теоретическом плане не проработаны некоторые вопросы, связанные с организацией правоохранительной деятельности.

В такой непростой ситуации возрастает необходимость создания механизма солидарного функционирования элементов правоохранительной системы. Практическая потребность развития данного механизма подтверждается проведенной в 2016 г. реформой правоохранительных органов, в ходе которой пока не получили достаточной правовой регламентации вопросы цифрового и интегрированного взаимодействия между правоохранительными органами, не решены многие организационные проблемы межведомственной передачи информации и пользования ею.

В этой связи обращают на себя внимание события, произошедшие на Хованском кладбище в г. Москве 14 мая 2016 г. «Между уроженцами Закавказья и стран Средней Азии произошла массовая драка, в которой приняли участие около двухсот человек, вооруженных палками, кусками арматуры и травматическими пистолетами. В результате погибли три человека и более тридцати получили телесные повреждения различной тяжести»[1].

Данная ситуация возникла из-за нерешенных вопросов организационного характера, которые возникли после создания Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации и вывода из состава МВД России подразделений сил специального назначения ОМОН и СОБР, АОСН, ЦСН, ВО, которые в сложившейся обстановке не смогли вовремя среагировать на совершаемые правонарушения в следствие неналаженного механизма взаимодействия между правоохранительными структурами, связанного с соподчинением.

Отметим, что сущность правоохранительной системы в современных условиях определяется, прежде всего, теми объективными социальными условиями, в которых она формируется и развивается. При этом эффективное функционирование указанной системы заключается в упорядочении деятельности всей совокупности служб и подразделений правоохранительной системы Российской Федерации по реализации возложенных на нее задач в борьбе с современными угрозами.

Обеспечение интегрированного взаимодействия правоохранительных органов с учетом возможного продолжения реформ в ближайшей перспективе потребует разработки стратегически нового концептуального подхода.

Ключевая роль в этом процессе отводится силовым подразделениям правоохранительной системы, в качестве основополагающих принципов деятельности которых выступает защита человека, а также адекватность и соразмерность использования сил сотрудниками указанных органов в складывающейся обстановке.

Солидарное функционирование элементов правоохранительной системы рассматривается как вариант правоохранительной кооперации, которая может повысить эффективность деятельности правоохранительных органов, в особенности в «оторванных» эксклавных субъектах Российской Федерации.

Создание такого механизма и обеспечение его деятельности должно основываться на объединении усилий нескольких правоохранительных органов «силовых» и «обеспечительных» в субъекте (например, Министерство внутренних дел Российской Федерации, Федеральная служба безопасности Российской Федерации, прокуратура Российской Федерации, Следственный комитет Российской Федерации) вокруг одного координирующего (например, Национальный антитеррористический комитет). В этом случае каждый правоохранительный орган данной модели обеспечивает выполнение профильных заданий в полном объеме.

Таким образом, механизм солидарного функционирования правоохранительных органов призван эффективно распределять ресурсы при решении общей задачи, опираться на инициативу каждого участника и осуществлять прямой контакт между заинтересованными участниками.

В подтверждение этого следует отметить, что с сентября 2017 г. по многим российским городам от Владивостока до Калининграда прокатилась волна сообщений со стороны неизвестных лиц, находящихся за пределами Российской Федерации, о заминированных общественных и социальных объектах, в числе которых административные здания, суды, аэропорты, вокзалы, образовательные учреждения и торговые центры, общежития.

«Такие акты “телефонного терроризма” преследуют единственную цель — вызвать у населения и специальных служб “усталость” в преддверии реальных террористических атак, посеять в обществе страх, панику, дестабилизировать общественный порядок, нанести серьезный экономический вред, парализовать нормальное функционирование органов государственной власти»[2].

Новая волна «телефонного терроризма» была отмечена в январе 2019 г. от Сибири до Урала, достигнув Москвы. Всего из объектов, в которых якобы были заложены бомбы, эвакуировали более 50 тысяч человек, а материальный ущерб составил десятки миллионов рублей[3]. В Москве эта волна повторилась в начале июня 2019 г. — где только за один день 5 июня в правоохранительные органы поступила информация о минировании более 50 объектов с массовым пребыванием людей.

Сложность расследования данного вида преступлений заключается в латентности звонивших личностей, поскольку они активно пользовались телефонными анонимайзерами (например, VPN), затрудняющими их идентификацию в силу невозможности определить, из какой страны действительно был совершен звонок. Также если звонившее лицо установлено за границей, то исполнение международных поручений может длиться полтора-два года, в то время, когда истекает срок исковой давности за преступления небольшой тяжести. К тому же если это лицо является иностранцем, то уголовное дело отправляется в страну постоянного его проживания при наличии принципа двойной инкриминации.

Нынешняя информационно-коммуникационная отрасль в еще большей степени завуалировала образ телефонного террориста, так как в распоряжение преступников попал самый широкий арсенал технических средств анонимизации: программы-синтезаторы для изменения голоса, разветвленные сервисы электронной почты, IP-телефония и телефонные анонимайзеры. Эти технические новинки значительно усложнили оперативную работу правоохранительных органов по поиску телефонных и почтовых террористов, так как сам акт создания анонимного послания стало гораздо труднее привязывать к какому-либо конкретному лицу.

Отметим, что лжетеррористы иногда меняют тактику, от звонков с угрозами переходят к рассылке электронных писем, отправителей в таком случае найти еще сложнее. На адреса электронной почты отделов полиции и других подразделений МВД РФ поступают сообщения о минировании торговых, административных зданий и других объектов.

Обратим внимание на такой эксклавный субъект Российской Федерации, как Калининградская область. Особенность заключается в том, что преступникам легче купить и использовать иностранную сим-карту за границей. При том что механизм международного сотрудничества по данным вопросам не урегулирован. В настоящее время фактически отсутствует механизм трансграничного расследования, например, кибертерроризма и прочих преступлений, а противодействие им на уровне национальных законов осложняется тем, что зачастую организаторы атаки, а также серверы, на которых расположено вредоносное программное обеспечение, находятся в разных странах. Следовательно, необходимо расширить возможности Интерпола по выяснению обстоятельств приобретения и дальнейшего использования сим-карт.

В связи с тем, что применение цифровых технологий открывает широкие перспективы для борьбы с преступностью, введение российского сегмента интернета — Рунет поможет закрыть преступные браузеры, с использованием которых готовятся преступления.

В данном контексте интересен опыт Китая, где фильтруются веб-страницы по ключевым словам, связанным с государственной безопасностью, а также по «черному списку» адресов сайтов, частично блокируются и многие другие популярные ресурсы (Telegram, WatsApp).

Заметим, что необходимым условием эффективности механизма солидарного функционирования правоохранительной системы является совместное использование правоохранительными органами баз данных цифровой информации о преступных сообществах и преступных сетях. В этой связи правильно было бы определить в качестве перспективного направления формирование единого международного антитеррористического информационного банка[4]. Такой банк данных можно было бы объединить с международным информационным банком данных ГИАЦ МВД России на основе имеющейся информации.

При этом международно-правовое сотрудничество в области противодействия современным угрозам безопасности должно ориентироваться на преодоление двойных стандартов в подходах зарубежных партнеров к уголовному преследованию террористов, на адекватное использование имеющихся международных правовых инструментов.

В связи с тем, что применение цифровых технологий открывает широкие возможности для преступников, механизм солидарного функционирования правоохранительных органов тоже должен измениться. Для противодействия наиболее опасным проявлениям современной преступности в правоохранительной деятельности необходимо исследовать и развивать цифровые механизмы координации их совместной деятельности.

В связи с этим представляется целесообразным изучить внедрение технологии блокчейн[5] в деятельность силовых подразделений правоохранительных органов, серверы которых функционально призваны становиться все более взаимосвязанными и взаимозависимыми. Использование данной технологии может способствовать повышению эффективности правоприменения, поскольку благодаря ей информация не может быть потеряна, заблокирована или кем-то исправлена, что не могут гарантировать облачные технологии.

Использование данной технологии, благодаря унифицированному технологическому оборудованию, программному обеспечению и современным каналам связи, позволит сотруднику правоохранительных органов, используя интегрированный банк данных, получать сведения из имеющихся информационных баз всех органов внутренних дел России по одному запросу, а также фиксировать определенную оперативную информацию. Такой доступ к необходимой информации положительным образом скажется на результативности раскрываемости преступлений и сохранности содержащейся в банке данных информации.

При этом не важно, какой будет информация (перевод денежных средств, пост в социальной сети, запись в реестре недвижимости, правоприменительные акты по поводу производства отдельных следственных действий).

В заключение следует обратить внимание на то, что технические достижения «идут» вперед, а методы функционирования правоохранительной системы зачастую остаются на прежнем уровне и не соответствуют современным правоохранительным потребностям. Это обуславливает необходимость дальнейшей цифровизации механизма взаимодействия элементов правоохранительной системы.

Примечания:

[1]Хованское побоище: развитие событий, версии и последствия массовой драки на кладбище // URL: https: //tass.ru/proisshestviya/3284293 (дата обращения: 14.05.2018).

[2] Массовая эвакуация в Калининграде-2017 // URL: https: //www.newkaliningrad.ru/news/briefs/incidents/15614783-v-kaliningrade-v-sredu-postupilo-35-soobshcheniy-o-zalozhennykh-bombakh.html (дата обращения: 03.11.2018).

[3] Телефонные террористы дестабилизируют Сибирь // URL: https://tsargrad.tv/articles/telefonnye-terroristy-destabilizirujut-sibir_181240 (дата обращения: 30.01.2017).

[4] В банке данных ФСБ есть информация о 40 тысячах лиц, причастных к терроризму // URL: https://ria.ru/20180404/1517887579.html (дата обращения: 10.04.2018).

[5] Алексеев Н. Блокчейн — без посредников // URL: https:// secretmag.ru/trends/scenarios/ Blokchein -mir-bez-posrednikov.htm (дата обращения: 12.02.2018); Кудрин А. Россия нуждается в десятках тысяч блокчейн-специалистов // URL: https://forklog.com/kudrin-rossiya-nuzhdaetsya-v-desyatkah-tysyach-blokchejn-spetsialistov. (дата обращения: 20.03.2018); Nicola Webber. University of Melbourne to issue recipient -owned blockchain records. Department: Media // URL: http: // newsroom. melbourne. edu/news /university — melbourneissue — recipient -owned- blockchain-records?_ga = 2.100100759.802664920.1507651467 — 1328473086. 1507651452 (дата обращения: 20.01.2018).

About the authors

Eugenia N. Prokhorova

Kaliningrad branch of the St. Petersburg University of the Ministry of Internal Affairs of Russia

Author for correspondence.
Email: tyurina39@mail.ru

Russian Federation, Kaliningrad

Candidate of Law, Senior Lecturer of the Department of General Law Disciplines

References

  1. Abubekerova D. A. The system of security agencies in the Russian Federation // National security in modern Russia: a strategy to counter extremism and terrorism and the prospects for overcoming global problems: materials of All-Russia. scientific konf. / redl.: N. A. Podolny, Yu. V. Burov. Saransk: 2016. T. 1. 340 p.
  2. Bratko A. G. Law enforcement system. Theory questions. Moscow, 1991. 208 p.
  3. Vinokurov E. Theory of enclaves. Kaliningrad: TerraBaltica, 2007. 342 p.
  4. Gavrilenko A. A. The system of law enforcement agencies: the concept and elements // Actual problems of law-making and law enforcement. Irkutsk: Irkut Publishing House. state University, 2009. P. 191-196.
  5. Grachev S. I. Counterterrorism: organizational, legal, financial aspects and prevention issues. Training pos. by ed. O. A. Kolobova. Nizhny Novgorod: FMO / ISI UNN them. N. I. Lobachevsky, 2010. 166 p.
  6. Gutsenko K. F., Kovalev M. A. Law enforcement agencies: monograph. Moscow, 2000. P. 8.
  7. Damaskin O. V. Actual issues of countering terrorism organization // Bulletin of military law. No. 1. 2016. P. 67-76.
  8. Kotenko I. V., Yusupov R. M. Information Technologies for Combating Terrorism // Information Security INCIDE. 2009. No. 2. Р. 74-79.
  9. The victorious MG Features of the geopolitical position of the Kaliningrad region and the manifested threats to the border security of the Russian Federation // Collection of scientific articles. Materials of the scientific and practical conferences of the Moscow Military Institute of the Federal Border Guard Service of Russia. No. 9. P. 27.
  10. Shuvalov I. I., Khabrieva T. Ya., Feng Jingzhu, et al. BRICS Cyberspace: Legal Dimension: A Monograph. Moscow: Institute of Legislation and Comparative Law under the Government of the Russian Federation, 2017. 336 p.

Statistics

Views

Abstract - 147

PDF (Russian) - 50

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2020 Prokhorova E.N.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies