Effect of cryoprecipitate on neoangiogenesis in patients with purulent pyelonephritis

Cover Page

Abstract


The aim of the study is to investigate the effectiveness of conservative therapy with the inclusion of cryoprecipitate in its composition and its effect on the angiogenesis of renal blood vessels in patients with purulent pyelonephritis.

Materials and methods. The study included 30 patients aged from 20 to 45 years (6 men, 24 women) with acute purulent pyelonephritis. All patients were assessed for markers of angiogenesis in blood plasma: vascular endothelial growth factor (VEGF-A), angiopoietin 1 (Ang1) and angiopoietin 2 (Ang2). The patients were divided into two groups. Patients of group 1 (n = 15) received conservative therapy with the inclusion of cryoprecipitate, patients of group 2 (n = 15) received surgical treatment. The control group consisted of 10 healthy donors aged 20–35 years, whose blood angiogenesis markers were determined to obtain reference values.

Results. In the course of preliminary studies, the blood content of angiogenesis markers was determined in 10 healthy donors. The level of VEGF-A in patients of both groups and the level of Ang1 in patients of group 1 at admission to the hospital significantly exceeded the corresponding values in the control group. In group 2 patients, the level of VEGF-A and Ang1 remained elevated during treatment, which indirectly indicated an ongoing inflammatory process. The level of Ang2 in patients of both groups did not change significantly. Conservative treatment of group 1 patients showed high efficiency, which was confirmed by positive dynamics of clinical and laboratory indicators, as well as data from instrumental examination.

Conclusions. The results obtained indicate the effectiveness of conservative therapy with the administration of cryoprecipitate in patients with purulent pyelonephritis, and the effectiveness of such treatment is comparable to the effectiveness of surgical treatment . The use of cryoprecipitate has an endothelioprotective and anti-inflammatory effect on blood vessels, stabilizes the processes of angiogenesis, which contributes to limiting the inflammatory process and its regression.


Full Text

ВВЕДЕНИЕ

Ангиогенез представляет собой процесс новообразования кровеносных сосудов вследствие миграции и пролиферации эндотелиальных клеток и реконструирования капиллярной сети [1]. Это сложный, многоэтапный процесс, который находится под контролем индукторов и ингибиторов ангиогенеза [2]. В норме уровень последних сбалансирован, что не позволяет инициировать ангиогенез в здоровых тканях. В тот момент, когда действие индукторов ангиогенеза превышает действие ингибиторов, эндотелиальные клетки переходят из обычного «дремлющего» состояния в активное, и происходит «включение» ангиогенеза [3].

Процессы ангиогенеза исследованы при различных заболеваниях, в том числе воспалительных [4]. Показана важная роль роста сосудов в обеспечении заживления и рубцевании ран, ликвидации очагов воспаления, рассасывания тромбов, инкапсуляции инородных тел, а также роста и метастазирования опухолей [5]. Сам процесс ангиогенеза проходит следующие этапы. Вначале происходит активация эндотелиоцитов с последующей протеолитической деградацией экстрацеллюлярного матрикса и растворением базальной мембраны с помощью специфических протеаз — плазминоген-активаторов и коллагеназ, увеличивающих сосудистую проницаемость. Через периваскулярную ткань происходит миграция эндотелиальных клеток из сосудистых стенок в направлении ангиогенного стимула. Затем происходит формирование сосудистого каркаса через внутриклеточные вакуоли или внеклеточные каналы, эндотелий достигает функциональной зрелости, образуются новые гладкомышечные клетки и перициты, организуется сосудистая сеть [1]. Формирование новых сосудов сбалансировано стимуляторами и ингибиторами ангиогенеза [6]. Кроме того, естественным стимулом к ангиогенезу при физиологических и патологических состояниях становиться недостаток кислорода (гипоксия или ишемия) [7]. Гипоксия, в свою очередь, стимулирует выделение факторов, индуцируемых гипоксией, — HIF (HIF-1α и HIF-1β) [8], а также стимулирует выделение ряда других факторов ангиогенеза, в частности, васкулоэндотелиального фактора роста (vascular endothelial growth factor — VEGF) — основного регулятора физиологического и патологического ангиогенеза. Эти факторы способны проникать в ядро клетки и связываться с соответствующими ответственными участками, изменяя транскрипцию многих генов, в том числе генов VEGF [9]. В результате увеличивается экспрессия индукторов ангиогенеза.

Васкулоэндотелиальный фактор роста представляет биологически активный гомодимерный гликопротеин с молекулярной массой около 45 кДА и является одним из наиболее важных факторов роста эндотелия сосудов, обеспечивающих его жизнедеятельность. Уровень VEGF повышен в тех тканях, где активно протекает ангиогенез. Рецепторы VEGF экспрессируются на эндотелиальных клетках в близлежащих кровеносных сосудах [10], а также на клетках почечных канальцев и подоцитах почечных клубочков, регулируя сосудистую проницаемость [11]. VEGF способствует пролиферации эндотелия и стимуляции трофических функции [12]. VEGF в ткани почки опосредует множество функций: стимулирует протеинурию, ремоделирует сосудистую и почечную ткань, неоангиогенез и синтез мезангиального коллагена, оказывает хемотаксическое действие на моноциты [13]. Обструкция мочевыводящих путей провоцирует увеличение экспрессии VEGF [14]. Степень повышения VEGF коррелирует с выраженностью патологического процесса. Нарушение уродинамики и локальное воспаление сопровождаются повышенной продукцией провоспалительных цитокинов. Уменьшение активности воспалительного процесса и ишемии в ткани вследствие устранения обструкции сопровождается постепенным снижением и последующей нормализацией провоспалительных цитокинов и хемокинов. Стабильный уровень VEGF указывает на сохранение регенераторных возможностей [15]. Повреждение сосудистой стенки изменяет сосудистый тонус и усиливает ишемию почечной паренхимы, стимулируя секрецию VEGF.

Васкулоэндотелиальный фактор роста связывается с тирозинкиназными рецепторами (VEGFR) на мембране эндотелиоцитов. Известны всего три рецептора VEGF (VEGFR1, VEGFR2, VEGFR3) [16]. На неповрежденных клетках эндотелия у здорового человека таких рецепторов нет. Активация рецепторов на клетках запускает множество внутриклеточных пострецепторных сигнальных каскадов, стимулирующих ангиогенез и индуцирующих провоспалительные реакции. Уровень VEGF можно использовать для оценки степени ишемии почечной паренхимы [17].

Важное клиническое значение имеет динамика изменений биомаркеров неоангиогенеза и воспаления. При этом их диагностическая и прогностическая значимость у пациентов с гнойным пиелонефритом, на основании которой можно сделать заключение о сроках восстановления почечной ткани, купирования воспаления и целесообразности дальнейшего оперативного лечения, изучены недостаточно.

Цель исследования — изучение эффективности консервативной терапии с использованием криопреципитата у пациентов с гнойным пиелонефритом и ее влияние на ангиогенез почечных сосудов.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

На кафедре урологии и андрологии с курсами специализированной хирургии Алтайского государственного медицинского университета проведено проспективное контролируемое рандомизированное когортное исследование эффективности консервативной терапии с использованием криопреципитата у пациентов с гнойным пиелонефритом и ее влияние на ангиогенез почечных сосудов. Под наблюдением находились 30 больных острым гнойным пиелонефритом в возрасте от 20 до 45 лет (6 мужчин, 24 женщины). Работа была одобрена локальным этическим комитетом ФГБОУ ВО АГМУ Минздрава России (протокол № 14 от 18.11.2016), все участники подписали информированное согласие на участие в исследовании.

Критерии включения в исследование: пациенты обоего пола в возрасте от 20 до 45 лет, отсутствие гнойно-воспалительных процессов внепочечной локализации, отсутствие заболеваний крови и сердечно-сосудистой системы, наличие признаков гнойного процесса в почках (карбункул почки или апостематозный пиелонефрит).

Критерии невключения в исследование: беременность, ВИЧ-инфекция, гепатиты В, С и иные иммунодефицитные и вирусные заболевания, вторичный пиелонефрит, абсцесс почки.

В рамках исследования все пациенты с гнойным пиелонефритом получали стандартное консервативное лечение, предусматривающее проведение комплексной антибактериальной, дезинтоксикационной и противовоспалительной терапии. Использовались антибактериальные препараты широкого спектра действия: цефалоспорины III и IV поколения, фторхинолоны, аминогликозиды как в монотерапии, так и их сочетание в зависимости от тяжести состояния. Антибактериальную терапию продолжали в среднем в течение 3–4 дней после нормализации температуры тела.

Рандомизацию взятых в исследование пациентов осуществляли с использованием генератора случайных чисел при помощи программы Random Microsoft Excel. Больные были разделены на две группы, в каждой по 15 человек. Пациенты обеих групп были сопоставимы по возрасту, полу и этнической принадлежности.

Лечение больных 1-й группы (n = 15) предусматривало проведение трансфузионной терапии криопреципитатом, произведенным КГБУЗ «Алтайский краевой центр крови» (г. Барнаул). Криопреципитат вводили внутривенно, от 3 до 5 доз в сутки, в течение 3–5 дней. Во 2-й группе пациентам (n = 15) на 3–4-е сутки после поступления в стационар выполняли оперативное лечение — декапсуляцию пораженной почки, вскрытие и иссечение гнойного очага.

При поступлении в стационар и на 6–7-е сутки лечения проводили оценку тяжести состояния по следующим показателям:

  • времени возникновения и выраженности клинических проявлений, длительности заболевания (учет интервала времени от повышения температуры тела и болей в поясничной области до дня госпитализации), наличия эпизодов нарушения сознания; интенсивности болей в покое и при пальпации почек (динамика жалоб больных на боли в поясничной области оценивалась по 10-балльной вербальной шкале оценки боли (ВШОБ) [16], выраженности лихорадки, величине артериального давления, частоты сердечных сокращений и дыхательных движений, коморбидности и наличия предшествующих заболеваний;
  • данных функциональных методов обследования (ультразвуковое исследование с доплерографией, обзорная и внутривенная урография, мультиспиральная компьютерная томография, магниторезонансная томография почек);
  • наличию синдрома системного воспалительного ответа (systemic inflammatory response syndrome — SIRS) по стандартным критериям [17];
  • наличию органной недостаточности у пациентов с септическим процессом, оцениваемого в баллах по шкале qSOFA (по упрощенной системе SOFA) [18].

Наряду с этим определялось содержание маркеров ангиогенеза в плазме крови — фактор роста эндотелия сосудов (VEGF-A), ангиопоэтин 1 (Ang1) и ангиопоэтин 2 (Ang2).

Для получения допустимых значений изучаемых в работе маркеров ангиогенеза соответствующие исследования (по VEGF-А, Ang1 и Ang2) проведены у 10 практически здоровых доноров в возрасте 20–35 лет.

Взятие венозной крови осуществляли из локтевой вены в сухие пробирки VACUETTE. Кровь центрифугировали при 1400 g в течение 15 мин при комнатной температуре. До проведения иммуноферментного анализа плазму хранили при температуре –40 °C в низкотемпературном холодильнике MDF-192 от 1 сут до 1 мес.

Статистическая обработка данных расчета достоверности различия показателей до и после лечения проводили с помощью критериев Вилкоксона, Фишера, сравнение между группами выполняли с помощью непараметрического метода U-теста Манна – Уитни. Критическим уровнем значимости различий считали р < 0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ

При оценке тяжести состояния пациентов SIRS-синдром был выявлен у всех без исключения находившихся под наблюдением, причем на 6–7-е сутки лечения в обеих группах признаков данного синдрома обнаружено не было.

На основании шкалы оценки органной дисфункции qSOFA у двух пациентов 1-й группы определены 1 балл и у двух — 2 балла, без признаков нарушения сознания; во 2-й группе у одного пациента по данной шкале установлены 2 балла и у двух — 1. На 6–7-е сутки состояние всех пациентов соответствовало 0 баллов.

В ходе предварительных исследований у 10 практически здоровых доноров определено содержание изученных в данной работе маркеров ангиогенеза. Медиана уровня VEGF-A составила 462,74, Ang1 — 33110,35 и Ang2 — 1729,72.

Результаты исследования динамики содержания маркеров ангиогенеза в крови больных 1-й и 2-й групп в процессе лечения представлены в табл. 1.

 

Таблица 1 / Table 1

Динамика содержания маркеров ангиогенеза в крови в процессе лечения у пациентов 1-й и 2-й групп (n = 30)

Dynamics of angiogenesis markers in blood during treatment in patients of groups 1 and 2 during treatment (n = 30)

Сроки обследования

1-я группа (n = 15)

2-я группа (n = 15)

р

VEGF-A

При поступлении (а)

456,65*

420,91*

р1–2 = 0,32

Через 6–7 сут (б)

559,99*

1045,19*

р1–2 = 0,75

Достоверность различий

ра–б = 0,07

ра–б = 0,043

Ang1

При поступлении (а)

18606,1

20128,3

р1–2 = 0,71

Через 6–7 сут (б)

30481,7

38990,1

р1–2 = 0,12

Достоверность различий

ра–б = 0,16

pа–б = 0,043

Ang2

При поступлении (а)

3858,59*

3862,81

р1–2 = 0,27

Через 6–7 сут (б)

2169,84

2379,25

р1–2 = 0,83

Достоверность различий

ра–б = 0,16

ра–б = 0,22

Примечание. * Достоверность различий показателя (р < 0,05) в сравнении с данными, полученными у практически здоровых пациентов из контрольной группы; р1–2 — сравнение показателей между группами; pа–б — сравнение показателей при поступлении и на 6–7-е сутки терапии внутри группы.

 

Из табл. 1 видно, что уровень VEGF-A у пациентов обеих групп и уровень Ang1 у пациентов 1-й группы при поступлении в стационар превышали соответствующие значения у практически здоровых. Эти данные указывают на усиление (дестабилизацию) процесса ангиогенеза вследствие повреждения сосудов, вызванного интенсивным воспалительным ответом. На фоне терапии отмечена стабилизация процесса ангиогенеза у пациентов 1-й группы. Во 2-й группе отмечено продолжающееся повышение уровня VEGF-A и Ang1, что косвенно указывает на развавающийся воспалительный процесс. Уровень Ang2 у пациентов обеих групп статистически значимо не изменился.

Эти данные свидетельствуют, что применение криопреципитата стабилизирует процесс ангиогенеза во время активного воспаления в почках и не провоцирует развитие патологического роста сосудов, следовательно, он оказывает эндотелиопротекторное и противовоспалительное действие.

При оценке выраженности боли в поясничной области по десятибалльной шкале были получены следующие данные. Интенсивность боли у пациентов 1-й группы достоверно снизилась с 8 баллов при поступлении до 2 баллов на 6–7-е сутки терапии (р = 0,007). У пациентов 2-й группы также отметили снижение интенсивности боли с 8 баллов при поступлении до 4 баллов на 6–7-е сутки (р = 0,012). Дизурические явления отмечены у 93,3 % пациентов 1-й группы при поступлении и только у 13,3 % — на 6–7-е сутки (р < 0,001). У больных 2-й группы нарушения мочеиспускания на 6–7-е сутки выявляли у 60 % пациентов по сравнению с 100 % при поступлении (р = 0,017). Динамика показателей клинического анализа крови и общего анализа мочи представлены в табл. 2.

 

Таблица 2 / Table 2

Динамика лабораторных показателей крови и мочи в процессе лечения у пациентов 1-й и 2-й групп (n = 30)

Dynamics of laboratory parameters of blood and urine during treatment in patients of groups 1 and 2 (n = 30)

Сроки обследования

1-я группа (n = 15)

2-я группа (n = 15)

р

Число лейкоцитов в крови, ×109

При поступлении (а)

15,8

14,3

р1–2 = 0,122

Через 6–7 сут (б)

9,7

12,5

р1–2 = 0,002

Достоверность различий

ра–б = 0,007

ра–б = 0,038

СОЭ, мм/час

При поступлении (а)

29,0

24,2

р1–2 = 0,171

Через 6–7 сут (б)

15,9

19,6

р1–2 = 0,030

Достоверность различий

ра–б = 0,007

ра–б = 0,007

Лейкоциты в моче, число в поле зрения

При поступлении (а)

134,9

138,9

р1–2 = 0,723

Через 6–7 сут (б)

80,4

135,0

р1–2 < 0,001

Достоверность различий

ра–б = 0,007

ра–б = 0,192

 

Положительный эффект у пациентов 1-й группы, которым в комплексное лечение включали преципитат, по сравнению с больными 2-й группы проявился в большем уменьшении выраженности болевого синдрома, степени дизурии, лейкоцитоза, числа лейкоцитов в моче и СОЭ, отражающего в числе прочих показателей выраженность воспалительной реакции.

Наряду с этим у больных 1-й группы на 6–7-е сутки лечения наблюдали положительную динамику по данным ультразвукового исследования — у пациентов определяли только диффузно-неоднородные изменения паренхимы почек, что подтверждало регресс гнойного процесса в почках. Во 2-й группе на 6–7-е сутки ультразвуковое исследование не проводили в связи с наличием операционной раны. Сроки пребывания в стационаре также отличались в обследуемых группах больных. В 1-й группе они составили в среднем 10,8 ± 1,6 сут, во 2-й — 12,3 ± 1,2 сут.

ОБСУЖДЕНИЕ

Повреждающее действие воспалительного процесса на кровеносные сосуды почек и на сосудистый эндотелий провоцирует развитие сепсиса и органной дисфункции. В настоящем исследовании при лечении гнойного пиелонефрита была прослежена динамика основных маркеров ангиогенеза у пациентов, которых оперировали по поводу данного заболевания (2-я группа) и у пациентов, которым оперативное лечение не выполняли, проводили консервативную терапию, дополненную системным применением криопреципитита (1-я группа). Полученные нами данные носят предварительный характер, поскольку получены на сравнительно небольших по численности когортах больных, требуют проведения дальнейших исследований, которые могут привести к изменению стандартов ведения пациентов с гнойным пиелонефритом.

ВЫВОДЫ

Применение криопреципитата в составе консервативной терапии гнойного пиелонефрита оказывает эндотелиопротективное и противоспалительное действие на кровеносные сосуды, стабилизирует процессы ангиогенеза, что способствует ограничению воспалительного процесса и его регрессии.

About the authors

Yuliya G. Chernova

Altai State Medical University

Author for correspondence.
Email: yulya.samchuk14@mail.ru

Russian Federation, Barnaul

Postgraduate, Department of Urology and Andrology with Courses of the Specialized Surgery

Aleksandr I. Nejmark

Altai State Medical University

Email: urologagmu@mail.ru

Russian Federation, Barnaul

Professor

Andrey P. Momot

Altai Branch of National Medical Research Center for Hematology

Email: xyzan@yandex.ru

Russian Federation, Barnaul

Professor, Doctor of Medical Science, Chief

References

  1. Burt LE, Forbes MS, Thornhill BA, et al. Renal vascular endothelial growth factor in neonatal obstructive nephropathy. II: Exogenous VEGF. Am J Physiol Renal Physiol. 2007;292(1):168-174. https://doi.org/10.1152/ajprenal.00294.2005.
  2. Dhanabal M, Sethuraman N. Endogenous angiogenesis inhibitors as therapeutic agents: historical perspective and future direction. Recent Pat Anticancer Drug Discov. 2006;1(2):223-236. https://doi.org/10.2174/157489206777442296.
  3. McMahon G. VEGF receptor signaling in tumor angiogenesis. Oncologist. 2000;5(Suppl 1):3-10. https://doi.org/10.1634/theoncologist.5-suppl_1-3.
  4. Куприянов В.В., Миронов В.А., Миронов А.А., Турина О.Ю. Ангиогенез. – М.: Квартет, 1993. – 170 с. [Kupriyanov VV, Mironov VA, Mironov AA, Turina OYu. Angiogenesis. Moscow: Quartet; 1993. 170 p. (In Russ.)]
  5. Повещенко О.В., Повещенко А.Ф., Коненков В.И. Физиологические и цитологические основы клеточной регуляции ангиогенеза // Успехи физиологических наук. – 2012. – Т. 43. – № 3. – С. 48–61. [Poveschenko OV, Poveschenko AF, Konenkov VI. Physiological and cytological bases of cellular regulation of angiogenesis. Uspekhi physiologicheskikh nauk. 2012; 43(3):48-61. (In Russ.)]
  6. Захарова Н.Б., Дурнов Д.А., Михайлов В.Ю., и др. Диагностическое значение исследования фактора роста эндотелия сосудов в сыворотке крови // Фундаментальные исследования. – 2011. – № 11–1. – С. 215–220. [Zakharova NB, Durnov DA, Mikhailov VYu et al. Diagnostic value of study of vascular endothelial growth factor in serum. Fundamentalnye issledovanya. 2011;11-1:215-220 (In Russ.)]
  7. Grosjean J, Kiriakidis S, Reilly K, et al. Vascular endothelial growth factor signalling in endothelial cell survival: a role for NF-kappa B. Biochem Biophys Res Commun. 2006;340:984-994. https://doi.org/10.1016/j.bbrc.2005.12.095.
  8. Михайленко Д.С., Григорьева М.В., Землякова В.В., и др. Молекулярно-генетические нарушения в гене VHL и метилирование некоторых генов-супрессоров в спорадических светлоклеточных карциномах почки // Онкоурология. – 2010. – № 2. – С. 32–36. [Mikhailenko DS, Grigoryeva MV, Zemlyakova VV, et al. Molecular genetic disorders in the VHL gene and methylation of some suppressor genes in sporadic clear-cell renal carcinomas. Oncouro. 2010;(2):32-36. (In Russ.)]
  9. Auguste P, Lemire S, Larrieu-Lahargue F, et al. Molecular mechanism of tumor vascularization. Crit Rev Oncol Hematol. 2005;54(1):53-61. https://doi.org/10.1016/j.critrevonc.2004. 11.006.
  10. Ferrara N. Vascular endothelial growth factor. Arterioscler Thromb Vasc Biol. 2009;29(6):789-791. https://doi.org/10.1161/ATVBAHA.108.179663.
  11. Ferrara N. Vascular endothelial growth factor: basic science and clinical progress. Endocr Rev. 2004;25(4):581-611. https://doi.org/10.1210/er.2003-0027.
  12. Stannard AK, Khurana R, Evans IM, et al. Vascular endothelial growth factor synergistically enhances induction of E-selectin by tumor necrosis factor-alpha. Arterioscler Thromb Vasc Biol. 2007;27(3): 494-502. https://doi.org/10.1161/01.ATV.0000255309.38699.6c.
  13. Grenda R, Wuhl E, Litwin M. Urinary excretion of endothelin-1 (ET-1), transforming growth factor-b1 (TGF-b1) and vascular endothelial growth factor (VEGF165) in pediatric chronic kidney diseases: results of the ESCAPE trial. Nephrol Dial Transplant. 2007;22(12):3487-3494. https://doi.org/10.1093/ndt/gfm300.
  14. Глыбочко П.В., Захарова Н.Б., Понукалин А.Н., и др. Диагностическое значение подъема уровня провоспалительных цитокинов в моче при обострении хронического калькулезного пиелонефрита // Саратовский научно-медицинский журнал. – 2011. – Т. 7. – № S2. – С. 143. [Glyibochko PV, Zaharova NB, Ponukalin AN, et al. Diagnosticheskoye znacheniye pod’’yema urovnya provospalitel’nykh tsitokinov v moche pri obostrenii khronicheskogo kal’kuleznogo piyelonefrita. Saratov journal of medical scientific research. 2011;7(S2):143. (In Russ.)]
  15. Попков В.М., Захарова Н.Б., Понукалин А.Н., и др. Динамика маркеров ангиогенеза и воспаления у больных мочекаменной болезнью с обструктивной уропатией // Саратовский научно-медицинский журнал. – 2017. – Т. 13. – № 3. – С. 527–532. [Popkov VM, Zakharova NB, Ponukalin AN, et al. Dynamics of angiogenesis and inflammation biomarkers in patients with urolithic disease with obstructive uropathy. Saratov journal of medical scientific research. 2017;13(3):527-532. (In Russ.)]
  16. Shibuya M. Vascular endothelial growth factor and its receptor system: physiological functions in angiogenesis and pathological roles in various diseases. J Biochem. 2013;153(1):13-19. https://doi.org/10.1093/jb/mvs136.
  17. Морозова О.Л. Патогенетическое обоснование принципов диагностики, прогнозирования развития и профилактики хронического обструктивного пиелонефрита у детей в периоперационном периоде: Автореф. дис. … докт. мед. наук. – Саратов, 2010. – 50 с. [Morozova OL. Patogeneticheskoye obosnovaniye printsipov diagnostiki, prognozirovaniya razvitiya i profilaktiki khronicheskogo obstruktivnogo piyelonefrita u detey v perioperatsionnom periode. [dissertation abstract] Saratov; 2010. 50 p. (In Russ.)]. Доступно по: https://search.rsl.ru/ru/record/01004609926. Ссылка активна на 20.01.2020.

Supplementary files

There are no supplementary files to display.

Statistics

Views

Abstract - 10

PDF (Russian) - 3

Cited-By


PlumX


Copyright (c) 2020 Chernova Y.G., Nejmark A.I., Momot A.P.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies