Short-term prospects for solving the problems of medical-psychological support to military personnel

Cover Page


Cite item

Abstract

The main directions and problem aspects of improving medical-psychological support to military personnel are considered. This term denotes an integral part and logical continuation of military professional psychological selection, which, due to a number of reasons, is less developed than professional psychodiagnostics in the interests of selection and rational distribution of military personnel. The main idea of the article is to prove the necessity of a unified theoretical basis of the whole complex of medical-psychological support to military personnel. The appropriateness of modern psychological theories of personality, closely associated with neurophysiology (in particular, G. Gray’s theory) is emphasized. The possibility of practical use of some achievements of the foreign project Research Domain Criteria (RDoC) in interests of diagnostics, examination and monitoring of professional mental health of military personnel is noted. With the purpose of dynamic estimation of functional states of the military personnel it is suggested to create a psychodiagnostic tool on the basis of the concept of interaction of stress-activating and stress-limiting systems. The questions of artificial intelligence application for psychophysiological diagnostics, necessity of further development of “psychological riskology” and preventology for the purpose of medical-psychological support of the military personnel improvement are discussed. The elaboration of a modern scientific basis for the development of the system of medical-psychological support will make it possible to use a multilevel approach to the evaluation of mental health of military personnel, taking into account the socio-cultural, psychosocial and biological levels of mental disorders and behavioral deviations. The transition to continuous and comprehensive prevention as a preventive branch of military, clinical psychology and psychiatry will be greatly accelerated.

Full Text

Проводимое в последние годы масштабное реформирование Вооруженных сил Российской Федерации вызвало необходимость совершенствовать всю систему комплектования войск и сил флота, важнейшим компонентом которых являются мероприятия профессионального отбора, психологическое и медицинское сопровождение военнослужащих при выполнении профессиональной деятельности в целях поддержания высокого уровня работо- и боеспособности. С созданием в 2019 г. Департамента психологической службы Министерства обороны Российской Федерации (МО РФ) дефиниция и содержание профессионально-психологического сопровождения, существовавшего с 1986 г. и мероприятия которого являлись составной частью профессионального психологического отбора военнослужащих, претерпели изменения. В руководящих документах в компетенции психологической службы выделены организация и методология проведения психологического сопровождения.

В рамках медицинской службы сформировалось медико-психологическое (психофизиологическое) сопровождение военнослужащих с целью поддержания на высоком уровне профессионального (в первую очередь, психического) здоровья, профилактики и коррекции дезадаптационных, нервно-психических нарушений, отклоняющегося (девиантного и аддиктивного) поведения военнослужащих. Медико-психологическое сопровождение является дальнейшим развитием идей и практики оценки профессиональной пригодности по результатам профессионального психологического отбора, а также системы психогигиены и психопрофилактики в войсках. Оно рассматривается как система организационных и медико-психологических мероприятий, направленных на оценку и прогнозирование профессиональной адаптации, коррекцию психического состояния и профессиональной работоспособности организма, своевременной медико-психологической коррекции и превентивной реабилитации специалистов [1–5].

Научно-практическая актуальность медико-психологического сопровождения подтверждается тем, что одной из ближайших задач в области медико-психологического сопровождения является участие медицинской и психологической служб МО РФ в массовом обследовании военнослужащих с целью разработки универсальной методики рейтинговой оценки психического состояния и психологического статуса военнослужащих по контракту МО РФ. Опыт проводимых ранее массовых обследования личного состава позволяет прогнозировать у части военнослужащих снижение уровня нервно-психической устойчивости и признаки дезадаптации и психических нарушений. Такие отклонения представляют собой «мишени» для психологической, психофизиологической и фармакологической коррекции.

Указанные медико-психологические обследования должны проводиться на единой теоретической, методической и организационной основе. Организация и проведение мероприятий медико-психологического сопровождения должны быть возложены на медицинских специалистов (психиатров и клинических психологов), входящих в состав созданных одноименных групп и кабинетов медико-психологической коррекции окружных госпиталей. Общее организационное руководство и надзор за проведением мероприятий медико-психологического сопровождения должны осуществляться Главным военно-медицинским управлением МО РФ, а разработка методического обеспечения проводимых мероприятий должна быть возложена на специалистов Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова [5].

Вместе с тем медико-психологическое сопровождение как научно-практическое направление в методологическом плане находится на начальном этапе развития. В этом отношении наиболее важным, если не ключевым, вопросом является выбор методологии, которая, в свою очередь, очертила бы границы поиска адекватных методов диагностики и коррекции исходя из всего спектра биопсихосоциального подхода к личности. Используемые в настоящее время в ходе медико-психологического сопровождения психодиагностические инструменты являются субъективными и опираются исключительно на оценку психологического и социального аспектов развития личности. Практически не оцениваются и не учитываются биологический базис, особенности генотипа, нервных процессов, во многом определяющие поведенческие характеристики и личностное развитие. На важность учета биологической основы личности указывали ведущие отечественные ученые, такие как С.Л. Рубинштейн, Б.Г. Ананьев, К.К. Платонов и др.

Среди зарубежных теорий применительно к современным взглядам следует обратить внимание на подходы к личности, которые также опираются на структуру и функции головного мозга, являясь тем самым не чисто психологическими, а психофизиологическими теориями. Их положения вытекают из анализа современного состояния нейронаук (нейробиологии, нейрофизиологии, нейропсихологии), успешно сочетающих психологические и физиологические методы исследования мозга.

Одной из самых актуальных в настоящее время является нейропсихологическая концепция Дж. Грея (J.A. Gray). Она объясняет природу разнообразия в поведении и эмоциональном реагировании людей свойствами двух нейропсихологических систем: торможения поведения и его активации [6, 7]. Согласно этой теории, поведение человека с нейробиологической точки зрения рассматривается как результат взаимодействия ингибирующих и активирующих нейросистем (Behavior Inhibition System/Behavior Activation System, сокращенно BIS/BAS систем). На базе данной теории созданы опросники Грея–Уилсона, Карвера–Уайта и др. Первый из них переведен на русский язык, адаптирован и на практике показал хорошие психометрические качества [8, 9]. Еще более эффективным инструментом оценки соотношения тормозно-активационных механизмов поведения является опросник Карвера–Уайта, содержащий 24 вопроса [10]. На российской популяции опросник был стандартизирован и валидизирован Г.Г. Князевым и Е.Р. Слободской [11]. Показано, что он позволяет выявлять лиц с устойчивыми нарушениями социальной адаптации и предрасположенностью к совершению агрессивно-насильственных правонарушений [12].

В последние годы становится все более авторитетным научно-практический проект «Критерии исследовательских доменов» (Research Domain Criteria, RDoC), предложенный Национальным институтом психического здоровья США [13]. Проект предназначен для разработки объективной системы описания и классификации психических расстройств и поведенческих отклонений на нейрофизиологической «платформе» с учетом последних достижений нейронаук. RDoC — это междисциплинарная теоретическая концепция, предназначенная для интеграции информации от многих уровней и систем человека (от изучения генома до психологических опросников), чтобы лучше понять основные аспекты функционирования, лежащие в основе всего диапазона человеческого поведения — от нормального до патологического. Его основные предположения заключаются в том, что психические заболевания являются расстройствами мозговых нейросетей и что мозговые дисфункции могут быть выявлены с помощью объективных методов. Исходя из этого предполагается, что RDoC позволит разработать классификационный подход, основанный на нейробиологии, нейрофизиологии (эндофенотип) и поведенческих особенностях (фенотип). Уже сегодня существует возможность практического использования достижений проекта RDoC в интересах углубленной диагностики и экспертизы профессионального психического здоровья военнослужащих.

В области психодиагностики функциональных состояний одним из неиспользованных ресурсов представляется создание психодиагностического инструмента на основе концепции взаимодействия стресс-реализующих и стресс-лимитирующих систем (СРС/СЛС). Указанные системы рассматриваются обычно на физиологическом и биохимическом уровнях [14]. Однако у человека как стрессорные, так и антистрессорные механизмы отображаются на субъективном уровне и, следовательно, могут стать предметом психодиагностики. Адаптационный потенциал организма определяется соотношением активности СРС и СЛС, формирующихся генотипически и под влиянием внешней среды. Однако до настоящего времени в психодиагностике стресса явное предпочтение отдается методикам и шкалам, отображающим активность стресс-реализующей системы [15–17]. Представляется перспективной разработка опросника, позволяющего оценивать состояние СРС и СЛС раздельно, определяя при этом соотношение их активности.

Указанный подход близок к медицинской рискологии, которая занимается построением моделей индивидуального прогнозирования риска патологии для конкретного пациента [18]. Пришло время для расширения этого направления до медико-психологической рискологии, учитывая тесное взаимодействие психосоматических и соматопсихических факторов риска не только у диагностированных пациентов, но и у людей, находящихся в донозологических и других неблагоприятных функциональных состояниях. Понимание опасности синхронизации и «цепного» взаимодействия медицинских и психологических факторов риска у конкретного человека дает возможность своевременно вмешаться и предотвратить возникновение нервно-психического срыва, отклонения поведения или серьезного заболевания. В связи с вышеизложенным полагаем актуальной разработку новой теоретической концепции синхронизации факторов риска для отдельных военнослужащих и их коллективов. Решение этой новой задачи будет сопряжено с разработкой технологий защиты и минимизации факторов риска (стресс-факторов) во взаимодействии с факторами поддержки (факторами антистресса) [19].

Здесь уместно отметить, что коррекционный и собственно профилактический вектор медико-психологического сопровождения также нуждается в научном обосновании и развитии. Одним из перспективных теоретических подходов в этом отношении может рассматриваться теория психотерапевтических мишеней, которая делает пока свои первые шаги [20]. Образцом, матрицей для подобной теории может служить разработанная за рубежом детальная и четко структурированная система мишеней нейрореабилитации, опирающаяся на Международную классификацию функционирования, ограничений жизнедеятельности и здоровья [21, 22]. В этой области остро стоит первостепенная задача классификации и дифференциального диагноза донозологических (преморбидных) и неблагоприятных функциональных состояний военнослужащих. Создание такой классификации позволит выделить признаки аналогов «симптомов-мишеней» и «синдромов-мишеней» для психологической, психофизиологической и фармакологической коррекции, обосновать типовые комплексные протоколы (медико-психологические рекомендации) для коррекции и реабилитации донозологических (преморбидных) и неблагоприятных функциональных состояний.

При проведении массовых медико-психологических обследований следует решать и проблему автоматизированного сбора и корректной математико-статистической обработки больших массивов данных (психологических, психофизиологических, медико-психологических диагностических методик) с включением элементов AI-составляющей (Artificial Intelligence — искусственный интеллект). Такие составляющие искусственного интеллекта, как машинное обучение, наука о данных, нейронные сети позволяют осуществлять автоматизированную экспресс-диагностику, оценку и ближайший прогноз состояния и поведения человека, включая готовность к его девиациям [23]. Здесь можно упомянуть такие уже известные методы, как фациальный профайлинг, ай-трекинг, дистанционная регистрация вегетативных функциональных параметров. Прикладные программы с компонентами искусственного интеллекта позволяют не только проводить методически безупречное стандартное тестирование, но и обрабатывать большие массивы данных, формулировать индивидуальные и групповые диагностические и прогностические заключения, количественно оценивая степень риска нервно-психических срывов и девиаций поведения.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, есть основания ожидать, что медико-психологическое сопровождение займет важное место в системе медицинского обеспечения по сохранению и повышению работоспособности и боеспособности военнослужащих и специалистов из числа лиц гражданского персонала МО РФ.

В практическом осуществлении мероприятий медико-психологического сопровождения могут участвовать различные медицинские специалисты (врачи общей практики, психофизиологи, психиатры, медицинские психологи), способные организовывать и проводить психопрофилактическую, психокоррекционную и психореабилитационную работу в войсках и военно-медицинских организациях. В настоящее время также широко дискутируется необходимость медицинской специальности «превентология» со схожими компетенциями [24].

Реализация системы медико-психологического сопровождения на современной научной основе будет означать переход к непрерывной и всеобъемлющей превенции психических нарушений и отклонений поведения на социокультурном, психосоциальном и биологическом уровнях. Таким образом, профилактическое направление военной психологии и психиатрии будет значительно усилено.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Источник финансирования. Финансирование данной работы не проводилось.

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

Этическая экспертиза. Проведение исследования одобрено локальным этическим комитетом ФГБВОУ ВО «Военно-медицинская академия имени С.М. Кирова» МО РФ.

Вклад авторов. Все авторы внесли существенный вклад в проведение исследования и подготовку статьи, прочли и одобрили финальную версию перед публикацией.

×

About the authors

Vladislav V. Yusupov

Military Medical Academy

Author for correspondence.
Email: vmed_37@mil.ru
ORCID iD: 0000-0002-5236-8419
SPIN-code: 9042-3320
Scopus Author ID: 57177317400

M.D., D.Sc. (Medicine), Professor

Russian Federation, 6, Akademika Lebedeva str., Saint Petersburg, 194044

Vladimir А. Korzunin

Military Medical Academy

Email: vakorzunin@rambler.ru
ORCID iD: 0000-0001-7332-6771
SPIN-code: 3172-2009

D.Sc. (Psychological), Professor

Russian Federation, Saint Petersburg

Andrey D. Demkin

Military Medical Academy

Email: dr.demkin@mail.ru
SPIN-code: 7006-4330

M.D., medical psychologist

Russian Federation, Saint Petersburg

Boris V. Ovchinnikov

Military Medical Academy

Email: bobon47@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0002-7669-7049
SPIN-code: 5086-8427
Scopus Author ID: 35832200300

M.D., D.Sc. (Medicine), Professor

Russian Federation, Saint Petersburg

References

  1. Aleksanin SS. The concept and principles of medical and psychological support for the professional activities of rescuers of the Ministry of Emergency Situations of Russia. Vestnik psikhoterapii. 2006;(19):8–12. (In Russ.)
  2. Konstantinov VV, Korzunin AV, Kostin DV, et al. From professional psychological selection to medical and psychological support of servicemen. Voyennaya mysl’. 2015;(4):40–46. (In Russ.)
  3. Nagibovich OA, Yusupov VV, Ovchinnikov BV, et al. The current state and prospects for the development of medical and psychological support for military personnel of the Armed Forces of the Russian Federation. Military Medical Journal. 2016;(1):22–28. (In Russ.)
  4. Tsygan VN, Chermyanin SV, Yusupov VV, et al., ed. Medical-psychological correction of specialists of “power structures”. Saint Petersburg: Ising Publisher; 2010. (In Russ.)
  5. Yusupov VV, Korzunin VA. Medical and psychological support for specialists in extreme activities. Russian Military Medical Academy Reports. 2020;39(S3–4):302–308. (In Russ.)
  6. Gray JA. Elements of a two-process theory of learning. London: Academic Press; 1975.
  7. Gray JA. A critique of Eysenck’s theory of personality. In: Eysenck HJ., ed. A model for personality. Berlin Heidelberg: Springer-Verlag; 1981. P. 246–276.
  8. Slobodskaya HR, Safronova MV, Knyazev GG, Wilson GD. Reactions of Russian adolescents to reward and punishment: A cross-cultural study of the Gray-Wilson Personality Questionnaire. Personality and Individual Differences. 2001;30(7):1211–1224. doi: 10.1016/S0191-8869(00)00104-5
  9. Slobodskaya HR, Knyazev GG, Safronova MV, Wilson GD. Development of a short form of the Gray-Wilson Personality Questionnaire: Its use in measuring personality and adjustment among Russian adolescents. Personality and Individual Differences. 2003;35(5): 1049–1059. doi: 10.1016/S0191-8869(02)00317-3
  10. Carver CS, White TL. Behavioral inhibition, behavioral activation, and affective responses to impending reward and punishment: The BIS/BAS scales. Journal of Personality and Social Psychology. 1994;67:319–333.
  11. Knyazev GG., Slobodskaya HR, Wilson GD. Comparison of construct validity of the Gray–Wilson personality questionnaire and the BIS/BAS scales. Personality and Individual Differences. 2004;37:1565–1582.
  12. Dubinskiу AA., Bulygina VG, Lysenko NE. New methods for diagnosing individual typological characteristics in forensic psychiatric practice. Mir nauki. Pedagogika i psikhologiya. 2019;7(1):34. (In Russ.)
  13. Cuthbert BN. The RDoC framework: facilitating transition from ICD/DSM to dimensional approaches that integrate neuroscience and psychopathology. World Psychiatry. 2014;13(1):28–35.
  14. Krivoshchekov SG. Stress, functional reserves and health. Sibirskiу pedagogicheskiу zhurnal. 2012;(9):104–109. (In Russ.)
  15. Kupriyanov RV, Kuz’mina YuM, comp. Psychodiagnostics of stress: workshop. Kazan’: KNITU Publishing House; 2012. (In Russ.)
  16. Dolbyshev AV. Classification of methods for diagnosing psychophysiological stress. Integral. 2020;(4):92–97. (In Russ.)
  17. Panchenko LL. Stress Diagnostics: A Study Guide. Vladivostok: MGU Publisher House; 2005. (In Russ.)
  18. Kazberyuk NA, Konovalov OE. Medical riskology: current state and problems. Mediko-biol. vestnik im. akad. I.P. Pavlova. 2009;(3): 1–6. (In Russ.)
  19. Akarachkova ES, Baydauletova AI, Belyaev AA, et al. Stress: causes and consequences, treatment and prevention. Clinical guidelines. Saint Petersburg: Skifiya-print Publisher; Moscow: Profmedpress Publisher; 2020. (In Russ.)
  20. Nazyrov RK, Remeslo MB, Lyashkovskaya SV, Kholyavko VV, Pavlovsky IO. Typology of psychotherapeutic targets and its use to improve the quality of individual psychotherapeutic programs in the treatment of patients with neurotic disorders: guidelines. Saint Petersburg: Izd-vo NIPI im. V.M. Bekhtereva Publishing House; 2014. (In Russ.)
  21. Isaeva ER, Mukhitova YuV. The choice of strategies and evaluation of effectiveness in the system of psychosocial rehabilitation: the current state of the problem. In: Diagnostics in Medical (Clinical) Psychology: State of the Art and Prospects. Moscow: MGPPU Publishing House; 2016:222–239. (In Russ.)
  22. Shostka GD, et al., translation from English. International classification of functioning, disability and health. Saint Petersburg: SPbIUVEK Ministry of Labor of Russia Publishing House; 2003. (In Russ.)
  23. Devyatkov VV. Artificial intelligence systems. Moscow: Izd-vo MGTU im. N.E. Baumana Publishing House; 2001. (In Russ.)
  24. Krut’ko IS, Ponomarev AV. Introduction to preventology: textbook. Ekaterinburg: Izd-vo UrFU Publishing House; 2019. (In Russ.)

Supplementary files

There are no supplementary files to display.


Copyright (c) 2022 Yusupov V.V., Korzunin V.А., Demkin A.D., Ovchinnikov B.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies