THE ACTIVITY OF APOPTOSIS AND PREMATURE AGING IN YOUNGAND MIDDLE-AGED MAN WITH POLYMORBID CARDIOVASCULAR DISEASEAND NON-PSYCHOTIC MENTAL DISORDERS

Cover Page

Abstract


Objective: To study the activity of apoptosis and premature aging in individuals of middle age with polymorbidity cardiovascular disease and non-psychotic mental disorders.Design and methods: The study included 78 men with MCVP and 20 healthy men. used in the study: complex psychological test methods and laboratory-instrumental evaluation of the cardiovascular system. definition p53 protein was performed by ELISA using kits BMS eBioscience BMS256 (BenderMedSys- tems, uSA). Results: n the group of patients with polymorbidity cardiovascular disease (PTS) of the p53 protein level was 4,89 uI / ml in the control group, p53 0,93 uI / ml. In all groups celebrated the acceler- ated pace of aging by an average of 10 years, compared with the control group. In the second phase of the study, patients were divided into three groups, depending on the planned treatment scheme. In the group of patients treated with standard therapy of p53 protein level was 3,51 uI / ml, from the group comprising in addition to standard therapy, psychotherapy - 2,34 uI / ml, in the third group, where the methodology of psycho-physiological and psychological visual and auditory correction - 1 8 uI / ml. After a course of treatment in all groups showed slowing premature aging . The first and second groups , a transition of V in class IV , the third group III to V of the functional class of aging . during the correlation analysis it was found a strong correlation between p53 protein and BV (r + 0,69; p < 0.05).Conclusions: Patients with polymorbidity cardiovascular disease marked increase in titer of apop- tosis protein p53 , accelerating premature aging 7-10 years. A direct correlation between p53 protein and biological age (r + 0,69; p < 0.05). Against the background of complex treatment with standard therapy with psycho-physiological and psychological visual and auditory correction decreased prema- ture aging, as compared with the groups that used the standard therapy for 8-10 years.

ВведениеУвеличение продолжительности и качества жизни человека является приоритетной зада- чей современной медицины [13]. На фоне про- грессивного увеличения доли пожилых людей в странах с развитой экономикой отмечается рост смертности по классу заболеваний сердеч- но-сосудистой системы, злокачественных ново- образований, болезней органов пищеварения и дыхания. В 2014 году Росстат опубликовал данные статистики смертности в РоссийскойФедерации за отчетный год. Всего в России за исследуемый период умерло 1,9 млн человек, из которых 1,1 млн от заболеваний сердечно-сосу- дистой системы и только 105 тысяч человек от старости [12].В развитии сердечно-сосудистых заболева- ний ведущее значение играют факторы риска, к которым принято относить дислипидемию, артериальную гипертензию, курение, сахарный диабет, ожирение, психосоциальный стресс. Результаты международных исследований сви-детельствуют о высоком риске кардиоваску- лярных осложнений в условиях острого и хро- нического психоэмоционального стресса [14, 18,19]. У молодых лиц в возрасте от 23 до 35 лет, имеющих высокие баллы по шкале депрессии (16), достоверно чаще развивается артериаль- ная гипертензия, по сравнению с теми, у кого они низкие (7) [10]. Хронические стрессовые реакции провоцируют депрессию, сердечно-со- судистые катастрофы, сахарный диабет, пре- ждевременное старение [17].Немаловажную роль в ускорении возрастных изменений в органах и тканях играют некоторые соматические заболевания. Было отмечено, что больные ишемической болезнью сердца (ИБС) выглядят на 10 лет старше своих сверстников [1]. Согласно теории старения, предложенной акаде- миком РАН Скулачевым В.П., апоптоз является одним из основных механизмов, приводящих к за- программированной старости. Ряд исследований показали, что возникновение и прогрессирование сердечно-сосудистых заболеваний тесно связано с нарушением механизмов реализации апоптоза [2], одним из наиболее изученных факторов кото- рого, является белок p53 - транскрипционный фактор, регулирующий клеточный цикл. Белок р53 является продуктом гена-супрессора опухо- ли ТР53, который экспрессируется во всех клет- ках организма, в ответ на повреждение дНК, запуская репарацию генома, а также участвуя в регуляции клеточного деления и в процессе апоптоза [3,4, 15]. Таким образом, реализуются механизмы защиты генетической однородно- сти соматических клеток и их генетическая ста- бильность. В исследованиях И.А. Белолапенко [3] было отмечено, что с увеличением концен- трации белка р53 возрастает количество клеток с морфологическими признаками апоптотической гибели, что позволяет рассматривать данный бе- лок в качестве индуктора и маркера апоптоза.В последние десятилетия сформировались демографические особенности старения рос- сийского населения, связанные с увеличением доли пожилых людей и преждевременным ста- рением лиц формально не относящихся к кате- гории людей пожилого возраста [7, 8]. диагно- стика преждевременного старения основана на изучении биологического возраста (БВ) - спе- циальный расчетный показатель позволяет оце- нивать изменения органов и систем стареюще- го организма, состояния его здоровья и темпов ускоренного старения. На основе определения БВ можно объективно оценивать эффектив- ность способов увеличения продолжительностижизни, выявлять особенности процессов старе- ния и его механизмы [7, 8, 9].В связи с этим изучение фактора апоптоза - p53, как перспективного маркера преждевремен- ного старения, а также расчет БВ у пациентов молодого и среднего возраста с полиморбидной сердечно-сосудистой патологией представляет научный и практический интерес.Ключевые слова: белок p53, апоптоз, пре- ждевременное старение, полиморбидная сер- дечно-сосудистая патология, стресс.Цель исследованияИзучить активность апоптоза и преждевремен- ного старения, у лиц среднего возраста с полимор- бидной сердечно-сосудистой патологией и непси- хотическими психическими расстройствами.Материалы и методыОбследовано 78 пациентов мужского пола с полиморбидной сердечно-сосудистой пато- логией (ИБС, гипертоническая болезнь, ме- таболический синдром с непсихотическими псхическими расстройствами тревожно-де- прессивного типа, средний возраст 45,19±5,3 г., ОТ=105,3±7,3 см, ИМТ=32,3±5,1 кг/м2), и20 условно здоровых добровольцев (мужчины, средний возраст 42,5±6,23 г., ОТ=81,54±4,25 см, ИМТ=21,76±1,34 кг/м2).Критериями исключения из исследования: возраст старше 55 лет, хронические заболевания в стадии обострения, инфекционные и онколо- гические заболевания.Пациентам разъяснялся экспериментальный характер исследования. Все пациенты в обяза- тельном порядке подписывали информирован- ное согласие на участие в исследовании.Больные были стратифицированы на три груп- пы в зависимости от проводимой схемы лечения полиморбидной сердечно-сосудистой патологии:1-я группа (n=28) - пациенты среднего возраста с полиморбидной сердечно-сосуди- стой патологией (ИБС, стенокардия I-II ФК., ГБ II стадии, степень 3, Риск 2-3, МС, ХПР) и НПР тревожно/депрессивного типа, которым проводилась стандартная терапия ИБС и ГБ кардиотропными препаратами и стандартная медикаментозная терапия НПР, средний воз- раст 49,08±3,54 г.,2-я группа (n=25) - пациенты среднего воз- раста с полиморбидной сердечно-сосудистой патологией (ИБС, стенокардия I-II ФК., ГБ II стадии, степень 3, Риск 2-3, МС, ХПР) и НПР тре- вожно/депрессивного типа, которым проводиласьстандартная терапия ИБС и ГБ кардиотропными препаратами, стандартная медикаментозная тера- пия НПР и психотерапия в соответствии с релак- сационными методиками, 48,64±2,73 г.,3-я группа (n=25) - пациенты среднего возраста с полиморбидной сердечно-сосуди- стой патологией (ИБС, стенокардия I-II ФК., ГБ II стадии, степень 3, Риск 2-3, МС, ХПР) и НПР тревожно/депрессивного типа, которым проводилась стандартная терапия ИБС и ГБ кардиотропными препаратами, терапия НПР проводилась с использованием стандартной медикаментозной терапии, а также психофи- зиологической и психотерапевтической визу- ально-аудиальной коррекции, средний возраст 49,81±3,63 г.4-я группа (n=20) человек (группа контро- ля) - практически здоровые добровольцы, сред- ний возраст 48,53±3,57 г.диагностика ИБС и ГБ проводилась в со- ответствии с национальными клиническими рекомендациями по кардиологии [11], НПР в соответствии с национальным руководством по психиатрии [6].Стандартная терапия ИБС и ГБ II стадии включала:режим, диету (стол №10), метаболическую терапию;антиангианальные средства: нитраты (изосор- бидмононитрат), БКК (верапамил, амлодипин);гипотензивные средства: диуретики (фу- росемид, спиронолактон), ИАПФ (каптоприл, эналаприл, периндоприл) или АРА II (лозартан, валсартан), -блокаторы (метопролол, конкор);антитромботические средства: антиагреган- ты (ацетилсалициловая кислота, клопидогрел).гиполипидемические средства: статины (симвастатин, аторвастатин), фибраты (безафи- брат, фенофибрат);Стандартная терапия НПР тревожно/де- прессивного типа включала:транквилизаторы: атаракс, грандаксин;антидепрессанты: ингибиторы обратного захвата серотонина (коаксил, паксил);анксиолитики: афобазол.диагноз НПР тревожного/депрессивного типа устанавливался психиатром-консультан- том на основании жалоб, анамнеза заболевания и психологического тестирования (CES-d >18, HAdS >8). Пациентам 2-ой группы проводилась психотерапия релаксационного направления, включавшая аутогенные тренировки и поверх- ностную гипносуггестию. В комплексе терапев- тических мероприятий больным полиморбид-ной сердечно-сосудистой патологией (ПССП) и непсихотическими психическими расстрой- ствами (НПР) 3-ей группы проводилась визу- ально-аудиальная коррекция представляющая собой комплексную коррекцию НПР депрес- сивного/тревожного типа путем цвето-формо- воздействия специально отобранными реаль- ными изображениями и звуковыми эффектами с экрана монитора компьютера и звукового со- провождения (частота визуальной стимуляции: 0,5-50 Гц; аудиальной: 60-400 Гц). целевая про- грамма коррекции НПР тревожного/депрессив- ного типа «Визуальная и аудиальная коррек- ция» имеет сертификат соответствия № РОСС Ru.СП04.Н00113 от 13.05.2009 г.Определение БВ проводилось по методике, предложенной Киевским НИИ геронтологии с ис- пользованием стандартного набора маркеров [5].Определение концентрации белка р53 про- водилось методом иммуноферментного анали- за (ИФА) с помощью наборов BMS eBioscience BMS256 (BenderMedSystems).Статистическая обработка результатов ис- следования, оценка нормальности распределе- ния проводилась с использованием программ MicrosoftExcel 2007, Statsoft Statistica 8.0. При сравнении групп для выборок с нормальным распределением использовался t-критерий Стьюдента, а для непараметрических выборок - u-критерий Манна-Уитни. Наличие корреля- ционной связи между двумя количественными признаками определялось по коэффициенту ранговой корреляции Спирмена.РезультатыВ работе были выявлены статистически зна- чимые отличия в исследуемых группах по по- казателям белка р53, БВ, а также функциональ- ным классам старения (табл. 1).В группе пациентов с ПССП уровень белка р53 составил 4,89 uI/мл, в контрольной группе 0,93 uI/мл. При сравнении показателей харак- теризующих темпы старения имелось статисти- чески значимое различие показателей биоло- гического возраста и функционального класса старения среди лиц, вошедших в контрольную группу (42,19; -10,41) и больных ПССП.На втором этапе нашего исследования боль- ные в случайном порядке были стратифици- рованы на три группы, в зависимости от схе- мы планируемого лечения. После завершения курса лечебных мероприятий, были повторно выполнены лабораторно-инструментальные ис- следования. У больных с ПССП были получе-Сравнительная характеристика показателей в исследуемых группахТаблица 1ПоказателиЭтап исследованияИсследуемые группыГруппа 1Группа 2Группа 3Группа 4Белок p53 (uI/мл)14,89*0,93*23,51*2,34*1,8*0,93*Календарный возраст (лет)49,0848,6449,8148,53Биологический возраст (лет)159,0559,2460,7842,19*256,5554,3248,38*Функциональные классы старения (лет)1+9,61+10,08+10,89-10,41*2+7,1*+5,16*-1,04*-10,41*Примечание: * - достоверность различия групп по показателю (р  0,05).ны статистически достоверные различия между группами обследования по всем показателям. В группе больных получающих стандартную те- рапию уровень белка р53 составил 3,51 uI/мл, в группе, включающей помимо стандартной те- рапии психотерапию - 2,34 uI/мл, в третьей группе, где использовалась методика психофи- зиологической и психотерапевтической визу- ально-аудиальной коррекции - 1,8 uI/мл. По- мимо этого имелись статистически значимые отличия показателей БВ и функционального класса старения, который не в одной из групп не соответствовал I (наилучшему) функцио- нальному классу. Во всех группах отмечался ускоренный темп старения в среднем на 10 лет, по сравнению с группой контроля.После проведенного курса лечения в обсле- дованных группах обращало на себя внимание снижение темпов преждевременного старения. В первой группе БВ составил 56,55 лет с пере- ходом больных из V наихудшего в IV функцио- нальный класс старения, во второй группе темп замедления старения соответствовал первой группе, где БВ составил 54,32 лет с переходом из V в IV класс, в третьей группе динамика за- медления темпов преждевременного старения после проведенного курса лечения с использо- ванием стандартной терапии и визуально-ауди- альной коррекции статистически значимо отли- чалась от двух предыдущих, где БВ составлял 48,38 лет, с переходом из V в III класс старения.При проведении корреляционного анализа на первом этапе исследования в общей когорте больных с ПССП выявлена сильная корреля- ционная связь белка р53 и БВ (r+0,69; р<0,05). На втором этапе исследования нами были полу- чены также сильные положительные корреля-ционные связи белка р53 и БВ в исследуемых группах (в первой группе r+0,48, во второй r+0,89, третьей r+0,47; р<0,05), что в совокуп- ности с высокими титрами белка р53 свидетель- ствует об усилении апоптоза и прогрессирова- нии преждевременного старения у лиц среднего возраста с ПССП.ОбсуждениеСущественное возрастание доли пожилых людей послужило причиной старта программы ООН по профилактике старения «Программа научных исследований по проблеме старения в ХХI веке», в которой концепция «здорового» старения отнесена к наиболее приоритетным направлениям научных исследований. Очевид- но, что разработка средств профилактики пре- ждевременного старения является ключевой в реализации этой программы. Обнаруженные в нашем исследовании сильные корреляционные связи между БВ и белком апоптоза р53, свиде- тельствуют о прогрессировании преждевремен- ного старения у лиц молодого и среднего воз- раста с полиморбидной сердечно-сосудистой патологии и непсихотическими психическими расстройствами. Используемые стандартные методы лечения не позволяют корректировать этот процесс в необходимой мере - сохранялся IV неблагоприятный функциональный класс старения. В нашем исследовании наряду со стандартной фармакотерапией ПССП проводи- лись сеансы психофизиологической и психоте- рапевтической визуально-аудиальной коррек- ции (3 группа), которая позволила замедлить интенсивность преждевременного старения на 2 класса, до III функционального класса старе- ния. В этой группе отмечалось статистическизначимое снижение концентрации белка р53 (1,8 Iu/мл), что свидетельствует о снижении интенсивности программируемой клеточной гибели - преждевременного старения.ЗаключениеУ больных с полиморбидной сердечно-со- судистой патологией отмечается повышение титра белка апоптоза р53, ускорение преждев- ременного старения на 7-10 лет.Обнаружена прямая корреляционная связь между белком р53 и биологическим возрастом (r+0,69; р<0,05).На фоне комплексной терапии с использо- ванием стандартной терапии с психофизиоло- гической и психотерапевтической визуально- аудиальной коррекцией отмечено снижение процессов преждевременного старения, по срав- нению с группами в которых использовалась стандартная терапия на 8-10 лет.

A S Partsernyak

Military Medical Academy named after S.M. Kirov

M A Aflitonov

North-Western State Medical university named after I.I Mechnikov

Y Sh Khalimov

Military Medical Academy named after S.M. Kirov

E B Kireeva

Military Medical Academy named after S.M. Kirov

A N Mironenko

North-Western State Medical university named after I.I Mechnikov

S A Partsernyak

North-Western State Medical university named after I.I Mechnikov

  1. Абрамович С.Г. Биологический возраст человека / С.Г. Абрамович // Сибирский мед. журнал. - 1999. - Т. 19, № 4. - С. 4 - 7.
  2. Ансимов В.Н. Молекулярные и физиологические механизмы старения / В.Н. Ансимов. - СПб.: Наука, 2003. - 468 с.
  3. Белолапенко И.А. Клиникодиагностическое значение индуктора апоптоза - белка р53, интерлейкинов и 10 в развитии преждевременного старения у работников Астраханского газоперерабатывающего завода: автореф. дис… канд. мед. наук. - Астрахань, 2011. - 23 с.
  4. Брянцева О.В. Преждевременное старение и аритмический синдром / О.В. Брянцева //Фундаментальные исследования. - 2013. - №3. -Т. 1. - С. 32 - 36.
  5. Войтенко В.П. Определение биологического возраста как проблема математического моделирования процессов старения / В.П. Войтенко // Четвертый Всесоюзный съезд геронтологов и гериатров: тез. докл. - К., 1982. - Т. 1. - С. 73.
  6. Дмитриева Т.Б., Краснов В.Н., Незнанов Н.Г. Национальное руководство по психиатрии / Т.Б. Дмитриева Т.Б., В.Н. Краснов В.Н., Н.Г. Незнанов Н.Г. - М.: ГЭОТАРМедиа, 2009. - 993 с.
  7. Кишкун А.А. Биологический возраст и старение: возможности определения и пути коррекции / А.А. Кишкун. - М.: ГЭОТАРМедиа, 2008. - 973 с.
  8. Концепция профилактики возрастной патологии и ускоренного старения, снижения преждевременной смертности от биологических причин и продления трудоспособного периода жизни населения России / В.Х. Хавинсон, В.Н. Ансимов, К.л. Козлов, Л.В. Козлов, В.В. Малинин, О.Н. Михайлова, Г.А. Рыжак // В сб. статей: «Пожилой человек в современном мире» / Под ред. Л.П. Симбирцевой, О.Н. Михайловой. - СПб.: ИПК КОСТА, 2008. - 256 с. - С. 70.
  9. Меньшикова, Е.Б. Окислительный стресс. Прооксиданты и антиоксиданты / Е.Б. Меныцикова, В.3. Ланкин, Н.К. Зенко. - М.: Слово, 2006. - 556 с.
  10. Нуралиева Н.Ф., Напалков Д.А. Депрессия и сердечнососудистые заболевания / Н.Ф. Нуралиева, Д.А. Напалков // Вестник РАМН. - 2014. - №910. - С. 2126.
  11. Оганов Р.Г., Мамедов М.Н. Национальные клинические рекомендации по кардиологии / Р.Г. Оганов, М.Н. Мамедов. - М.: Медиэкспо, 2009. - 392 с.
  12. Официальные периодические издания: электрон / Федеральная служба государственной статистики, Демографический ежегодник России - 2014. URL:http://www.gks.ru/bgd/regl/B14_16/IssWWW.exe/Stg/6.5.xls (дата обращения 15.08.2016).
  13. Программы научных исследований по проблеме старения в XXI веке». URL: http://social.un.org/ageingworkinggroup/index.shtml (дата обращения 10.06.2016).
  14. Чазов Е.И., Оганов Р.Г., Погосова Г.В. Клинико-эпидемиологическая программа изучения депрессии в кардиологической практике: у больных артериальной гипертонией и ишемической болезнью сердца (КООРДИНАТА): результаты многоцентрового исследования / Е.И. Чазов, Р.Г. Оганов, Г.В. Погосова // Кардиология. - 2007. - № 3. - С. 2837.
  15. Чумаков П.М. Белок р53 и его универсальные функции в многоклеточном организме / П.М. Чумаков // Успехи биологической химии. - 2007. - Т. 47. - С. 352.
  16. Ястребов А.П. Старение, перекисное окисление липидов и биовозраст / А.П. Ястребов, В.Н. Мещанинов. - Екатеринбург: ООО «Уральский следопыт», 2005. - 220 с.
  17. Blumenthal J. Effects of exercise and stress management training on markers of cardiovascular risk in patients with ischemic heart disease / J. Blumenthal, A. Sherwood, M. Babyak // JAMA. - 2005. - Vol. 293 (1). - P. 1626 - 1634.
  18. Nicholson A., Fuhrer R., Marton M. Psychological distresse as a predictor of CHD events in men : The effect of persistence and components of risk / A. Nicholson, R. Fuhrer, M. Marton // Psychosom Med.- 2005. - Vol. 67. - P. 522-530.
  19. Ohlin B., Nilsson P.M., Nilsson J.A., Berglund G. Chronic psychosocial stress predicts long-term cardiovascular morbidity and mortality in middle-aged men / B. Ohlin, P.M. Nilsson, J.A. Nilsson, G. Berglund // Eur. Heart J. - 2004. - Vol. 25. - P. 867-873.

Views

Abstract - 97

PDF (Russian) - 89

Cited-By


PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2017 Partsernyak A.S., Aflitonov M.A., Khalimov Y.S., Kireeva E.B., Mironenko A.N., Partsernyak S.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies