PROTEIN GENE PRODUCT 9.5 (PGP 9.5) AS A FUNCTIONAL MARKER IN NEUROMORPHOLOGY

Abstract


The aim of this review is synthesis of the available published datas about protein gene product PGP 9.5 — one of the selective neural markers. This paper describes the history of its discovery, structure and properties. Presents datas demonstrating its application in experimental studies of the central and peripheral nervous system, and the possibility of use protein PGP 9.5 as a diagnostic marker in clinical pathomorphology.

Введение. Нейроморфология является наиболее трудной для освоения областью частной гистологии и морфологии в целом. Это обусловлено высокой сложностью клеточной организации органов нервной системы и неоднородным составом нервной ткани различных формаций мозга. Особую проблему составляет визуализация нервных структур вне центральной нервной системы — определение нервных проводников, рецепторных структур и эффекторных нервных окончаний. Сложность решения этой проблемы обусловлена трудоемкостью и недостаточно высокой воспроизводимостью классических методов, применяемых для изучения периферической нервной системы. В настоящее время благодаря успехам иммуноцитохимии появилась возможность использовать реакции на специфические нейрональные белки для разработки стандартизированных и хорошо воспроизводимых методов окраски структур центральной и периферической нервной системы [1-6]. Одним из таких нейрональных маркеров является белок PGP 9.5. Однако значение этого белка для нейробиологических исследований не ограничивается только возможностью использования его в качестве удобного нейромаркера. Первые исследования белка PGP 9.5. Белок PGP 9.5 был открыт более 30 лет назад [7] при изучении гомогенатов головного мозга человека с использованием технологии двумерного электрофореза в полиакриламидном геле. Этот метод, предложенный в конце 70-х годов прошлого века, позволяет разделять белковые компоненты различных органов и тканей человека и изучать их свойства [8, 9]. С использованием этого подхода было выяснено, что в нервной ткани имеется несколько специфических белков [7]. Они получили общее название «Protein gene products», или сокращенно PGP [10]. В зависимости от расстояния миграции в полиакриламидном геле белки получили числовые обозначения. Одним из таких специфических для нервной ткани белков был PGP 9.5 — протеин с молекулярной массой 27 кДа [11, 12]. Этот белок при дальнейших исследованиях был идентифицирован как гид-ролаза убиквитина UCHL1. Следы PGP 9.5 обнаружили также в органах, не относящихся к нервной системе, однако концентрация PGP 9.5 в мозге была значительно выше. Показано, что содержание PGP 9.5 в нейронах составляет 5-10% от 30 МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2013 г., ТОМ 13, № 4 общей массы цитоплазматических белков. Из клеток, не относящихся к нервным и нейроэндокринным, но содержащим значительное количество PGP 9.5, следует отметить сперматогонии, ооциты и клетки Лейдига [13]. Функции белка PGP 9.5 / UCHL1. UCHL1 — гидролаза карбоксильного конца убиквитина известна как фермент, обеспечивающий гидролиз С-конца эфиров и амидов убиквитина и относится к классу де-убиквитинирующих белков. PGP 9.5 / UCHL1 рассматривается как компонент полиубиквитин-протеа-сомной системы деградации белков [14, 15]. Кроме того, UCHL1 функционирует в клетках как убикви-тил-лигаза, используя в качестве субстрата альфа-си-нуклеин [16], и стабилизирует уровень мономеров убиквитина в нейронах [17]. Как известно, образование в клетках телец Леви связано с патологической агрегацией альфа-синуклеина, что характерно для болезни Паркинсона [18]. Действительно, некоторые работы показывают, что UCHL1 участвует в патогенезе ряда нейродегенеративных заболеваний, в том числе болезней Паркинсона и Альцгеймера. Исследования фермента начали активно развиваться с момента выявления аутосомно-доминантной мутации гена UCHL1, вызывающей болезнь Паркинсона [19]. При этой мутации происходит замена изолейцина в положении 39 на метионин, что приводит к уменьшению ферментативной активности белка на 50%. Хотя эта мутация оказалась очень редкой, в ходе исследований выявлены другие, более часто встречаемые варианты UCHL1-полиморфизма фермента [16]. Ряд исследований показывает, что UCHL1 обнаруживается в убиквитин-содержащих тельцах Леви и в нейрофибриллярных клубках при болезнях Паркинсона и Альцгеймера соответственно [20].A.E. Cartier и соавт. (2009) показывают, что изменения структуры синапсов, вызванные снижением концентрации UCHL1 и нарушением гомеостаза убиквитина, могут лежать в основе дефектов синаптической пластичности при нейродегенеративных заболеваниях [21]. Все эти исследования свидетельствуют, что поддержание нормального уровня PGP 9.5 имеет решающее значение для нормальной функции головного мозга. Роль UCHL1 в периферической нервной системе изучена мало. Не ясно, каким образом UCHL1 может влиять на синаптическую передачу. Показано, что в отсутствие белка передача нервных импульсов в нервно-мышечных синапсах заметно ухудшается, спонтанная и индуцированная синаптическая активность снижается. Наблюдаются глубокие структурные дефекты синаптических пузырьков и накопление тубуло-везикулярных структур в пресинаптической области нервного окончания [22], однако молекулярные механизмы этих процессов нуждаются в прояснении. PGP 9.5 в нервных клетках. Присутствие PGP 9.5 в нервных клетках разных органов млекопитающих впоследствии было продемонстрировано имму-ногистохимическими методами с использованием поликолональных кроличьих антител [23, 24] и двух клонов мышиных антител [24]. С помощью этих антител показано, что наибольшее количество PGP 9.5 у большинства видов животных и человека содержится в крупных нейронах — клетках Пурки-нье, нейронах неокортекса, стволовых ядер, базальных ганглиев и передних рогов спинного мозга [13]. Первоначально считалось, что PGP 9.5 в нервной клетке связан с нейротрубочками [25]. Более поздние исследования с применением электронной микроскопии и иммуногистохимии показали, что этот белок не связан с какими-либо элементами цитоскелета [26]. Показано, что интенсивно окрашиваются не только перикарионы, но и отростки нервных клеток, причем аксоны как крупных сенсорных и двигательных нейронов, так и вегетативные волокна [24]. P.O. Wilson и соавт. (1988) подчеркивают, что вегетативная иннервация выявлялась с «поразительной ясностью» вплоть до тончайших немиелинизи-рованных волокон. При этом некоторые нейроны тройничного ганглия выявлялись слабо. Гетерогенность в интенсивности окрашивания клеток была показана также в верхнем шейном ганглии человека [27]. Морфометрическое исследование нейронов спинальных ганглиев крысы показало, что несмотря на функциональную гетерогенность этих сенсорных нейронов, о которой свидетельствуют физиологические исследования и другие маркеры, все они имеют интенсивную реакцию на PGP 9.5 независимо от размера нейрона и использованных фиксаторов [28]. Хотя PGP 9.5 считается цитоплазматическим белком, 5% нейронов в центральной и периферической нервной системе имеют положительную ядерную реакцию [24, 29]. Функциональное значение этого факта неизвестно, но можно полагать, что помимо взаимодействия с убиквитином PGP 9.5 свойственно и участие в регуляции процесса транскрипции некоторых генов. Изучение иннервации внутренних органов с использованием реакции на PGP 9.5. PGP 9.5 применяется для исследования иннервации различных органов. Так, при исследовании сердца морской свинки выявили популяцию малых нейронов (менее 20 мкм) в ганглиях и за их пределами, которые кажутся лишенными PGP 9.5-иммунореактивности [30]. PGP 9.5 использовали в качестве маркера автономной нервной системы сердца [31]. Изучение МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2013 г., ТОМ 13, № 4 31 проводящей системы сердца человека от младенчества до зрелого возраста показало, что раннее доминирование симпатической иннервации меняется к симпатико-парасимпатической в дальнейшей жизни, что сопровождается снижением средней частоты сердечных сокращений [32]. Исследование аутоп-сийного материала при синдроме внезапной детской смерти (SIDS) с применением PGP 9.5-иммуногистохимии выявило дефицит нервных волокон в атриовентрикулярном узле и пучках Гиса [33]. Иммуногистохимическую реакцию на PGP 9.5 применяют для выявления терминальных нервных сплетений в сердце крысы и человека [34]. Исследование иннервации сердца человека с помощью имму-ногистохимической реакции на PGP 9.5 позволило выявить в стенке левого желудочка три нервных сплетения [35]. Первое, представленное нервными пучками безмякотных и мякотных волокон, расположено в эпикарде желудочка. Нервные волокна этого сплетения внедряются в миокард и образуют в его толще второе, густое трехмерное сплетение. Третье сплетение локализуется в узком слое эндокарда на основании специфичности иммуногистохимической реакции на PGP 9.5 и ряда морфологических критериев (наличие характерных арборизаций нервных волокон, наличие специализированных нервных окончаний и вспомогательных клеток). Рецепторное сплетение эндокарда из PGP 9.5-положительных терминалей, располагающихся субэндотелиально, вероятнее всего, участвует в контроле уровня кровенаполнения желудочка и изменения давления на стадиях систолы и диастолы, нейротрофической функции по отношению к эндотелию и, наконец, хеморецепторной [35]. Исследование биопсийного материала от больных хроническим панкреатитом показало, что при панкреатите выявляется нарушение иннервации поджелудочной железы: наблюдаются дистрофические изменения и дегенерация нейронов интрамуральных ганглиев, нервных стволов и пучков нервных волокон [36]. PGP 9.5, наряду с другими маркерами (синаптофизин, хромогранин-А), обладает высокой селективностью выявления эндокринных клеток панкреатических островков. На фоне нарушения иннервации при панкреатите обнаружены дистрофические изменения панкреатических островков и их реорганизация. В ряде случаев с помощью реакции на PGP 9.5 выявлено повышенное количество иммуно-позитивных нервных пучков, нервных волокон и их терминальных ветвлений в гипертрофированной соединительной ткани, вокруг сосудов, а также вокруг воспалительных инфильтратов. Установлено, что, применяя PGP 9.5, можно выявить все нейроны органа, а затем с помощью дру гих маркеров изучить соотношение нейронов с различными медиаторами. Этот подход использовался при исследовании иннервации желудочно-кишечного тракта человека [37]. Показано, что холинергиче-ская и катехоламинергическая (дофаминергическая) регуляция незначительна, а преобладает пептидер-гическая. С помощью PGP 9.5 удалось выявить сеть тонких нервных волокон, окружающих кишечные крипты, и получить ее трехмерное изображение. Эту сеть трудно оценить при рассмотрении обычных препаратов [38]. При болезни Гиршпрунга, вызванной отсутствием нервных клеток в межмышечном сплетении Ауэрбаха и подслизистом сплетении Мейсснера, с использованием окраски на PGP 9.5 обнаружены нервы, работающие между криптами без образования сети [38]. С применением иммуно-гистохимической реакции на PGP 9.5 проводилось изучение иннервации проксимальных и дистальных отделов пищевода у детей с атрезией пищевода. Выявлено снижение содержания PGP 9.5-содержащих структур в проксимальном отделе пищевода, что свидетельствует о недостаточной иннервации этой части органа [39]. Иммуногистохимическая реакция на PGP 9.5 широко используется при изучении восстановления иннервации органов при экспериментальной трансплантации, например печени и почки крысы. Реиннервация пересаженной печени появляется быстро [40]. Аксоны становятся миелинизированными через 3 месяца после трансплантации, и иннервация считается полной по истечении 4 месяцев, хотя общая плотность волокон меньше, чем обычно. С другой стороны, пересаженная почка у крыс не имеет быстрой повторной реиннервации. Количество PGP 9.5-положительных структур значительно снижено по сравнению с собственной почкой даже через 9 месяцев после операции. Кроме того, концентрация нора-дреналина составляет всего 3% по сравнению с собственной почкой; это свидетельствует о том, что симпатической реиннервации не происходит [41]. Иммуногистохимическое выявление PGP 9.5 использовалось и для изучения становления иннервации в эмбриональных органах. Так, при помощи маркирования PGP 9.5 исследовали динамику развития нервных аппаратов и гладкомышечных клеток легких [42]. Установлено, что первые PGP 9.5-положительные нервные волокна в коже эмбрионов крысы появляются на 16-е сутки на лицевой части, а несколько позже (на 19-е сутки) — на лапах и хвосте [43]. У крысы изучено развитие обонятельных структур с использованием нескольких нейрональных маркеров, в том числе и PGP 9.5 [44]. В комплексе с таким маркерами, как GAP 43 и пе- 32 МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2013 г., ТОМ 13, № 4 риферин, PGP 9.5 использовали при изучении развития спинного мозга и спинальных ганглиев [45]. Lossi и соавт. (1995) исследовали формирование нейронов в развивающемся мозжечке кролика. Было показано, что PGP 9.5-положительные нейроны появляются в эмбриональной закладке мозжечка на 25-е сутки пренатального развития. Применяя двойное мечение (PGP 9.5 и маркеры пролиферации: PCNA и циклин), авторы установили, что PGP 9.5 экспрессируется только в постмитотичес-ких нейронах [46]. Таким образом, наряду с белками нейрофиламентов, синаптофизином и NeuN [1, 3], PGP 9.5 может использоваться как достаточно ранний маркер дифференцирующихся нейронов. Иннервация кожи и слизистых оболочек. Во многих исследованиях PGP 9.5-иммуногистохимия использовалась для изучения эпидермиса при оценке повреждения нервов, например, при лепре [47]. Среди многочисленных исследований эпидермиса особый интерес представляет изучение клеток Меркеля [48]. Клетки Меркеля являются иммуногистохимически положительными к PGP 9.5 [49]. Большинство клеток Меркеля связаны с нервными окончаниями и являются рецепторными структурами, остальные свободны и, возможно, выполняют нейроэндокринную функцию. Именно последние при злокачественном перерождении вызывают рак кожи — так называемый Меркель-рак [48]. Исследования показали, что клетки Меркеля в слизистой оболочке ротовой полости крысы появляются после рождения, в отличие от подобных клеток в коже, которые появляются уже в эмбриональном периоде до образования периферической иннервации. Показано, что клетки Меркеля в слизистой оболочке нёба крысы не связаны с развитием периферических нервных терминалей и что эти клетки дифференцируются на месте из интраэпителиальных стволовых клеток [50]. Pintelon и соавт. (2007), применив PGP 9.5-иммуногистохимию, обнаружили у крыс сенсорную иннервацию висцеральной плевры, которая ранее в литературе описывалась редко. Выявленные терминали, классифицированные как висцеральные рецепторы плевры, проявляют свойства механорецепторов и/или ноцицепторов [51]. PGP 9.5-иммуногистохимия используется для выявления локализации нервных волокон при плоскоклеточном раке ротовой полости. Нервные волокна между опухолевыми клетками были обнаружены только в 2 из 30 случаев. Эти результаты могут отчасти объяснить, почему рак полости рта, как правило, на ранних стадиях протекает безболезненно [52]. Локализация PGP 9.5 в клетках диффузной эндокринной системы (APUD). Иммуногистохимические исследования [23] показали, что в дополнение к своей нейронной локализации PGP 9.5 также присутствует в клетках диффузной эндокринной системы (APUD). Белок был обнаружен в B-клетках поджелудочной железы, хромаффинных клетках надпочечников, клетках гипофиза, меланоцитах, клетках щитовидной железы, EC-клетках пищеварительного тракта [23], эндокринных клетках бронхов [24]. Также установлено присутствие PGP 9.5 в нейроэндокринных клетках предстательной железы [53]. При обобщении данных литературы по PGP 9.5 в диффузной эндокринной системе становится ясно, что многие нейроэндокринные клетки являются иммуноположительными по этому белку, но реакция, по-видимому, менее интенсивная, чем в нервных клетках и волокнах [13]. Lauweryns и Van Ranst (1988) полагают, что это явление может быть связано с наличием различных изоформ белка в нейронах и клетках нейроэндокринной системы [54]. Результаты многочисленных исследований показывают, что положительная реакция на PGP 9.5 может использоваться для диагностики некоторых опухолей, среди которых преобладают опухоли нейроэндокринного происхождения. Так, этот маркер был обнаружен в аденоме гипофиза, медуллярной карциноме щитовидной железы, опухолях, происходящих из островкового аппарата поджелудочной железы, параганглиоме, нейробластоме, карциноид-ных опухолях различной локализации и карциноме, происходящей из клеток Меркеля [55-57]. При диагностике рака паращитовидных желез традиционно исследуется парафибромин. Однако, поскольку парафибромин присутствует только в 70% случаев рака паращитовидных желез, необходим дополнительный маркер. Были опубликованы работы по определению эффективности использования повышенной экспрессии гена белка PGP 9.5 в качестве дополнительного маркера для диагностики рака паращитовидных желез. Результаты исследований показали, что в клетках злокачественной опухоли паращитовидной железы наблюдается положительное окрашивание на PGP 9.5. Констатируется высокая чувствительность и специфичность реакции на PGP 9.5, как и при использовании реакции на парафибромин [58].E. Tezel и соавт. (2000) показали, что в PGP 9.5-негативных случаях выживаемость больных раком поджелудочной железы выше по сравнению с PGP 9.5-положительными случаями [59]. Таким образом, PGP 9.5 может стать эффективным прогностическим показателем у больных с данным диагнозом. Показано, что PGP 9.5 может быть полезным в качестве маркера и для инвазивного рака прямой кишки [60]. В настоящее время МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2013 г., ТОМ 13, № 4 33 PGP 9.5 рассматривается в качестве диагностического и прогностического маркера при проведении дифференциальной диагностики новообразований легких [57]. Таким образом, белок PGP 9.5 служит чрезвычайно важным маркером, который применяется как в фундаментальных, так и прикладных исследованиях периферической нервной системы млекопитающих. Кроме того, он является тонким диагностиче ским инструментом клинической патоморфологии. Участие этого белка во внутриклеточных процессах, нарушающихся при нейродегенеративных заболеваниях, указывает на необходимость более углубленного и всестороннего изучения молекулярных механизмов, в которых он принимает участие.

D E Korzhevsky

Research Institute of Experimental Medicine, North-West Branch of the Russian Academy of Medical Sciences

Email: DEK2@yandex.ru

E A Kolos

Research Institute of Experimental Medicine, North-West Branch of the Russian Academy of Medical Sciences

  1. Коржевский Д.Э., Гилерович Е.Г., Зинькова Н.Н. и др. Иммуноцитохимическое выявление нейронов головного мозга с помощью селективного маркера NeuN // Морфология. — 2005. — Т. 128, № 5. — С. 76-78.
  2. Коржевский Д.Э., Петрова Е.С., Кирик О.В., Отеллин В.А. Оценка дифференцировки нейронов в эмбриогенезе крысы с использованием иммуноцитохимического выявления Даблкортина // Морфология. — 2008. — Т. 133, № 4. — С. 7-10.
  3. Коржевский Д.Э., Петрова Е.С., Кирик О.В. и др. Нейральные маркеры, используемые при изучении дифференцировки стволовых клеток // Клеточная трансплантология и тканевая инженерия. — 2010. — Т. 5, № 3. — С. 57-63.
  4. Дуданов И.П., Пигаревский П.В., Коржевский Д.Э. и др. Атеросклероз, сахарный диабет и автономная иннервация органов сердечно-сосудистой системы // Медицинский академический журнал. — 2012. — Т. 12, № 2. — С. 19-28.
  5. Чумасов Е.И., Ворончихин П.А., Коржевский Д.Э. Эфферентная иннервация сосудов и бронхов легкого крысы (иммуногистохимическое исследование) // Морфология. — 2012. — Т. 142, № 4. — С. 49-53.
  6. Петрова Е.С., Павлова Н.В., Коржевский Д.Э. Современные морфологические подходы к изучению регенерации периферических нервных проводников // Медицинский академический журнал. — 2012. — Т. 12, № 3. — С. 15-30.
  7. Jackson P., Thompson R.J. The demonstration of new human brain-specific proteins by high-resolution two-dimensional polyacrylamide gel electrophoresis // J. Neurol. Sci. — 1981. — Vol. 49, № 3. — P. 429-438.
  8. Anderson N.G., Anderson N.L. Analytical techniques for cell fractions. XXI. Two-dimensional analysis of serum and tissue proteins: multiple isoelectric focusing // Anal. Biochem. — 1978. — Vol. 85, № 2. — P. 331-340.
  9. Anderson N.L., Anderson N.G. Analytical techniques for cell fractions. XXII.Two-dimensional analysis of serum and tissue proteins: multiple gradient-slab gel electrophoresis // Anal. Biochem. — 1978. — Vol. 85, № 2. — P. 341-354.
  10. Anderson N.G., Anderson N.L. Molecular Anatomy // Behring Inst Mitt. — 1979. — Vol. 63. — P. 169-210.
  11. Doran J.F., Jackson P., Kynoch, P.A. et al. Isolation of PGP 9.5, a new human neurone-specific protein detected by high-resolution two-dimensional electrophoresis // J. Neurochem. — 1983. — Vol. 40, № 6. — P. 1542-1547.
  12. Wilkinson K.D., Lee K.M., Deshpande S. et al. The neuron-speci c protein PGP 9.5 is a ubiquitin carboxyl-terminal hydrolase // Science. — 1989. — Vol. 246, № 4930. — P. 670-673.
  13. Day I.N.M., Thompson R.J. UCHL1 (PGP 9.5): Neuronal biomarker and ubiquitin system protein // Prog Neurobiol. — 2010. — Vol. 90, № 3. — P. 327-362.
  14. Ventii K.H., Wilkinson K.D. Protein partners of deubiquitinating enzymes // Biochem J. — 2008. — Vol. 414, № 2. — Р. 161-175.
  15. Orr K.R., Shi Z., Brown W.M. et al. Potential prognostic marker ubiquitin carboxyl-terminal hydrolase-L1 does not predict patient survival in non-small cell lung carcinoma // J Exp Clin Cancer Res. — 2011. — Vol. 30. — P. 79-91.
  16. Liu Y., Fallon L., Lashuel H.A. et al. The UCH-L1 gene encodes two opposing enzymatic activities that affect alpha-synuclein degradation and Parkinson’s disease susceptibility // Cell. — 2002. — Vol. 111, № 2. — P. 209-218.
  17. Osaka H., Wang Y.L., Takada K. et al. Ubiquitin carboxy-terminal hydrolase L1 binds to and stabilizes monoubiquitin in neuron // Hum Mol Genet. — 2003. — Vol. 12, № 16. — P. 1945-1958.
  18. Volpicelli-Daley L.A., Luk K.C., Patel T.P. et al. Exogenous a-synuclein fibrils induce Lewy body pathology leading to synaptic dysfunction and neuron death // Neuron. — 2011. — Vol. 72, № 1. — P. 57-71.
  19. Leroy E., Boyer R., Auburger G. et al. The ubiquitin pathway in Parkinson s disease // Nature. — 1998. — Vol. 395, № 6701. — P. 4451-4452.
  20. Lowe J., McDermott H., Landon M. et al. Ubiquitin carboxyl-terminal hydrolase (PGP 9.5) is selectively present in ubiquitinated inclusion bodies characteristic of human neurodegenerative diseases // J. Pathol. — 1990. — Vol. 161, № 2. — P. 153-160.
  21. Cartier A.E., Djakovic S.N., Salehi A. et al. Regulation of synaptic structure by ubiquitin C-terminal hydrolase L1 // J. Neurosci. — 2009. — Vol. 29, № 24. — P. 7857-7868.
  22. Chen F., Sugiura Y., Myers K.G. et al. Ubiquitin carboxyl-terminal hydrolase L1 is required for maintaining the structure and function of the neuromuscular junction // Proc. Natl. Acad. Sci. U S A. — 2010. — Vol. 107, № 4. — P. 1636—1641.
  23. Thompson R.J., Doran J.F., Jackson P. et al. PGP 9.5 — new marker for vertebrate neurons and neuroendocrine cells // Brain Res. — 1983. — Vol. 278, № 1-2. — P. 224-228.
  24. Wilson P.O., Barber P.C., Hamid Q.A. et al. The immunolocalization of protein gene product 9.5 using rabbit polyclonal and mouse monoclonal antibodies // Br.J. Exp. Pathol. — 1988. — Vol. 69, № 1. — P. 91-104.
  25. Thompson R.J., Day I.N. Protein Gene Product 9.5 — new marker for vertebrate neurones and neuroendocrine cells // Marangos P.J., Campbell I., Cohen R.M., ed. Neuronal and glial proteins — structure, function and clinical applications. — New York.: Academic Press, 1988. — P. 209-228.
  26. Lin W.M., Hsieh S.T., Huang I.T. et al. Ultrastructural Localization and regulation of protein gene product 9.5 // Neuroreport. — 1997. — Vol. 8, № 14. — P. 2999-3004.
  27. Liutkiene G., Stropus R., Pilmane M. et al. Age-related structural and neurochemical changes of the human superior cervical ganglion // Ann. Anat. — 2007. — Vol. 189, № 5. — P. 499-509.
  28. Calzada B., Naves F.J., Del Valle M.E. et al. Distribution of protein gene product 9.5 (PGP 9.5) immunoreactivity in the dorsal root ganglia of adult rat // Ann Anat. — 1994. — Vol. 176, № 5. — P. 437-441.
  29. Nakajima T., Murabayashi C., Ogawa K. et al. Immunoreactivity of protein gene product 9.5 (PGP 9.5) in the developing hamster olfactory bulb // Anat. Rec. — 1998. — Vol. 250, № 2. — P. 238-244.
  30. Horackova M., Armour J.A., Byczko Z. Distribution of intrinsic cardiac neurons in whole-mount guinea pig atria identified by multiple neurochemical coding. A confocal microscope study // Cell Tissue Res. — 1999. — Vol. 297, № 3. — P. 409-421.
  31. Gulbenkian S., Wharton J., Polak J.M. The visualisation of cardiovascular innervation in the guinea pig using an antiserum to protein gene product 9.5 (PGP 9.5) // J. Auton. Nerv. Syst. — 1987. — Vol. 18, № 3. — P. 235-247.
  32. Chow L.T., Chow S.S., Anderson R.H., Gosling J.A. Autonomic innervation of the human cardiac conduction system: changes from infancy to senility in immunohistochemical and histochemical analysis // Anat. Rec. — 2001. — Vol. 264, № 2. — P. 169-182.
  33. Fu C., Jasani B., Vujanic G.M. et al. The immunocytochemical demonstration of a relative lack of nerve.bres in the atrioventricular node and bundle of His in the sudden infant death syndrome (SIDS) // Forensic Sci Int. — 1994. — Vol. 66, № 3. — P. 175-185.
  34. Коржевский Д.Э., Сухорукова Е.Г., Петрова Е.С. и др. Применение иммуногистохимической реакции на белок PGP 9.5 для изучения иннервации сердца крысы и человека // Морфология. — 2013. — Т. 143, № 3. — С. 84-87.
  35. Чумасов Е.И., Петрова Е.С., Сухорукова Е.Г., Коржевский Д.Э. Распределение PGP 9.5-иммунопозитивных нервных волокон в сердце человека // Медицинский академический журнал. — 2013. — Т. 13, № 1. — С. 61-66.
  36. Чумасов Е.И., Майстренко Н.А., Петрова Е.С. и др. Морфологическое исследование поджелудочной железы при храническом панкреатите с использованием иммуногистохимических маркеров // Медицинский академический журнал. — 2013. — Т. 13, № 2. — С. 71-77.
  37. Anlauf M., Schafer M.K., Eiden L., Weihe E. Chemical coding of the human gastrointestinal nervous system:cholinergic, VIPergic, and catecholaminergic phenotypes // J. Comp. Neurol. — 2003. — Vol. 459, № 1. — P. 90-111.
  38. Nemeth L., Puri P. The innervation of human bowel mucosa and its alterations in Hirschsprungs disease using a whole-mount preparation technique // Pediatric Surgery Int. — 2000. — Vol. 16, № 4. — P. 277-281.
  39. Pilmane M., Ozolina L., Abola Z. et al. Growth factors, their receptors, neuropeptide-containing innervation, and matrix metalloproteinases in the proximal and distal ends of the esophagus in children with esophageal atresia // Medicina (Kaunas). — 2011. — Vol. 47, № 8. — P. 453-460.
  40. Takahashi T., Kakita A., Sakamoto I. et al. Immunohistochemical and electron microscopic study of extrinsic hepatic reinnervation following orthotopic liver transplantation in rats // Liver. — 2001. — Vol. 21, № 5. — P. 300-308.
  41. Grisk O., Grone H.J., Rose H.J., Rettig R. Sympathetic reinnervation of rat kidney grafts // Transplantation. — 2001. — Vol. 72, № 6. — P. 1153-1155.
  42. Tollet J., Everett A.W., Sparrow M.P. Spatial and temporal distribution of nerves, ganglia, and smooth muscle during the early pseudoglandular stage of fetal mouse lung development // Dev Dyn. — 2001. — Vol. 221, № 1. — P. 48-60.
  43. Karanth S.S. Ontogeny of nerves and neuropeptides in skin of rat: an immunocytochemical study // Exp. Dermatol. — 199. — Vol. 3, № 4. — P. 171-175.
  44. Oikawa T., Saito H., Taniguchi K., Taniguchi K. Immunohistochemical studies on the differential maturation of three types of olfactory organs in the rats // J. Vet. Med. Sci. — 2001. — Vol. 63, № 7. — P. 759-765.
  45. Jackman A., Fitzgerald M.J. Development of peripheral hindlimb and central spinal cord innervation by subpopulations of dorsal root ganglion cells in the embryonic rat // J. Comp. Neurol. — 2000. — Vol. 418, № 3. — P. 281-298.
  46. Lossi L., Ghidella S., Marroni P., Merighi A. The neurochemical maturation of the rabbit cerebellum // J. Anat. — 1995. — Vol. 187. — P. 709-722.
  47. Antunes S.L.G., Chimelli L.M., Rabello E.T. et al. An immunohistochemical, clinical and electroneuromyographic correlative study of the neural markers in the neuritic form of leprosy // Braz.J. Med. Biol. Res. — 2006. — Vol. 39, № 8. — P. 1071 -1081
  48. Halata Z., Grim M., Baumann K.I. The Merkel cell: morphology, developmental origin, function // Cas Lek Cesk. — 2003. — Vol. 142, № 1. — P. 4-9.
  49. Dalsgaard C.J., Rydh M., Haegerstrand A. Cutaneous innervation in man visualized with protein gene product 9.5 (PGP 9.5) antibodies // Histochemistry. — 1989. — Vol. 92, № 5. — P. 385-390.
  50. Tachibana T., Fujiwara N., Nawa T. Postnatal differentiation of Merkel cells in the rat palatine mucosa, with special reference to the timing of peripheral nerve development and the potency of cell mitosis // Anat Embryol (Berl). — 2000. — Vol. 202, № 5. — P. 359-367.
  51. Pintelon I., Brouns I., De Proost I. et al. Sensory receptors in the visceral pleura:neurochemical coding and live staining in whole mounts // Am.J. Respir. Cell. Mol. Biol. — 2007. — Vol. 36, № 5. — P. 541-551.
  52. Habash F.S., Hantash R.O., Yunis M.A. Assessment of the innervation pattern of oral squamous cell carcinoma using neural protein gene product (9.5)-An immunocytochemical study // J. Oral. Maxillofac Pathol. — 2012. — Vol. 16, № 1. — P. 16-21.
  53. Martin R., Fraile B., Peinado F. et al. Immunohistochemical localization of protein gene product 9.5, ubiquitin, and neuropeptide Y immunoreactivities in epithelial and neuroendocrine cells from normal and hyperplastic human prostate // J. Histochem Cytochem. — 2000. — Vol. 48, № 8. — P. 1121-1130.
  54. Lauweryns J.M., Van Ranst L. Protein gene product 9.5 expression in the lungs of humans and other mammals. Immunocytochemical detection in neuroepithelial bodies, neuroendocrine cells and nerves // Neurosci Lett. — 1988. — Vol. 85, № 3. — P. 311-316.
  55. Rode J., Dhillon A.P., Doran J.F. et al. PGP 9.5, a new marker for human neuroendocrine tumours // Histopathology. — 1985. — Vol. 9, № 2. — P. 147-158.
  56. Gosney J.R., Gosney M.A., Lye M. et al. Reliability of commercially available immunocytochemical markers for identification of neuroendocrine differentiation in bronchoscopic biopsies of bronchial carcinoma // Thorax. — 1995. — Vol. 50, № 2. — P. 116-120.
  57. Kasprzak A., Zabel M., Biczysko W. Selected markers (chromogranin A, neuron-specific enolase, synaptophysin, protein gene product 9.5) in diagnosis and prognosis of neuroendocrine pulmonary tumours // Pol. J. Pathol. — 2007. — Vol. 58, № 1. — P. 23-33.
  58. Howell V.M., Gill A., Clarkson A. et al. Accuracy of combined protein gene product 9.5 and parafibromin markers for immunohistochemical diagnosis of parathyroid carcinoma // J. Clin. Endocrinol Metab. — 2009. — Vol. 94, № 2. — P. 434-441.
  59. Tezel E., Hibi K., Nagasaka T., Nakao A. PGP 9.5 as a prognostic factor in pancreatic cancer // Clin. Cancer Res. — 2000. — Vol. 6, № 12. — P. 4764-4767.
  60. Yamazaki T., Hibi K., Takase T. et al. PGP9.5 as a marker for invasive colorectal cancer // Clin. Cancer Res. — 2002. — Vol. 8, № 1. — P. 192-195.

Views

Abstract - 68

PDF (Russian) - 1

Cited-By


PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2013 Korzhevsky D.E., Kolos E.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies