BLOOD ANTIOXIDANT STATUS AT ACUTE AND CHRONIC DISORDER OF CEREBRAL CIRCULATION

Abstract


The purpose of the research - to study of the blood antioxidant status, including total antioxidant activity (TAA) of blood plasma and enzymatic antioxidant system (AOS) of red cells (activity of glutathione peroxidase, catalase, superoxide dismutase and glutathione content) in conjunction with the aggregation activity of platelets and erythrocytes in 42 patients with brain infarction (BI) and 20 patients with discirculatory encephalopathy (DEP). It was found that on the 10 th day of treatment of cerebral ischemia blood antioxidant status had the distinction depending on the etiopathogenesis of the pathological process. At DEP it has been revealed the recovering activity of AOS. At acute BI it was revealed pronounced imbalance between antioxidants and prooxidants of blood and TAA decreasing was associated with the severity of ischemic stroke in patients at discharge from hospital. For the first time it was identified a strong inverse relationship between platelet aggregation and the severity of blood TAA deficit, as well as between erythrocytes aggregation and the activity of SOD, catalase of erythrocyte membranes in patients with BI against the background of ongoing antithrombotic therapy.

Введение. Цереброваскулярные заболевания ишемического генеза остаются лидирующей причиной смертности и инвалидизации населения Европы и Северной Америки, несмотря на совместные усилия научных институтов, учреждений здравоохранения, общественных организаций по снижению заболеваемости [1]. Одним из ключевых факторов развития инфаркта головного мозга (ИГМ) на фоне острого нарушения мозгового кровообращения (ОНМК) является оксидативный стресс, обусловленный недостаточной эффективностью антиокси-дантной системы (АОС) при избыточном образовании активных форм кислорода (АФК), молекулярной мишенью действия которых являются липиды, белки и ДНК нейронов, что ведет к потере целостности клеточных мембран, нарушению прони 42 МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2014 г., ТОМ 14, № 4 цаемости гематоэнцефалического барьера, прекращению энергетического метаболизма в митохондриях и в конечном итоге прерывает цикл жизнеобеспечения клеток с формированием очага некроза [2]. Развитию хронического нарушения мозгового кровообращения (ХНМК) способствует снижение ряда показателей антиоксидантной системы у лиц старших возрастных групп, а также накопление АФК в структурах мозга, что приводит к избытку продуктов пере-кисного окисления липидов (ПОЛ), субстратом которого являются полиненасыщенные жирные кислоты липидов биомембран [3]. В основе как острого, так и хронического ишемического повреждения нейронов находится сложный каскад взаимодействия эндотелия сосудистой стенки, нейронов и микроглии, гемостати-ческих факторов, а также клеток крови, прежде всего, тромбоцитов и эритроцитов [4, 5]. Известно, что структурно-функциональная модификация мембран эритроцитов, осуществляющих морфофункциональные взаимодействия с клетками на микроциркуляторном уровне, отражает происходящие в организме патофизиологические изменения [6]. Состояние кислородтранспортной функции крови зависит от энергетического и антиоксидантного статуса эритроцитов, которые обладают мощной системой антиоксидантной защиты, но при высоком уровне содержания свободных радикалов или недостаточной эффективности первичной антиоксидантной защиты окислительное повреждение мембранных компонентов эритроцитов приводит к нарушению их газотранспортной функции и гемолизу клеток. В настоящее время недостаточно изученным аспектом патогенеза церебральной ишемии является энзимная составляющая АОС организма, и в частности ферментов антиоксидантной защиты эритроцитов (каталазы, супероксиддисмутазы (СОД), глута-тионпероксидазы (ГП)), активность которых во многом обусловливает эффективность системы транспорта кислорода, поскольку они оказывают существенное влияние на сродство гемоглобина к кислороду и его оксигенацию [7]. Полифункциональность эритроцитов в условиях гипоксии и нарушения газотранспортных процессов объясняет высокую информативность изучения их функциональных особенностей при цереброваскулярной патологии. Это объясняет выбор нами эритроцитов в качестве объекта исследования, целью которого явилось изучение АОС эритроцитов, а также общей антиоксидантной активности (ОАА) плазмы крови во взаимосвязи с аг-регационной активностью тромбоцитов и эритроцитов у пациентов с ОНМК и ХНМК. Материалы и методы исследования. Обследованы 42 пациента с острым ИГМ (20 женщин и 22 мужчины, средний возраст 70,6± 10,3 года) и 20 пациентов с дисциркуляторной энцефалопатией (ДЭП) (12 женщин и 8 мужчин, средний возраст - 71,1 ±9,7 года), поступивших в неврологическое отделение № 1 Больницы скорой медицинской помощи г. Минска. Медиана времени от развития инсульта до взятия крови составила 22,5 {16,0; 27,0} ч. На участие в исследовании от всех пациентов или их представителей было получено информированное согласие. Контрольную группу составили 17 практически здоровых добровольцев. Локализация очага ИГМ определена на основании нейровизуализационных данных компьютерной или магнитно-резонансной томографии. Патогенетический вариант инсульта устанавливали по критериям TOAST: атеротромботический подтип ИГМ выявлен у 23 (28,6%) лиц, кардиоэмболический - у 12 (28,6%), лакунарный - у 7 (16,6%) пациентов. Тяжесть заболевания оценивали по инсультным шкалам (Рэнкина, NIHSS) при поступлении и на момент выписки из стационара. Распределение пациентов с ДЭП по стадиям заболевания было следующим: ДЭП 1-й стадии - 2 (10%) человека, 2-й - 10 (50%) человек, 2-3-й стадии - 8 (40%) человек. Пациенты с ИГМ и ДЭП получали унифицированную терапию в соответствии с протоколами лечения. Для оценки антиоксидантного статуса крови обследованных лиц в 1 -е и на 10-е сутки госпитализации натощак до 9:00 утра проводили взятие венозной крови в пластиковые пробирки, содержащие раствор цитрата натрия (3,8 г/л) в соотношении 1:9. Плазма была отделена от форменных элементов путем центрифугирования крови при 800 g в течение 15 мин (центрифуга BiofugePrimoR «Heraeus», Германия). Плазму отбирали в пластиковые пробирки, (температура -20° С) и хранили не более 2 недель. Интегральный показатель, отражающий способность крови тормозить развитие свободнорадикальных реакций,- ОАА плазмы крови - определяли спектрофотометрически на универсальном анализаторе Wallac 1420 (Victor2™, США) с помощью набора реагентов «Antioxidant assay kit» (Sigma, США) как в работе [8]. Активность ферментов АОС определяли в гемолизатах отмытых эритроцитов, которые отделяли от плазмы путем центрифугирования крови при 1500 g в те че ние 15 мин. Эритроциты трижды отмывали в 155 мМ растворе натрия хлорида. Эритроцитар-ные мембраны выделяли по методу [8]. Ге мо лиз эритроцитов проводили при разведении суспензии эритроцитов натрий-фосфатным буфером в соотно-ше нии 1 : 10 в течение 6 ч. Мембраны эритроцитов многократно отмывали от гемоглобина буфером при МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2014 г., ТОМ 14, № 4 43 18000 g при температуре 2-4° С (центрифуга К-24, Германия). Активность ГП определяли по методу [9]; активность СОД - по методу [10]; концентрацию восстановленного глутатиона (ВГ) - по методу [11]. Определение активности каталазы в эритроцитах проводили по скорости утилизации перекиси водорода методом 1988 года [12]. Фотометрические исследования осуществляли на спектрофотометре «Спекорд М-40» (Германия). Результаты и их обсуждение. В табл. 1и 2 представлена активность ферментов антиоксидантной защиты эритроцитов и ОАА крови пациентов с ИГМ и ДЭП в 1 -е и на 10-е сутки госпитализации, а также обследованных лиц контрольной группы. Установлено, что в первые 48 ч острая церебральная ишемия приводит к значимому снижению активности каталазы, СОД, ГП и содержания В Г по сравнению с контрольными данными (р=0,027, р = 0,015, р<0,001, р<0,001 соответственно). Таблица 1 Параметры антиоксидантной системы крови пациентов с ИГМ и ДЭП в 1-е сутки госпитализации и контрольной группы (Med {Ql; Q3}) Параметры АОС крови Контрольная группа (п=17) ИГМ (п=42) ДЭП (п=20) Р1-2 Р1-3 Р2-3 1 2 3 Активность каталазы, 3,86 2,81 3,05 0,027 0,036 нз мккат/мл {2,81; 4,65} {2,27; 3,49} {2,17; 4,05} Активность СОД, % ин 44,6 38,6 41,1 0,015 нз нз гибирования {39,4; 50,5} {34,7; 43,5} {37,2; 41,9} Активность ГП, 418,7 103,1 137,9 <0,001 <0,001 нз мкмоль/мин {343,5; 442,3} {67,2; 187,5} {85,3; 178,4} Содержание ВГ, мМ 0,650 0,158 0,483 <0,001 нз <0,001 {0,520; 0,725} {0,096; 0,185} {0,414; 0,604} ОАА плазмы, мМ /л 0,680 0,136 0,150 <0,001 <0,001 0,021 {0,422; 0,894} {0,114; 0,151} {0,128; 0,171} Примечание. Р1_2 - статистически значимая разница между данными пациентов с ИГМ в 1-е сутки и контрольными данными; рі_з - статистически значимая разница между данными пациентов с ДЭП в 1-е сутки и контрольными данными; Р2-3 - статистически значимая разница между данными пациентов с ИГМ и ДЭП в 1-е сутки наблюдения; нз - разница статистически незначима. Оптическую агрегатометрию тромбоцитов и эритроцитов проводили на агрегометре АР-2110 производства «СОЛАР» (Республика Беларусь) с использованием в качестве индукторов тромбоцитар-ной агрегации раствора аденозиндифосфата (АДФ) в концентрации 0,5 мкмоль/л и коллагена - 2,0 г/л, для индукции эритроцитарной агрегации - 0,1% раствора альциана голубого. Определяли степень, скорость и время агрегации. При проведении статистического анализа проверяли гипотезу о виде распределения количественных признаков с помощью критерия Шапиро-Уилка. Данные, имеющие ненормальное распределение, выражали в виде медианы и квартилей Med {Q1; Q3} и сравнивали с помощью теста Манна-Уитни, Вилкоксона. При сравнении частотных распределе- 2 ний в группах использовали критерий χ с поправкой на непрерывность. Характер связи между явлениями исследовали путем вычисления коэффициента корреляции Спирмена (г). Различия считали достоверными при p<0,05. В 1-е сутки госпитализации у пациентов с ДЭП содержание ВГ и активность СОД сохраняется в нормальных пределах, несмотря на значимое снижение активности каталазы и ГП. При ОНМК на фоне снижения активности СОД происходит еще более значимое падение ферментативной активности каталазы, и, следовательно, недостаточная утилизация перекиси водорода, что можно расценивать как признак бо лее глу бо ких ме та бо ли че с ких на ру ше ний и выраженного снижения адаптационных возможностей организма по сравнению с состоянием пациентов при ХНМК. Выявлено, что в 1-е сутки исследования ишемия головного мозга как острого, так и хронического ге-неза приводит к значимому снижению ОАА плазмы кро ви по срав не нию с кон т роль ны ми дан ны ми (р<0,001 и р<0,001 соответственно). Кроме того, у пациентов с ишемическим инсультом, который проявлялся тяжелым неврологическим дефицитом (>15 баллов NIHSS) на момент выписки из стационара, уровень ОАА крови в 1-е сутки лечения был 44 МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2014 г., ТОМ 14, № 4 ниже, чем у лиц с легкои или умеренной выраженностью неврологических симптомов: 0,129 {0,116; 0,140} и 0,145 {0,132; 0,158} мМ/л соответственно (р=0,014). На 10-е сутки стационарного лечения у пациентов с ИГМ сохраняется выявленный дисбаланс в системе антиоксиданты/прооксиданты - все исследуеобъясняется тем, что в условиях избыточного накопления перекиси водорода СОД может сама образовывать гидроксид-радикалы [14], которые атакуют, в том числе, молекулы каталазы, что в итоге приводит к их фрагментации и потере активности. При анализе состояния антиоксидантной защиты организма следует учитывать последовательность Таблица 2 Параметры антиоксидантной системы крови пациентов с ИГМ и ДЭП на 10-е сутки госпитализации и контрольной группы (Med {Ql; Q3}) Параметры АОС крови Контрольная группа ИГМ ДЭП Р1-2 Р1-3 Р2-3 1 2 3 Активность каталазы, 3,86 2,53 3,42 0,041 нз 0,041 мккат/мл {2,81; 4,65} {2,20; 3,50} {2,63; 3,78} Активность СОД, % ин 44,6 34,6 42,1 0,032 нз 0,035 гибирования {39,4; 50,5} {30,2; 36,6} {39,5; 46,8} Активность ГП, 418,7 133,1 256,4 <0,001 <0,001 0,016 мкмоль/мин {343,5; 442,3} {89,3; 209,9} {135,6; 362,1} Содержание ВГ, мМ 0,650 0,256 0,610 <0,001 нз <0,001 {0,520; 0,725} {0,152; 0,364} {0,554; 0,690} ОАА плазмы, мМ /л 0,680 0,142 0,233 <0,001 <0,001 0,034 {0,422; 0,894} {0,130; 0,156} {0,178; 0,294} Примечание. pi_2 - статистически значимая разница между данными пациентов с ИГМ на 10-е сутки и контрольными данными; рі_з - статистически значимая разница между данными пациентов с ДЭП на 10-е сутки и контрольными данными; р2_3 - статистически значимая разница между данными пациентов с ИГМ и ДЭП на 10-е сутки наблюдения; из - разница статистически незначима. мые параметры значимо отличаются от нормальных величин. В то же время у пациентов с ДЭП наблюдаются позитивные сдвиги состояния АОС крови под влиянием проводимой терапии. Так, нормализовалась активность каталазы, а также повысилась актив ность СОД и ГП по сравнению с аналогичными уровнями при инсульте. Кроме того, уровень ОАА в 1,6 раза превышал исходный (р=0,012), а также значимо отличался от значения этого параметра при ИГМ (р=0,034). Результаты корреляционного анализа полученных данных представлены на рис. 1 и 2. Установлена прямая корреляционная связь между активностью ГП и содержанием ВГ: г=0,75 (р=0,012). Восстановленный глютатион является кофактором ГП и обусловливает уровень ее ферментативной активности [13], что во многом объясняет резкое снижение по сравнению с нормальной величиной концентрации В Г, который расходуется на поддержание функционирования ГП, обеспечивающей целостность клеточных и внутриклеточных мембран в условиях окислительного стресса при ИГМ. Кроме того, обнаружена обратная зависимость между функциональной активностью СОД и каталазы эритроцитов пациентов с ИГМ: г=-0,65 (р=0,027). Это действия ее ферментов: на первом этапе СОД трансформирует супероксидный радикал до перекиси водорода, которая восстанавливается каталазой с обг=0,754; р=0,012 ГП, мкмоль/мин □□□□ Рис. 1. Корреляционные зависимости между активностью глютатионпероксидазы (ГП) и содержанием восстановленного глютатиона (ВГ) эритроцитов у пациентов с ИГМ в 1-е сутки. разованием воды и молекулярного кислорода либо ГП с образованием двух молекул воды посредством МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2014 г., ТОМ 14, № 4 45 атомарного водорода, донором которого является восстановленный глютатион. г=-0,653; р=0,027 СОД, % ингибирование ООО Каталаэа, мккат/мл □О □ Рис. 2. Корреляционные зависимости между активностью каталазы и супероксиддисмутазы (СОД) эритроцитов у пациентов с ИГМ в 1-е сутки. Эффективность защиты клеток от АФК определяется не только активностью отдельно взятых ферментов, но и соотношением значений их активности, поэтому нами был рассчитан индекс СОД/каталаза в 1 -е и на 10-е сутки терапии. Установлено, что при госпитализации пациентов с ИГМ уровень СОД/каталаза составил 11,87 {8,38; 16,19}, а на 10-е сутки достиг 16,53 {13,60; 22,34} (р=0,016). Повышение индекса СОД/каталаза обусловлен падением каталазной активности на фоне роста активности ГП в динамике инсульта: 103,1 {67,2; 187,5} и 133,1 {89,3; 209,9} мкмоль/мин соответственно (р=0,006). С одной стороны, переключение каталазного разложения перекиси водорода на глутатионпероксидаз-ное является неблагоприятным процессом, так как его следствием может быть снижение оксигенации гемоглобина и развитие тканевой гипоксии [7]. С другой стороны, можно предположить, что при ОНМК на фоне снижения активности СОД и каталазы происходит компенсаторная активация ГП, ко то рая не только утилизирует перекись водорода, но и осуществляет разложение гидроперекисей свободных жирных кислот посредством окисления глутатиона. Однако эта специфическая адаптивная реакция требует затрат ВГ и энергии макроэргических соединений для его регенерации, что значительно тормозит развитие компе-наторных реакций в системе антиоксидантной защиты крови пациентов с острым ИГМ. У пациентов с ДЭП при госпитализации уровень СОД/каталаза соответствовал значению 15,26 {13,20; 19,21}, а на 10-е сутки наблюдалось его снижение до 11,85 {9,74; 15,36} (р=0,032) , что не отличалось от величины контрольной группы 12,56 {10,44; 15,03}, и свидетельствует о восстановлении каталазной активности. Следует отметить, что рост активности каталазы, которая обладает специфической антиоксидантной защитой в отношении эндотелиальных клеток сосудов, можно рассматривать как фактор развития эндотелиальной дисфункции при хро ни че с кой це ре б раль ной ише мии, осо бен но в све -те современной концепции об этиологической связи между усилением оксидативного стресса и эндотелиальной дисфункции, при которой ряд маркеров свободнорадикального окисления (СРО) являются независимыми предикторами развития дисфункции сосудистого эндотелия [15]. Согласно современным представлениям, основной механизм атеротромбоза артериальных сосудов - это оксидативный стресс, инициируемый воспалением в сосудистых стенках, пораженных атероматозным процессом, и гиперкоагуляционная реакция крови, ведущие к прогрессированию эндотелиальной дисфункции, которая, в свою очередь, кульминирует тромбообразованием и развитием ишемии в церебральных тканях [2, 4]. В связи с этим нами проведен корреляционный анализ для выявления возможных взаимосвязей между статусом АОС крови и сотоянием агрегационной активности тромбоцитов и эритроцитов у пациентов с церебральной ишемией острого и хронического генеза. Установлено, что гиперагрегация кровяных пластинок, проявляющаяся увеличением степени и скоро сти кол ла ген-ин ду ци ро ван ной аг ре га то мет рии, имеет обратную ассоциацию с уровнем ОАА плазмы крови пациентов в первые 48 ч развития ИГМ: r=-0,58 (р=0,028) и r=-0,63 (р=0,014) соответственно. Это явление имеет объяснение, заключающееся в том, что агрегация тромбоцитов стимулируется большим количеством АФК [16], которые не утилизируются из-за дефицита активности АОС в острейшем периоде инфаркта мозга. Также в 1-е сутки наблюдения у пациентов с ишемическим инсультом зарегистрирована отрицательная корреляционная зависимость между активностью СОД и ГП эритроцитов и их агрегабельностью: r=-0,78 (р=0,023) и r=-0,69 (р=0,032) соответственно. При ХНМК зафиксирована обратная взаимосвязь между уровнем ОАА плазмы и интенсивностью АДФ-индуцированной тромбоцитарной агрегации: r=-0,52 (р=0,036). На 10-е сутки исследования при остром гипоксическом повреждении мозга сохранялась выявленная закономерность между актив -но стью АОС и агрегацией клеток крови, однако сила взаимосвязи этих процессов стала слабее. У паци 46 МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2014 г., ТОМ 14, № 4 ентов с дисциркуляторной энцефалопатией корреляционный анализ не установил ассоциаций, обнаруженных при их госпитализации. Таким образом, в дебюте ишемического инсульта и при обострении хронической церебральной ишемии возникает недостаточность ферментативных компонентов АОС крови за счет интенсивной генерации активированных кислородных метаболитов, что стимулирует агрегационную активность клеток крови с последующей окклюзией микроциркулятор-ного русла. В то же время после курса 10 -днев ной терапии пациентов с церебральной ишемии состояние ОАА плазмы крови имеет различия в зависимости от этиопатогенеза патологического процесса, что установлено впервые. Анализ доступной литературы выявил ряд исследований, в которых представлена клиническая оценка процессов СРО при ОНМК или ХНМК [17-19] либо раскрываются механизмы антиоксидантной защиты организма при экспериментальной церебральной ишемии [20, 21 ]. Однако нами не найдено работ, посвященных комплексному исследованию состояния АОС крови при остром и хроническом нарушении мозгового кровообращения, включающему как изучение ферментативного звена антиоксидантной защиты эритроцитов, так и ОАА плазмы крови. Исследования в этом направлении представляют значительный научный и практический интерес, поскольку нейрональная ткань характеризуется большой чувствительностью к продуктам свободнорадикального окисления вследствие дефицита ферментов АОС, обусловленного высоким уровнем потребления кислорода и интенсивным метаболизмом в церебральных структурах, отсутствием в них запасов энергии, большим содержанием субстратов ПОЛ (поли-ненасыщенных жирных кислот) и низкой активностью антиоксидантных ферментов [3]. Нами впервые продемонстрировано, что при остром инфаркте мозга происходит нарушение процессов утилизации перекиси водорода, которое проявляется превалирующим снижением каталазной активности эритроцитов. Ведущая роль в антиради-кальной защите организма при этом переходит к глутатионзависимому звену АОС, что свидетельствует о формировании компенсаторно-приспособительных механизмов, направленных не только на утилизацию органических перекисей, но и устранение их цитотоксических эффектов. Однако сохраняющийся дисбаланс в системе антиоксиданты/про -оксиданты на 10-е сутки лечения пациентов с ИГМ продемонстрировал функциональную несостоятельность компенсаторных реакций. Кроме того, при ОНМК на фо не про во ди мой ан ти тром бо ти че с кой терапии выявлено сохранение тяжелой неврологической симптоматики у пациентов с выраженным дефицитом ОАА крови, что было сопряжено с гиперагрегацией тромбоцитов и эритроцитов и вносило существенный вклад в нарушение микроциркуляции и оксигенации в тканях мозга. Следовательно, выявленные изменения ферментативной активности АОС эритроцитов связаны с некомпенсированной активацией ПОЛ и образованием большого количества свободнорадикальных форм кислорода в очаге инфаркта мозга. Кроме того, активность ферментов АОС эритроцитов обусловливает эффективность системы транспорта кислорода, поскольку они непосредственно участвуют в процессах оксигенации гемоглобина и регуляции сродства гемоглобина к кислороду [22]. Полученные данные свидетельствуют о напряжении системы антиоксидантной защиты эритроцитов и плазмы в условиях острой и хронической церебральной ишемии, а также о несомненном вкладе функциональной активности эритроцитов в обеспечение восстановления адекватной кислородтранспортной функции крови у пациентов с острым ИГМ и ДЭП. Изучение антиоксидантного статуса крови позволяет установить особенности патогенеза ишемических цереброваскулярных заболеваний и прогнозировать характер их клинического течения. В свою очередь, повышение активности антиоксидантной системы организма может улучшить эффективность терапевтических и профилактических мер для пре-дот вра ще ния пер ви ч ных и по в тор ных ин суль тов у пациентов с ишемическими цереброваскулярными заболеваниями. Выводы. 1. Впервые установлено, что в дебюте заболевания при остром и хроническом нарушении мозгового кровообращения снижается мощность системы плаз мен ных и эри т ро ци тар ных ан ти ок си дан тов. Причем при ОНМК наблюдается более значимое снижение ферментативной активности каталазы, что можно расценивать как признак глубоких метаболических нарушений и выраженного снижения адаптационных возможностей организма по сравнению с состоянием пациентов при ХНМК. 2. Статус АОС крови при церебральной ишемии на 10-е сутки госпитализации имеет различия в зависимости от этиопатогенеза патологического процесса. При остром ИГМ, несмотря на проводимую терапию, выявлено выраженное нарушение баланса между антиоксидантами и прооксидантами крови. На фоне снижения активности ферментов СОД и каталазы развивается активация ГП, ко то рая не компенсирует дефицит активности АОС: снижение МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2014 г., ТОМ 14, № 4 47 ОАА крови ассоциировано с тяжестью ишемического инсульта на момент выписки пациентов из стационара. У пациентов с ДЭП наблюдается развитие компенсаторных реакций, способствующих восстановлению активности АОС на фо не ле че ния. 3. При О НМ К на фоне проводимой антитромбо-тической терапии впервые выявлена тесная обратная взаимосвязь между агрегационной способностью тромбоцитов и выраженностью дефицита ОАА крови, а также между агрегабельностью эритроцитов и активностью СОД и каталазы эритроцитарных мембран, что вносит существенный вклад в понимание процессов нарушения микроциркуляции и окси-генации в тканях мозга у пациентов с острым ИГМ.

J I Stepanova

Belarussian Medical Academy of Postgraduate Education

Email: st.juli@tut.by

Yu M Garmaza

Institute of Biophysics and Cell Engineering of National Academy of Sciences of Belarus

Email: garmaza@yandex.ru

E I Slobozhanina

Institute of Biophysics and Cell Engineering of National Academy of Sciences of Belarus

Email: slobozhanina@ibp.org.by

V S Kamyshnikov

Belarussian Medical Academy of Postgraduate Education

Email: kafdiag@mail.ru

G P Zubritskaya

Institute of Biophysics and Cell Engineering of National Academy of Sciences of Belarus

A G Kutko

Institute of Biophysics and Cell Engineering of National Academy of Sciences of Belarus

  1. Feigin V. L., Krishnamurthi R. Stroke prevention in the developing world // Stroke.- 2011.- Vol. 42 (12).- P. 3655-3658.
  2. Луцкий М. А., Есаулинко И. Э., Земсков А. М. Окислительный стресс при цереброваскулярных заболеваниях и инсульте.- М.: Медицина, 2012.- 189 с.
  3. Poon H. F. et al. Free radicals and brain aging // Clin. Geriatr. Med.- 2004.- Vol. 20 (2).- P. 329-359.
  4. Гончар И. А., Степанова Ю. И., Прудывус И. С. Биохимические предикторы и маркеры острого инфаркта мозга.- Минск: БелМАПО, 2013.- 512 c.
  5. Romano A. D. et al. Oxidative stress and aging // J. Nephrol.- 2010.- Vol. 23, № 15.- Р. 29-36.
  6. Лукьянова Л.Д. Современные проблемы адаптации к гипоксии. Сигнальные механизмы и их роль в системной регуляции // Патол. физиол. - 2011.- № 1.- С. 3-19.
  7. Сторожук П. Г. Ферменты прямой и косвенной антирадикальной защиты эритроцитов и их роль в инициации процессов оксигенации гемоглобина, антибактериальной защите и делении клеток // Вестник интенсивной терапии.- 2003.- № 3.- С. 8-13.
  8. Гармаза Ю. М., Козлова Н. М., Артюшевская М. В. и др. Маркеры окислительного стресса в плазме пуповинной крови недоношенных новорожденных // Медицинский академический журнал.- 2013.- Т. 13, № 4.- С. 71-76.
  9. Моин В. М. Простой и специфический метод определения активности глутатионпероксидазы в эритроцитах // Лаб. дело.- 1986.- № 12.- С. 724-727.
  10. Костюк В. А., Потапович А. И., Ковалева Ж. В. Простой и чувствительный метод определения активности супероксиддисмутазы, основанный на реакции окисления кверцетина // Вопр. мед. химии.- 1990.- №2.-С. 88-91.
  11. Ellman G. L. Tissue sulfhudryl group // Arch. Biochem. Biophys.- 1959.- Vol. 82, № 1.- P. 70-77.
  12. Королюк М. А. и др. Метод определения каталазной активности // Лабораторное дело.- 1988.- № 1.- С. 16-19.
  13. Артюхов В. Г., Наквасина М. А. Биологические мембраны: структурная организация функции, модификация физико-химическими агентами.- Воронеж: Изд-во Воронежского государственного университета, 2000.- 296 с.
  14. Halliwell B. Oxidative stress and neurodegeneration: where are we now? // J. of Neurochemistry.- 2006.- Vol. 97.- P. 1634-1658.
  15. Ashfaq S. et al. Endothelial function and aminothiol biomarkers of oxidative stress in healthy adults // Hypertension.- 2008.- Vol. 52.- P. 80-85.
  16. Zhang P. et al. The role of intraplatelet reactive oxygen species in the regulation of platelet glycoprotein Iba ectodomain shedding // Thrombosis Research.- 2013.- Vol. 132, № 6.- P. 696-701.
  17. Ижбульдина Г. И. Состояние свободно-радикального окисления липидов, системы гемостаза и функции эндотелия у больных в остром периоде ишемического инсульта, эффекты корректоров метаболизма: автореф. дис.. канд. мед. наук.- Пермь, 2009.- 28 с.
  18. Холопова Е. А. Ауторегуляция мозгового кровотока и активность свободнорадикальных процессов при хронической ишемии головного мозга: автореф. дис.. канд. мед. наук.- М., 2009.- 30 с.
  19. Орлова А. С. Особенности течения свободнорадикальных процессов у коморбидных у больных при остром инсульте и транзиторных ишемических атаках: автореф. дис.. канд. мед. наук.- М., 2014.- 28 с.
  20. Федорова Т. Н. Окислительный стресс и защита головного мозга от ишемического повреждения: автореф. дис.. д-ра биол. наук.- М., 2004.- 43 с.
  21. Степанова М. С. Коррекция окислительного стресса мозга с помощью природных и синтетических антиоксидантов: автореф. дис.. канд. мед. наук.- М., 2011.- 31 с.
  22. Глебов А. Н., Шульга Е. В., Зинчук В. В. Роль кислородсвязывающих свойств крови в развитии окислительного стресса, индуцированного липополисахаридом.- Гродно: ГрГМУ, 2011.- 216 с.

Views

Abstract - 56

PDF (Russian) - 0

Cited-By


PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2014 Stepanova J.I., Garmaza Y.M., Slobozhanina E.I., Kamyshnikov V.S., Zubritskaya G.P., Kutko A.G.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies