The toxic effect of radioactive substrate of HSV1-TK on antigen specific T cells during noninvasive imaging

Abstract


Using the ability of genetically modified herpes simplex virus thymidine kinase expressing cells to specifically accumulate radioactively labeled analogs of gancyclovir, we analyzed the distribution of encephalitogenicT cells during prodromal phase of transfer EAE and toxic effect of this accumulation on functional activity ofT cells in vitro and in vivo. Though gamma scanning was not sensitive enough for detection of encephalitogenic T cells in organs with low concentration of them we confirmed that spleen is one of the most important organs forT cells during EAE development. Moreover, we have found a toxic effect of radioactively labeled analogs of GCV on effectorT cells leading to inhibition of proliferation in vitro and significant attenuation of EAE symptoms in vivo. Thus, widely clinically and experimentally applying methods of noninvasive in vivo imaging of adaptive transferred T cells with application of radioactive substrate, as we have shown, can lead to attenuation of functional activity of these cells and accordingly to an inefficiency of therapy or wrong interpretation of the obtained data.

Full Text

ВВЕДЕНИЕ Впервые система ген-зависимого клеточного самоубийства, основанная на экспрессии гена тими- динкиназы вируса простого герпеса первого типа (HSVl-tk) в комбинации с ганцикловиром (ГЦВ), была применена для удаления клеток, экспрессирующих HSVl-tk, более 20 лет назад [1]. В отличие от внутриклеточной тимидинкиназы, HSVl-tk способна трансформировать нетоксичный синтетический аналог тимидина (ганцикловир) в ГЦВ-монофосфат, фосфорилируемый клеточными киназами до токсичного ГЦВ-трифосфата. ГЦВ-трифосфат ошибочно распознается ДНК-зависимой ДНК-полимеразой как деоксигуанедин-трифосфат и встраивается во вновь синтезирующуюся цепь ДНК, что приводит к сбою в репликации с последующей клеточной гибелью, и делает систему клеточного самоубийства на основе HSVl-tk/ГЦВ пригодной для специфического удаления клеток, экспрессирующих HSVl-tk in vivo [2, 3]. Низкая токсичность субстрата HSVl-tk для организма и высокая избирательность легли в основу создания стратегии генной фермент-продраг опосредованной терапии рака (ГФПТ), включающей методы генной терапии для доставки активности HSVl-tk в опухолевые клетки и провокацию самоубийства последних системным введением ГТ ТВ [3]. Наряду с ГФПТ, система клеточного самоубийства на основе HSV1 -tk/ГЦВ применяется в клинической клеточной терапии для удаления введенных клеток в случае возникновения нежелательных эффектов. Так, экспрессия HSVl-tk в аллогенных гематопоэтических клеточных трансплантатах, применяемых при терапии рака, лейкемии в частности, позволяет оперативно удалять из организма аллогенные клетки в случае возникновения реакции типа «трансплантат против хозяина» (GVHD) [4, 5, 6, 7]. В последнее время регуляторные Т-клетки широко используются для индукции толерантности к аллогенным трансплантатам и контроля за развитием аутоиммунных заболеваний. Потенциальный риск общей иммуносупрессии или массивной пролиферации минорной фракции аутореактивных Т-клеток при клеточной терапии с использованием регуляторных клеток и в этом случае может эффективно контролироваться с помощью системы HSVI-tk/ГЦВ [8, 9]. С другой стороны, способность клеток, экспрессирующих HSVl-tk, специфически аккумулировать радиоактивно меченные аналоги ГЦВ, позволяет отслеживать их локализацию и миграцию in vivo с помощью гамма-камеры или позитрон-эмиссионной томографии (ПЭТ) [10, 11, 12, 13]. В работах Zan- zonico и Koehne экспрессия HSVl-tk в лимфоцитах, сенсибилизированных к антигенам Эпштейн-Бар-ас- социированной лимфомы, применялась для выявления их локализации при клеточной терапии с использованием введения радиоактивно меченных аналогов тимидина-2'-йіюго-2'-с1еоху-1 -(3-D-arabinofuransyl-5- iodo-uracil (FIAU)-[I3II]FIAU и [l24I]FIAU с последующей детекцией гамма-камерой или ПЭТ [14, 15]. Специфическое накопление радиоактивных субстратов лимфоцитами, продуцирующими HSVl-tk, не вело к снижению иммунной цитотоксичности по отношению к клеткам лимфомы, вызванной вирусом Эпштейн-Бара, т. е. не влияло на функциональную активность Т-клеток. С другой стороны, полученные нами при изучении поведения и локализации анти- генсенсибилизированных клеток результаты подтверждают существование токсического действия радиоактивно меченных аналогов ГЦВ на HSVl-tk, продуцирующих Т-лимфоциты. В данной работе мы сравнили две системы визуализации Т-клеток in vivo при помощи гамма-камеры, основанные на экспрессии HSVl-tk или гена, кодирующего белок - переносчик норепинефрина/норадреналина (hNET) [16]. Кроме того, удалось обнаружить дозозависимое токсическое действие радиоактивно меченного аналога ГЦВ - [l23I]FIAU на лимфоциты, экспрессирующие HSVl-tk in vitro, и значительную потерю функциональной активности Т-клеток in vivo. Полученные результаты представляют определенный интерес, поскольку радиоактивно меченные субстраты к HSVl-tk широко используются в экспериментах и клинике для неинвазивного контроля за вводимыми лимфоцитами при клеточной терапии, что, как мы показали, может приводить как к ослаблению, так и к изменению функциональной активности этих клеток и соответственно к снижению эффективности терапии или к риску развития побочных эффектов. МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ Антигенсенсибилизированные лішфоцитьі, их генетическая модификация и индукция ЭАЭ. Методы получения антигенсенсибилизированных лимфоцитов и их генетическая модификация описаны в работе А. Fluegel [17]. Для трансдукции лимфоцитов были использованы вектора, созданные на основе ретровируса мышиных стволовых клеток pMSCVneo (Becton Dickinson, Heidelberg, Germany), экспрессирующих GFP, GFP-IRES-TK или GFP-IRES-NAT под LTR-промотером. ЭАЭ был индуцирован внутривенным введением активированных лимфоцитов (5x10s на крысу), после чего животных ежедневно осматривали для своевременного выявления клинических симптомов и взвешивали. Клинические симптомы определяли в соответствии со следующей шкалой: 0,5 - ослабление тонуса хвоста, 1 - паралич хвоста, 2 - нарушение походки, 3 - паралич задних конечностей, 4 - тетрапарез, 5 - смерть. Крысы инбредной линии Lewis были получены из вивария Института биохимии им. Макса Планка (Мартинсрид, Германия). Животные содержались в стандартных условиях: при постоянной температуре окружающей среды (+22 °С), 12-часовом световом дне и свободном доступе к воде и пище. Обработка лимфоцитов ганцикловиром и радиоактивными субстратами in vitro. Использовали ГЦВ производства Рош (Roche, Манхейм, Германия), коммерческое название Цимовен (Cymoven®). Для обработки in vitro использовали ГЦВ в концентрации 1 мкг/мл. Радиоактивно меченные субстраты [l23I]FIAU, 9-[4-fluoro-3-(hydroxymethyl)butyl]guani ne-[lsF]FHBG и metajodobenzylguanidin-[123I]MIBG были получены из Института радиационной медицины Изар Клиники (Мюнхен, Германия). Клетки инкубировали в течение 1 ч при +37 °С и 5% СО, в присутствии 0.25, 2.5, 12.5 или 25 цСі субстрата, отмывали и рестимулировали через 24 ч. Аккумулированную клетками радиоактивность определяли как процент от добавленной в культуру. Анализ функциональной активности лимфоцитов. Функциональную активность лимфоцитов определяли по степени активации клеток в ответ на присутствие антигена. Для этого клетки инкубировали с 10 мкг/мл МВР и ІОѴмл облученных тимоци- тов в течение 2 дней. Степень активации оценивали по уровню пролиферации путем подсчета клеток на FACS-Calibur (Becton Dickinson, Хайдельберг, Германия) или по включению [Н3]-тимидина. Гамма-камера. На 1-й или 3-й день после введения энцефалитогенных лимфоцитов животные получали внутривенно по 250 цСі [123I]FIAU или [123I]MIBG. Через 2 или 20 ч животных наркотизировали, используя внутримышечное введение смеси Фентамил : Домитор : Дормикум (Fentanyl: Domitor : Dormicum - 0.06 мг/кг : 0.2 мг/кг : 2.5 мг/кг веса), и сканировали на гамма-камере (Сименс, Германия). После сканирования крысам вводили внутрибрюшинно смесь Антиседан : Аноксат : Нарканти (Antisedan : Anoxat: Narcanti - 0.8 мг/кг : 0.25 мг/кг : 0.15 мг/кг). Все животные после введения радиоактивного субстрата содержались в специальном виварии Института радиационной медицины (Мюнхен, Германия). РЕЗУЛЬТАТЫ Т-лимфоциты, сенсибилизированные к основному белку миелина. В данной работе были использованы CD4+Т-лимфоциты, сенсибилизированные к основному белку миелина (МВР) и экспрессирующие зеленый флуоресцентный белок (GFP) (TMBP_GFP), GFP с тимидинкиназой вируса простого герпеса (TMBP_GFP ТК) и GFP с белком - переносчиком норепенефрина/ норадреналина (TMBP.GFphNAT). Гены были доставлены в Т-лимфоциты с помощью рекомбинантных ретровирусов, кодирующих GFP под LTR-промотером и GFP-ТК или GFP-NAT в бицистронной кассете под тем же промотером. Селекцию клеток по антигенной специфичности осуществляли путем нескольких последовательных стимуляций антигеном в присутствии антигенпрезентирующих клеток с цикличностью в 7 дней [17]. Для обозначения пролиферирующих лимфоцитов на 2-й день после стимуляции и не активированных, слабо пролиферирующих на 5-6-й день после рестимуляции мы соответственно используем термины «активированные» и «ожидающие» клетки. Функциональная активность FISVl-tk в Т- клетках подтверждена в эксперименте по индукции клеточной гибели ганцикловиром in vitro. Обработка ГЦВ-ом не является токсичной для Тмвр GFp но ведет к гибели 80% Тмвр ОРрТК-клеток уже через 24 ч после начала обработки (рис. ІА). Специфическое накопление радиоактивного субстрата Т-клетками, экспрессирующими HSV1- tk. Показано, что по сравнению с клетками, не экспрессирующими HSVl-tk, Тмвр ТК аккумулируют в 12 раз больше [l23I]FIAU, но не [l8F]FHBG (рис. 1Б). Причем активно пролиферирующие, «активированные», клетки накапливают субстрат в большем объеме по сравнению с «ожидающими», медленно делящимися. [I23I]FIAU аккумулируется Т-клетками в зависимости от его количества в инкубационной среде (рис. 1В). Кроме того, клетки, экспрессирующие HSVl-tk, способны сохранять связанный субстрат, а соответственно и радиоактивность более 24 ч. Данные нормализованы к уровню пролиферации клеток, определенному по связыванию [3Н]тимидина (рис. 1Г). Специфическое накопление радиоактивного субстрата ведет к повреждению функций Т-клеток in vitro. Для определения влияния радиоактивного субстрата на способность клеток активироваться инкубировали Тмвр GFp и Тмвр QFpTK с 25 цСі [l23I]FIAU или [ISF]FFIBG в течение 1 ч с последующей стимуляцией специфическим антигеном. Степень активации определяли по уровню пролиферации клеток на 2-й день после стимуляции. Так, TMBP GFP ТК после инкубации с [l23I]FIAU не отвечали пролиферацией на действие специфического антигена, в отличие от контрольных клеток, не экспрессирующих HSVl-tk. Применение [ISF]FFIBG не оказало ингибирующего эффекта на интенсивность активации Т-клеток в ответ на введение специфического антигена в культуру, что соответствует результатам исследований аккумуляции [ISF]FHBG и подтверждает, что повреждения клеток возникают только при специфическом накоплении радиоактивного субстрата (рис. 2А). Следует подчеркнуть, что ингибирование пролиферации ТМВР огрТК радиоактивным субстратом [l23I]FIAU носит дозозависимый характер и обнаруживается при минимальной интенсивности в 0.25 цСі (рис. 2Б). А) Б) Время инкубации (часы) В) Г) - О) ■ з ю . о < а. Доза в инкубационной среде (цСІ) Время (часы) Рис. 1. Специфические свойства энцефалитогенных Т-лимфоцитов, экспрессирующих HSVl-tk: А - отношение количества Тмвр оррили TV]BPGFP ТК-клеток в отсутствии ГЦВ к количеству клеток, обработанных ГЦВ (1 місг/мл), при разных сроках инкубации; Б - специфическое накопление [l23I]FIAU или [l33I]FHBG Тмвр оррТК-клетками за 1 ч при 37 °С, выраженное в процентах дозы радиоактивности, аккумулированной клетками, к дозе, добавленной в инкубационную среду; В - накопление TMBp GFpTK-клетками радиоактивного субстрата в зависимости от его количества в инкубационной среде (в сртхІОѴІО6 клеток); Г-динамика сохранения Тмвр_оррТК-клетками радиоактивного субстрата [l33I]FIAU, аккумулированного за 1 ч при 37 °С, в процентах к его количеству, добавленному в инкубационную среду (*р<0.05) Ингибирование пролиферации Т-клеток возникает в ответ на аккумулированную радиоактивность, а не на присутствие химической составляющей, поскольку количество используемого в реакции FIAU в несколько раз меньше эффективной концентрации и не может привести к индукции самоубийства, которое наблюдается в системе HSVl-TK/ГЦВ. Повреждаюіциіі эффект in vivo. Используемые в работе активированные МВР-сенсибилизированные лимфоциты обладают энцефалитогенной активностью и при введении вызывают воспаление в ЦНС с выраженными клиническими симптомами - параличами конечностей (на модели ЭАЭ, вызываемого адаптивным переносом сенсибилизированных Т-клеток). Клинические симптомы ЭАЭ наблюдаются с 3-4-го дня после введения активированных Тмвр-клеток и выражаются вначале в нарушении двигательной активности, затем в параличе хвоста, задних и передних конечностей. Клинические симптомы сопровождаются потерей веса, что является дополнительной характеристикой этого заболевания. Удаление энцефалитогенных Тмвр GFp ТК-лимфоци- тов, вызвавших ЭАЭ, трехкратным введением ГЦВ (ежедневно, внутривенно с момента инъекции клеток, 20 мг/кг веса) снижало тяжесть заболевания, но не предотвращало его полностью (рис. 2Д). Наряду с этим, однократного введения [l23I]FIAU с активностью 250 цСі через день после введения Т ,с тк было достаточно для существенного снижения клинических симптомов (рис. 2Г). Таким образом, радиоактивный субстрат оказался эффективнее ган- цикловира in vivo, даже при низкой концентрации его химической составляющей. [I23I]FIAU, как и ГЦВ, не оказывали влияния на тяжесть протекания ЭАЭ, вызванного введением Т-клеток, не экспрессирующих HSV1-TK (рис. 2А, В). Отслеживание энцефалитогенных клеток in vivo. Проведено сравнение эффективности применения двух систем, основанных на анализе способности клеток, экспрессирующих HSVl-tk или hNET, специфически аккумулировать радиоактивно меченные субстраты [123I]FIAU или [123I]MIBG соответственно, для выявления локализации энцефалитогенных лимфоцитов in vivo при развитии ЭАЭ. Для устранения А) Б) Д) □ Контроль а гцв * 1 1 2 3 4 Время после введения Т клеток (дни) Рис. 2. Действие накопленного клетками радиоактивного субстрата на их функциональную активность in vitro и in vivo: А - блокирование пролиферации Т ТК-клеток специфическим субстратом тимидинкиназы in vitro. По оси абсцисс - отношение количества Тмвраррк ТМВ|> 0РРТК-клеток, инкубированных 1 ч в присутствии [l23I]FIAU или [l33I]MIBG на 2-й день после стимуляции специфическим антигеном; Б - дозозависимое изменение количества TMBp_aFp или Тмвр_ СРрТК-клеток, инкубированных в отсутствии [|:3I]FIAU или с 0,25; 2,5 или 25 pCi [l23I]FIAU; В - клинические симптомы развития ЭАЭ (показаны столбцами) и динамика изменения веса животных (показана линиями), вызванные адоптивным переносом TMBp_GFp ТК при введении физиологического раствора или [l33I]FIAU (250 рСі); Г - ослабление клинических симптомов ЭАЭ при ежедневном введении ГЦВ (20 мг/кг). Контроль - введение физиологического раствора. (*р<0.01 по сравнению с контрольной группой) неспецифического накопления йода (І23І) щитовидной железой животные получали перорально и с питьевой водой раствор перхлората натрия (Irenat Tropfen). [I23I]FIAU с активностью 250 рСі вводили внутривенно через 1 (рис. ЗА) или 3 дня (рис. ЗБ) после инъекции Тмвр-орр и Tmbp-gfpTK' Сканирование анестезированных животных проводили в гамма-камере (Siemense) спустя 2 ч после введения радиоактивного субстрата. Обнаружено массовое скопление ТмвроРрТК в селезенке (показаны стрелкой) крыс через 1 и 3 дня после введения [l23I]FIAU (рис. ЗБ). У животных, получивших инъекцию Тмвр срр, показано статистическое распределение радиоактивности в организме с неспецифическими очагами в щитовидной железе и мочевом пузыре (показаны линией). Была оценена и чувствительность метода неинвазивного изучения распределения клеток, основанного на сродстве белка - переносчика норепенефрина/но- радреналина (hNET) к субстрату [l23I]MIBG. В данном случае крысы получали внутривенно инъекцию А) Б) В) Рис. 3. А, Б. - результаты гамма-сканировашія животных спустя 2 ч после введения [123I]FLAU (250 рСі), осуществленного через 1 (А) или 3 (Б) дня после адоптивного переноса Tmbp-gfphj™ Tmbp-gfpTK’ В - результаты гамма-сканирования животных спустя 2 ч после введения [123I]MIBG (250 дСі), осуществленного на 3-й день после адоптивного переноса TMBP-GFP hNET ИЛИ TMBP-GFP ТК)- Стрелками показана область локализации селезенки, линиями - мочевого пузыря и щитовидной железы 250 цСі [123I]MIBG на 3-й день после введения Тмвр GFpNAT. Сканирование в гамма-камере, проведенное через 2 ч после введения радиоактивного трейсера, не выявило специфической локализации Т-клеток, в то время как сканирование, проведенное через 20 ч, позволило обнаружить аккумулированную клетками радиоактивность в селезенке, как и при использовании Тмир оррТК (рис. ЗВ). Негативным контролем в данном случае послужило введение Т-клеток, экспрессирующих HSVl-tk и соответственно не способных аккумулировать [l23I]MIBG. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ Таким образом, проанализировано действие радиоактивно меченных субстратов на антигенсенси- билизированные Т-лимфоциты при неинвазивном определении их локализации. [123I]FIAU имеет большее сродство к HSVl-tk, чем [l8F]FHBG, который, в свою очередь, является необходимым субстратом для мутированной тимидинкиназы HSVl-sr39tk [18, 19]. В соответствии с этим, используемые нами лимфоциты накапливали преимущественно [l23I]FIAU, поскольку экспрессировали HSVl-tk дикого типа, и именно [123I]FIAU имел выраженное супрессивное влияние на интенсивность процесса пролиферации лимфоцитов в ответ на присутствие антигена (рис. 1Б и 2А). Соответственно, справедливо заключить, что специфическое накопление радиоактивного субстрата в клетке, а не присутствие радиоактивности в культуральной среде, ведет к повреждающему эффекту. Следует заметить, что проявляющаяся токсичность [123I]FIAU по отношению к Тмвр GFI, ж может быть объяснена непосредственным повреждающим действием присутствующего в ядре изотопа, а не блокированием транскрипции вследствие встраивания трифосфата FIAU во вновь синтезирующуюся цепь ДНК, как это происходит в случае обработки ГЦВ-ом, поскольку концентрация химической составляющей FIAU в десятки раз ниже требуемой для проявления токсического эффекта. Как показали Koehne с соавт. [14], аккумулирование радиоактивного субстрата не ведет к значительному изменению функциональной активности Т-клеток, в то время как в проведенных экспериментах наблюдали значительное токсическое действие [123I]FIAU на Тмвр оррТК-лимфоциты (рис. 2). Дело в том, что в экспериментах Koehne изучали изменение цитотоксической активности Т-клеток, сенсибилизированных к антигенам Эпштейн-Бар-ассоцииро- ванной лимфомы, после коинкубации их с радиоактивным субстратом. В настоящей работе показано ингибирование пролиферативной активности Тмвр GFP ТК в ответ на действие антигена, чего не требуется для проявления цитотоксичности [14]. Определение повреждающего эффекта [123I]FIAU in vivo на модели адаптивного ЭАЭ позволило продемонстрировать, что в преклинической фазе заболевания введенные Тмвр-лимфоциты до миграции в ЦНС активно пролиферируют в периферических органах и крови, что коррелирует с данными, полученными при сравнении их количества в различных органах на разных стадия развития заболевания [20]. Введение радиоактивного субстрата приводит к значительному ослаблению клинических проявлений. У животных, получивших инъекцию TMBp GFpTK и [123I]FIAU, наблюдалось только незначительное ослабление тонуса хвоста. У крыс контрольных групп, которые получили инъекции Tmbp-gfp или Tmbp-gfp и [123I]FIAU, развивается тетрапорез, что соответствует 4-му уровню клинических проявлений. Значительное ослабление тяжести заболевания при введении ТМВР GFPTK и [123I]FIAU может быть объяснено ингибирующим эффектом радиоактивного субстрата на пролиферацию TMBp_GFp_TK, что и соответствует результатам, полученным in vitro. Способность клеток, экспрессирующих HSVl-tk, накапливать радиоактивно меченные субстраты делает возможным их обнаружение in vivo сканированием в гамма-камере или на позитрон-эмиссионном томографе. Несмотря на то, что гамма-сканирование показало обнадеживающие результаты в отслеживании клеток, сенсибилизированных к опухолевым антигенам, данный подход оказался не достаточно чувствительным для изучения распределения энцефалитогенных клеток in vivo. Это объясняется большей концентрацией Т-клеток в небольшом объеме опухоли по сравнению с концентрацией Тмврв органах животного, например в селезенке или крови. Таким образом, гамма-сканирование позволяет определять локализацию энцефалитогенных клеток только в тех органах, в которых они представлены в максимальной концентрации. При аккумуляции радиоактивно меченных аналогов ГЦВ проявляется токсичное действие последних на антигенспецифи- ческие Т-лимфоциты, что выражается в ингибировании процесса их пролиферации.

About the authors

M A Nosov

Email: mikhail.nosov@googlemail.com

M Anton

W Weber

S V Barabanova

H Wekerle

E A Korneva

A Fluegel

References

  1. Moolten F.L. Tumor chemosensitivity conferred by inserted herpes thymidine kinase genes: paradigm for a prospective cancer control strategy // Cancer Res. 1986. (Oct.).Vol. 46 (10). P. 5276-5281.
  2. Ilsley D.D., Lee S.H., Miller W.H., Kuchta R.D. Acyclic guanosine analogs inhibit DNA polymerases alpha, delta, and epsilon with very different potencies and have unique mechanisms of action // Biochemistry. 1995 (Feb 28). Vol. 34 (8). P. 2504-2510.
  3. Fillat C., Carrio M., Cascante A., Sangro B. Suicide gene therapy mediated by the Herpes Simplex virus thymidine kinase gene / Ganciclovir system: fifteen years of application // Cur. Gene Ther. 2003 (Feb.). Vol. З (1). P. 13-26. (Rev.)
  4. Kolb H.J., Schmid C., Barrett A.J., Schendel D.J. Graft-versus-leukemia reactions in allogeneic chime- 'ras // Blood. 2004 (Feb 1). Vol. 103 (3). P. 767-776; Epub. 2003 (Sep 4). (Rev.)
  5. Kolb H.J., Mittermtiller J., Clemm C. et al. Donor leukocyte transfusions for treatment of recurrent chronic myelogenous leukemia in marrow transplant patients // Blood. 1990 (Dec 15). Vol. 76 (12). P. 2462-2465.
  6. Ciceri F., Bonini C., Gallo-Stampino C., Bordignon C. Modulation of GvHD by suicide-gene transduced donor T lymphocytes: clinical applications in mismatched transplantation//Cytotherapy. 2005. Vol. 7 (2). P. 144- 149. (Rev.)
  7. Painter R.G., Lanson N.A. Jr., Jin Z., Park F., Wang G. Conditional expression of a suicide gene by the telomere reverse transcriptase promoter for potential post- therapeutic deletion of tumorigenesis // Cancer Sci. 2005 (Sep). Vol. 96 (9). P. 607-613.
  8. Sakaguchi S., Sakaguchi N., Shimizu J. et al. Immunologic tolerance maintained by CD25+ CD4+ regulatory T cells: their common role in controlling autoimmunity, tumor immunity, and transplantation tolerance // Immunol. Rev. 2001 (Aug). Vol. 182. P. 18-32. (Rev.)
  9. Cohen J.L., Boyer O., Klatzmann D. Would suicide gene therapy solve the ‘T-cell dilemma’ of allogeneic bone marrow transplantation? // Immunol. Today. 1999 (Apr). Vol. 20 (4). P. 172-176. (Rev.)
  10. Tjuvajev J.G., Stockhammer G., Desai R. et al. Imaging the expression of transfected genes in vivo // Cancer Res. 1995 (Dec 15). Vol. 55 (24). P. 6126-6132.
  11. Tjuvajev J.G., Finn R., Watanabe K. et al. Noninvasive imaging of heipes virus thymidine kinase gene transfer and expression: a potential method for monitoring clinical gene therapy // Cancer Res. 1996 (Sep 15). Vol. 56 (18). P. 4087-4095.
  12. Tjuvajev JG, Avril N, Oku T. et al. Imaging herpes virus thymidine kinase gene transfer and expression by positron emission tomography // Cancer Res. 1998 (Oct 1). Vol. 58 (19). P. 4333-4341.
  13. Larson S.M., Tjuvajev J., Blasberg R. Triumph over mischance: a role for nuclear medicine in gene therapy //J. Nucl. Med. 1997 (Aug). Vol. 38 (8). P. 1230-1233. (Rev.)
  14. Koehne G., Doubrovin M., Doubrovina E. et al. Serial in vivo imaging of the targeted migration of human HSV-TK-transduced antigen-specific lymphocytes // Nat. Biotechnol. 2003 (Apr). Vol. 21 (4). P. 405-413; Epub. 2003 (Mar 24).
  15. Zanzonico P., Koehne G., Gallardo H.F. et al. [1311] FIAU labeling of genetically transduced, tumor-reactive lymphocytes: cell-level dosimetry and dose-dependent toxicity// Eur. J. Nucl. Med. Mol. Imaging. 2006 (Sep). Vol. 33 (9). P. 988-997; Epub. 2006 (Apr 11).
  16. Doubrovin M.M., Doubrovina E.S. et al. In vivo imaging and quantitation of adoptively transferred human antigen-specific T cells transduced to express a human norepinephrine transporter gene // Cancer Res. 2007 (Dec 15). Vol. 67 (24). P. 11959-11969.
  17. Fltigel A., Willem M., Berkowicz T, Wekerle H. Gene transfer into CD4+ T lymphocytes: green fluorescent protein-engineered, encephalitogenic T cells illuminate brain autoimmune responses //Nat. Med. 1999 (Jul). Vol. 5 (7). P. 843-847.
  18. Alauddin M.M., Conti P.S. Synthesis and preliminary evaluation of 9-(4-[ 18F]-fluoro-3-hydroxymethylbutyl )guanine ([18FJFHBG): a new potential imaging agent for viral infection and gene therapy using PET // Nucl. Med. Biol. 1998 (Apr). Vol. 25 (3). P. 175-180.
  19. Gambhir S.S., Bauer E., Black M.E. et al. A mutant herpes simplex virus type 1 thymidine kinase reporter gene shows improved sensitivity for imaging reporter gene expression with positron emission tomography // Proc. Natl. Acad. Sci. USA. 2000 (Mar 14). Vol. 97 (6). P. 2785-2790.
  20. Odoardi F., Kawakami N., Li Z. et al. Instant effect of soluble antigen on effector T cells in peripheral immune organs during immunotherapy of autoimmune encephalomyelitis // Proc. Natl. Acad. Sci. USA. 2007 (Jan 16). Vol. 104 (3). P. 920-925; Epub. 2007 (Jan 9).

Statistics

Views

Abstract - 38

PDF (Russian) - 1

Cited-By


PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2010 Nosov M.A., Anton M., Weber W., Barabanova S.V., Wekerle H., Korneva E.A., Fluegel A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies