MULTIPLE SCLEROSIS IS ASSOCIATED WITH ALTERED QUANTITATIVE AND QUALITATIVE COMPOSITION OF INTESTINAL MICROBIOTA

  • Authors: Abdurasulova IN1, Tarasova EA2, Ermolenko EI3, Eliseev AV4, Matsulevich AV5, Bisaga GN6, Skulyabin DI5, Suvorov AN3, Klimenko VM5
  • Affiliations:
    1. Institute of Experimental Medicine, St. Petersburg State Pediatric Medical University
    2. Institute of Experimental Medicine, Research laboratory «Explana»
    3. Institute of Experimental Medicine, St. Petersburg State University
    4. Research laboratory «Explana»
    5. Institute of Experimental Medicine
    6. Kirov Military Medical Academy
  • Issue: Vol 15, No 3 (2015)
  • Pages: 55-67
  • Section: Articles
  • URL: https://journals.eco-vector.com/MAJ/article/view/9674
  • DOI: https://doi.org/10.17816/MAJ15355-67
  • Cite item

Abstract


Recent literature raises questions about the role of intestinal microbiota in the regulation of immune functions and in supporting of chronic inflammation upon numerous neurological conditions including multiple sclerosis (MS). On the other hand, almost 70% of MS patients have gastrointestinal problems. Study objective: Analysis of the qualitative and quantitative composition of intestinal microflora in MS patients. Materials and methods: The study group included 21 patients (14 females and 7 males). Intestinal microbiota was studied using bacteriological techniques and real-time polymerase chain reaction (RT PCR). Results: All patients were found to have alterations (dysbiosis) in the compositions of intestinal microbial populations manifested as decreases in symbiotic bacteria and the appearance and excessive proliferation of conditionally pathogenic microorganisms, there being certain intersex differences between patients: women showed decreased proportions of hormone-dependent lactobacilli and the excessive proliferation of weakly pathogenic atypical Escherichia, Citrobacter and Acinetobacter species, whereas men showed high rates of detection of S. aureus, Klebsiella sp., Proteus sp., and Candida fungi. The role of intestinal dysbiosis in the pathogenesis of MS and the possibility to treat disturbances in bacterial homeostasis with probiotics are discussed.

Full Text

Введение. Рассеянный склероз (РС) считается аутоиммунным расстройством центральной нервной системы (ЦНС) и наиболее частой причиной необратимой инвалидности у людей трудоспособного возраста [1]. Вследствие нарушения целостности гематоэнцефалического барьера при РС, активированные Т-клетки, В-клетки и макрофаги проникают в ЦНС и вместе с глиальными клетками участвуют в разрушении ткани ЦНС [2, 3], при этом происходит не только демиелинизация, но и гибель нервных клеток, то есть повреждается и белое, и серое вещество головного и спинного мозга. РС характеризуется волнообразным течением с частичным восстановлением нарушенных функций при ремиттирую-щем типе или нарастанием инвалидизации при первично- или вторично-прогрессирующем типе. Этиология РС до конца не ясна, хотя признается роль генетических факторов и факторов окружающей среды. Среди последних, обсуждается роль различных инфекционных агентов (вирусов, бактерий, простейших, грибов) [4, 5]. В настоящее время одна из гипотез предполагает также потенциальную роль синантропной кишечной микробиоты при аутоиммунных заболеваниях, в связи с ее огромным разнообразием (более 1000 видов), а также влиянием на иммунную систему, нервную систему, барьерные функции и метаболизм хозяина [6]. Так, кишечная микробиота способствует формированию и нормальному функционированию иммунной системы [7], некоторые представители микробиоты (segmented filamentous bacteria - SFB) поддерживают дифференцировку Th17-клеток, продуцирующих провоспалительный цитокин ИЛ-17 [8-12], а другие, как Bacteroides fragilis, Bacteroides thetaiota-omicron, Faecalibacterium prausnitzii,- регуляторных Т-лимфоцитов (Treg) [8, 13-18]. При нарушении баланса микроорганизмов, стимулирующих образование эффекторных и регуляторных Т-клеток, с увеличением Th 1 /Th 17-клеток и уменьшением Treg-клеток, создаются условия для развития воспалительных и аутоиммунных заболеваний [19]. Многие кишечные синантропные бактерии имеют антигены, похожие на антигены ЦНС хозяина, например, Escherichia coli, Lactobacillus spp., Enterobacter spp. и другие [20]. Кросс-реактивность вследствие молекулярной «мимикрии» и антигенная конкуренция между бактериями кишечника и ЦНС антигенами могут быть важными механизмами, участвующими в развитии РС и его экспериментальной модели на животных - аутоиммунном (аллергическом) энцефаломиелите (ЭАЭ). Кроме того, симбиотические бактерии способ -ствуют поддержанию целостности кишечного эпите лиального барьера, обеспечивают колонизационную резистентность, препятствуя заселению патогенных микроорганизмов [21]. Напротив, бактерии, обычно населяющие нестерильные поверхности человека, секретируют ферменты и токсины, разрушающие ткани. Так, известно, что эпсилон токсин Clostridium perfringens способен повреждать нейроны мозжечка и вызывать гибель олигодендроцитов и демиелинизацию [22]. Staphylococcus aureus - один из самых распространенных патогенов в человеческой популяции, обычно колонизирующий носовые ходы, при определенных условиях транслоцируется в кишечник. Патогенные стафилококки продуцируют около 20 различных суперантигенов, которые могут способствовать поликлональной активации CD4+ Т-кле-ток, и предполагается, что эти бактерии могут быть маркером обострений при РС [23]. Прямых доказательств вовлечения микробиоты кишечника в патогенез рассеянного склероза на сегодняшний день нет, хотя в литературе имеются указания на наличие у пациентов с рассеянным склерозом разнообразных воспалительных заболеваний кишечника [24, 25], имеются данные об участии микробиоты в патологическом процессе при аутоиммунных заболеваниях кишечника [26-28] и при системных аутоиммунных заболеваниях, в частности при ревматоидном артрите и диабете 1-го типа [29, 30]. В нескольких клинических и экспериментальных исследованиях сообщается о снижении тяжести обострений РС или ослаблении тяжести ЭАЭ после применения антибиотиков [31-33]. Ряд исследований на животных демонстрирует непосредственное вовлечение микробиоты кишечника в развитие ЭАЭ; определены некоторые кишечные бактерии, которые могут оказывать протектив-ное действие или, напротив, усугублять тяжесть заболевания [34-40]. Имеются данные о применении при ЭАЭ пробиотиков на основе бактерий, которые обычно населяют кишечник, в том числе и человека. Так, введение Bifidobacterium animalis сокращало длительность ЭАЭ у крыс [41]. Протективное действие на течение ЭАЭ у мышей оказывали лактобациллы, вводимые отдельно или в комбинации с другими штаммами рода Bifidobacterium [42-44], а также Bacteroides fragilis и Pediococcus acidilactici (штамм R037) [15, 45, 46]. В других исследованиях использование пробиотиков на основе лактобацилл или не оказывало никакого влияния [47], или даже усугубляло течение ЭАЭ [48, 49]. Эти исследования показывают, что разные виды симбиотических бактерий или их продукты могут по-разному влиять на аутоиммунный процесс. МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2015 г., ТОМ 15, № 3 57 Известно о влиянии употребляемой пищи на состав микробиоты кишечника и развитие ЭАЭ [50]. Высокое содержание в пище жиров увеличивало у мышей тяжесть ЭАЭ, а диета с ограничением калорий ослабляла симптомы ЭАЭ [51]. Также более тяжелая форма ЭАЭ развивалась у мышей, употреблявших пищу с высоким содержанием соли, так как хлорид натрия способен активировать клетки Th17 [52, 53]. Изменение традиционного пищевого рациона и переход на «западный тип» диеты в Японии привел к росту числа заболевших РС [54]. Факт, что до 70% больных РС имеют различные нарушения со стороны желудочно-кишечного тракта [55] косвенно может свидетельствовать о нарушении соотношения бактерий в кишечнике (дисбиозе). Таким образом, имеющиеся в литературе данные показывают возможную патогенетическую и диагностическую роль кишечной микробиоты при РС, однако ее состав не охарактеризован. Используемые для ее идентификации метагеномный анализ и исследования метаболома сложны в интерпретации и пока еще не доступны для широкого применения в клинической практике. В связи с этим целью исследования является анализ качественного и количественного состава значимых бактерий в кишечнике у пациентов с РС с помощью рутинных лабораторных методов. Материалы и методы исследования. Пациенты. В исследовании принял участие 21 пациент с установленным диагнозом рассеянный склероз; 14 женщин и 7 мужчин, находящихся на лечении в Военно-медицинской академии им. С. М. Кирова (Санкт-Петербург). Пациенты подписали информированное согласие на участие в исследовании. Исследование проводилось в апреле-мае 2015 года. Характеристика пациентов представлена в табл. 1. Таблица 1 Характеристика пациентов Показатель Мужчины Женщины Возраст 35,1±5,1 39,1±3,6 Возраст дебюта заболевания 24,2±2,5 31,4±3,1 Длительность заболевания 10,8+4,4 9,3±1,7 Балл по шкале EDSS 2,3±0,2 3,4±0,5 Количество испытуемых 7 14 Для оценки состава кишечной микробиоты в образцах фекалий определяли содержание маркерных микроорганизмов, выявляемых при дисбиозах, двумя независимыми методами - микробиологическим и с помощью полимеразной цепной реакции в режиме реального времени (ПЦР-РТ). Микробиологическое исследование проводили в соответствии с Методическими указаниями «Бактериологическая диагностика дисбактериоза кишечника», по методу, разработанному Р. В. Эпштейн-Литвак и Ф. Л. Вильшанской (1969), с модификациями [56]. Метод ПЦР в режиме реального времени. Выделение ДНК из фекалий проводили с помощью набора ДНК-ЭКСПРЕСС «Литех» в соответствии с инструкцией. Количество ДНК стандартизировали на спектрофотометре и проводили ПЦР в режиме реального времени с использованием набора «Коло-нофлор» (ООО «АльфаЛаб»). Набор рассчитан на выявление информационно значимых бактерий, принадлежащих к различным филам: Firmicutes (Lactobacillus spp, Enterococcus spp, Faecalibacterium prausnitzii, Clostridium difficile/perfringes, Staphylococcus aureus), Bacteroudetes (Bacteroides fragilis/thetaiotamicron), Actinobacteia (Bifidobacterium spp), Proteobacteria (Escherichia coli с нормальной ферментативной активностью и энтеропатогенные, Proteus mirabilis/vulgaris, Klebsiella pneumoniae/oxytoca, Shigella, Salmonella), а также Fusobacteria. Результаты исследования. По результатам анкетирования у всех исследованных пациентов выявлены жалобы на расстройства со стороны ЖКТ. Наиболее частые жалобы представлены в табл. 2. Следует отметить, что 67% имели от 2 до 5 симптомов расстройства ЖКТ функций (рис. 1). Так как выявленные жалобы часто встречаются при дисбиозах, был исследован состав кишечной микробиоты. Таблица 2 Характеристика проблем со стороны ЖКТ у пациентов с рассеянным склерозом Показатель Доля пациентов, % мужчины женщины Нерегулярный стул 66,7 50,0 Вздутие живота 33,3 50,0 Тяжесть в животе 33,3 25,0 Боли в животе 0 33,3 Метеоризм 66,7 58,3 Оценка кишечной микробиоты бактериологическим методом. Проведено пилотное исследование по определению состава микробиоты кишечника у пациентов с РС разного пола. При бактериологическом анализе в образцах фекалий пациентов, выявлялись симбиотические бактерии: Lactobacillus spp. (8,7±0,2 lg у мужчин; 7,8±0,3 lg у женщин), Bifidobacterium spp. (8,8±0,1 lg у мужчин; 8,5±0,2 lg у женщин), Escherichia coli (5,2±0,6 lg у мужчин; 58 МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2015 г., ТОМ 15, № 3 Муя Женщины □ 1 симптом □ 2 симптома □ з симптома □ 1 симптом □ 2 симптома О 4 симптома СИ 5 симптомов Рис. 1. Доля мужчин и женщин с разным числом жалоб на проблемы ЖКТ. □ з симптома 5,9±0,5 lg у женщин) и Enterococcus spp. (4,8±0,3 lg у мужчин; 4,4±0,3 lg у женщин). Количество бифидобактерий у всех пациентов соответствовало нормальным значениям, в то же время содержание лактобацилл и эшерихий было снижено на 1-2 порядка у 33,3% и 74,1% пациентов, соответственно. Среднее количество симбиотических бактерий у женщин и мужчин представлено на рис. 2, а. Несмотря на то, что среднее число лактобацилл в группе женщин находилось в пределах нормальных значений, у 50% пациенток их уровень был снижен. У мужчин количество лактобацилл и бифидобактерий было нормальным, однако у них были снижены E. coli (5,2 lg), как и у женщин (5,9 lg). Интересно, что у 14,3% женщин отмечалось снижение только Lactobacillus spp., у 42,9% - только E. coli, а у 35,7% - лактобациллы и эшерихии. Только у одной пациентки уровень всех симбиотических бактерий был в пределах нормы. На фоне снижения симбиотических бактерий отмечалось появление (или увеличение) условно-патогенных микроорганизмов (рис. 2, б). У 42,9% пациенток появлялись лактозонегативные и у 42,9% - гемолитические E. coli, причем у 15,4% гемолитические эшерихии появлялись без уменьшения общего содержания данного вида бактерий. У мужчин лактозонегативные формы отмечались в 28,6% случаев, гемолитические - в 14,3%, и в 28,6% случаев выявлены E. coli со сниженной ферментативной активностью. Среди других бактерий семейства Enterobacteriaceae обнаружены условно-патогенные Proteus spp. (14,3% мужчин), Citrobacter spp. (21,4% женщин), Enterobacter spp. (28,6% женщин), Klebsiella spp. (у 28,6% мужчин и 14,3% женщин). Кроме того, у 42,9% мужчин и 21,4% женщин высевался S. aureus и у 42,9% мужчин - дрожжеподобные грибы рода Candida spp. (рис. 3). Как правило, одновременно обнаруживались 2-3 условно-патогенных микроорганизма в различных сочетаниях. Только у одного пациента (мужчина) обнаружено сразу четыре: гемолитические E. coli, Klebsiella sp., S. aureus и Candida sp. Так как существуют трудно культивируемые бактерии, которые не выявляются бактериологическим методом, но играют существенную роль при аутоиммунных заболеваниях, также использовалась ПЦР в реальном времени. Оценка состава микробиоты кишечника методом ПЦР-РТ. У 23,8% пациентов отмечалось увеличение общего количества бактерий до 13 lg КОЕ/г при среднем значении для группы 12 lg КОЕ/г. В целом уровень симбиотических факультативных анаэробных бактерий - Lactobacillus spp., E. coli, а также анаэробных бактерий F. prausnitzii и B. fragi-lis соответствовал нормальным значениям (рис. 4, а). У 16,7% женщин был снижен уровень Lactobacillus spp., у 7,1% - E. coli. Содержание E. coli было снижено также у 42,9% мужчин. Интересно, что B. the-taiotaomicron выявлялись лишь у 42,9% мужчин и у 64,3% женщин (рис. 5, а). При помощи ПЦР-РТ подтверждено наличие условно-патогенных и патогенных бактерий: атипичных E. coli (у 42,9% мужчин и 71,4% женщин), Proteus mirabilis (у 14,3% мужчин), Citrobacter spp. (у 7,1% женщин), Enterobacter spp. (у 28,6% мужчин и 71,4% женщин), Klebsiella spp. (у 28,6% мужчин и 14,3% женщин), S. aureus (у 57,1% мужчин и 21,4% женщин), дрожжеподобные грибы рода Candida (у 14,3% мужчин). Кроме того, у 14,3% пациенток обнаружены C. perfringens (рис. 4, б, 5, б). Бактерии, принадлежащие к родам Fusobacterium, Shigella и Salmonella, не выявлялись ни у одного пациента. Как и при бактериологическом исследовании, у пациентов выявлялось несколько видов патогенов. Использование двух методов исследования микробиоты позволило более полно оценить ее состав. Так в ПЦР-РТ удалось выявить трудно культивируемые микроорганизмы, такие как F. prausnitzii, B. fragilis, МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2015 г., ТОМ 15, № 3 59 ω О ы J5P I I Мужчины СИ Женщины -А- Норма 3.0 2,5 ^2,0 Н ы І 1,5- JäP 1.0 0,5 E. coli (L-) E. coli (H) Kl. Spp S. aureus Prot, spp Citro- I I Мужчины О Женщины Entere - --1-1 Candida Рис. 2. Уровень симбиотических (а) и условно-патогенных (б) бактерий, выявленных бактериологическим методом у женщин и мужчин с РС. Данные представлены как среднее значение ± ошибка среднего. В качестве нормы показана нижняя граница. Lacto - Lactobacillus spp.; Bifido - Bifidobacterium spp.; E. coli - Escherichia coli; E. coli (L-) - лактозонегативные; E. coli (H) - гемолитические; Kl. spp - Klebsiella spp; S. aureus - Staphylococcus aureus; Prot. spp - Proteus spp.; Citro - Citrobacter spp.; Entero - Enterobacter spp.; Candida - Candida spp.; по оси Y - количество микроорганизмов lg/колиниеобразующих единиц (КОЕ) на грамм фекалий. * - достоверные различия между женщинами и мужчинами, U-критерий Манна-Уитни; p<0,05; ♦ - достоверные отличия от нормы, ANOVA, p<0,05. B. thetaiotaomicron. При помощи бактериологического метода обнаружены бактерии, присутствующие в образцах фекалий даже в небольших количествах. Кроме того, в этом случае удалось отдельно рассмотреть популяции типичных и атипичных (гемолитических, лактозонегативных кишечных палочек). Следует подчеркнуть, что более высокое содержание бактерий в пробах, выявленное при ПЦР-РТ по сравнению с культуральным методом, по-видимому, связано с тем, что некоторые бактерии, из которых выделялась ДНК, были нежизнеспособны. Обсуждение результатов. В настоящее время интенсивно изучается роль резидентных микроорганизмов, населяющих кишечник, в патогенезе различных «некишечных» заболеваний (атеросклероз, ревматоидный артрит, заболевания аутистического спек тра, депрессии, болезнь Паркинсона, болезнь Альцгеймера), предполагается также участие кишечной микробиоты в развитии рассеянного склероза и других «ассоциированных с дисбиозом заболеваний» [57]. Имеется ряд данных, полученных на моделях РС у животных - экспериментальном аутоиммунном (аллергическом) энцефаломиелите, свидетельствую -щих не только о патогенетической, но и возможной этиологической роли кишечной микробиоты при РС. В частности, показано, что у стерильных трансгенных животных спонтанный ЭАЭ не развивается, а при колонизации их кишечника даже единственным видом бактерий - SFB, относящимся к роду Clostridium, заболевание развивается в течение недели [35]. Проведенное исследование состава микробиоты показало наличие дисбиоза разной выраженности 60 МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2015 г., ТОМ 15, № 3 100 90 80 70 60 50 40 30 20 10 0 % 100 η 908070605040302010 0 □ ν □ I Μ I Ж Lactoм 1 ж м 1 ж Bifido- Е. СОІІ □ n □ î М 1 ж М 1 Ж М 1 ж м 1 Ж М 1 ж Μ 1 ж М 1 ж М 1 ж E. coli (L-) E. coli (Н) KLSpp S. aureus Prot, spp Citro- Entero- Candida 6 Рис. 3. Доля пациентов со сниженным уровнем симбиотических (а) и повышенным уровнем условно-патогенных (б) микроорганизмов (бактериологический метод). E. coli (L-) - лактозонегативные; E. coli (H) - гемолитические; Kl. spp - Klebsiella spp; S. aureus - Staphylococcus aureus; Prot. spp - Proteus spp.; Citro - Citrobacter spp.; Entero - Enterobacter spp.; Candida - Candida spp.; М - мужчины; Ж - женщины; по оси Х - виды бактерий; по оси Y - доля пациентов (в %), имеющих сниженный (^) уровень симбиотических бактерий, _повышенный (Т) уровень условно-патогенных бактерий или нормальный (N) уровень соответствующих бактерий. * - достоверные различия между мужчинами и женщинами, p<0,05 (критерий χ2). у всех обследованных пациентов с РС с уменьшением симбиотических видов и увеличением условнопатогенных и патогенных видов. Полученные данные согласуются с предположением Clemente (2012) и Arndt (2014) и соавт., что при РС ключевым моментом в развитии заболевания может быть состояние дисбиоза, запускающего аутоиммунный ответ, направленный против собственных антигенов ЦНС [58, 59]. Так как состав употребляемой пищи влияет на состав кишечной микробиоты [12, 60], его колебания у пациентов могут быть частично связаны с пищевым рационом. Нельзя также исключить генетический фактор, который во многом предопределяет состав микробиоты [6]. Изменения кишечной микробиоты, выявленные у пациентов с РС во многом были сходными с показанными ранее у животных при развитии ЭАЭ [34]. Так, обнаружено уменьшение содержания E. coli у большинства пациентов с РС, а также у животных с ЭАЭ через 4 недели после индукции. Это удивительно, так как эшерихии являются одним из облигатных представителей кишечной микробиоты млекопитающих [61]. Эти бактерии хорошо адаптируются к изменяющимся условиям окружающей среды, быстро размножаются, имеют множество метаболических и катаболитических путей. В присутствии оксида азота, побочного продукта воспалительной среды, эти факультативно-анаэробные бактерии получают преимущество перед анаэробными, так как могут использовать оксид азота в качестве терминального акцептора анаэробного дыхания [62]. Неудивительно, что при воспалительных заболеваниях кишечника обычно наблюдается увеличение E. coli [63]. МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2015 г., ТОМ 15, № 3 61 а СИ Мужчины О Женщины -А- Норма 9,0 η 7.5- ^6,0- ω |4>5- № ~з,оН 1.5-огЕп m Candida E. coli ent K. ox P. mir Citro- Entero- C. perf S. aureui б П Мужчины П Женщины Рис. 4. Уровень симбиотических бактерий (а) и условно-патогенных бактерий (б), выявляемых у пациентов с РС методом ПЦР-РТ. Lacto- - Lactobacillus spp, Bifido- - Bifidobacterium spp; B. fr.- Bacteroides fragilis; B. theta - Bacteroides thetaiotamicron; F. pr - Faecalibacterium prausnitzii; Enteroc - Enterococcus spp; E.coli ent - энтеропатогенные E. coli; K. ox - Klebsiella oxytoca; P. mir - Proteus mirabilis; Citro- - Citrobacter spp; Entero- - Enterobacter spp; C. perf - Clostridium perfringes; S. aureus - Staphylococcus aureus; Candida - Candida spp; по оси Х - виды соответствующих бактерий; по оси Y - уровень бактерий в lg / КОЕ (колониеобразующих единиц)/г фекалий. * - достоверные различия между женщинами и мужчинами, U-критерий Манна-Уитни; p<0,05; ♦ - достоверные отличия от нормы, ANOVA, p<0,05. Так как эшерихии способны синтезировать ряд колицинов, антибиотикоподобных веществ, конкурировать за сайты прикрепления и метаболиты в составе кишечной микробиоты, они активно участвуют в формировании колонизационной резистентности, подавляют рост и размножение патогенных и условно-патогенных микроорганизмов [64]. Вполне логично, что на фоне уменьшения типичных кишечных палочек желудочно-кишечный тракт пациентов с РС заселяется другими грамотрицательными бактериями энтерогруппы: атипичными E. coli, Proteus spp., Klebsiella pneumonia, Citrobacter diversus и др. Преобладание грамотрицательных бактерий, в клеточной стенке которых содержатся липополисахари-ды (ЛПС), частично выделяющиеся в окружающую среду даже неповрежденными бактериальными клетками, может вызывать как локальное воспаление, ограниченное кишечной стенкой, так и оказы вать системное воздействие на организм. Показано, что введение ЛПС в спинной мозг приводит к развитию хронических демиелинизирующих поражений, которые наблюдаются при РС [65]. У ряда женщин выявлено снижение числа лактобацилл. Аналогичные данные показаны на модели ЭАЭ, где у животных c клиническими проявлениями отмечалось сниженное содержание Lactobacillus spp. по сравнению с животными без видимых симптомов заболевания [34]. Дефицит лактобацилл может поддерживать патологические процессы, характерные для РС. Это также согласуется с данными о снижении тяжести ЭАЭ при введении животным лактобацилл в виде пробиотических культур Lactobacillus sp. [42-44]. Интересно, что уровень бифидобактерий не был снижен ни у одного из обследованных пациентов. Пока трудно объяснить, почему именно эти симбион- 62 МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2015 г., ТОМ 15, № 3 % 100 -, 90 -80 -70 60 50 40 -30 - 20 -10 - 0 М I Ж Lacto- □ N □ 1 м 1 ж м 1 ж м 1 ж м 1 Ж м 1 ж М 1 Ж Bifido- E. coli B.fr В. theta F. рг Enteroc % 100 90 80 70 -\ 60 50 H 40 30 H 20 10 H 0 M E. coli Ж ent □ N □ t м 1 ж м 1 ж м 1 ж м 1 ж м 1 ж м 1 ж м 1 Ж К. ох Р. mir Citro- Entero- C. perf S. aureus Candida Рис. 5. Доля пациентов с РС, имеющих сниженные симбиотические бактерии (а) и увеличенные условно-патогенные бактерии (б) (метод ПЦР-РТ). Lacto- - Lactobacillus spp., Bifido- - Bifidobacterium spp; B. fr.- Bacteroides fragilis; B. theta - Bacteroides thetaiotamicron; F. pr - Faecalibacterium prausnitzii; Enteroc - Enterococcus spp; E.coli ent - энтеропатогенные E. coli; K. ox - Klebsiella oxytoca; P. mir - Proteus mirabilis; Citro- - Citrobacter spp; Entero- - Enterobacter spp.; C. perf - Clostridium perfringes; S. aureus - Staphylococcus aureus; Candida - Candida spp.; по оси Х - виды бактерий; по оси Y - доля пациентов в %, имеющих сниженные/ повышенные (^ / Т) или нормальные (N) уровни бактерий; М - мужчины; Ж - женщины. * - достоверные различия между мужчинами и женщинами, p<0,05 (критерий χ2). ты остаются на достаточно высоком уровне при РС. Возможно, это связано с компенсаторными процессами в стадию ремиссии (пациентов с обострением в исследованной группе не было). Полученные результаты согласуются с экспериментальными данными. При ЭАЭ на отдаленных сроках (28-й день) более высокий уровень Bifidobacterium spp. отмечался в фазу выздоровления у животных с остаточными проявлениями ЭАЭ [34]. Как и при ЭАЭ у животных, когда уменьшение B. fragilis отмечалось только в индуктивную фазу [34], не выявлено уменьшения количества B. fragilis в сообществе кишечных микроорганизмов у пациентов при РС. Это позволяет предположить роль B. fragilis в начальной стадии заболевания или в период обострений. Возможно, уменьшение этих бактерий может создавать благоприятные условия для дифференцировки и активации Th 1/Th 17 энцефалито генных клеток и их миграции в ЦНС. Известно, что Bacteroidetes участвуют в поддержании регуляторной популяции Т-клеток [33], являющейся источником противовоспалительных медиаторов, в том числе ИЛ-10, и их уменьшение способствует запуску воспалительного каскада. Удивительно, что почти у половины пациентов не обнаруживались бактерии другого вида рода Bacteroidetes - B. thetaiotaomicron. Данные бактерии могут использовать разнообразные сложные полисахариды в качестве субстратов и способны адаптироваться к изменяющейся среде [66]. В. theta- МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2015 г., ТОМ 15, № 3 63 iotaomicron влияет на иммунные функции хозяина, ослабляет экспрессию провоспалительных цитоки-нов, стимулирует выработку антимикробных пептидов, способствует поддержанию целостности эпителиальных барьеров, уменьшение этих бактерий отмечается при воспалительных заболеваниях кишечника [67]. Однако имеются и другие мнения, в частности, что эти бактерии могут способствовать воспалительному ответу [68]. Так как нет единой точки зрения на роль этих бактерий, сложно трактовать отсутствие B. thetaiotaomicron у части пациентов. Показано, что высокий уровень F. prausnitzii связан с ремиссией при хронических заболеваниях кишечника [69]. Так как большинство пациентов в данном исследовании находились в стадии ремиссии, не было неожиданным, что уровень F. prausnitzii был нормальным, хотя у пациентки с обострением заболевания уровень этих бактерий был на порядок ниже, но не выходил за пределы нормальных значений. Это единичное наблюдение не позволяет сделать вывод о значении F. prausnitzii при РС, но ранее у животных с симптомами ЭАЭ также был выявлен более низкий уровень этих бактерий, чем у животных без симптомов заболевания [34]. Эти бактерии являются облигатными анаэробами, оказывают противовоспалительное действие, способствуя дифференцировке Т-регуляторных клеток, продуцируют бутират, участвуют в поддержании целостности кишечного барьера [66]. Обычно уменьшение количества этих бактерий наблюдается у пациентов с воспалительными заболеваниями кишечника, при болезни Крона, целиакии [66]. Довольно часто у пациентов с РС в образцах фекалий выявлялись повышенные титры S. aureus по сравнению с нормой. С учетом способности этого патогена продуцировать большое число суперантигенов и активировать Т-клетки предполагается, что S. aureus, колонизирующий слизистые оболочки млекопитающих, является потенциальным маркером предстоящего обострения [23]. В эксперименте, у мышей с индуцированным ЭАЭ введение энтеротоксинов А или B S. aureus после выздоровления от ЭАЭ приводило к рецидиву заболевания [70, 71]. Но в других исследованиях предварительное инфицирование животных S. aureus [72] , а также хроническая инфекция S. aureus [73] облегчали течение ЭАЭ у животных. В литературе описан единственный случай выявления у пациентки с РС при обострении C. perfringens B типа [74]. В проведенном исследовании этот микроорганизм был обнаружен у двух пациенток в стадии ремиссии. P. mirabilis был выявлен только у одного пациента с РС, хотя при других заболеваниях - ревмато идном артрите и остеоартрите показана роль этих бактерий в патогенезе заболеваний [75]. Заключение. Таким образом, как в модели РС у животных, так и в данной работе при сравнении микробиоты кишечника пациентов, страдающих РС, и нормальных показателей, установленных для практически здоровых людей, выявлены признаки дис-биотического состояния. Важно, что дисбиоз подтверждается главным образом при помощи лабораторных исследований даже у пациентов без жалоб на расстройства функций кишечника. Нельзя исключить, что это связано с тем, что микробный дисбаланс в кишечнике наступает раньше, чем проявляется клинически. Безусловно, и измененное сообщество микроорганизмов в кишечнике может не только способствовать дисфункции ЖКТ, но и модулировать иммунные функции макроорганизма, поддерживая патологический процесс и усугубляя клиническое течение РС. Остается неясным, с чем связаны выявленные особенности сдвигов микробиоты кишечника у мужчин и женщин. Для пациенток было более характерно снижение количественного содержания гормон зависимых лактобацилл на фоне чрезмерного роста малопатогенных атипичных эшерихий, цитробактера и ацинетобактера. Обращало на себя внимание, что с большей вероятностью именно в кишечнике мужчин при РС были обнаружены S. aureus, Klebsiella sp., Proteus sp., грибы рода Candida, наиболее частые причины длительных, более тяжело протекающих дисбиозов кишечника [76]. Возможно, именно эти особенности сопутствующей патологии частично определяют более тяжелое течение РС у мужчин, чем у женщин [77, 78]. Положительный эффект применения пробиотиков при коррекции дисбиоза с целью профилактики и терапии ЭАЭ [42-44] подтверждают важность рассмотрения вопроса об использовании пробиотических средств при лечении РС. Можно полагать, что коррекция дисбиотического состояния у пациентов с РС может представить новую терапевтическую стратегию. Однако при назначении пробиотиков необходимо в формате персонифицированной терапии особенно тщательно учитывать спектр антимикробного действия, вектор влияния на иммунитет, а также пол и индивидуальные особенности микробиоты пациентов.

About the authors

I N Abdurasulova

Institute of Experimental Medicine, St. Petersburg State Pediatric Medical University

Email: i_abdurasulova@mail.ru
St. Petersburg, Russia

E A Tarasova

Institute of Experimental Medicine, Research laboratory «Explana»

St. Petersburg, Russia

E I Ermolenko

Institute of Experimental Medicine, St. Petersburg State University

St. Petersburg, Russia

A V Eliseev

Research laboratory «Explana»

St. Petersburg, Russia

A V Matsulevich

Institute of Experimental Medicine

St. Petersburg, Russia

G N Bisaga

Kirov Military Medical Academy

St. Petersburg, Russia

D I Skulyabin

Institute of Experimental Medicine

St. Petersburg, Russia

A N Suvorov

Institute of Experimental Medicine, St. Petersburg State University

St. Petersburg, Russia

V M Klimenko

Institute of Experimental Medicine

St. Petersburg, Russia

References

  1. Stys P. K., Zamponi G. W., van Minnen J., Geurts J. J. G. Will the real multiple sclerosis please stand up? // Nat. Rev. Neurosci.- 2012.- Vol. 13, № 7.- P. 507-514.
  2. Абдурасулова И. Н., Клименко В. М. Роль иммунных и глиальных клеток в процессе нейродегенерации // Медицинский академический журнал.- 2011.- Т. 1.- С. 12-29.
  3. McFarland H. F., Martin R. Multiple sclerosis: a complicated picture of autoimmunity // Nat. Immunol.- 2007.- Vol. 8, № 9.- P. 913-919.
  4. Steiner G. Acute plaques in multiple sclerosis, their pathogenetic significance and the role of spirochetes as etiological factor // J. Neuropathol. Exp. Neurol.- 1952.- Vol. 11, № 4.- P. 343-372.
  5. Stratton C. W., Wheldon D. B. Multiple sclerosis: An infectious syndrome involving Chlamydophila pneumoniae // Trends Microbiol.- 2006.- Vol. 14, № 11.- P. 474-479.
  6. Berer K., Krishnamoorty G. Microbial viuw of central nervous system autoimmunity // FEBS Letters.- 2014.- Vol. 588.- P. 4207-4213.
  7. Hill D. A., Artis D. Intestinal bacteria and the regulation of immune cell homeostasis // Annu. Rev. Immunol.- 2010.- Vol. 28.- P. 623-667.
  8. Atarashi K., Tanoue T., Shima T., Imaoka A., Kuwahara T., Momose Y., Cheng G., Yamasaki S., Saito T., Ohba Y., Taniguchi T., Takeda K., Hori S., Ivanov I. I., Umesaki Y., Itoh K., Honda K. Induction of colonic regulatory T cells by indigenous Clostridium species // Science.- 2011.- Vol. 331, № 6015.- P. 337-341.
  9. Gaboriau-Routhiau V., Rakotobe S., Lécuyer E., Mulder I., Lan A., Bridonneau C., Rochet V., Pisi A., De Paepe M., Brandi G., Eberl G., Snel J., Kelly D., Cerf-Bensussan N. The key role of segmented filamentous bacteria in the coordinated maturation of gut helper T cell responses // Immunity.- 2009.- Vol. 31, № 4.- P. 677-689.
  10. Ivanov I.I., Frutos R.de L., Manel N., Yoshinaga K., Rifkin D. B., Sartor R. B., Finlay B. B., Littman D. R. Specific microbiota direct the differentiation of IL-17-producing T-helper cells in the mucosa of the small intestine // Cell Host Microbe.- 2008.- Vol. 4, № 4.- P. 337-349.
  11. Ivanov I.I., Atarashi K., Manel N., Brodie E. L., Shima T., Karaoz U., Wei D., Goldfarb K. C., Santee C. A., Lynch S. V., Tanoue T., Imaoka A., Itoh K., Takeda K., Umesaki Y., Honda K., Littman D. R. Induction of intestinal Th17 cells by segmented filamentous bacteria // Cell.- 2009.- Vol. 139, № 3.- P. 485-498.
  12. Wu G. D., Chen J., Hoffmann C., Bittinger K., Chen Y.Y., Keilbaugh S. A., Bewtra M., Knights D., Walters W. A., Knight R., Sinha R., Gilroy E., Gupta K., Baldassano R., Nessel L., Li H., Bushman F. D., Lewis J. D. Linking longterm dietary patterns with gut microbial enterotypes // Science.- 2011.- Vol. 334, № 6052.- P. 105-108.
  13. Hall J. A., Bouladoux N., Sun C. M., Wohlfert E. A., Blank R. B., Zhu Q., Grigg M. E., Berzofsky J. A., Belkaid Y. Commensal DNA limits regulatory T cell conversion and is a natural adjuvant of intestinal immune responses // Immunity.- 2008.- Vol. 29, № 4.- P. 637-649.
  14. Mazmanian S. K., Liu C. H., Tzianabos A. O., Kasper D. L. An immunomodulatory molecule of symbiotic bacteria directs maturation of the host immune system // Cell.- 2005.- Vol. 122, № 1.- P. 107-118.
  15. Ochoa-Repâraz J., Mielcarz D. W., Ditrio L. E., Burroughs A. R., Begum-Haque S., Dasgupta S., Kasper D. L., Kasper L. H. Central nervous system demyelinating disease protection by the human commensal Bacteroides fragilis depends on polysaccharide A expression // J. Immunol.- 2010.- Vol. 185, № 7.- P. 4101-4108.
  16. O’Mahony C., Scully P., O’Mahony D., Murphy S., O’Brien F., Lyons A., Sherlock G., MacSharry J., Kiely B., Shanahan F., O’Mahony L. Commensal-induced regulatory T cells mediate protection against pathogenstimulated NF-kappaB activation // PLoS Pathog.- 2008.- Vol. 4, № 8.- e1000112.
  17. Round J. L., Mazmanian S. K. Inducible Foxp3+ regulatory T-cell development by a commensal bacterium of the intestinal microbiota // Proc. Natl. Acad. Sci. USA.- 2010.- Vol. 107, № 27.- P. 12204-12209.
  18. Sokol H., Pigneur B., Watterlot L., Lakhdari O., Bermudez-Humaran L. G., Gratadoux J. J., Blugeon S., Bridonneau C., Furet J. P., Corthier G., Grangette C., Vasquez N., Pochart P., Trugnan G., Thomas G., Blottiere H. M., Doré J., Marteau P., Seksik P., Langella P. Faecalibacterium prausnitzii is an anti-inflammatory commensal bacterium identified by gut microbiota analysis of Crohn disease patients // Proc. Natl. Acad. Sci. USA.- 2008.- Vol. 105, № 43.- P. 16731-16736.
  19. Lee Y. K., Mazmanian S. K. Has the microbiota played a critical role in the evolution of the adaptive immune system? // Science.- 2010.- Vol. 330, № 6012.- P. 1768-1773.
  20. Westall F. C. Molecular mimicry revisited: Gut bacteria and multiple sclerosis // J. Clin. Microbiol.- 2006.- Vol. 44, № 6.- P. 2099-2104.
  21. Bäckhed F., Ley R. E., Sonnenburg J. L., Peterson D. A., Gordon J. I. Host-bacterial mutualism in the human intestine // Science.- 2005.- Vol. 307, № 5717.- P. 1915-1920.
  22. Linden J. R., Ma Y., Zhao B., Harris J. M., Rumah K. R., Schaeren-Wiemers N. S., Vartanian T. Clostridium perfringens Epsilon Toxin Causes Selective Death of Mature Oligodendrocytes and Central Nervous System Demyelination // Mbio.- 2015.- Vol. 6, № 3.- e0513-14.
  23. Mulvey M. R., Doupe M., Prout M., Leong C., Hizon R., Grossberndt A., Klowak M., Gupta A., Melanson M., Gomori A., Esfahani F., Klassen L., Frost E. E., Namaka M. Staphylococcus aureus harbouring Enterotoxin A as a possible risk factor for multiple sclerosis exacerbations // Multiple Sclerosis J.- 2010.- Vol. 17, № 4.- P. 397-403.
  24. Langer-Gould A., Albers K. B., Van Den Eeden S. K., Nelson L. M. Autoimmune diseases prior to the diagnosis of multiple sclerosis: a population based case-control study // Mult. Scler.- 2010.- Vol. 16, № 7.- P. 855-861.
  25. Zephir H., Gower-Rousseau C., Salleron J., Simon O., Debouverie M., Le Page E., Bouhnik Y., Lebrum-Frenay C., Papeix C., Vigneron B., Allez M., Prin L., Cosnes J., Vermersch P., Colombel J. F. for the CFSEP, GETAID and EPIMAD Groups. Milder multiple sclerosis course in patients with concomitant inflammatory bowel disease // Mult. Scler.- 2013.- Vol. 20, № 8.- P. 1135-1139.
  26. Frank D. N., St Amand A. L., Feldman R. A., Boedeker E. С., Harpaz N., Pace N. R. Molecular-phylogenetic characterization of microbial community imbalances in human inflammatory bowel diseases // Proc. Natl. Acad. Sci. USA.- 2007.- Vol. 104, № 34.- P. 13780-13785.
  27. Sellon R. K., Tonkonogy S., Schultz M., Dieleman L. A., Grenther W., Balish E., Rennick D. M., Sartor R. B. Resident enteric bacteria are necessary for development of spontaneous colitis and immune system activation in interleukin-10-deficient mice // Infect Immun.- 1998.- Vol. 66, № 11.- P. 5224-5231.
  28. Sokol H., Seksik P., Rigottier-Gois L., Lay C., Lepage P., Podglajen I., Marteau P., Doré J. Specificities of the fecal microbiota in inflammatory bowel disease // Inflamm. Bowel Dis.- 2006.- Vol. 12, № 2.- P. 106-111.
  29. Edwards C. J. Commensal gut bacteria and the etiopathogenesis of rheumatoid arthritis // J. Rheumatol.- 2008.- Vol. 35, № 8.- P. 1477-1479.
  30. Wen L., Ley R. E., Volchkov P. Y., Stranges P. B., Avanesyan L., Stonebraker A. C., Hu C., Wong F. S., Szot G. L., Bluestone J. A., Gordon J. I., Chervonsky A. V. Innate immunity and intestinal microbiota in the development of Type 1 diabetes // Nature.- 2008.- Vol. 455, № 7216.- P. 1109-1113.
  31. Zabad R. K., Metz L. M., Todoruk T. R., Zhang Y., Mitchell J. R., Yeung M., Patry D. G., Bell R. B., Yong V. W. The clinical response to minocycline in multiple sclerosis is accompanied by beneficial immune changes: A pilot study / / Mult. Scler.- 2007.- Vol. 13, № 4.- P. 517-526.
  32. Zhang Y., Metz L. M., Yong V. W., Bell R. B., Yeung M., Patry D. G., Mitchell J. R. Pilot study of minocycline in relapsing-remitting multiple sclerosis // Can. J. Neurol. Sci.- 2008.- Vol. 35, № 2.- P. 185-191.
  33. Ochoa-Repâraz J., Mielcarz D. W., Ditrio L. E., Burroughs A. R., Foureau D. M., Haque-Begum S., Kasper L. H. Role of gut commensal microflora in the development of experimental autoimmune encephalomyelitis // J. Immunol.- 2009.- Vol. 183, № 10.- P. 6041-6050.
  34. Абдурасулова И. Н., Тарасова Е. А., Мацулевич А. В., Елисеев А. В., Ермоленко Е. И., Суворов А. Н., Клименко В. М. Изменение качественного и количественного состава кишечной микробиоты у крыс в течение экспериментального аллергического энцефаломиелита // Рос. физиол. журн.- 2015.- (в печати).
  35. Berer K., Mues M., Koutrolos M., Rasbi Z. A., Boziki M., Johner C., Wekerle H., Krishnamoorthy G. Commensal microbiota and myelin autoantigen cooperate to trigger autoimmune demyelination // Nature.- 2011.- Vol. 479, № 7374.- Р. 538-541.
  36. Lee Y. K., Menezes J. S., Umesaki Y., Mazmanian S. K. Proinflammatory T-cell responses to gut microbiota promote experimental autoimmune encephalomyelitis // Proc. Natl. Acad. Sci. USA.- 2011.- Vol. 108, Suppl 1.- P. 4615-4622.
  37. Nessler S., Dodel R., Bittner A., Reuss S., Du Y., Hemmer B., Sommer N. Effect of minocycline in experimental autoimmune encephalomyelitis // Ann. Neurol.- 2002.- Vol. 52 № 5.- P. 689-690.
  38. Popovic N., Schubart A., Goetz B. D., Zhang S. C., Linington C., Duncan I. D. Inhibition of autoimmune encephalomyelitis by a tetracycline // Ann. Neurol.- 2002.- Vol. 51, № 2.- P. 215-223.
  39. Sriram S., Mitchell W., Stratton C. Multiple sclerosis associated with Chlamydia pneumoniae infection of the CNS // Neurology.- 1998.- Vol. 50, № 2.- P. 571-572.
  40. Yokote H., Miyake S., Croxford J. L., Oki S., Mizusawa H., Yamamura T. NKT cell-dependent amelioration of a mouse model of multiple sclerosis by altering gut flora // Am. J. Pathol.- 2008.- Vol. 173, № 6.- P. 1714-1723.
  41. Ezendam J., de Klerk A., Gremmer E. R., van Loveren H. Effects of Bifidobacterium animalis administered during lactation on allergic and autoimmune responses in rodents // Clin. Exp. Immunol.- 2008.- Vol. 154, № 3.- P. 424-431.
  42. Kobayashi T., Kato I., Nanno M., Shida K., Shibuya K., Matsuoka Y., Onoue M. Oral administration of probiotic bacteria, Lactobacillus casei and Bifidobacterium breve, does not exacerbate neurological symptoms in experimental autoimmune encephalomyelitis // Immunopharmacol. Immunotoxicol.- 2010.- Vol. 32, № 1.- P. 116-124.
  43. Kwon H. K., Kim G. C., Kim Y., Hwang W., Jash A., Sahoo A., Kim J. E., Nam J. H., Im S. H. Amelioration of experimental autoimmune encephalomyelitis by probiotic mixture is mediated by a shift in T helper cell immune response // Clin. Immunol.- 2013.- Vol. 146, № 3.- P. 217-227.
  44. Lavasani S., Dzhambazov B., Nouri M., Fâk F., Buske S., Molin G., Thorlacius H., Alenfall J., Jeppsson B., Weström B. A novel probiotic mixture exerts a therapeutic effect on experimental autoimmune encephalomyelitis mediated by IL-10 producing regulatory T cells // PLoS One.- 2010.- Vol. 5, № 2.- e9009.
  45. Ochoa-Repâraz J., Mielcarz D. W., Wang Y., Begum-Haque S., Dasgupta S., Kasper D. L., Kasper L. H. A polysaccharide from the human commensal Bacteroides fragilis protects against CNS demyelinating disease // Mucosal Immunol.- 2010.- Vol. 3, № 5.- P. 487-495.
  46. Takata K., Kinoshita M., Okuno T., Moriya M., Kohda T., Honorat J.A., Sugimoto T., Kumanogoh A., Kayama H., Takeda K., Sakoda S., Nakatsuji Y. The lactic acid bacterium Pediococcus acidilactici suppresses autoimmune encephalomyelitis by inducing IL-10-producing regulatory T cells // PLoS One.- 2011.- Vol. 6, № 11.- e27644.
  47. Maassen C. B., Claassen E. Strain-dependent effects of probiotic lactobacilli on EAE autoimmunity // Vaccine.- 2008.- Vol. 26, № 17.- P. 2056-2057.
  48. Baken K. A., Ezendam J., Gremmer E. R., de Klerk A., Pennings J. L., Matthee B., Peijnenburg A. A., van Loveren H. Evaluation of immunomodulation by Lactobacillus casei Shirota: immune function, autoimmunity and gene expression // Int. J. Food Microbiol.- 2006.- Vol. 112, № 1.- P. 8-18.
  49. Ezendam J., van Loveren H. Lactobacillus casei Shirota administered during lactation increases the duration of autoimmunity in rats and enhances lung inflammation in mice // Br. J. Nutr.- 2008.- Vol. 99, № 1.- P. 83-90.
  50. De Filippo C., Cavalieri D., Di Paola M., Ramazzotti M., Poullet J.B., Massart S., Collini S., Pieraccini G., Lionetti P. Impact of diet in shaping gut microbiota revealed by a comparative study in children from Europe and rural Africa // Proc. Natl. Acad. Sci. USA.- 2010.- Vol. 107, № 33.- P. 14691-14696.
  51. Piccio L., Stark J. L., Cross A. H. Chronic calorie restriction attenuates experimental autoimmune encephalomyelitis // J. Leukoc. Biol.- 2008.- Vol. 84, № 4.- P. 940-948.
  52. Kleinewietfeld M., Manzel A., Titze J., Kvakan H., Yosef N., Linker R. A., Muller D. N., Hafler D. A. Sodium chloride drives autoimmune disease by the induction of pathogenic TH17 cells // Nature.- 2013.- Vol. 496, № 7446.- P. 518-522.
  53. Wu G. D., Bushmanc F. D., Lewis J. D. Diet, the human gut microbiota, and IBD // Anaerobe.- 2013.- Vol. 24.- P. 117-120.
  54. Kira J., Yamasaki K., Horiuchi I., Ohyagi Y., Taniwaki T., Kawano Y. Changes in the clinical phenotypes of multiple sclerosis during the past 50 years in Japan // J. Neurol. Sci.- 1999.- Vol. 166, № 1.- P. 53-57.
  55. Levinthal D. J., Rahman F., Nusrat S., O’Leary M., Heyman R., Bielefeldt K. Adding to the burden: gastrointestinal symptoms and syndromes in multiple sclerosis // Mult. Scler. Int. Art.- 2013.- ID 319201, 9 pages.
  56. Эпштейн-Литвак Р. В., Вильшанская Ф. Л. Бактериологическая диагностика дисбактериоза кишечника: метод. рекомендации.- M.: 1977.- 22 с.
  57. Carding S., Verbeke K., Vipond D. T., Corfe B. M., Owen L. J. Dysbiosis of the gut microbiota in disease // Microb. Ecol. Health Dis.- 2015.- V 26, 26191.- 9 p.
  58. Clemente J. C., Ursell L. K., Parfrey L. W., Knight R. The impact of the gut microbiota on human health: an integrative view // Cell.- 2012.- Vol. 148, № 6.- P. 1258-1270.
  59. Arndt A., Hoffacker P., Zellmer K., Goecer O., Recks M. S., Kuerten S. Conventional housing conditions attenuate the development of experimental autoimmune encephalomyelitis // PLoS One.- 2014.- Vol. 9, № 6.- e 99794.
  60. Turnbaugh P. J., Ridaura V. K., Faith J. J., Rey F. E., Knight R., Gordon J. I. The effect of diet on the human gut microbiome: a metagenomic analysis in humanized gnotobiotic mice // Sci. Transl. Med.- 2009.- Vol. 1, № 6.- 6ra14.
  61. Stecher B., Maier L., Hardt W. D. «Blooming” in the gut: How dysbiosis might contribute to pathogen evolution // Nat. Rev. Microbiol.- 2013.- Vol. 11, № 4.- P. 277-284.
  62. Winter S. E., Winter M. G., Xavier M. N., Thiennimitr P., Poon V., Keestra A. M., Laughlin R. C., Gomez G., Wu J., Lawhon S.D., Popova I. E., Parikh S. J., Adams L. G., Tsolis R. M., Stewart V. J., Bäumler A. J. Host-derived nitrate boosts growth of E. coli in the inflamed gut // Science.- 2013.- Vol. 339, № 6120.- P. 708-711.
  63. Baumgart M., Dogan B., Rishniw M., Weitzman G., Bosworth B., Yantiss R., Orsi R. H., Wiedmann M., McDonough P., Kim S. G., Berg D., Schukken Y., Scherl E., Simpson K. W. Culture independent analysis of ileal mucosa reveals a selective increase in invasive Escherichia coli of novel phylogeny relative to depletion of Clostridiales in Crohn’s disease involving the ileum / / ISME J.- 2007.- Vol. 1, № 5.- P. 403-418.
  64. Ермоленко Е. И., Исаков В. А., Ждан-Пушкина С. Х., Тец В. В. Количественная характеристика антагонистической активности лактобацилл // Журн. микробиол.- 2004.- Т. 5.- С. 94-98.
  65. Marik C., Felts P. A., Bauer J., Lassmann H., Smith K. J. Lesion genesis in a subset of patients with multiple sclerosis: a role for innate immunity? // Brain.- 2007.- Vol. 130, Pt. 11.- P. 2800-2815.
  66. Maier E., Anderson R. C., Roy N. C. Understanding how commensal obligate anaerobic bacteria regulate immune functions in the large intestine // Nutrients.- 2014.- Vol. 7, № 1.- P. 45-73.
  67. Wing Y., Telesford K. M., Ochoa-Repâraz J., Haque-Begum S., Christy M. ,Kasper E. J., Wang L., Wu Y., Robson S. C., Kasper D. L., Kasper L. H. An intestinal commensal symbiosis factor controls neuroinflammation via TLR2-mediated CD39 signalling // Nat. Commun.- 2014.- Vol. 5, P. 4432.
  68. Hickey C. A., Kuhn K. A., Donermeyer D. L., Porter N. T., Jin C., Cameron E. A., Jung H., Kaiko G. E., Wegorzewska M., Malvin N. P., Glowacki R. W., Hansson G. C., Allen P. M., Martens E. C., Stappenbeck T. S. Colitogenic Bacteroides thetaiotaomicron antigens access host immune cells in a sulfatase-dependent manner via outer membrane vesicles // Cell Host Microbe.- 2015.- Vol. 17, № 5.- P. 672-680.
  69. Varela E., Manichanh C., Gallart M., Torrejon A., Borruel N., Casellas F., Guarner F., Antolin M. Colonisation by Faecalibacterium prausnitzii and maintenance of clinical remission in patients with ulcerative colitis // Aliment. Pharmacol. Ther. - 2013. - Vol. 38, № 2. - P. 151-161.
  70. Schiffenbauer J., Johnson H. M., Butfiloski E. J., Weqrzyn L., Soos J. M. Staphylococcal enterotoxins can reactivate experimental allergic encephalomyelitis // Proc. Natl. Acad. Sci. USA.- 1993.- Vol. 90, № 18.- P. 8543-8546.
  71. Brocke S., Gaur A., Piercy C., Gautam A., Gijbels K., Fathman C. G., Steinman L. Induction of relapsing paralysis in experimental autoimmune encephalomyelitis by bacterial superantigen.- Nature.- 1993.- Vol. 365, № 6447.- P. 642-644.
  72. França T. G., Chiuso-Minicucci F., Zorzella-Pezavento S. F., Ishikawa L. L., da Rosa L. C., Colavite P. M., Marques C., Ikoma M. R., da Cunha Mde L., Sartori A. Previous infection with Staphylococcus aureus strains attenuated experimental encephalomyelitis // BMC Neurosci.- 2014.- Vol. 15, 8.
  73. Kumar P., Kretzschmar B., Herold S., Nau R., Kreutzfeldt M., Schütze S., Bähr M., Hein K. Beneficial effect of chronic Staphylococcus aureus infection in a model of multiple sclerosis is mediated through the secretion of extracellular adherence protein // J. Neuroinflammation.- 2015.- Vol. 12, 22.
  74. Rumah K. R., Linden J., Fischetti V. A., Vartanian T. Isolation of Clostridium perfringens type B in an individual at first clinical presentation of multiple sclerosis provides clues for environmental triggers of the disease // PLoS One.- 2013.- Vol. 8, № 10.- e76359.
  75. Tiwana H., Wilson C., Walmsley R. S., Wakefield A. J., Smith M. S., Cox N. L., Hudson M. J., Ebringer A. Antibody responses to gut bacteria in ankylosing spondylitis, rheumatoid arthritis, Crohn’s disease and ulcerative colitis / / Rheumatol. Int.- 1997.- Vol. 17, № 1.- P. 11-16.
  76. Лобзин Ю. В., Макарова В. Г., Кровякова Е. Р. Дисбактериоз кишечника (клиника, диагностика, лечение): руководство для врачей.- СПб.: ООО «Изд-во Фолиант», 2003.- 256 с.
  77. Airas L. Hormonal and gender-related immune changes in multiple sclerosis // Acta Neurol. Scand.- 2015.- Vol. 132, Suppl. 199.- P. 62-70.
  78. Tomassini V., Pozzilli C. Sex hormones, brain damage and clinical course of multiple sclerosis // J. Neurol. Sci.- 2009.- Vol. 286.- P. 35-39.

Statistics

Views

Abstract - 73

PDF (Russian) - 4

Cited-By


PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2015 Abdurasulova I.N., Tarasova E.A., Ermolenko E.I., Eliseev A.V., Matsulevich A.V., Bisaga G.N., Skulyabin D.I., Suvorov A.N., Klimenko V.M.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies