The Analysis of Effectiveness of the Optimized Intensive Care Consultative System of Urgent Medical Care to Children in the Territory of Rostov Region

Cover Page

Abstract


Increase of effectiveness of intensive care consultative providing of children is an actual problem.

Purpose: the analysis of effectiveness of the optimized system of intensive care consultative providing of the emergency medical care to children in the Rostov region.

Methods: the retrospective cohort study, including patients of the of intensive care consultative center (ICCC) is conducted. Databases and log-books of patients of ICCC were analyzed. Research period: 2012-I half of 2016. The studied groups: the 1st – 2012-2014 (before optimization, n = 1124), the 2nd – 2015-2016 (after optimization, n = 1432). Effectiveness was estimated on dynamics of a lethality in intensive care unit (ICU), it is padding – dynamics of number of distant consultations, departures and evacuations.

Results: Ninety-seven percent of patients of ICCC are evacuated in the ICU. The lethality decreased from 5,1% – in 2012 to 3% in the I half-year 2016. Increased: the number of distant (telephone) consultations for 119,6% from 572 to 1363 in 2015 in comparison with 2014; consultations near the patients for 37,6% with 237 to 326; a share of departures with the subsequent evacuation from 54,8% (338 of 617) in group 1 to 60,8% (270 of 444; p = 0,050) in group 2; indexes “the number of departures evacuations to departures consultations” to 1,8 in the I half-year 2016 in comparison with 1,2 in 2012 and “number of primary consultations to repeated consultations” to 3,1 in comparison with 2,2. Significant strong negative correlation between an index of a lethality, the relation of number of departures evacuations to departures to consultations (р = 0,028) and the relation of primary distant consultations to repeated is revealed (р = 0,026).

Conclusion: optimization of reanimation providing advice allowed to lower a lethality in ICU at increase in a flow of the evacuated patients.


Full Text

Актуальность

Значительное число летальных исходов в педиатрии может быть предотвращено системой здравоохранения [2, 3, 12, 16, 19]. Исход критического состояния определяется своевременностью и полнотой неотложных лечебно-диагностических мероприятий и доступностью специализированной медицинской помощи со стороны медицинских организаций уровней II и III. Координация действий медицинских организаций различного уровня осуществляется реанимационно-консультативным центром (РКЦ) [9–11]. В литературе имеется ограниченное число публикаций, посвященных эффективности педиатрических РКЦ, в связи с чем нами выполнен анализ реанимационно-консультативного обеспечения пациентов детского возраста в одном из крупных регионов Российской Федерации.

Цель исследования — анализ эффективности оптимизированной системы реанимационно-консультативного обеспечения экстренной медицинской помощи детям на территории Ростовской области.

Материалы и методы исследования

Выполнено ретроспективное когортное (сплошное) исследование. Критерии включения: пациенты РКЦ 2012 — I половины 2016 г. Источники данных: журналы регистрации пациентов РКЦ, электронные базы данных: АРМ (2012–2015) и «База данных ОРИТ» (2016). Сравнение признаков проводилось в группах: группа 1 — пациенты 2012–2014 гг.; группа 2 — пациенты 2015 — I половины 2016 г.

Система реанимационно-консультативного обеспечения оказания экстренной медицинской помощи детям на территории Ростовской области соответствует принципам этапности и состоит из развитой сети медицинских организаций (табл. 1).

 

Таблица 1. Медицинские организации, оказывающие экстренную медицинскую помощь детям на территории Ростовской области

Тип стационара

Уровень I

Уровень II

Уровень III

РБ

1

ЦРБ

41

1

ГБ

5

1

2

БСМП

3

ДГБ

1

3

ОДКБ

1

Примечание: РБ — районная больница, ЦРБ — центральная районная больница, ГБ — городская больница, БСМП — больница скорой медицинской помощи, ДГБ — детская городская больница, ОДКБ — областная детская клиническая больница

 

Уровень I. Медицинские организации стационарного типа, оказывающие специализированную помощь в пределах муниципального района.

Уровень II. Медицинские организации стационарного типа, оказывающие специализированную медицинскую помощь в пределах нескольких муниципальных районов. Имеют более высокий уровень оснащения и квалификации медицинского персонала по сравнению с уровнем I. Являются межтерриториальными центрами.

Уровень III. Медицинские организации стационарного типа, оказывающие специализированную и высокотехнологичную медицинскую помощь. Имеют наивысший уровень оснащения оборудованием и квалификации медицинских кадров. Являются межтерриториальными центрами для близлежащих территорий.

РКЦ областной детской клинической больницы (ОДКБ) координирует оказание неотложной и реанимационно-консультативной помощи. Является подразделением отделения реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ), подчиняется непосредственно заведующему отделением. Взаимодействует с отделением экстренной и плановой консультативной помощи Областной клинической больницы, входящим в территориальную службу медицины катастроф. Консультанты РКЦ — штатные врачи анестезиологи-реаниматологи ОРИТ. При необходимости привлекаются профильные специалисты медицинских организаций уровня III.

В рамках оптимизации реанимационно-консультативной помощи детям был разработан и внедрен в практику приказ Министерства здравоохранения Ростовской области от 16.01.2015 № 29, который, в частности, предусматривает информирование РКЦ ОДКБ в течение 2 часов о госпитализации ребенка реанимационного профиля; определяет межтерриториальные центры и прикрепленные к ним медицинские организации уровня I.

При первичном обращении в РКЦ ОДКБ осуществляется первичная телефонная (дистанционная) консультация, в процессе которой определяется регламент ведения: выезд бригады РКЦ или лечение на месте с последующим дистанционным консультированием.

Классы причин смерти соответствовали МКБ-10.

Статистическая обработка

Размер выборки предварительно не рассчитывался. Использовался статистический пакет STATISTICA 10.0 (StatSoft Inc., США). Для сравнения качественных признаков использовался критерий хи-квадрат. Для анализа связи между переменной «летальность в ОРИТ ОДКБ» и переменными «количество первичных дистанционных консультаций», «количество повторных дистанционных консультаций», «количество выездов в медицинские организации», «отношение выездов-консультаций к выездам эвакуациям», «отношение первичных дистанционных консультаций к выездам», «отношение первичных дистанционных консультаций к повторным» использовался коэффициент корреляции Спирмена. Сила связи оценивалась по шкале Чеддока. Различия считались статистически значимыми при p ≤ 0,05.

Результаты

Общее количество дистанционных (телефонных) консультаций специалистами РКЦ в 2015 г. по сравнению с 2014 г. увеличилось на 119,6 % — с 850 до 1867 (табл. 2), медицинских организаций уровня I — на 138 % — с 572 до 1363, уровня II — на 81,3 % — с 278 до 504.

 

Таблица 2. Структура дистанционных консультаций

Консультации

2012

2013

2014

2015

I пол. 2016

Гр. 1: 2012–2014 гг.

Гр. 2: 2015–2016 гг.

pI–II

Абс. (%)

Абс. (%)

Абс. (%)

Абс. (%)

Абс. (%)

Абс. (%)

Абс. (%)

Всего консультаций,

в том числе:

717 (100,0)

826 (100,0)

850 (100,0)

1867 (100,0)

784 (100,0)

2393 (100,0)

2651 (100,0)

первичных

358 (49,9)

391 (47,3)

375 (44,1)

953 (51,0)

479 (61,1)

1124 (47,0)

1432 (54,0)

0,000

повторных

166 (23,3)

201 (24,3)

187 (22,0)

434 (23,2)

156 (19,9)

554 (33,2)

590 (22,3)

0,075

консультаций с порядковым номером > 2

193 (26,9)

234 (28,3)

288 (33,9)

480 (25,7)

149 (19,0)

715 (29,9)

629 (23,7)

0,000

МО I, всего консультаций,

в том числе:

561 (100,0)

640 (100,0)

572 (100,0)

1363 (100,0)

598 (100,0)

1773 (100,0)

1961 (100,0)

первичных

270 (48,1)

311 (48,6)

262 (45,8)

723 (53,0)

366 (61,2)

843 (47,5)

1089 (55,5)

0,000

повторных

125 (22,3)

152 (23,8)

136 (23,8)

300 (22,0)

112 (18,7)

413 (23,3)

412 (21,0)

0,098

консультаций с порядковым номером > 2

166 (29,6)

177 (27,7)

174 (30,4)

340 (24,9)

120 (20,1)

517 (29,2)

460 (23,5)

0,000

МО II, всего консультаций,

в том числе:

156 (100,0)

186 (100,0)

278 (100,0)

504 (100,0)

186 (100,0)

620 (100,0)

690 (100,0)

первичных

88 (56,4)

80 (43,0)

113 (40,6)

230 (45,6)

113 (60,8)

281 (45,3)

343 (49,7)

0,107

повторных

41 (26,3)

49 (26,3)

51 (18,3)

134 (26,6)

44 (23,7)

141 (22,7)

178 (25,8)

0,214

консультаций с порядковым номером > 2

27 (17,3)

57 (30,6)

114 (41,0)

140 (27,8)

29 (15,6)

198 (31,9)

169 (24,5)

0,003

Примечание: МО — медицинские организации. Жирным шрифтом выделены достоверно различающиеся значения

 

Преобладали первичные консультации: их доля в группе 2 значимо увеличилась по сравнению с группой 1 — 54 и 47 % (р = 0,000). Увеличение произошло за счет медицинских организаций уровня I — 55,5 и 47,5 % (р = 0,000) соответственно.

Выявлено значимое снижение доли консультаций с порядковым номером больше 2: с 29,9 % в группе 1 до 23,7 % в группе 2 (р = 0,000). Доля таких консультаций в медицинских организациях уровня I снизилась с 29,2 до 23,5 % (р = 0,000), уровня II — с 31,9 до 24,5 % (р =0,003) соответственно.

Показатель «отношение количества первичных консультаций к повторным консультациям» в I полугодии 2016 г. вырос до 3,1; в 2012 г. составлял 2,2; в 2013 г. — 1,9; в 2014 г. — 2; в 2015 г. — 2,2.

В возрастной структуре дистанционного консультирования преобладали пациенты до 3 лет — 58,1 % в группе 1 и 57,7 % в группе 2 (р = 0,775). Выявлено значимое увеличение доли детей 1–3 лет с 25,1 до 38,7 % (р = 0,000) и 4–6 лет с 10,7 до 12,7 % (р = 0,031), а также снижение доли пациентов 0–12 месяцев с 33 до 19 % (р = 0,000) соответственно (табл. 3).

 
Таблица 3. Возрастная структура дистанционного консультирования

Возраст

2012 г.  (n = 717)

2013 (n = 826)

2014 (n = 850)

2015 (n = 1867)

I пол. 2016 г.

(n = 784)

Гр. 1:  2012–2014 гг. (n = 2393)

Гр. 2:  2015–2016 гг.  (n = 2651)

p

Абс. (%)

Абс. (%)

Абс. (%)

Абс. (%)

Абс. (%)

Абс. (%)

Абс. (%)

0–12 мес.

242 (33,8)

268 (32,4)

280 (32,9)

441 (23,6)

63 (8,0)

790 (33,0)

504 (19,0)

0,000

1–3 года

145 (20,2)

238 (28,8)

217 (25,5)

629 (33,7)

397 (50,6)

600 (25,1)

1026 (38,7)

0,000

4–6 лет

78 (10,9)

84 (10,2)

94 (11,1)

211 (11,3)

125 (15,9)

256 (10,7)

336 (12,7)

0,031

7–11 лет

112 (15,6)

117 (14,2)

107 (12,6)

274 (14,7)

86 (11,0)

336 (14,0)

360 (13,6)

0,651

12–18 лет

140 (19,5)

119 (14,4)

152 (17,9)

312 (16,7)

112 (14,3)

411 (17,2)

424 (16,0)

0,270

> 18 лет

1 (0,1)

0 (0,01)

1 (0,04)

0,342

Примечание: жирным шрифтом выделены достоверно различающиеся значения

 

Ведущими классами причин обращений являлись травмы, отравления и другие последствия внешних причин — 29,2 % (698 из 2393) в группе 1 и 26,5 % (703 из 2651) в группе 2; болезни органов дыхания — 29,0 % (695) и 26,4 % (701); болезни нервной системы (преимущественно инфекционного характера) — 9,9 % (236) и 11,2 % (296) соответственно.

Анализ выездной консультативной работы выявил увеличение количества очных консультаций специалистов РКЦ в медицинских организациях уровней I и II в 2015 г. по сравнению с 2014 г. на 37,6 %, в том числе в медицинские организации уровня I — на 42 %, уровня II — на 36 % (табл. 4).

 

Таблица 4. Структура выездной консультативной работы

Выезды

2012 г.

2013 г.

2014 г.

2015 г.

I пол. 2016 г.

Гр. 1:  2012–2014 гг.

Гр. 2:  2015–2016 гг.

p

Абс. (%)

Абс. (%)

Абс. (%)

Абс. (%)

Абс. (%)

Абс. (%)

Абс. (%)

Выездов всего, в том числе:

198 (100,0)

182 (100,)

237 (100,0)

326 (100,0)

118 (100,0)

617 (100,0)

444 (100,0)

 

выездов-консультаций

89 (44,9)

81 (44,5)

109 (46,0)

132 (40,5)

42 (35,6)

279 (45,2)

174 (39,2)

0,050

выездов-эвакуаций

109 (55,1)

101 (55,5)

128 (54,0)

194 (59,5)

76 (64,4)

338 (54,8)

270 (60,8)

0,050

Выездов в МО I всего, в том числе:

134 (67,7)

130 (71,4)

138 (58,2)

196 (60,1)

71 (60,2)

402 (65,2)

267 (60,1)

0,095

выездов-консультаций

60 (30,3)

54 (29,7)

57 (24,1)

82 (25,2)

18 (15,3)

171 (27,7)

100 (22,5)

0,056

выездов-эвакуаций

74 (37,4)

76 (41,8)

81 (34,2)

114 (35,0)

53 (44,9)

231 (37,4)

167 (37,6)

0,954

Выездов в МО II всего, в том числе:

61 (30,8)

52 (28,6)

89 (37,6)

121 (37,1)

42 (35,6)

202 (32,7)

163 (36,7)

0,179

выездов-консультаций

28 (14,1)

27 (14,8)

51 (21,5)

42 (12,9)

20 (16,9)

106 (17,2)

62 (14,0)

0,157

выездов-эвакуаций

33 (16,7)

25 (13,7)

38 (16,0)

79 (24,2)

22 (18,6)

96 (15,6)

101 (22,7)

0,003

Выездов в МО III всего, в том числе:

3 (1,5)

0 (0)

10 (4,2)

9 (2,8)

5 (4,2)

13 (2,1)

14 (3,2)

0,286

выездов-консультаций

1 (0,5)

0 (0)

1 (0,4)

8 (2,5)

4 (3,4)

2 (0,3)

12 (2,7)

0,001

выездов-эвакуаций

2 (1,0)

0 (0)

9 (3,8)

1 (0,3)

1 (0,8)

11 (1,8)

2 (0,5)

0,052

Примечание: МО — медицинские организации. Жирным шрифтом выделены достоверно различающиеся значения

 

Более 97 % пациентов эвакуированы в ОРИТ ОДКБ. Эвакуация осуществлялась реанимационно-консультативной бригадой ОДКБ, а в единичных случаях — реаниматологами медицинских организаций уровней I–III при наличии у больного ясного сознания, компенсированных нарушений витальных функций, при отсутствии необходимости проведения оксигенотерапии или вазопрессорной поддержки.

В структуре выездов бригады РКЦ значимо увеличилась доля выездов с последующей эвакуацией с 54,8 % в группе 1 до 60,8 % (р = 0,050) в группе 2 за счет медицинских организаций уровня II — с 15,6 до 22,7 % (р = 0,003). Существенно снизилась доля выездов-консультаций с 45,2 до 39,2 % (р = 0,050) за счет медицинских организаций уровня I — c 27,7 % (171) до 22,5 % (р = 0,056).

Показатель «количество выездов-эвакуаций к выездам-консультациям» увеличился в I полугодии 2016 г. до 1,8; в 2012–2014 гг. — 1,2; 2015 г. — 1,5.

Ведущими поводами к выезду в группах 1 и 2 являлись травмы, отравления и другие последствия воздействия внешних причин — 34,2 % (214 из 617) и 30,2 % (134 из 444); болезни органов дыхания — 22,7 % (140) и 19,6 % (87); болезни нервной системы (преимущественно инфекционные) — 11,5 % (71) и 11,7 % (52).

В возрастной структуре выездов существенных особенностей выявлено не было.

Уменьшилась доля обращений, завершившихся выездом бригады РКЦ на место с 54,9 % в группе 1 до 31 % (р = 0,000) (табл. 5), в том числе в медицинские организации уровня I с 33,1 до 16 % (р = 0,000), уровня II — с 60,9 до 29,2 % (р = 0,000). Значимое снижение показателя отмечалось и в возрастных группах детей от 1 года до 18 лет.

 

Таблица 5. Количество выездов к количеству первичных обращений

Обращения и выезды

2012 г.

2013 г.

2014 г.

2015 г.

I пол. 2016 г.

Гр. 1:  2012–2014 гг.

Гр. 2:  2015–2016 гг.

р

В МО I–III

Первичных обращений

абс.

358

391

375

953

479

1124

1432

 

Выездов

абс.

198

182

237

326

118

617

444

 

%

55,3

46,5

63,2

34,2

24,6

54,9

31,0

0,000

МО I

         

Первичных обращений

абс.

270

311

262

723

366

843

1089

 

Выездов

абс.

89

81

109

132

42

279

174

 

%

33

26

41,6

18,3

11,5

33,1

16,0

0,000

В МО II

Первичных обращений

абс.

88

80

113

230

113

281

343

 

Выездов

абс.

60

54

57

82

18

171

100

 

%

68,2

67,5

50,4

35,7

15,9

60,9

29,2

0,000

0–12 мес.

Первичных обращений

абс.

113

120

129

233

49

362

282

 

Выездов

абс.

24

30

25

54

11

79

65

 

%

21,2

25

19,4

23,2

22,4

21,8

23,0

0,711

1–3 года

Первичных обращений

абс.

77

115

101

339

214

293

553

 

Выездов

абс.

26

26

22

32

25

74

57

 

%

33,8

22,6

21,8

9,4

11,7

25,3

10,3

0,000

4–6 лет

Первичных обращений

абс.

40

47

37

105

77

124

182

 

Выездов

абс.

16

12

20

24

18

48

42

 

%

40

25,5

54,1

22,9

23,4

38,7

23,1

0,003

7–11 лет

Первичных обращений

абс.

61

57

45

120

65

163

185

 

Выездов

абс.

18

18

30

33

11

66

44

 

%

29,5

31,6

66,7

27,5

16,9

40,5

23,8

0,001

12–18 лет

Первичных обращений

абс.

67

52

63

156

73

182

229

 

Выездов

абс.

25

15

31

51

11

71

62

 

%

37,3

28,8

49,2

32,7

15,1

39,0

27,1

0,010

Примечание: жирным шрифтом выделены достоверно различающиеся показатели

 

Учитывая, что около 97 % пациентов РКЦ эвакуируются в ОРИТ ОДКБ, изучена связь между летальностью в ОРИТ и показателями реанимационно-консультативного обеспечения. В 2015 г. по сравнению с 2014 г. увеличилось количество пролеченных больных на 22,7 % — с 643 до 789. Летальность снизилась с 5,1 % в 2012 г. до 3 % в I полугодии 2016 г. (табл. 6).

 

Таблица 6. Показатели работы отделения реанимации и интенсивной терапии

Показатели

2012

2013

2014

2015

I пол. 2016

Пролечено больных, абс.

562

544

643

789

469

Летальность, %

5,1

5,6

5,1

4,2

3

Умерло, абс.

30

31

37

33

14

Средний к/д

4,5

4,5

4,1

4,1

 

Выявлена значимая сильная отрицательная корреляционная связь между показателем летальности, отношением количества выездов-эвакуаций к выездам-консультациям (р = –0,917; р = 0,028) и отношением первичных дистанционных консультаций к повторным (р = –0,921; р = 0,026).

Обсуждение

РКЦ ОДКБ функционирует в рамках модели, наиболее распространенной в Российской Федерации: служба оказания экстренной и плановой консультативной помощи детям, не является отдельным юридическим лицом, а входит в территориальный центр медицины катастроф на базе территориальной больницы для взрослых [4], однако решения специалистов РКЦ являются самостоятельными. Транспорт РКЦ является собственностью ОДКБ. Такая модель сокращает время принятия решения и подготовки к выезду.

Нами установлено, что после оптимизации реанимационно-консультативного обеспечения на 119,6 % увеличилось количество дистанционных консультаций, обусловленное необходимостью информирования РКЦ о госпитализации ребенка реанимационного профиля в течение 2 часов. Указанная продолжительность периода, на наш взгляд, позволяет соблюдать принцип «золотого часа» и выполнить необходимый минимальный лечебно-диагностический протокол, соблюдая последовательность «оказание неотложной помощи и стабилизация состояния» — «оказание дистанционной реанимационно-консультативной помощи», так как исход критического состояния определяется своевременностью лечебно-диагностических мероприятий [5].

Большее увеличение числа дистанционных консультаций и выездов в медицинские организации уровня I, по сравнению с уровнем II, на 138 и 81,3 %; 42 и 36 % в 2014 и 2015 гг. соответственно связано, по нашему мнению, с меньшим опытом работы указанных стационаров с пациентами реанимационного профиля детского возраста из-за относительно небольшого потока таких больных, что подтверждается литературными данными [6, 8, 13–15, 18].

Увеличение выездов-эвакуаций бригады РКЦ обусловлено необходимостью использования специальных кадровых и технических ресурсов для улучшения исходов этапного оказания стационарной медицинской помощи [1, 7, 17].

Уменьшение доли первичных обращений, завершившихся выездом бригады РКЦ, с 54,9 % в группе 1 до 31 % в группе 2 связано с ранним участием в оказании стационарной медицинской помощи специалиста РКЦ, которое позволяет дать объективную оценку клинической ситуации ввиду большего опыта работы с педиатрической категорией больных [10] и подтверждается корреляцией снижения летальности в ОРИТ ОДКБ с увеличением отношения первичных консультаций к повторным (р = 0,026). После выполнения необходимых лечебно-диагностических мероприятий наиболее эффективной моделью является эвакуация больного в учреждение более высокого уровня оказания медицинской помощи, о чем свидетельствует корреляция между снижением летальности в ОРИТ ОДКБ с увеличением отношения выездов-эвакуаций к выездам-консультациям (р = 0,028). Наши данные подтверждаются данными литературы [10].

Заключение

Оптимизация реанимационно-консультативного обеспечения: раннее (в течение 2 часов) информирование РКЦ о госпитализации пациента реанимационного профиля, информирование только после выполнения минимально необходимого лечебно-диагностического протокола, ранжирование медицинских организаций по уровням, директивное закрепление за медицинскими организациями уровня II медицинских организаций уровня I позволили снизить летальность в ОРИТ ОДКБ при увеличении потока эвакуируемых пациентов.

About the authors

Svetlana G Piskunova

State Budgetary Institution of Rostov Region “Regional Pediatric Teaching Hospital”

Author for correspondence.
Email: prometnoy.d.v@gmail.com

Russian Federation MD, PhD Director Administration

Fedor G Sharshov

State Budgetary Institution of Rostov Region “Regional Pediatric Teaching Hospital”

Email: prometnoy.d.v@gmail.com

Russian Federation MD, PhD, Director, The Center of Anesthesiology and Intensive Care

Dmitry V Prometnoy

State Budgetary Institution of Rostov Region “Regional Pediatric Teaching Hospital”

Email: prometnoy.d.v@gmail.com

Russian Federation MD, PhD, Anesthesiologist, The Intensive Care Unit

Galina A Prometnaya

State Budgetary Institution of Rostov Region “Regional Pediatric Teaching Hospital”

Email: prometnoy.d.v@gmail.com

Russian Federation Nephrologist, The Department of Nephrology

Vera P Eryomenko

State Budgetary Institution of Rostov Region “Regional Pediatric Teaching Hospital”

Email: prometnoy.d.v@gmail.com

Russian Federation Head, Medical Statistics Department

References

  1. Агаджанян В.В., Якушин О.А., Шаталин А.В., Новокшонов А.В. Значение ранней межгоспитальной транспортировки в комплексном лечении пострадавших с позвоночно-спинномозговой травмой в остром периоде // Политравма. – 2015. – Т. 14. – № 2. – С. 14–20. [Agadzhanjan VV, Jakushin OA, Shatalin AV, Novokshonov AV. Value of early interhospital transportation in complex treatment of victims with a vertebral and spinal trauma in the acute period. Politravma. 2015;14(2): 14-20. (In Russ.)]
  2. Альбицкий В.Ю., Модестов А.А., Яковлева Т.В., Менделевич Б.Д. Предотвратимость потерь здоровья детского населения — эффективная ресурсосберегающая стратегия в здравоохранении // Информационно-аналитический вестник «Социальные аспекты здоровья населения». http://vestnik.mednet.ru/ просмотрено 14.07.2016. [Al’bickij VJu, Modestov AA, Jakovleva TV, Mendelevich BD. Preventability of losses of health of the children’s population — efficient resource-saving strategy in health care. Informacionno-analiticheskij vestnik “Social’nye aspekty zdorov’ja naselenija”. http://vestnik.mednet.ru/ prosmotreno 14.07.2016. (In Russ.)]
  3. Баранов А.А. Состояние здоровья детей в Российской Федерации // Педиатрия. – 2012. – Т. 91. – № 3. – С. 9–14. [Baranov AA. The state of health of children in the Russian Federation. Pediatrija. 2012;91(3):9-14. (In Russ.)]
  4. Гулин А.Н., Гончаров С.Ф., Гармаш О.А., Мотина Н.А. Пути развития системы экстренной консультативной медицинской помощи и медицинской эвакуации (санитарной авиации) в Российской Федерации // Медицина катастроф. – 2012. – Т. 79. – № 3. – С. 41–44. [Gulin AN, Goncharov SF, Garmash OA, Motina NA. Paths of development of system of the emergency advisory medical care and medical evacuation (sanitary aircraft) in the Russian Federation. Medicina katastrof. 2012;79(3):41-4. (In Russ.)]
  5. Иванов Д.О., Орел В.И., Петренко Ю.В., Зятина В.В. Оценка межгоспитальной транспортировки новорожденных детей // Бюллетень Федерального центра сердца, крови и эндокринологии им. В.А. Алмазова. – 2013; апрель. – С. 19–28. [Ivanov DO, Orel VI, Petrenko JuV, Zjatina VV. Assessment of interhospital transporting of newborn children. Bjulleten’ Federal’nogo centra serdca, krovi i jendokrinologii im. V.A. Almazova. 2013; aprel’. P. 19-28 . (In Russ.)]
  6. Капиносов А.А. Совершенствование модели оказания реанимационной помощи детям, нуждающимся в межгоспитальной транспортировке: Автореф. дис. … канд. мед. наук. – СПб., 2009. [Kapinosov AA. Perfecting of intensive care to the children needing interhospital transporting model. [dissertation] Saint Petersburg; 2009. (In Russ.)]
  7. Саввина В.А., Варфоломеев А.Р., Николаев В.Н., и др. Роль реанимационно-консультативного центра в обеспечении доступности высокотехнологичной медицинской помощи новорожденным с хирургической патологией // Детская хирургия. – 2013. – Т. 49. – № 6 — С. 52. [Savvina VA, Varfolomeev AR, Nikolaev VN, et al. Role of the reanimation and advisory center in ensuring availability of a hi-tech medical care with the newborn with surgical pathology. Detskaja hirurgija. 2013;49(6):52. (In Russ.)]
  8. Чичахов Д.А. Научное обоснование анестезиолого-реанимационного обеспечения детского населения региона (на примере Республики Саха (Якутия): Автореф. дис. … д-ра мед. наук. – СПб., 2011. [Chichahov DA. Scientific justification of the anesthesiology and intensive care service providing in the children’s population of the region (on the example of the Republic of Sakha (Yakutia). [dissertation] Saint Petersburg; 2011. (In Russ.)]
  9. Шмаков А.Н., Касымов В.А., Александрович Ю.С. Реанимационно-консультативный центр. Итоги, проблемы, перспективы // Скорая медицинская помощь. – 2009. – Т. 10. – № 3. – С. 19. [Shmakov AN, Kasymov VA, Aleksandrovich JuS. Reanimation and advisory center. Results, problems, prospects. Skoraja medicinskaja pomoshh’. 2009;10(3):19. (In Russ.)]
  10. Шмаков А.Н., Кохно В.Н. Критические состояния новорожденных (технология дистанционного консультирования и эвакуации). – Новосибирск, 2007. – 168 с. [Shmakov AN, Kohno VN. Critical states of newborns (technology of distant consultation and evacuation)]. Novosibirsk; 2007. 168 p. (In Russ.)]
  11. Юнусов Д.И., Пшениснов К.В., Миронов П.И., Александрович Ю.С. Роль реанимационно-консультативных центров при оказании помощи детям с тяжелой травмой // Скорая медицинская помощь. – 2016. – Т. 15. – № 1. – С. 19. [Junusov DI, Pshenisnov KV, Mironov PI, Aleksandrovich JuS. Role of the reanimation and advisory centers at assistance to children with a severe injury. Skoraja medicinskaja pomoshh’. 2016;15(1):19. (In Russ.)]
  12. Яковлева Т.В., Баранов А.А. Государственная политика в области охраны здоровья детей: проблемы и задачи // Вопросы современной педиатрии. – 2009. – Т. 8. – № 2. – С. 6–11. [Jakovleva TV, Baranov AA. State policy in the field of health protection of children: problems and tasks. Voprosy sovremennoj pediatrii. 2009;8(2):6-11. (In Russ.)]
  13. Demetriades D, Chan L, Velmahos G, et al. TRISS methodology: an inappropriate tool for comparing outcomes between trauma centers. J Am Coll Surg. 2001;193:250-254. doi: 10.1016/S1072-7515(01)00993-0.
  14. Demetriades D, Martin M, Rhee P, et al. The effect of trauma center designation and trauma volume on outcome in specific severe injuries. Annals of Surgery. 2005;242(4):512-519.
  15. Demetriades D, Murray J, Charalambides K, et al. Trauma fatalities: time and location of hospital death. J Am Coll Surg. 2004;198:20-26. doi: 10.1016/j.jamcollsurg.2003.09.003.
  16. Guillot M, Gerland P, Pelletier F, Saabneh A. Child mortality estimation: a global overview of infant and child mortality age patterns in light of new empirical data. PLOS Medicine. 2012;9(6). doi: 10.1371/journal.pmed.1001299.
  17. Sethi D, Subramanian S. When place and time matter: How to conduct safe inter-hospital transfer of patients. Saudi J Anaesth. 2014;8(1):104-113. doi: 10.4103/1658-354X.125964.
  18. Smith RF, Frateschi L, Sloan EP, et al. The impact of volume on outcome in seriously injured trauma patients: two years’ experience of the Chicago Trauma System. J Trauma. 1990;30(9):1066-1075.
  19. Zafari M, Moslemi L, Abbasi E, Tahmasebi H. A study of frequency and causes of one month to 5-year-old child mortality and its affecting factors. International Journal of Internal Medicine. 2012;1(2):33-36. doi: 10.1097/00005373-199009000-00002.

Statistics

Views

Abstract - 1268

PDF (Russian) - 300

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2017 Piskunova S.G., Sharshov F.G., Prometnoy D.V., Prometnaya G.A., Eryomenko V.P.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies