Adipokines in pathogenesis of atherogenic dyslipidemia in metabolic syndrome

Abstract


The aim of this study was to evaluate the role of adipokines (adiponectin and leptin) in pathogenesis of atherogenic dyslipidemia in metabolic syndrome. Besides of high blood levels of glucose, insulin, nonesterified fatty acids (NEFA), triglycerides and low content of high density lipoprotein cholesterol, patients with metabolic syndrome had increased serum leptin concentration and decreased level of adiponectin. According to multiple regression analysis the most significant determinants of triglycerides and high density lipoprotein cholesterol levels were body mass index, blood NEFA and glucose concentrations. NEFA concentration was determined by adiponectin level in males, while glucose and insulin content in females was influenced by levels of adiponectin, leptin and NEFA. Thus we suggest that examined adipokines participate in development of atherogenic dyslipidemia in patients with metabolic syndrome via influence of these proteins on insulin resistance and metabolism of fatty acids.

Ишемическая болезнь сердца (ИБС), в основе которой лежит атеросклероз коронарных артерий, остается одним из наиболее распространенных хронических заболеваний и является лидером в структуре причин смерти во многих странах. Высокая распространенность данного заболевания в значительной степени обусловлена частой встречаемостью метаболического синдрома (МС) - сочетанием взаимосвязанных нарушений углеводного и липидного обмена, а также расстройств гемодинамики и гемокоагуляции, способствующих развитию атеросклероза и ИБС. В связи с этим изучению механизмов формирования МС и отдельных его компонентов, в частности атерогенной дислипидемии (аДЛП), уделяется весьма важное внимание. На протяжении длительного времени считалось, что основное участие в формировании аДЛП при метаболическом синдроме принимают инсулинорезистентность (ИР) и повышение кругооборота в крови неэстерифицированных жирных кислот (НЭЖК). Как известно, в условиях абдоминального ожирения и ИР происходит усиление высвобождения НЭЖК из жировой ткани, которые, поступая в гепатоциты, стимулируют синтез в них триглицеридов (ТГ), что приводит к повышению образования и секреции липопротеинов очень низкой плотности. Кроме того, поскольку НЭЖК являются ингибиторами липопротеинлипазы, имеет место также уменьшение катаболизма данных частиц [см. обзоры 7, 15]. Однако с открытием белков, секре- тируемых жировой тканью, - адипокинов, возник вопрос об участии данных факторов в патогенезе аДЛП у пациентов с МС. В этом плане особый интерес вызывают такие адипокины, как адипонектин, уровень которого в крови при МС понижается, и лептин, концентрация которого при данном синдроме возрастает [13, 33]. Так, согласно клиническим исследованиям, содержание в крови адипонектина отрицательно коррелирует с уровнем в крови ТГ и положительно - с концентрацией холестерина липопротеинов высокой плотности (ХС ЛВП) [1,6, 16], в то время как содержание в крови лептина, наоборот, положительно связано с концентрацией ТГ [19, 26]. Введение данных адипокинов в кровь животным приводит к понижению плазменной концентрации ТГ. При этом отмечается также снижение уровня в крови НЭЖК и повышение чувствительности тканей к инсулину [11, 31]. С другой стороны, исследования на культивируемых гепатоцитах показали прямое влияние адипонектина на секрецию клетками аполипопротеинов ВиА-1 [20, 23]. Таким образом, возникает вопрос, обусловлено ли участие адипокинов в патогенезе дислипидемии их влганием на инсулинчувствительность и уровень НЭЖК, или адипокины могут оказывать независимый от этих факторов эффект. В связи с этим целью настоящего исследования являлась оценка роли адипонектина, лептина, НЭЖК и ИР в развитии аДЛП при метаболическом синдроме. МЕТОДИКА В исследование включено 155 пациентов (89 женщин и 66 мужчин) в возрасте от 29 до 83 (57,5±9,2) лет. У 104 (67%) человек был выявлен МС в соответствии с критериями ATP III [12]. Остальные пациенты, у которых МС не был выявлен, вошли в группу контроля. У всех больных была диагностирована ИБС, а также артериальная гипертензия, согласно критериям, представленным в 7-м докладе Объединенного Национального Комитета США по профилактике, выявлению, оценке и лечению артериальной гипертензии (JNC 7) [9]. У 90 (58%) больных ИБС протекала в форме стенокардии 1-3 функционального класса. У 35 (23%) пациентов был выявлен сахарный диабет (СД) 2 типа в соответствии с критериями ВОЗ 1999 г. [30]. Данное заболевание у всех лиц проходило в стадиях компенсации и субкомпенсации, без выявленных осложнений. На момент обследования пациенты соблюдали гипогликемическую диету, сахароснижающие и гиполипидемические препараты не принимали. Ожирение (индекс массы тела, ИМТ>30 кг/м2) было установлено у 67 (43%) человек, среди них ожирение II и III степени - у 20 (30%) и 4 (6%) пациентов соответственно. ИМТ рассчитывали по формуле: ИМТ = масса тела, кг / рост2 х м2. В исследование не включали пациентов с гиперфункцией щитовидной железы, холестазом и наличием декомпенсированного СД. Определение уровня глюкозы, показателей липидного спектра (кроме НЭЖК) проводили в цитратной плазме венозной крови, взятой утром натощак после 12-часового голодания. Аликвоты плазмы были заморожены и хранились при t = -20 °С для дальнейшего определения содержания адипонектина, лептина, инсулина и НЭЖК. Определение показателей липидов крови и глюкозы проводили энзиматическими методами, как описано ранее [3]. Содержание холестерина липопротеинов низкой плотности (ХС ЛНП) рассчитывали по формуле Фридвальда в модификации Д. Б. Шестова: ХС ЛНП = Общий холестерин, ОХС, - (ТГ/2,2 + ХС ЛВП) [5]. Показатель коэффициента атерогенности (КА) рассчитывали по формуле: КА = (ОХС - ХС ЛВПуХС ЛВП [2]. Содержание инсулина, лептина и адипонектина оценивали с помощью наборов для иммуноферментного анализа [3]. Индекс инсулинорезистентности НОМА рассчитывали по формуле: НОМА = инсулин, мкЕД/мл х глюкоза, ммоль/л / 22,5 [21]. Статистическая обработка полученных данных проведена на компьютере с использованием пакета программ «Statistica 6.0» («StatSoft», США). Данные представлены в виде средних арифметических значений и стандартных отклонений (M±SD). В статистическом анализе все параметры, за исключением возраста и показателей антропометрии, для увеличения нормальности распределения трансформировали в логарифмированную форму. Анализ отличий антропометрических и метаболических показателей между двумя группами пациентов проводили с помощью непарного t-критерия Стъюдента. Анализ отличий показателей среди трех и более групп обследуемых оценивали с помощью однофакторного дисперсионного анализа (one-way ANOVA test). Среди показателей, у которых выявили в группах достоверные изменения (Р<0,05), для попарных сравнений использовали апостериорный критерий Bonferroni (Post hoc Bonferroni test). Для относительных величин (частота СД 2 типа, соотношение полов) применяли критерий х2- Для выявления взаимосвязей между различными параметрами проводили корреляционный анализ по Пирсону, в том числе с контролем по полу, возрасту и ИМТ, а также множественный линейный регрессионный анализ. РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ В табл. 1 представлены значения параметров углеводного и липидного обмена, а также концентрации в крови адипонектина и лептина у пациентов с МС и у лиц без данного синдрома. Как и ожидалось, у пациентов с МС имеются такие нарушения, как абдоминальное ожирение, признаки ИР (повышение частоты СД 2 типа, индекса НОМА, уровня инсулина и глюкозы), а также увеличение атерогенности липидного спектра крови (повышение содержания НЭЖК, ТГ, ОХС, КА и снижение - ХС ЛВП). Кроме того, у больных МС по сравнению с контролем наблюдается более низкое содержание в крови адипонектина и более высокая концентрация лептина (табл. 1). Как известно, содержание в крови этих адипоки- нов во многом зависит от пола: у женщин выше концентрации адипонектина и лептина по сравнению с мужчинами [24, 27]. Наши наблюдения подтверждают эти данные, однако у представителей обоего пола наличие МС ассоциируется со снижением в крови уровня адипонектина и повышением - лептина (рис. 1). Таким образом, у пациентов с МС обнаружен адипокиновый дисбаланс, что согласуется с данными других авторов [13, 33]. Для оценки роли адипоки- нов в развитии аДЛП мы сопоставили значения их концентраций и ряд других клинико-метаболических параметров в группах пациентов с нормолипидеми- ей, изолированной гипертриглицеридемией (иГТГ) и комбинированной гиперлипидемией (кГЛП). Как видно из табл. 2, у пациентов с иГТГ и кГЛП имеется ожирение по абдоминальному фенотипу, а также, по сравнению с лицами с нормолипидемией, более высокие концентрации в крови НЭЖК, инсулина, глюкозы и увеличение индекса НОМА. Как отражение этих изменений, у пациентов с данными типами аДЛП наблюдается довольно высокая частота СД 2 типа, в то время как у пациентов с нормолипидемией данное заболевание не выявлено. Эти данные подтверждают результаты многочисленных наблюдений, согласно которым у пациентов с гипертриглицеридемией часто выявляется ожирение, ИР и повышенный кругооборот НЭЖК [4, 22, 32]. В исследовании Yki-Jarvinen Н., Taskinen M.R. (1988) у пациентов с ГТГ были выявлены сниженные антилиполитический и гипогликемический эффекты инсулина, что указывает, вероятно, на важную роль ИР в нарушении обмена у них НЭЖК [32]. Кроме того, у пациентов с указанными типами аДЛП снижено содержание в крови адипонектина (табл. 2). Интересно, что на фоне ожирения и выраженной ИР только у пациентов с кГЛП наблюдается достоверное повышение концентрации лептина. Следует отметить, что в этой группе превалируют женщины, в то время как в группе иГТГ - мужчины. В связи с этим мы также сопоставили уровни в крови адипокинов у пациентов с данными аДЛП отдельно у женщин и мужчин (рис. 2). Оказалось, что снижение содержания адипонектина при аДЛП наблюдается как у женщин, так и у мужчин, в то время как увеличение уровня лептина отмечается только Таблица 1 Клинико-метаболические показатели у пациентов с метаболическим синдромом Показатель Контроль МС п 51 104 м/ж 30/21 36/68 Возраст, годы 58,94±11,15 56,74+8,09 ИМТ, кг/м2 24,46±3,11 31,31=4,11** ОТ, см 83,18=12,47 103,48±8,86** ОТ/ОБ 0,87±0,10 1,00±0,06** Частота СД 2 типа, % 0 33,7** Глюкоза, ммоль/л 5,00=0,36 6,31±1,87** Инсулин, мкЕД/мл 8,40±5,52 11,25±7,96* Индекс НОМА 1,90±1,30 3,19=2,19** НЭЖК, ммоль/л 0,28+0,12 0,40=0,19** ТГ, ммоль/л 1,48=1,03 3,29=2,21** ОХС, ммоль/л 5,83±1,26 6,84=1,64** ХС ЛНП, ммоль/л 4,04=1,35 4,35±1,66 ХС ЛВП, ммоль/л 1,12=0,16 0,99=0,14** КА 4,41 ±1,44 6,04=1,94** Адипонектин, мкг/мл 7,59±4,46 5,51=2,96** Лептин, нг/мл 8,01 ±5,14 22,14±20,10** Примечание, п - количество пациентов, М - мужчины, Ж - женщины, ОТ - окружность талии, ОБ - окружность бедер, ’достоверность отличий при р<0,01, "при р<0,0001. А 60 - 50 - 40 в 30 - S І 20 н ч ю н # ### Контроль мс Рис. 7. Содержание в крови адипонектина (А) и лептина (Б) у мужчин (Ш) и женщин (□) с метаболическим синдромом: *р < 0,001 и **р < 0,0001 - достоверность половых различий, # р < 0,05, ## р < 0,01 и ### р < 0,0001 по сравнению с контролем у женщин, причем достоверное - только при кГЛП (рис. 2). Таким образом, концентрация адипонектина в большей степени, чем уровень лептина, связана с наличием аДЛП, что согласуется с данными других авторов [8, 13]. Для более детальной оценки роли ИР, НЭЖК и адипокинов в патогенезе дислипидемии мы провели корреляционный анализ (табл. 3). Наиболее сильные корреляции с данными параметрами характерны для концентраций ТГ и ХС ЛВП, в то время как содержание ОХС имеет с ними относительно слабые взаимосвязи. Поскольку значения метаболических показателей, в частности показателей липидного спектра крови, зависят от пола, возраста и антропометрических параметров, мы попытались выяснить, в какой степени обусловлены представленные корреляции влиянием данных факторов. Как видно из данных табл. 3, после контроля по полу, возрасту и ИМТ (метод частных корреляций), несмотря на снижение значений коэффициентов корреляции, сохраняется положительная взаимосвязь между содержанием ТГ и концентрациями глюкозы, НЭЖК, индексом Таблица 2 Клинико-биохимические показатели у пациентов с гиперлипидемией Параметры Нормолипидемия Изолированная ГТГ Комбинированная ГЛП Р ТГ, ммоль/л <1,47 >2,26 >2,26 ХС, ммоль/л <5,17 <6,47 >6,47 п 14 32 39 м/ж 6/8 21/11* 11/28## - Возраст, годы 61,71±11,26 54,19±8,72* 58,08±7,26 <0,05 ИМТ, кг/м2 23,61+1,50 30,79±3,52*** 32,15±4,60*** <0,0001 ОТ, см 79,57+9,21 102,03±8,47*** 104,62±9,04*** <0,0001 ОТ/ОБ 0,82±0,08 1,02=0,04*** 1,00±0,05*** <0,0001 Частота СД 2 типа, % 0 28,12*** 38,46*** - Глюкоза, ммоль/л 4,89±0,37 6,28±2,42 6,66±1,95** <0,01 Инсулин, мкЕД/мл 6,63±4,27 10,46±6,78* 11,26±5,40** <0,01 Индекс НОМА 1,47±1,06 2,98±2,20** 3,42±2,03*** <0,0001 НЭЖК, ммоль/л 0,27±0,14 0,41 ±0,21* 0,44±0,21** <0,01 ТГ, ммоль/л 1,11 ±0,23 3,63±1,70*** 4,42±2,84*** <0,0001 ОХС, ммоль/л 4,64±0,40 5,55±0,71 7,81±1,32***## <0,0001 ХС ЛНП, ммоль/л 3,00+0,39 2,93±1,02 4,81±1,35*** ## <0,0001 ХС ЛВП, ммоль/л 1,14=0,14 0,97±0,14*** 0,98±0,16*** <0,0001 КА 3,46=0,84 4,82±1,02*** 7,09±1,66 ***## <0,0001 Адипонектин, мкг/мл 9,40+4,34 4,20±1,57*** 5,43±2,60*** <0,0001 Лептин, нг/мл 8,43±4,93 13,32± 1,92 22,03±16,08*** # <0,0001 Примечание. Р - значения достоверности отличий среди групп, определенные согласно однофакторному дисперсионному анализу. Отличия достоверны по сравнению с первой группой при: 'р<0,05, "р<0,01, "'р<0,001 и по сравнению со второй группой при:= р<0,05.," р<0,001. Остальные обозначения - как в предыдущей таблице. Рис. 2. Содержание в крови адипонектина (А) и лептина (Б) у мужчин (■) и женщин (□) при изолированной гилергриглицеридемии и комбинированной гиперлипидемии: К - контроль (нормолипидемия), иГТГ - изолированная ГТГ, кГЛП - комбинированная ГЛП; *р < 0,05, **р < 0,01, ***р < 0,001 по сравнению с контролем НОМА и отрицательная - с содержанием адипонектина. Содержание ХС ЛВП обратно коррелирует с концентрациями НЭЖК, глюкозы и инсулина, а также с индексом НОМА. Таким образом, взаимосвязи содержания НЭЖК и показателей углеводного обмена с содержанием в крови ТГ и ХС ЛВП лишь отчасти объясняются влиянием ИМТ, что согласуется с данными других наблюдений [4, 32]. Как также показано в табл. 3, после контролирования по полу, возрасту и ИМТ содержание адипокинов либо не коррелирует с концентрациями ТГ и ХС ЛВП, либо коррелирует с ними менее значимо в сравнении с другими метаболическими параметрами. Более того, согласно многовариантному регрессионному анализу содержание ТГ в крови у мужчин определяется ИМТ ((3 = 0,36, р<0,05), концентрациями глюкозы ф = 0,25, р<0,05) и НЭЖК ф = 0,25, р<0,05), а у женщин - ИМТ (р = 0,46, р<0,05) и концентрацией глюкозы (Р = 0,23, р<0,05). Уровень в крови ХС ЛВП у мужчин определяется концентрацией глюкозы (р = -0,28, р<0,05), а у женщин - уровнем НЭЖК (Р = -0,27, р<0,05). Эти данные свидетельствуют о том, что непосредственную роль в патогенезе аДЛП могут играть повышение уровня в крови НЭЖК и глюкозы. Таблица 3 Корреляции некоторых метаболических параметров с содержанием в крови липидов Параметр Простые корреляции С контролем по полу, возрасту и ИМТ ОХС ХС ЛВП ТГ ОХС ХС ЛВП ТГ ИМТ, кг/м2 0,21* -0,34* 0,53* - - - ОТ, см 0,27* -0,35* 0,54* 0,25* -0,15 0,20* ОТ/ОБ 0,22* -0,39* 0,56* 0,18* -0,25* 0,35* Инсулин, мкЕД/мл 0,19* -0,30* 0,26* 0,16* -0,20* 0,08 Глюкоза, ммоль/л 0,14 -0,33* 0,51* 0,1 -0,22* 0,36* НОМА 0,23* -0,37* 0,40* 0,20* -0,26* 0,20* НЭЖК, ммоль/л 0,21* -0,38* 0,45* 0,14 -0,29* 0,33* Адипонектин, мкг/мл -0,03 0,24* -0,38* -0,07 0,13 -0,22* Лептин, нг/мл 0,27* -0,20* 0,16* 0,07 -0,04 -0,11 Примечание. * Корреляции достоверны при р<0,05. В свою очередь, концентрация адипонектина у мужчин является независимой детерминантой уровня НЭЖК (р = -0,23, р<0,05), в то время как у женщин концентрации в крови адипонектина (Р = -0,23, р<0,05) и НЭЖК (Р = 0,33, р<0,001) являются независимыми детерминантами содержания глюкозы. Кроме того, концентрации в крови адипонектина (р = -0,34, р<0,0001), лептина (Р = 0,42, р<0,0001) и НЭЖК (Р = 0,39, р<0,0001) у женщин независимо взаимосвязаны с индексом НОМА. Эти результаты согласуются с экспериментальными наблюдениями, согласно которым введение адипонектина и лептина животным приводит к снижению уровня в крови НЭЖК и повышению инсулинчувствительности [11, 31]. Положительный характер взаимосвязи концен- I [лептина] І [адипонектнна] ннсулинорезнстентность ■<---------- ► I [НЭЖК] t [ТГ] ------------------------ ► ЦХСЛВП] Рас. 3. Гипотетическая схема участия адипокинов в генсзе аДЛП: [ ] - концентрация вещества, | - увеличение, 4 - снижение трации в крови лептина с индексом НОМА обусловлен, вероятно, сниженной чувствительностью к лептину у пациентов с ожирением и ИР. На основании проведенного анализа можно предположить следующую схему участия адипокинов в генезе аДЛП (рис. 3). Снижение концентрации в крови адипонектина у мужчин приводит к повышению содержания в крови НЭЖК, что влечет за собой как увеличение продукции ТГ печенью, так и замедление их катаболизма (посредством ингибирования липопротеинлипазы). Помимо этого снижение уровня в крови адипонектина и повышение - лептина, что является отражением лептинорезистентности, влекут за собой увеличение ИР с повышением уровней глюкозы и инсулина, которые также способствуют гипертриглицеридемии. Увеличение концентрации ТГ, в свою очередь, посредством активации белка, переносящего эфиры холестерина (БП-ЭХС), приводит к усилению катаболизма ЛВП [25]. Снижению уровня ХС ЛВП может также способствовать высокая концентрация в крови НЭЖК (путем активации БП-ЭХС [18]), а также гипергликемия (путем ингибирования липопротеинлипазы [17]). В работе Демидовой Т.Ю. и др. (2006) была показана обратная корреляция содержания в крови адипонектина с концентрацией ТГ и положительная - с уровнем ХС ЛВП [1]. Однако, исходя из результатов данных исследований, не было ясно, является ли эта связь только отражением ожирения, которое часто имеет место у пациентов с аДЛП, или она зависит от наличия ИР, либо нарушения метаболизма НЭЖК у этих лиц, или является независимой, в том числе и от других известных метаболических факторов. Вместе с тем, согласно целому ряду других исследований, содержание в крови адипонектина было независимо взаимосвязано с концентрацией ТГ [8, 18] либо ХС ЛВП [6, 14] либо с концентрациями обоих липидных показателей [10, 28, 29]. Одной из возможных причин расхождений между нашими данными и результатами других исследователей является разный состав обследуемых. Так, у всех обследованных нами пациентов была диагностирована ИБС, в то время как в других известных нам исследованиях принимали участие либо исключительно здоровые лица [6, 8, 10], либо пациенты как с наличием ИБС, так и без данного заболевания [16, 28, 29]. Показано, что у пациентов с ИБС по сравнению со здоровыми лицами содержание в крови адипонектина снижено [16]. Вследствие этого выявление корреляционных взаимосвязей уровня данного белка с метаболическими параметрами, в частности с показателями липидного обмена, может быть затруднено. Более того, как следует из проведенного анализа, концентрации ТГ и ХС ЛВП в значительной степени определяются такими факторами, как ИР, повышение в крови уровня НЭЖК и глюкозы, которые, по-видимому, могут перекрывать эффекты адипонектина. Косвенным подтверждением тому являются наши наблюдения, согласно которым независимая связь между концентрациями в крови адипонектина и ТГ выявлялась у пациентов без инсулинорезистентности (индекс НОМА<2; данные не приведены). Важно отметить, что среди известных нам исследований, в которых оценивалась взаимосвязь между содержанием в крови адипонектина и показателями липидного обмена, редко учитывалось влияние на нее концентраций в крови НЭЖК и глюкозы. Поэтому не исключено, что в ряде исследований после подстановки в регрессионную модель данных параметров связи между содержанием в крови адипонектина и концентрациями ТГ и ХС ЛВП могли бы потерять достоверность либо утратиться. Адипонектин подавляет секрецию апоВ гепатоцитами in vitro [20,23] и таким путем может снижать содержание апоВ-содержащих ЛП, ответственных за транспорт в крови ТГ. В то же время данные о прямом влиянии адипонектина на образование ЛВП противоречивы. Так, Matsuura F. и др. (2007) выявили стимулирующее влияние адипонектина на экспрессию в гепатоцитах апоА-1 и кассетного транспортера АВСА-1, необходимого для формирования ЛВП [20], в то время как Neumeier М. и др. (2007) данных эффектов не обнаружили [23]. Таким образом, остается окончательно невыясненным вопрос, обусловлены ли обнаруженные в приведенных выше исследованиях положительные корреляции между концентрациями в крови адипонектина и ХС ЛВП прямым стимулирующим действием адипонектина на продукцию клетками этих липопротеинов, или они объясняются другими механизмами. Одним из таких механизмов может быть снижение под действием адипонектина продукции ТГ и, как следствие, замедление катаболизма ЛВП. Однако, как следует из результатов, полученных нами, содержание в крови адипонектина не является независимой детерминантой концентраций ТГ и ХС ЛВП. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

D A Tanyanskiy

Research Institute of Experimental Medicine of the RAMS, St. Petersburg

Email: dmitry.athero@gmail.com

E M Firova

Research Institute of Experimental Medicine of the RAMS, St. Petersburg

L V Shatilina

Research Institute of Experimental Medicine of the RAMS, St. Petersburg

A D Denisenko

Research Institute of Experimental Medicine of the RAMS, St. Petersburg

  1. Демидова Т.Ю., Селиванова А.В., Аметов А.С. Роль жировой ткани в развитии метаболических нарушений у больных сахарным диабетом 2-го типа в сочетании с ожирением // Тер. Архив. 2006. № 11. С. 64-69.
  2. Климов А.Н. Причины и условия развития атеросклероза. Превентивная кардиология / под ред. Г.И. Косицкого. М.: Медицина, 1977. С. 260-321.
  3. Танянский Д.А., Фирова Э.М., Шаталина Л.В., Денисенко А.Д. Роль адипокинов и неэстерифици- рованных жирных кислот в развитии инсулинорезистентности // Проблемы эндокринологии. 2009. Т. 55. №3. С. 13-17.
  4. Фролова Ю.В., Агеева Е.В., Виноградова Т.В. и др. Роль активности липопротеинлипазы, гиперинсулинемии и уровня неэстерифицированных жирных кислот в развитии дислипидемий // Мед. акад. журн. 2005. Т. 5. № 4. С. 43-49.
  5. Шестов Д.Б. Расчет холестерина липопротеидов низкой плотности в миллимолях // Лабораторное дело. 1985. № 6. С. 381.
  6. Abbasi F., Chu J., Lamendola C. et al. Discrimination between obesity and insulin resistance in the relationship with adiponectin // Diabetes. 2004. ѴЫ. 53. P. 585-590.
  7. Adeli K., Taghibiglou C., van Iderstine S.C., Lewis G.F. Mechanisms of hepatic very-low density lipoprotein overproduction in insulin resistance // Trends Car- diovasc. Med. 2001. Vol. 11. P. 170-176.
  8. Chan D.C., Watts G.F., Ng T.W.K. et al. Adiponectin and other adipocytokines as predictors of markers of triglyceride-rich lipoprotein metabolism// Clin. Chem. 2005. Vol. 51. P.578-585.
  9. Chobanian A., Bakris G., Black H. et al. Seventh report of the Joint National Committee of prevention, detection, evaluation and treatment of high blood pressure // Hypertension. 2003. Vol. 42. P. 1206-1252.
  10. Спор M., Havel P.J., Utzschneider K.M. et al. Relationship of adiponectin to body fat distribution, insulin sensitivity and plasma lipoproteins: evidence for independent roles of age and sex // Diabetologia. 2003. Vol. 46. P. 459-469.
  11. Dobbins R.L., Szczpaniak L.S., Zhang W., McGar- ry J.D. Chemical sympathectomy alters regulation of body weight during prolonged ICV leptin infusion // Am. J. Physiol. Endocrinol. Metab. 2003. Vol. 284. P. E778-E787.
  12. Executive summary of the Third Report of the National Cholesterol Education Program (NCEP) Expert Panel on Detection, Evaluation, and Treatment of High Blood Cholesterol in Adults (Adult Treatment Panel III) // JAMA. 2001. Vol. 285. P. 2486-2497.
  13. Gannage-Yared M.-H., Khalife S., Semaan M. et al. Serum adiponectin and leptin levels in relation to the metabolic syndrome, androgenic profile and somatotropic axis in healthy non-diabetic eldery men // Eur. J. Endocrinol. 2006. Vol. 155. P. 167-176.
  14. Gavrila A., Chan J.L., Yiannakouris N. et al. Serum adiponectin levels are inversely associated with overall and central fat distribution but are not directly regulated by acute fasting or leptin administration in humans: crosssectional and interventional studies // J. Clin. Endocrinol. Metab. 2003. Vol. 88. P. 4823^1831.
  15. Ginsberg H.N. Insulin resistance and cardiovascular disease // J. Clin. Invest. 2000. Vol. 106. P. 453-458.
  16. Hotta K., Funahashi T., Arita Y. et al. Plasma concentrations of a novel, adipose-specific protein, adiponectin, in type 2 diabetic patients //Arterioscler. Thromb. Vase. Biol. 2000. Vol. 20. P. 1595-1599.
  17. Kovar J., Fejfarova V, Pelikanova T., Poledne R. Hyperglycemia downregulates total lipoprotein lipase activity in humans // Physiol. Res. 2004. Vol. 53. P. 61-68.
  18. Lagrost L., Florentin E., Guyard-Dangremont V. et al. Evidence for nonesterified fatty acids as modulators of neutral lipid transfers in normolipidemic human plasma//Arterioscler. Thromb. Vase. Biol. 1995. Vol. 15. P. 1388-1396.
  19. Leyva F., Godsland I.F., Ghatei M. et al. Hyperlep- tinemia as a component of a metabolic syndrome of cardiovascular risk//Arterioscler. Thromb. Vase. Biol. 1998. Vol. 18. P. 928-933.
  20. Matsuura F., Oku H., Koseki M. et al. Adiponectin accelerates reverse cholesterol transport by increasing high density lipoprotein assembly in the liver // Biochem. Biophys. Res. Commun. 2007. Vol. 358. P. 1091-1095.
  21. Matthews D.R., Hosker J.P., Rudenski A.S. et al. Homeostasis model assessment: insulin resistance and beta-cell function from fasting plasma glucose and insulin concentrations in man // Diabetologia. 1985. Vol. 28. P.412-419.
  22. Mostaza J.M., Vega G.L., Snell P., Grundy S.M. Abnormal metabolism of free fatty acids in hypertriglyc- eridaemic men: apparent insulin resistance of adipose tissue // J. Intern. Med. 1998. Vol. 243. P. 265-274.
  23. Neumeier M., Sigruener A., Eggenhofer E. et al. High molecular weight adiponectin reduces apolipoprotein В and E release in human hepatocytes // Biochem. Biophys. Res. Commun. 2007. Vol. 352. P. 543-548.
  24. Nishizawa H., Shimomura I., Kishida K. et al. Androgens decrease plasma adiponectin, an insulin-sensitizing adipocyte-derived protein // Diabetes. 2002. Vol. 51. P.2734-2741.
  25. Rashid S., Watanabe T., Sakaue T., Lewis G.F. Mechanisms ofHDL lowering in insulin, resistant, hypertri- glyceridemic states: the combined effect ofHDL triglyceride enrichment and elevated hepatic lipase activity // Clin. Biochem. 2003. Vol. 36. P. 421-429.
  26. Ruige J.B., Dekker J.M., Blum W.F. et al. Leptin and variables of body adiposity, energy balance, and insulin resistance in a population-based study // Diabetes Care. 1999. Vol. 22. P. 1097-1104.
  27. Saad M.F., Damani S., Gingerich R.L. et al. Sexual dimorphism in plasma leptin concentration // J. Clin. Endocrinol. Metab. 1997. Vol. 82. P. 579-584.
  28. Schulze M.B., Rimm E.B., Shai I. et al. Relationship between adiponectin and glycemic control, blood lipids, and inflammatory markers in men with type 2 diabetes // Diabetes Care. 2004. ѴЫ. 27. P. 1680-1687.
  29. Tschritter O., Fritsche A., Thamer C. et al. Plasma adiponectin concentrations predict insulin sensitivity of both glucose and lipid metabolism // Diabetes. 2003. Vol. 52. P. 239-243.
  30. World Health Organization Report. Definition, diagnosis and classification of diabetes mellitus and its complications. Part 1: Diagnosis and classification of diabetes mellitus. WHO, Geneva, 1999.
  31. Yamauchi T., Kamon J., Waki H. et al. The fat-derived hormone adiponectin reverses insulin resistance associated with both lipoatrophy and obesity // Nat. Med. 2001. Vol. 7. P.941-946.
  32. Yki-Jarvinen H., Taskinen M.R. Interrelationships among insulin’s antilipolytic and glucoregulatory effects and plasma triglycerides in nondiabetic and diabetic patients with endogenous hypertriglyceridemia // Diabetes. 1988. Vol. 37. P. 1271-1278.'’'
  33. You T., Nicklas B.J., Ding J. et al. The metabolic syndrome is associated with circulating adipokines in older adults across a wide range adiposity // J. Gerontol. A Biol. Sci. Med. Sci. 2008. Vol. 63. P. 414-419.

Views

Abstract - 58

Cited-By


PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2011 Tanyanskiy D.A., Firova E.M., Shatilina L.V., Denisenko A.D.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies