CHIMERIC PROTEINS BASED ON THE IMMUNOGENIC EPITOPES OF STREPTOCOCCUS SURFACE PATHOGENICITY FACTORS AS VACCINES FOR GROUP B STREPTOCOCCAL INFECTIONS

Abstract


Developing vaccines against group B streptococci (GBS), which take a significant share in the prevalence of human infections, is a priority for medical biology. The objective of the present work was to assess the immunogenic and protective properties of four original chimeric recombinant peptide vaccines designed by combing the immunodominant fragments of GBS surface proteins Bac, C5a peptidase, ScaAB, CspA, and SspB1. The hybrid molecules were constructed using several technologies including the chemical synthesis of full-size DNA molecules and their cloning in expression vectors followed by protein expression in effective producer cells. Mice were used to compare the immunogenicity and post-vaccination protection afforded by the vaccines. All protein constructs were found to be immunogenic; however, they differed in their abilities to evoke immune responses against GBS and to protect against model infection.

Введение. ^реш^^кки группы В (СГВ), грам-положительные бета-гемолитические микроорганизмы, населяют слизистые оболочки пищеварительного тракта и мочеполовой системы. Стрептококки группы В наряду со стрептококками группы А занимают важное место в структуре инфекционной заболеваемости человека [1, 2]. По данным ряда авторов, более 70% населения планеты инфицирована этими микроорганизмами [3, 4], а смертность составляет более 2 млн в год [5]. Доказано, что СГВ являются ведущей причиной тяжелых, нередко смертельных инфекций новорожденных, а также при определенных условиях вызывают инфекции у пожилых людей и лиц с нарушениями иммунной системы. Применение антибиотиков дает положительный эффект при профилактике заражения плода в процессе родов, но оказывается бесполезным при развитии внутриутробных и пост-натальных инфекций [5]. К настоящему времени назрела потребность в применении другой стратегии МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2016 г., ТОМ 16, № 3 83 профилактики, а именно, использовании специфических СГВ вакцин. Вместе с тем коммерческой вакцины против СГВ в мире не существует. Имеется лишь несколько разработок в фазе клинических исследований [6]. Надежную иммунную защиту в отношении различных серотипов СГВ можно обеспечить с помощью поливалентных полипептид-ных вакцин, направленных против консервативных антигенных детерминант нескольких поверхностных белков СГВ. Кандидатами на роль вакцинных препаратов широкой специфичности являются рекомбинантные полипептиды, воспроизводящие структуру консервативных иммуногенных участков бактериальных белков [7-11]. Ранее нами была создана комплексная СГВ вакцина на основе смеси пяти рекомбинантных полипептидов: P6, CspA, ScpB, ScaAB и Stv, соответствующих иммуногенным участкам поверхностных белков СГВ - Вас, CspA, ScpB (С5а пептидаза), ScaAB, SspB1, соответственно. На модели лабораторных животных было доказано, что вакцина обладает хорошей иммуногенностью, стимулирует выработку IgM и IgG ко всем пяти рекомбинантным полипептидам, обеспечивая защитный эффект в отношении всех актуальных серотипов стрептококков группы В [12]. Положительные результаты доклинических испытаний пятикомпонентной рекомбинантной СГВ вакцины подтвердили ее безвредность и эффективность. включающих антигенные детерминанты пяти белковых молекул, использованных ранее в виде вакцинной смеси. В настоящей статье представлены результаты исследования иммуногенных и протективных свойств созданных вариантов гибридных рекомбинантных молекул. Материалы и методы исследования. В работе были использованы четыре оригинальных штамма Escherichia coli - продуценты четырех различных химерных рекомбинантных белков. Общий методический подход, примененный при разработке химерных вакцинных препаратов, заключался в первоначальном компьютерном моделировании молекул сначала in silico, а затем, в лаборатории с применением технологии, включающей химический синтез молекул ДНК, их клонирование в экспрессионных векторах с последующей экспрессией белков в штам-мах-продуцентах [13]. Компьютерное моделирование было осуществлено с помощью пакетов компьютерных программ BLAST (NCBI) ExPASy и алгоритма I-Tasser CASPs (Critical Assessment of protein Structure Prediction) с целью создания реалистических моделей белков. Для объединения доменов был осуществлен докинг эпи-топных детерминант. С учетом особенностей локализации поверхностных белков СГВ были сконструированы четыре химерные конструкции su1-su4, соответствующие поверхностным белкам Вас, CspA, С5а пептидазы, ScaAB и SspB1 (рис. 1). ScaAB ScpB Вас CspA SspBl sul ScaAB ScpB Вас CspA SspBl su2 Flagellin ScaAB ScpB Вас CspA SspBl su3 Flagellin ScaAB ScpB Вас CspA SspBl su4 Рис. 1. Схематическое изображение строения химерных рекомбинантных полипептидов. Вместе с тем стала очевидной возможность дальнейшего совершенствования вакцинного препарата. Была поставлена задача объединить в составе единой молекулы иммуногенные фрагменты всех поли-пептидных компонентов, входивших в состав комплексной вакцины. Такое усовершенствование могло бы упростить и удешевить процесс производства вакцинного препарата в будущем. Поскольку принцип компьютерного моделирования не гарантирует получения единственно возможной оптимальной теоретической конструкции, были созданы четыре варианта химерных рекомбинантных полипептидов, Для выделения белков культуры бактерий E.coli, содержащих рекомбинантные плазмиды, пересевали с плотной среды в 5 мл жидкой среды LB (Ameresco, США) с добавлением канамицина («Красфарма», Россия) до конечной концентрации 100 мкг/мл и инкубировали на шейкере в течение 24 часов при 37° С. Суточную культуру пересевали в бульон с канамицином, инкубировали на шейкере до достижения значений оптической плотности клеточной суспензии 0,6-0,7 при длине волны 600 нм (в течение примерно 1 ч). Затем добавляли IPTG (1 ммоль/мл) и проводили индукцию синтеза белка 84 МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2016 г., ТОМ 16, № 3 в течение 3 ч. Бактерии осаждали центрифугированием при 3500 об/мин в течение 30 мин при 4° С. Полученные клетки суспензировали в связывающем буфере (0,05 M Na2HPO4; 0,3 M NaCl; 10 mM имидазола). В суспензию добавляли 1 мг/мл лизо-цима (Helicon, Россия) и 10-3 PMSF (Helicon, Россия) и оставляли на 30 мин при комнатной температуре. Клетки разрушали в ультразвуковом дезинтеграторе три раза по 30 секунд с перерывом 15 секунд. Разрушенные клетки осаждали на дно центрифугированием. Осадок растворяли в связывающем буфере, содержащем 8 М мочевину. Твердые фрагменты осаждали центрифугированием при 20000 об./мин в течение 20 мин при 4° С. Чистоту и количественное содержание белка контролировали с помощью электрофореза в 10% полиакриламидном геле (ПААГ) в вертикальном пластинчатом аппарате Mini-PROTEAN II (BioRad, США) и методом Лоури, соответственно. Для стабилизации белков использовали раствор, содержащий 98,4 % маннитола («Вектон», Россия), 1,4% сукцината натрия («Вектон», Россия) и 0,2% поли-сорбата 20 (Sigma, США), рН 7,4. Белки очищали методом аффинной хроматографии на колонке с Ni-сефарозой (GE Healthcare, Швеция) согласно процедуре, рекомендованной производителем. Раствор белка освобождали от имидазола с помощью диализа против подщелоченной дистиллированной воды (pH 9,0). Иммуногенные и протективные свойства полипептидов изучали на белых беспородных мышах (самки, возраст 8-10 нед, масса 18-20 г), полученных из питомника Рапполово (Ленинградская область). Иммунизацию проводили четыре раза подкожно в объеме 0,2 мл, с интервалом 14 дней, c гидроокисью алюминия в качестве адъюванта в объемном соотношении 1:1 (Aluminium hydroxide gel adjuvant, ALHydrogel «85», Brenntag Biosector, Pierce, США). Титр специфических IgG определяли общепринятым методом ИФА с использованием козьих анти-мышиных IgG, конъюгированных с пероксида-зой хрена (Sigma, США). Сыворотку крови получали на 56 -й и 76 -й дни от начала иммунизации. Для исследования специфической протективной эффективности полипептидов su1, su2, su3 и su4 мышей заражали СГВ (штамм 6224) внутрибрю-шинно в объеме 0,5 мл на 10 -й день после последней иммунизации. Заражающая доза составляла 107 КОЕ/ мышь. Через 5 часов собирали селезенки и ткань гомогенизировали. На плотную питательную среду (Колумбийский агар с 5% человеческих эритроцитов) наносили последовательные десятикратные разведения гомогената в объеме 10 мкл и инку бировали при 37° С в течение 14-16 часов, после чего производили количественный учет колоний под микроскопом. Статистическую обработку результатов проводили с использованием пакета программ анализа данных в Exсel (однофакторный дисперсионный анализ, описательная статистика). Результаты и их обсуждение. Молекулы исследованных химерных рекомбинантных полипептидов, обозначенные как su1, su2, su3 и su4, представляют собой комбинацию линейных иммунодоминантных участков поверхностных белков стрептококка группы В - ScaAB, ScpB, Вас, СspA и SspB1 (см. рис. 1). Полипептиды su1 и su2 содержат одинаковые по специфичности, но различные по длине иммуно-доминантные фрагменты и, как следствие, имеют различную молекулярную массу. Последо ватель ность полипептида su3 идентична последовательности su1, но дополнительно содержит фрагмент флагеллина, используемого в качестве внутримолекулярного адъюванта. Аналогично, полипептид su4 представляет собой комплекс полипептида su2 с флагеллиновым фрагментом. Экстракцию рекомбинантных полипептидов из осадка разрушенных ультразвуком индуцированных клеток-продуцентов E. coli проводили с помощью 8 М мочевины. Целевые рекомбинантные белки после индукции их активного синтеза в клетках-про-дуцентах нередко накапливаются в форме нерастворимых телец включения, что часто усложняет процедуру их препаративного выделения [14]. В результате обработки мочевиной значительное количество рекомбинантных полипептидов, полученных в ходе исследования, удавалось перевести в растворимую форму из состава так называемых телец включения. Результаты электрофоретического анализа материала, полученного в процессе выделения белка su2 (38 кДa), после обработки осадка разрушенных клеток буфером, содержащим 8 М мочевину, представлены на рис. 2. Под воздействием мочевины значительная часть общего количества рекомбинантного белка переходила в растворимую форму, после чего белок мог быть легко выделен на аффинной колонке Ni-сефарозы. Аналогичную картину наблюдали в процессе работы со штаммами-продуцентами трех других белков, подвергавшихся аналогичной обработке мочевиной. Согласно показателям электрофоретической подвижности молекулярные массы белков su1, su2, su3 и su4 составили 67, 38, 92 и 63 kDa, соответственно, что полностью совпадало с теоретически рассчитанными значениями молекулярных масс химерных рекомбинантных конструкций (рис. 1 и 3). МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2016 г., ТОМ 16, № 3 85 751 401 Рис. 2. Электрофорез в 10% ПААГе материала, полученного после обработки осадка клеток-продуцентов полипептида su2 8 М мочевиной: 1 - маркер молекулярной массы; 2 - растворимая фракция; 3 - нерастворимая фракция. 951 721 431 Было установлено, что каждый из четырех исследованных рекомбинантных белков стимулировал иммунный ответ у мышей. Для белков su1, su2 и su3 максимальное значение содержания специфических IgG было зарегистрировано на 76-й день от начала иммунизации, для белка su4 - на 56-й день (рис. 4). Самостоятельный интерес представляло изучение специфичности полученного иммунного ответа 6,0 5,5 g. 5.0 J.4,5-- 4,03,53,0 і * äi Рис. 3. Электрофорез в 10% ПААГе растворов рекомбинантных белков: 1 - маркер молекулярной массы; 2 - su1; 3 - su2; 4 - su3; 5 - su4. Выделенные рекомбинантные химерные полипептиды были использованы при иммунизации экспериментальных мышей для оценки их способности стимулировать выработку антител, специфичных как в отношении собственно химерного полипептида, так и в отношении индивидуальных иммуногенных последовательностей поверхностных белков СГВ в составе химерных конструкций. Иммунизацию осуществляли путем подкожного введения исследуемых белков. В процессе развития иммунного ответа на 56-й и 76 -й дни после начала иммунизации проводили забор крови из подчелюстной вены мышей и в сыворотках анализировали содержание специфических IgG. sul su2 su3 su4 I I 56 день СИ 76 день Рис. 4. Сравнительный анализ иммуногенности исследуемых белков. в отношении СГВ. Принципиально важно, чтобы химерные полипептиды индуцировали выработку полного спектра антител, комплементарных поверхностным белкам СГВ, послужившим основой для конструирования химерной вакцины. С этой целью сыворотки мышей, полученные на 76-й день от начала иммунизации, были проанализированы методом ИФА, причем антигенами служили рекомбинантные белки P6, ScpB, ScaAB, Stv - аналоги поверхностных белков Вас, С5а пептидазы, ScaAB и SspB1 стрептококков группы В (рис. 5). В пуле иммуноглобулинов, стимулированных подкожной иммунизацией каждым химерным вакцин- 6,0 5,5 9-5,0 S <4,5 ^4,0 3,5 3,0 [І IX * X і sul □ ScpBl su2 I I Stv su3 □ ScaAB su4 □ P6 Рис. 5. Сравнительный анализ уровня СГВ-специфических антител в сыворотках мышей, иммунизированных полипептидами su1, su2, su3 и su4. ным препаратом, содержались антитела, комплементарные полипептидам P6, ScpB, ScaAB, Stv. Рекомбинантный белок на основе CspA в исследование не включали в связи с технологической сложностью его наработки. Относительная доля антител 86 МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2016 г., ТОМ 16, № 3 различной специфичности не была одинаковой. В целом наивысший уровень специфичных в отношении СГВ антител регистрировали у мышей, иммунизированных белком su2. Для оценки протективной эффективности иммунного ответа в отношении стрептококковой инфекции на 78-й день от начала эксперимента опытным и контрольным мышам внутрибрюшинно был введен штамм 6224 СГВ (серотип II) в дозе 107 КОЕ/мл. Использованный штамм содержал все белки, имму-нодоминантные фрагменты которых были включены в состав химерных вакцинных препаратов. Через 5 ч у мышей извлекали селезенки для оценки уровня диссеминации возбудителя в организме зараженных животных методом счетного высева гомогената ткани на плотную питательную среду (рис. 6). Было установлено, что через 5 ч после заражения наименьший средний показатель содержания СГВ Группы мышей, иммунизированных полипептидами Рис. 6. Содержание СГВ в селезенках мышей через 5 часов после внутрибрюшинного инфицирования. в селезенках был зарегистрирован у мышей, иммунизированных полипептидом su2. Лучшие показатели защиты коррелировали с наивысшими значениями титров антител против рекомбинантных белков P6, ScpB, ScaAB, Stv в сыворотках этой же группы мышей. Следует отметить, что мыши, иммунизированные полипептидами su1, su3 и su4, также были защищены от СГВ, хотя и в меньшей степени. Между этими группами животных не выявлено достоверных различий по показателям выделения возбудителя из селезенки, хотя была отмечена тенденция возрастания протективной эффективности в ряду su3-su1-su4-su2. Полипептид su3 имел достоверно самую низкую протективную эффективность по сравнению с другими препаратами. Последнее коррелировало с данными о его сниженной способности стимулировать выработку антител против рекомбинантных аналогов поверхностных белков СГВ, несмотря на то, что он не уступал дру гим белкам по показателям общей иммуногенности (см. рис. 4). Следует отметить, что при создании химерных конструкций, комбинирующих линейных антигенные детерминанты бактериальных поверхностных белков, существует опасность экранирования имеющихся специфических эпитопов и формирования новых пространственных детерминант в процессе укладки гибридной молекулы, не соответствующих антиген -ным детерминантам бактерий. Принципиально важно, чтобы химерные белки не просто обладали выраженной иммуногенной активностью, но и чтобы в пуле антител, стимулированных в процессе иммунизации, достаточная доля принадлежала иммуноглобулинам, специфичным в отношении СГВ антигенов. Вероятно, особенности пространственной укладки каждой из исследованных химерных конструкций определили отличия в показателях иммунного ответа на отдельные линейные антигенные детерминанты, входящие в состав рекомбинантных химерных белков. Иммунный ответ, стимулированный рекомбинантными белками, в различной степени обеспечивал повышение устойчивости экспериментальных животных к СГВ инфекции, что выражалось в ограничении процесса диссеминации возбудителя после интраперитонеального заражения. Первоначально, вводя в структуру химерных рекомбинантных белков su3 и su4 последователь -ность флагеллина, являющегося лигандом рецептора Toll 5, мы рассчитывали на усиление иммунного ответа на эти конструкции за счет адъювантного эффекта [15, 16]. В условиях данного эксперимента флагеллиновые добавки не обеспечивали прироста иммунного ответа, а главное, не способствовали повышению протективности в отношении СГВ инфекции. Последнее могло быть обусловлено особенностями укладки полипептидных молекул в химерных белках, приводящих к экранированию участков флагеллина, способных влиять на процессы иммуногенеза. Вышесказанное позволяет заключить, что белок su2, составленный из линейных антигенных участков пяти различных белков стрептококка группы В, может быть исследован далее в качестве вакцинного препарата для профилактики СГВ инфекций. К настоящему времени идентифицировано и изучено несколько перспективных белков СГВ - вакцинных кандидатов, способных индуцировать протективный иммунный ответ на экспериментальных моделях. Это a-и ß -компоненты С белка [9, 17], Rib белок [18], Sip белок, C5a пептидаза [20, 21], ScaAB белок [10], CspA [11]. Большинство данных белков представлены более чем у одного серотипа МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2016 г., ТОМ 16, № 3 87 СГВ и в качестве вакцинных препаратов могут обеспечить более широкую протективную эффективность по сравнению с полисахаридами стрептококков. Вместе с тем опыт использования одного бактериального белка в качестве вакцины показал, что в целом ряде случаев антигенные детерминанты, соответствующие данному белку, либо экранированы другими поверхностными структурами, либо отсутствуют у штаммов различных генетических линий одного и того же вида. Развитие пангеномного подхода к исследованию стрептококков группы В привело к выводу о значительной генетической гетерогенности даже среди штаммов одного серотипа, в том числе в отношении генов, кодирующих поверхностные белки [22]. В сравнительных геномных исследованиях был сделан вывод о том, что каждый штамм имеет «коро-вый геном», который содержат все штаммы СГВ, «необязательный геном», объединяющий гены, расположенные на мобильных генетических элементах, многие из которых кодируют факторы вирулентности, обнаруживаемые не у всех штаммов [23]. Экспериментально показано, что для создания эффективной вакцины широкой специфичности целесообразно скомбинировать консервативные белки, кодируемые генами «корового генома», и белковые факторы вирулентности, кодируемые «необязательный геномом» [12, 24]. Такой подход к конструированию химерных вакцин позволяет достаточно успешно избегать «иммунологического ускользания», свойственного моновалентным вакцинным препаратам. Этот принцип был использован при разработке комплексной пятивалентной вакцины, а также для рационального дизайна исследованных химерных белков. В их структуре совмещены иммунодоминант-ные последовательности трех белков корового генома - CspA, ScpB (С5а пептидаза), ScaAB, и двух белков «необязательного генома» - Вас и SspB1. Протективная эффективность иммунного ответа к химерным белкам была доказана с использованием одного штамма СГВ, содержащего все пять белков. Оценка широты серотиповой специфичности вакцинного препарата требует дальнейших исследований. Выводы. 1. Сконструированы четыре химерных рекомбинантных белка, объединяющих в своей структуре антигенные участки пяти поверхностных белков стрептококков группы В. 2. Все исследованные белки обладали способ -ностью стимулировать иммунный ответ у мышей после подкожной иммунизации. 3. В иммунных сыворотках обнаружены иммуноглобулины класса G, специфичные в отношении полипептидов P6, ScpB, ScaAB, Stv, рекомбинантных аналогов поверхностных белков СГВ. 4. Иммунный ответ, стимулированный введением изученных химерных вакцинных белков, обеспечивал защиту против стрептококка группы В в условиях модельной инфекции. 5. Наилучшими показателями иммуногенности и протективной эффективности обладает полипептид su2, который после дополнительных исследований может быть рассмотрен в качестве активного компонента новой химерной рекомбинантной СГВ вакцины. 6. Исследование представляет собой пример разработки однокомпонентной рекомбинантной химерной СГВ вакцины, иммуногенной и протективной, способной конкурировать с комплексной пятикомпонентной рекомбинантной СГВ вакциной, созданной ранее. Заключение. Таким образом были сконструированы и проанализированы рекомбинантные химерные белки, структура которых первоначально была теоретически смоделирована. Они действительно обладали предсказанными свойствами и проявляли иммуноген-ность, а иммунный ответ характеризовался специфичностью и протективной эффективностью в отношении СГВ. Тем самым была доказана принципиальная возможность совместить специфичности нескольких бактериальных белков в структуре единой полипептидной молекулы. Существенно, что антитела против исследованных белков распознавали все исследованные поверхностные белки, которые послужили прототипами химерных конструкций. Учитывая, что в структуру молекул были включены консервативные сайты поверхностных белков стрептококков группы В можно рассчитывать на протективность таких вакцин в отношении разных серотипов СГВ, а также исключить возможность. иммунологического «ускользания» штаммов, различающихся по экспрессии тех или иных белковых антигенов. В ближайшей перспективе планируется продолжение исследований свойств наиболее перспективных рекомбинантных химерных белков, а также особенностей формирования стимулированного ими специфического иммунного ответа против патогенных стрептококков. Литература

V Yu Filimonova

Institute for Experimental Medicine

Email: vika-filimonova0@yandex.ru
St. Petersburg, Russia

I V Dukhovlinov

Institute for Experimental Medicine

Email: dukhovlinov@gmail.com
St. Petersburg, Russia

T A Kramskaya

Institute for Experimental Medicine

Email: Tatyana.kramskaya@gmail.com
St. Petersburg, Russia

G F Leont’eva

Institute for Experimental Medicine

Email: galeonte@yandex.ru
St. Petersburg, Russia

K B Grabovskaya

Institute for Experimental Medicine

Email: grabovskaya.korneliya11.12@yandex.ru
St. Petersburg, Russia

A N Suvorov

Institute for Experimental Medicine; St. Petersburg State University

Email: alexander_suvorov1@hotmail.com
St. Petersburg, Russia

  1. Филатов Н. Н., Лыткина И. Н., Ежлова Е. Б. и др. Профилактика стрептококковой (группы А) инфекции: Санитарно-эпидемиологические правила.- М.: Федеральный центр Госсанэпиднадзора Минздрава России, 2003.
  2. Покровский В. П., Брико Н. И., Ряпис С. А. Стрептококки и стрептококкозы.- М.: ГЭОТАР-Медиа, 2006.- 544 с.
  3. Fischetti V., Novick R., Ferretti J., Portnoy D., Rood J. Gram positive pathogens (second edition) // Book ISBN or Item Number: 978-1-55581-343-7.- 2006.
  4. Тотолян А. А., Суворов А. Н., Дмитриев А. В. Стрептококки группы В в патологии человека.- СПб.: Человек, 2010.- 212 с.
  5. Ferretti J., Köhler W. // Ferretti J. J., Stevens D. L., Fischetti V. A. History of Streptococcal Research. Streptococcus pyogenes: Basic Biology to Clinical Manifestations [Internet] // Oklahoma City (OK): University of Oklahoma Health Sciences Center.- 2016.- http://www.ncbi.nlm.nih.gov/books/NBK333430/
  6. Nuccitelli A., Rinaudo C. D., Maione D. Group B Streptococcus vaccine: state of the art // Therapeutic Advances in Vaccines.- 2015.- Vol. 3 (3).- P. 76-90.
  7. Суворов А. Н. Поиск эффективных путей решения проблемы борьбы с бактериальной инфекционной патологией // Мед. акад. журн.- 2010.- Т. 10, № 4.- C. 267-280.
  8. Дитина М. А., Мерингова Л. Ф., Леонтьева Г. Ф., Грабовская К. Б., Ванг А, Шен З., Суворов А. Н. Сравнительное изучение конъюгированной и комбинированной экспериментальных вакцин против стрептококков группы В // Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии.- 2009.- № 1.- C. 37-41.
  9. Грабовская К. Б., Леонтьева Г. Ф., Мерингова Л. Ф., Воробьева Е. И., Суворов А. Н., Тотолян А. А. Протективные свойства некоторых поверхностных рекомбинантных полипептидов стрептококков группы В // Медицинская иммунология.- 2006.- Т. 6, № 2-3.- С. 133-138.
  10. Суворов А. Н., Грабовская К. Б., Леонтьева Г. Ф., Мерингова Л. Ф., Воробьева Е. И., Тотолян А. А. Рекомбинантные вакцины против стрептококков группы В как средство специфической профилактики // Мед. акад. журн.- 2006.- Т.1.- С. 13
  11. Дуплик Н. В., Королева И. В., Суворов А. Н. Клонирование, экспрессия и изучение иммунологических свойств рекомбинантного полипептида на основе С5а пептидазы стрептококков группы В // Медицинская иммунология.- 2009.- Т. 11.- C. 7-14.
  12. Крамская Т. А., Леонтьева Г. Ф., Грабовская К. Б., Королева И. В., Гупалова Т. В., Кулешевич Е. В., Суворов А. Н. Исследование защитных механизмов действия препарата поливалентной рекомбинантной вакцины на основе консервативных белков для профилактики инфекций, вызываемых стрептококками группы В // Медицинский алфавит.- 2015.- Т. 1, № 5.- С. 49-52.
  13. Suvorov A., Dukhovlinov I.I., Leontieva G., Kramskaya T., Koroleva I., Grabovskaya K., Fedorova E., Chernyaeva E., Klimov N., Orlov A., Uversky V. Chimeric Protein PSPF, a Potential Vaccine for Prevention Streptococcus // Vaccines & Vaccination.- 2015.- Vol. 6, Iss. 6.- http://dx.doi.org/2157-7560.1000304.
  14. Rinas U., Hoffmann F., Betiku E., Estapé D., Marten S. Inclusion body anatomy and functioning of chaperone-mediated in vivo inclusion body disassembly during high-level recombinant protein production in Escherichia coli // J. of Biotechnology.- 2007.- Vol. 127.- P. 244-257.
  15. Lim J. S., Nguyen K. C., Nguyen C. T., Jang I. S., Han J. M., Fabian C., Lee S. E., Rhee J. H., Cho K. A. Flagellin-dependent TLR5/caveolin-1 as a promising immune activator in immunosenescence // Aging Cell.- 2015.- Oct; Vol. 14 (5).- Р. 907-915. doi: 10.1111/acel.12383. Epub 2015 Jul 30.
  16. Illek B., Fu Z., Schwarzer C., Banzon T., Jalickee S., Miller S. S., Machen T. E. Flagellin-stimulated Cl-secretion and innate immune responses in airway epithelia: role for p38. // Am. J. Physiol Lung Cell Mol. Physiol.- 2008.
  17. Michel J., Madoff L., Kling D., Kasper D., Ausubel F. Cloned alpha and beta C-protein antigens of group B streptococci elicit protective immunity // Infect Immun.- 1991.- Vol. 59.- P. 2023-2028.
  18. Stalhammar-Carlemalm M., Stenberg L., Lindahl G. Protein rib: a novel group B streptococcal cell surface protein that confers protective immunity and is expressed by most strains causing invasive infections // J. Exp. Med.- 1993.- Vol. 177.- P. 1593-6103.
  19. Brodeur B., Boyer M., Charlebois I., Hamel J., Couture F., Rioux C. et al. Identification of group B streptococcal Sip protein, which elicits cross-protective immunity // Infect Immun.- 2000.- Vol. 68.- P. 5610-5618.
  20. Cheng Q., Carlson B., Pillai S., Eby R., Edwards L., Olmsted S. et al. Antibody against surface-bound C5a peptidase is opsonic and initiates macrophage killing of group B streptococci // Infect Immun.- 2001.- Vol. 69.- P. 2302-2308.
  21. Chmourygina I.I., Suvorov A. N., Ferrieri P.P., Cleary P. P. Conservation of the C5a peptidase genes in-group A and В streptococci // Infect. Immun.- 1995.- Vol. 64.- P. 2387-2390.
  22. Tettelin H., Masignani V., Cieslewicz M., Eisen J., Peterson S., Wessels M. et al. Complete genome sequence and comparative genomic analysis of an emerging human pathogen, serotype V streptococcus agalactiae // Proc. Natl Acad. Sci USA.- 2002.- Vol. 99.- P. 12391-12396.
  23. Tettelin H., Masignani V., Cieslewicz M., Donati C., Medini D., Ward N. et al. Genome analysis of multiple pathogenic isolates of streptococcus agalactiae: implications for the microbial «pan-genome»// Proc. Natl. Acad. Sci USA.- 2005.- Vol. 102.- P. 13950-13955.
  24. Maione D., Margarit I., Rinaudo C., Masignani V., Mora M., Scarselli M. et al. Identification of a universal Group B Streptococcus vaccine by multiple genome screen // Science.- 2005.- Vol. 309.- P. 148-150.

Views

Abstract - 33

PDF (Russian) - 0

Cited-By


PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2016 Filimonova V.Y., Dukhovlinov I.V., Kramskaya T.A., Leont’eva G.F., Grabovskaya K.B., Suvorov A.N.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies