INTERRELATION OF CONTENT OF BIFIDOBACTERIAL MARKERS WITH THE LEVEL OF OMEGA-3 POLYUNSATURATED FATTY ACIDS IN THE BLOOD OF PATIENTS SUFFERING WITH CHRONIC CARDIAC FAILURE

Abstract



Введение. В последние годы установлено наличие 3 пациентов с хронической сердечной недостаточностью (ХСН) значимых изменений состава кишечной микробиоты. Показана связь тяжести состояния пациентов и выраженности дисбиоза кишечника. Ключева роль во взаимном вли нии кишечного биотопа и макроорганизма в условиях развития ХСН отводится активации грамотрицательной микрофлоры и транслокации компонентов микробных тел, в частности липополисахарида, в кровоток [1]. В некоторых исследо-вани х указываетс на угнетение пула кишечных бифидобактерий (КБ) при ХСН [2]. Результаты недавно опубликованных работ позвол ют сделать предположение, что одним из механизмов влияния КБ на течение ХСН является их участие в обмене полиненасыщенных жирных кислот (ПНЖК), положительные эффекты которых на обмен липидов, инотропную функцию сердца, электрическую стабильность кардиомиоцитов, артериальное давление, клинические исходы больных хорошо известны [3]. Имеются данные, свидетельствующие о возможном участии КБ в метаболизме ПНЖК [4]. Однако на сегодня шний день вопрос о роли КБ в обмене ПНЖК у больных ХСН остается открытым. Цель исследования: изучить взаимосвязь содержания эйкозапентаеновой (ЭПК) и докозагек-саеновой (ДГК) кислот, величины W-3 индекса (ш-3И) с уровнем маркеров КБ в крови больных ХСН. Материалы и методы. Для анализа 59 проб периферической венозной крови больных ХСН разных стадий использовался газовый хроматограф масс-спектрометр Маэстро-2 («Интерлаб», Россия). Рассчитывали ш-3И как отношение суммы ДГК и ЭПК к сумме всех определявшихся жирных кислот, выраженное в процентах [3]. Количество КБ в пристеночном слое тонкой кишки вычисля -ли методом масс-спектрометрии микробных маркеров [5], р егистрируя содержание специфического олеинового альдегида в крови и учитывая суперпозицию маркеров микробного сообщества в целом. Результаты представляли в виде среднего значения ± стандартная ошибка (М+s). Полученные данные обрабатывались с помощью программы Microsoft Office Excel. Взаимосвязи между параметрами устанавливали по величине коэффициента корреляции (r), при уровне значимости р<0,05. Результаты. У пациентов с ХСН отмечались низкие уровни (0,18 ±0,22 мл и 0,59±0,41 ммоль/мл соответственно). Ш-3И также колебался в диапазоне низких значений от 0,33 до 5,16 %, в среднем составляя 2,05±1,17%. В сравнении с референсными значениями метода у больных с ХСН наблюдался более чем двукратный дефицит КБ (1623±869*105 кл/г при норме 5067±182х105 кл/г). При изучении взаимосвязи расчетного содержания КБ в пристеночном слое тощей кишки и показателей обмена ПНЖК нами выявлены достоверные (р<0,001) средней силы корреляционные связи: r=0,55 для ш-3И, r=0,42 дл ДГК (ри сунок). Рисунок. Полиномиальная функция взаимосвязи бифидобактерий в пристеночном слое тощей кишки и ДГК в крови больных ХСН Обсуждение. В настоящем исследовании показано, что у больных ХСН наблюдается значимый дефицит Ш-3 ПНЖК при одновременном существенном снижении уровня КБ, что согласуется с литературными данными. Обоюдное снижение W-3 ПНЖК и маркеров КБ может быть обусловлено нарушением процессов всасывания жирных кислот в тонкой кишке, изменением ее проницаемости дл макромолекул на фоне застойного полнокровия слизистой оболочки, снижением энзиматической активности химуса в св зи с дистрофическими изменени ми органов желудочно-кишечного тракта, уменьшением доли жиров, поступающих в кровоток, минуя печень, через лимфатическую систему, вследствие за-медлени тока лимфы. Установленна взаимосв зь может указывать как на участие КБ в метаболизме ПНЖК в организме человека в целом, так и на вли ние ПНЖК на рост КБ. В пользу первого свидетельствуют данные A.A. Hennessy и соавт. (2 012), установивших, что бифидобактерии способны преобразовывать линолевую и линоленовую кислоты в а-линоленовую кислоту [4] с последующим превращением, под действием эндогенных десатураз, в ЭПК и ДПК. Этот факт подтверждается исследованием R. Wall и соавт. (2010), в котором in vivo продемонстрировано увеличение содержания ДПК и ЭПК в сыворотке и ткан х при введении в рацион экспериментальных животных совместно с а-линоленовой кислотой штаммов бифидобактерий [6]. В исследовании E. Patterson и соавт. (2014), напротив, описано увеличение представленности попу-л ции КБ параллельно повышению ЭПК и ДГК в тканя х мышей, получавших рыбий жир, в сравнении с другими диетами [7]. Заключение. Полученные факты позволяют предположить, что у больных ХСН КБ способны модифицировать обмен ПНЖК, которые, в свою очередь, могут выполнять регуляторную функцию в отношении компонентов кишечного микробиома. Выявленная взаимосвязь между уровнем КБ и показателями о бмена ПНЖК может характеризовать дополнительные механизмы вли ни микробно тканевого комплекса кишечника на течение ХСН и являться важной терапевтической мишенью.

A A Vlasov

Military Medical Academy in the name of S. М. Kirov

S P Salikova

Military Medical Academy in the name of S. М. Kirov

V B Grinevich

Military Medical Academy in the name of S. М. Kirov

O V Bystrova

international Analytical Center of N. D. Zelinskii Institute of Organic Chemistry of the Russian Academy of Sciences

G A Osipov

international Analytical Center of N. D. Zelinskii Institute of Organic Chemistry of the Russian Academy of Sciences

M I Shperling

Military Medical Academy in the name of S. М. Kirov

  1. Pasini E., Aquilani R., Testa C., Baiardi P., Angioletti S., Boschi F., Verri M., Dioguardi F. Pathogenic gut flora in patients with chronic heart failure // JACC Heart Fail. 2016. Vol. 4, N 3. Р. 220-227.
  2. Власов А.А., Саликова С.П., Гриневич В.Б., Осипов Г.А., Быстрова О.В., Халютин Д.А. Динамика эндотоксинемии и микроэкологического статуса крыс на фоне применения рифаксимина в условиях экспериментальной сердечной недостаточности // Мед. акад. журн. 2017. Т. 17, N 1. С. 88-94. [Vlasov A.A., Salikovа S.P., Grinevich V.B., Osipov G.A., Bystrova O.V., Halyutin D.A. Effect of rifaximin administration on endotoxinemia and microecological status of rats with experimental heart failure // Med. acad. jour. 2017. Vol. 17, N 1. Р. 88-94].
  3. Harris W.S., Schacky C. The Omega-3 Index: a new risk factor for death from coronary heart disease? // Preventive Medicine. 2004. N 39. Р. 212-220.
  4. Hennessy A.A., Barrett E., Paul Ross R., Fitzgerald G.F., Devery R., Stanton C. The production of conjugated α-linolenic, γ-linolenic and stearidonic acids by strains of bifidobacteria and propionibacteria // Lipids. 2012. Vol. 47, N 3. Р. 313-327.
  5. Платонова А.Г., Осипов Г.А., Бойко Н.Б., Кириллова Н.В., Родионов Г.Г. Хромато-масс-спектрометрическое исследование микробных жирных кислот в биологических жидкостях человека и их клиническая значимость // Клин. лаб. диагностика. 2015. Т. 60, № 12. С. 46-55. [Platonova A.G., Osipov G.A., Boiko N.B., Kirillova N.V., Rodionov G.G. The chromatography-mass spectrometry analysis of microbial fatty acids in human biological fluids and their clinical significance // J. Russ. Clin. Lab. diagnostics. 2015. Vol. 60, N 12. P. 46-55].
  6. Wall R., Ross R.P., Shanahan F., O'Mahony L., Kiely B., Quigley E., Dinan T.G., Fitzgerald G., Stanton C. Impact of administered bifidobacterium on murine host fatty acid composition // Lipids. 2010. Vol. 45, N 5. P. 429-436.
  7. Patterson E., O' Doherty R.M., Murphy E.F., Wall R., O' Sullivan O., Nilaweera K., Fitzgerald G.F., Cotter P.D., Ross R.P., Stanton C. Impact of dietary fatty acids on metabolic activity and host intestinal microbiota composition in C57BL/6J mice // Br. J. Nutr. 2014. Vol. 111, N 11. Р. 1905-1917.

Views

Abstract - 33

PDF (Russian) - 4

Cited-By


PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2017 Vlasov A.A., Salikova S.P., Grinevich V.B., Bystrova O.V., Osipov G.A., Shperling M.I.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies