AKTIVNOST' SVOBODNORADIKAL'NOGO OKISLENIYa V KROVI KRYS NA FONE EKSPERIMENTAL'NOY URATNOY NEFROPATII

Abstract



В развитых странах распространение уратного нефро-литиаза значительно выросло. На долю мочекислых камней приходится 7-10% от общего числа почечных конкрементов [1]. Известно, что важной составляющей патогенеза оксалатного нефролитиаза является активация свободнорадикального окисления (СРО) [2], активность процессов СРО в условиях уратного нефролитиаза остается неизученной. Цель работы: исследовать активность СРО в крови у крыс с экспериментальной уратной нефропатией. Материалы и методы. Работа проведена на 32 кры-сах-самцах сток Вистар массой 250-330 г. Для формирования уратной нефропатии использовали классическую модель ингибирования уриказы у крыс [3]. В качестве диеты контрольные животные (группа 1, n=14) ежедневно потребляли по 20 г стандартной лабораторной кормовой смеси. Подопытные крысы дополнительно получали по 0,145 г оксониевой кислоты (ОК) и 0,3 г мочевой кислоты (МК) в день и были разделены на 3 группы по 6 животных: группа 2 получала ОК и МК в течение 7 суток, группа 3 - в течение 14 суток, группа 4 - в течение 21 суток. В конце каждой недели в суточной моче животных определяли содержание МК. После декапитации в крови крыс определяли концентрацию МК, активность каталазы (КАТ), глутатионпероксидазы (ГПО), супероксиддисму-тазы (СОД), концентрацию восстановленного глутатиона (ВГ), тиобарбитурат-реактивных продуктов (ТБРП), общую антиоксидантную (ОАА) и общую прооксидант-ную активность (ОПА). Для сравнения данных использо вали критерий Манна-Уитни (различия считали статистически значимыми при р<0,05). Результаты и их обсуждение. Концентрация МК в плазме крови последовательно возрастала. К концу первой недели содержание урата в плазме было в 3,2 раза выше, чем в контроле. К окончанию эксперимента показатель превосходил контрольное значение уже в 5,2 раза. Экскреция МК также последовательно увеличивалась уже с окончания первой недели эксперимента и достигала максимума к 21 дню. Как видно из таблицы, к окончанию первой недели основные показатели СРО существенно снижались. Это было наиболее характерно для показателей активности антиокси-дантных ферментов СОД и ГПО, что закономерно обеспечивало снижение ОАА. Отмечалось также существенное снижение в эритроцитах уровня ВГ. Показатель ОПА, как и уровень ТБРП, существенно не изменялся. Известно, что более 50% антиоксидантной активности крови определяет МК [4]. Видимо, поэтому рост концентрации МК в плазме крови опытных крыс к концу первой недели обеспечивает значительное повышение антиоксидантной защиты, что, вероятно, не требует поддержания активности антиоксидант-ных ферментов на прежнем уровне. К исходу 2-3 недель проявляется картина развившегося оксидативного стресса. В крови крыс параллельно увеличились значения ТБРП и ОПА. На этом фоне происходила активация ряда антиоксидантных ферментов и ОАА по сравнению с показателями первой недели. Вероятно, это обусловлено тем, что наряду с выраженными антиоксидантными свойствами МК может проявлять МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2016 г., ТОМ 16, № 4 189 Таблица Показатели свободно-радикального окисления в крови крыс с экспериментальной уратной нефропатией ТБРП, мкМ/г ОПА, % OAA, % ВГ, ммоль/г Антиоксидантные ферменты Каталаза, % СОД, % ГПО, % Контрольная 2,4 34,6 39,1 0,4 0,8 5,0 13,0 группа (0,7; 3,1) (26,2; 44,4) (36,2;41,5) (0,3; 0,5) (0,7; 0,8) (4,2; 6,6) (10,7:15,1) 1 -я неделя 1,0 39,5 (31,6; 30,8 0,2 0,7 3,0 (1,5; 5,9) 9,8 (0,9; 19,2) 51,9) (26,3; 37,8) (0,2; 0,2) (0,6; 0,8) (9,0; 12,6) р=0,934 р=0,536 Р=0,015 р=0,007 р=0,536 р=0,127 р=0,029 2-я неделя 2,5 73,3 42,4 0,4 0,7 2,6 14,9 (2,4; 2,6) (64,7;81,8) (41,5;43,3) (0,4; 0,4) (0,6; 0,8) (2,2; 3,0) (14,7; 15,1) р=0,873 р=0,068 Р=0,177 р=0,578 р=0,937 р=0,032 р=0,302 3-я неделя 5,2 33,7 32,5 0,4 0,7 6,8 13,3 (4,9; 5,3) (28,8;51,8) (32,2; 35,1) (0,3; 0,4) (0,7; 0,7) (6,1;11,0) (12,8; 13,6) р<0,001 р=0,970 р=0,012 Р= 0,794 р=0,433 р=0,023 р=0,794 Примечание, «р» - уровень статистической достоверности в сравнении с контрольной группой (критерий Манна-Уитни). свойства прооксиданта. Данные свойства МК проявились в результате длительного введения, что подтверждается прогрессивным ростом концентрации ТБРП в крови за счет образования уратного радикала [5, 6]. Заключение. Совместное введение мочевой и оксо-ниевой кислот крысам вызывает двунаправленное изменение СРО в крови. На первой неделе активность свободнорадикальных процессов ослабляется, что, по-видимому, обусловлено антиоксидантными свойствами растущей в плазме крови концентрации МК. К окончанию 2-3 недель экспериментальной патологии у крыс развивается оксидативный стресс, обеспечиваемый преобладанием прооксидантной активности МК.

V Yu Perfil'ev

Email: 1991PS@mail.ru

A Yu Zharikov

D Yu Luk'yanenko

I V Lysenko

  1. Барскова В. Г, Мукагова М. В. Современные представления о патогенезе и методах коррекции уратного нефролитиаза у больных подагрой // Совр. ревматол.- 2011.- Т. 5, № 4.- С. 39-43.
  2. О роли процессов свободно-радикального окисления в развитии экспериментального нефролитиаза / Зверев Я. Ф., Брюханов В. М., Талалаева О. С., Лампатов В. В., Жариков А. Ю., Талалаев С. В., Булгакова Я. С. // Нефрология.- 2008.- Т. 12, № 1.- С. 58-63.
  3. Stavric B., Johnson W. J., Grice H. C. Uric acid nephropathy: an experimental model // Proc. Soc. Exp. Biol. Med.- 1969.- Vol. 130.- P. 512-516.
  4. Parman M. S. Uric acid and cardiovascular risk // N. Engl. J. Med.- 2009.- Vol. 360.- P. 539.
  5. Физико-химическая активность мочевой кислоты. Гиперурикемия - нарушение биологических функций эндоэкологии и адаптации, биологических реакций экскреции, воспаления и гидродинамического артериального давления / Титов В. Н., Дмитриев В. А., Гущина О. В., Ощепкова Е. В., Яшин А. Я. // Успехи совр. биол.- 2011.- Т. 131, № 5.- С. 483-502.
  6. Glantzounis G. K., Tsimoyiannis E. C., Kappas A. M., Galaris D. A. Uric acid and oxidative stress // Curr. Pharm. Des.- 2005.- Vol. 32, № 11.- P. 4145-4151.

Views

Abstract - 34

PDF (Russian) - 0

Cited-By


PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2016 Perfil'ev V.Y., Zharikov A.Y., Luk'yanenko D.Y., Lysenko I.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies