Medical provision in the Arctic. 2015

Abstract

The current article is a brief review of the 2015 foreign scientific publications dedicated to medical provision in the Arctic. The review begins from the problem of water supply. Then the publications from the field of food supply, epidemiology and infectious diseases, suicide, and telemedicine are reviewed in a shorter manner. In conclusion it is pointed out that diversity and uniqueness of the Arctic medicine problems require complex approach for the problems solution which can be accomplished by establishing a specialized scientific practical center.

Full Text

Настоящая статья представляет собой краткий обзор зарубежных публикаций 2015 г., посвященных медицинскому обеспечению в Арктической зоне. По запросу 16 февраля 2016 г. в базе данных Национальной медицинской библиотеки США1 Medline поисковая система PubMed2 идентифицирует 700 публикаций за 2015 г., содержащих ключевое слово Arctic в заглавии или абстракте, в т. ч. 244 свободно доступных полнотекстовых. Естественно, что сколько-нибудь систематическое рассмотрение даже тематически сгруппированных статей в рамках одного обзора нереально. Поэтому цель данной работы - на примерах отдельных публикаций проиллюстрировать, с одной стороны, разнообразие, а с другой, уникальность проблем арктической медицины и подвести к мысли о безальтернативности комплексного подхода к их решению, а отсюда - к необходимости создания для этого единого специализированного научно-практического центра. Обзор начинается с проблемы водоснабжения. Вода - это такой продукт, который нужно добывать на месте, поэтому данному вопросу уделяется больше внимания. Далее более сжато рассматриваются публикации, касающиеся проблем питания, эпидемиологии и инфекционных болезней, суицида и телемедицины. Водоснабжение Несмотря на кажущееся обилие и доступность воды в Арктике, чистой питьевой воды там почти нет. Северный Ледовитый океан в известной мере может рассматриваться как «сточная канава» Евразии и Северной Америки. В него впадают все крупные реки северной половины Евразии и р. Маккензи на Аляске. Низкая температура и связанная с ней вялая активность природных биохимических процессов определяют замедленный темп естественной очистки окружающей среды. Наиболее опасными токсикантами в Арктической зоне считаются стойкие органические загрязнители3 и тяжелые металлы, в частности, ртуть и ее соединения, например, метилированная ртуть [11, 20, 29, 32], микропластик4, а также радиоактивные вещества, производные серы, азота и ряд др. Из-за вечной мерзлоты естественные источники воды поверхностны, поэтому сильно загрязнены продуктами жизнедеятельности животных и человека, горюче-смазочными материалами и прочими отходами [31]. Казалось бы, плавление льда и снега - удачный метод получения питьевой воды в Арктике. Однако, он работает хорошо лишь на «спринтерской» дистанции. Довольно быстро снег и лед вблизи места базирования загрязняются и талая вода начинает требовать такой же очистки, как вода из обычных источников. Масштабы антропогенного загрязнения естественных ледниковых и снежных коллекторов отражены в значительном числе публикаций 2015 г. Поисковая система Google Scholar5 только по комбинации ключевых слов drinking water melted snow Arctic в тексте и лишь за один 2015 г.6 приносит 934 (!) библиографических записи. Значимые количества антропогенных контаминантов систематически обнаруживаются даже в самых отдаленных и недоступных для человека уголках Земли, например, в ледниках Гренландии [28], Альп [7], перуанских Кордильер (4800-6800 м над уровнем моря) [21] и Гималаев [22]. Следует иметь в виду, что помимо химических и физических контаминантов, талые воды содержат и разнообразные микроорганизмы, такие как грибы, бактерии и вирусы. Новейшие исследования показывают, что среди криосферной микробиоты нередко встречаются и высокопатогенные микроорганизмы с поливалентной антибиотикоустойчивостью. Крайнее опасение вызывает обнаружение в талых водах льда приполярных областей значительного числа еще неизвестных науке, но потенциально опасных для растений, животных и человека микроорганизмов. В частности, недавно проведенное норвежскими, британскими и испанскими учеными исследование естественных пресноводных бассейнов архипелага Шпицберген установило, что только 9,8% обнаруженных в такой воде вирусов можно отнести к уже известным таксономическим единицам [9]; обзор данной темы свободно доступен по ссылке [12]. Неожиданным и практически важным является обнаружение того факта, что экологическое давление, оказываемое виромом на бактериом, намного более выражено во льду, чем в свободной воде [19]. В то же время отмечается практическая эффективность целенаправленной и настойчивой работы по экологической защите водоисточников в полярной зоне, что иллюстрирует работа уругвайских ученых, систематически мониторировавших (2010-2014) состояние озера Уругвай, источника водоснабжения национальной научной антарктической базы Артигас. Исследователи сравнивали состояние вышеназванного озера, являющегося постоянным источником питьевой воды для базы и в связи с этим экологически охраняемым объектом, с рядом расположенными неохраняемыми водоемами и талой водой ледника Коллинса. Оказалось, что по всем подлежавшим изучению лабораторным показателям7 качество воды из водозаборного озера, несмотря на круглосуточную работу нескольких насосов, или не изменилось или даже улучшилось, в то время как вода из соседних объектов, даже непосещаемого ледника, стала заметно хуже8 [16]. Питание Традиционно основные положения токсикологии питания принято отработывать в опытах на крысах. Однако новейшие экспериментальные исследования на белых медведях, находящихся, как и человек, на вершине пищевой пирамиды в Арктике, указывают на недостаточность крысиной модели, дающей заниженные критерии для оценки иммуно- и генотоксичности контаминантов [25]. Более того, в связи с генетически детерминированным различием метаболизма контаминантов у белого медведя и человека для достоверной оценки нормативов содержания токсических веществ в пищевых продуктах без прямых исследований на человеке не обойтись [13]. Конкретные рекомендации по безопасности использования в пищу тех или иных животных, обитающих в Арктической зоне, отдельных их органов и тканей можно найти на сайте Программы мониторинга и оценки Арктики9 (AMAP), например, [610]. AMAP основана в 1991 г. с целью мониторинга и экспертизы загрязнений окружающей среды в Арктике, в наст. вр. - одна из шести рабочих групп Арктического совета11. На первый взгляд правильное питание в Арктике можно наладить, используя принципы питания аборигенов, превосходно адаптированных к местным экстремальным условиям, в частности, к высокому содержанию в диете животного жира. Однако исследования показывают, что такой подход для организации питания приезжих не годится. Например оказалось, что коренные жители Полярной Канады имеют существенные различия в метаболизме жирных кислот по сравнению с обычным населением Канады, причем эти различия являются генетически обусловленными [18]. Эпидемиология и инфекционные болезни Скученное размещение, упомянутый выше дефицит воды, вынужденное пребывание большую часть времени в искусственной среде создают условия для размножения патогенных микроорганизмов. В 2015 г. обращает на себя внимание обсуждение следующих инфекционных болезней, характерных для Арктической зоны. Боррелиоз. Озабоченность растущей опасностью клещевого боррелиоза в Приполярье конкретизируется в статье международной группы биологов и врачей, исследовавших эту проблему в районе Бренней12 (Норвегия). Последнее десятилетие здесь ознаменовалось заметным расширением на север ареала обитания клещей вида Ixodes ricinus, хранителей и переносчиков спирохет рода Borrelia, являющихся возбудителями болезни Лайма. Происходящее объясняется явным потеплением климата13. Температура окружающей среды играет важную роль в биологии клещей. При повышении температуры увеличивается как плотность популяции, так и поисковая активность особей14. Плотность популяции клещей (нимфы+имаго) в настоящее время составляет 5,0-5,8/м2. Частота инфицированности клещей спирохетами B. burgdorferi sensu lato - 29% (у нимф 21%, у имаго 46%). Преобладающим генотипом была B. afzelii (76%), далее следовали B. garinii (18%) и B. valaisiana (4%) [10]. Хеликобактерная инфекция. Проблемам, связанным с экологией Helicobacter pylori, диагностикой и лечением вызываемых этим микроорганизмом заболеваний в полярном регионе, посвящена статья большого международного исследовательского коллектива [35]. Авторы отмечают высокий процент инфицированности H. pylory в Арктической зоне. Так, в штате Аляска инфицированность коренных жителей составляет 63% против 30-40% в штатах США, расположенных южнее Канады, а у взрослых инуитов, коренных жителей арктической Канады, инфицированность достигает 95%. Также для Аляски характерен более высокий уровень реинфекции после успешной эрадикации H. pylory (14,5% через 2 года против менее чем 3% ежегодно на основной территории США), что, как и повышенная инфицированность, обусловливается отмеченными выше условиями проживания. Отсюда облигатное применение антибиотиков для искоренения H. pylory только по факту лабораторного обнаружения этого микроорганизма, обоснованное в районах с низким уровнем инфицированности, неприемлемо в Арктической зоне, т. к. ведет к развитию антибиотикоустойчивости ко многим другим микроорганизмам, таким как Streptococcus pneumoniae, Staphylococcus aureus и Haemophilus influenzae, вызывающим опасные для жизни заболевания. Гепатит. Гепатит В имеет широкое распространение в Арктической зоне. Так, среди местного населения Гренландии маркеры перенесенного или текущего гепатита В обнаруживаются у 75%. Болезнь отличается двумя важными местными особенностями. С одной стороны, наблюдается малая выраженность клинических проявлений заболевания, с другой стороны, отмечается высокая частота хронизации. И то, и другое исследователи связывают с генетическими особенностями данной популяции. Первая из особенностей затрудняет выявление заболевания и снижает уровень осведомленности больных о своей заразительности, а также делает лабораторный метод диагностики основным. Вторая особенность ответственна за поддержание высокого уровня распространенности болезни. Главный путь заражения - половой. Что касается коинфицирования гепатитом С, D и ВИЧ, то пока частота таких ассоциаций не превышает 1%. С 2010 г. в Гренландии действует специальная программа вакцинации новорожденных, согласно которой последние прививаются 4 раза: при рождении, в возрасте 1, 2 и 12 месяцев. Дети, рожденные до 2010 г., прививаются при достижении ими 12 лет [30]. Инфекция, вызываемая инвазивным стрептококком группы А. Арктическая исследовательская программа Центров контроля болезней и профилактики15 (США) обнародовала данные многолетних наблюдений инфекций, вызванных инвазивным стрептококком группы А на Аляске [15]. Уровень заболеваемости составляет 5,8 на 100 тыс. населения в год, что более чем в три раза превышает уровень заболеваемости в неарктической зоне16, летальность 10,7%. Бактериальный менингит. Заболеваемость бактериальным менингитом в Арктической зоне существенно выше, чем вне ее. Основными возбудителями (в порядке убывания уровня заболеваемости) являются S. pneumoniae, H. influenzae и N. meningitidis. Уровень заболеваемости менингитом, вызванным этими микроорганизмами у жителей Аляски (США и Канада) соответственно составил 1,5, 0,6 и 0,5 на 100 тыс., а у коренных народностей 2,4, 2,1 и 0,8 на 100 тыс. [14], в то время как, например, по США в целом уровень заболеваемости всеми видами бактериального менингита колеблется от 0,19 до 0,32 на 100 тыс. [8]. Туберкулез. Туберкулез представляет серьезную проблему для Арктической зоны. Так, заболеваемость на Аляске (США) в разы превышает заболеваемость в неарктических штатах. Например, уровень заболеваемости туберкулезом в штате Аляска в 2014 г. составил 8,4 на 100 тыс., в то время как в четырех самых северных неарктических штатах (Вашингтон, Монтана, Сев. Дакота и Миннесота) уровень заболеваемости в том же году оказался соответственно 2,8, 0,6, 2,0 и 2,7 на 100 тыс. [36]. Как показали новейшие геномные исследования, распространенность туберкулеза в Арктике связана не с какими-то адаптационными особенностями самого возбудителя, а с совокупностью социально-гигиенических условий проживания населения в Заполярье [26]. Суицид Во всех странах Арктической зоны уровень суицида в Заполярье в разы превышает средний национальный уровень [37, Fig. 1, p.2]. К сожалению, несмотря на многолетние попытки найти решение этой проблемы с интуитивно, казалось бы, понятными причинами, каких-то реальных прорывов в практической профилактике суицида пока не просматривается, о чем свидетельствует детальный обзор большой международной рабочей группы исследователей [4]. Телемедицина В связи с очевидными трудностями оказания медицинской помощи в Арктической зоне большие надежды возлагаются на современные информационные технологии, в частности на телемедицину. Этот вопрос оказался в центре внимания 13-й Скандинавской конференции по информатике в здравоохранении, состоявшейся 15-17 июня 2015 г. в Тромсё, Норвегия17. Место проведения конференции выбрано не случайно. В Тромсё находится одно из ведущих мировых исследовательских учреждений в области полярной медицины - Арктический университет Норвегии18. Норвегия обладает 25-летним опытом продвижения телемедицины в Заполярье. Принципиальные итоги этой работы и перечень актуальных вопросов, подлежащих разрешению, представлен в статье, подготовленной сотрудниками Норвежского центра интеграции медицинской помощи и телемедицины университетского госпиталя Северной Норвегии в Тромсё19 и содержащейся в материалах упомянутой конференции, доступ к полному тексту публикации по ссылке свободный [33]. Вышеизложенное наглядно демонстрирует многообразие и сложность проблем, которые арктическая медицина ставит перед теорией и практикой. И хотя многие из них актуальны и для неполярных географических зон, суровая реальность Арктики диктует особую специфику как в отношении постановки, так и способов решения этих проблем. К настоящему времени в международном научно-медицинском сообществе имеется консенсус в отношении того, что путем ситуационного реагирования с использованием точечных одноразовых интервенций современное медицинское обеспечение в Заполярье не наладить. Необходимость междисциплинарного интегрированного подхода к разработке вопросов оказания медицинской помощи на Крайнем Севере в профессиональном дискурсе давно является общим местом. В упомянутом выше межправительственном органе Арктический совет программа такого плана существует уже не один год и символически называется Единое здоровье20 [24]. Указывая на необходимость комплексного подхода к вопросам, связанным с полярной медициной, важно уточнить, что речь идет не только о мультидисциплинарности в рамках медицинских специальностей, а о принципиально более широком взгляде, а именно, о позиционировании проблем арктической медицины во всеобъемлющем пространстве арктического биогеоценоза. Использование такого подхода возможно только в условиях единого проблемно ориентированного учреждения с задачами ведения информационно-аналитической и трансляционной работы, а также подготовки специализированных кадров для медицинского обеспечения в Заполярье. Такое подразделение с условным названием Центр военной медицины Арктической зоны целесообразно создать на базе Военно-медицинской академии им. С.М.Кирова. Географическая привязка принципиальна: в Санкт-Петербурге расположен лидер российской полярной науки Арктический и антарктический научно-исследовательский институт, с которым Военно-медицинская академия имеет давние и тесные связи. Учитывая заявленный уровень государственных интересов Российской Федерации в Арктике [2] и соответствующие этому уровню масштаб и пафос задач, стоящих перед Вооруженными Силами [1, 3] вопрос об организации вышеназванного центра требует безотлагательного решения.
×

References

  1. Россия наращивает группировку войск в Арктике // Информационное агенство ТАСС. 29 января 2016. URL: http://tass.ru/armiya-i-opk/2624420 (дата обращения: 18.02.2016).
  2. Сергей Донской. Геополитика не должна повлиять на одобрение заявки РФ на шельф / Информационное Агентство «Арктика-Инфо». 10 февраля 2016 URL: http://www.arctic-info.ru/news/10-02-2016/sergei-donskoi--geopolitika-ne-doljna-povliat_-na-odobrenie-zaavki-rf-na-sel_f (дата обращения: 18.02.2016).
  3. Черкасов C. Армия России продолжает осваивать Арктику // Сетевое издание общественно-политический журнал «POLITRUSSIA». 6 февраля 2016. URL: http://politrussia.com/vooruzhennye-sily/prodolzhaem-osvaivat-arktiku-575/ (дата обращения: 18.02.2016).
  4. A scoping review of Indigenous suicide prevention in circumpolar regions / Redvers J. et al. // Int J Circumpolar Health. 2015. Vol. 74. Art 27509. 10 p. PDF. URL: http://www.circumpolarhealthjournal.net/index.php/ijch/article/view/27509/pdf_15 (дата обращения: 18.02.2016).
  5. Arctic Council. The Official Web Site. URL: http://www.arctic-council.org/index.php/en/ (дата обращения: 18.02.2016).
  6. Arctic Monitoring and Assessment Programme (AMAP). The Official Web Site. URL: http://www.amap.no/ (дата обращения: 18.02.2016).
  7. Atmospheric bulk deposition measurements of organochlorine pesticides at three alpine summits / Jakobi G. et al. // Atmos Environ. 2015. Vol. 101. P 158-165. PDF. URL: http://www.wsl.ch/info/mitarbeitende/schaub/Jakobi_et_al_2015.pdf (дата обращения: 18.02.2016).
  8. Bacterial Meningitis // Centers for Disease Control and Prevention. Page last updated: April 1, 2014. URL: http://www.cdc.gov/meningitis/bacterial.html (дата обращения: 18.02.2016).
  9. Biodiversity and distribution of polar freshwater DNA viruses / Aguirre de Cárcer D. et al. // Sci Adv. 2015.Vol. 1, No 5. e1400127. 9 p. PDF. URL: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4640604/pdf/1400127.pdf (дата обращения: 18.02.2016).
  10. Borrelia burgdorferi sensu lato-infected Ixodes ricinus collected from vegetation near the Arctic Circle / Hvidsten D. et al. // Ticks Tick Borne Dis. 2015. Vol. 6, No 6. P. 768-773. PDF. URL: http://ac.els-cdn.com/S1877959X15001326/1-s2.0-S1877959X15001326-main.pdf?_tid=e7fa6f8c-c443-11e5-bc2e-00000aab0f6b&acdnat=1453823343_a79f940a8421dc5df62535ba1ec6d126 (дата обращения: 18.02.2016).
  11. Climate Change Impacts on Environmental and Human Exposure to Mercury In the Arctic / Sundseth K. et al. // Int J Environ Res Public Health. 2015. Vol. 12, No 4. P. 3579-3599. PDF. URL: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4410204/pdf/ijerph-12-03579.pdf (дата обращения: 18.02.2016).
  12. Edwards A. Coming in from the cold: potential microbial threats from the terrestrial cryosphere // Front Earth Sci. 2015. Vol. 3. Art 12. Full text. URL: http://journal.frontiersin.org/article/10.3389/feart.2015.00012/full (дата обращения: 18.02.2016).
  13. Environmental contaminants activate human and polar bear (Ursus maritimus) pregnane X receptors (PXR, NR1I2) differently / Lille-Langoy R. et al. // Toxicol Appl Pharmacol. 2015. Vol. 284, No 1. P. 54-64. PDF. URL: http://ac.els-cdn.com/S0041008X15000460/1-s2.0-S0041008X15000460-main.pdf?_tid=13da42c8-a7c3-11e5-bb8b-00000aacb360&acdnat=1450689379_edd80bd3248224dbd12f917abc50c317 (дата обращения: 18.02.2016).
  14. Epidemiology of bacterial meningitis in the North American Arctic, 2000-2010 / Gounder P.P. et al. // J Infect. 2015. Vol. 71, No 2. P. 179-187. Abstr. URL: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/25864638 (дата обращения: 18.02.2016).
  15. Epidemiology of Invasive Group A Streptococcal Disease in Alaska, 2001 to 2013 / Rudolph K. et al. // J Clin Microbiol. 2016. Vol. 54, No 1. P. 134-141. Abstr. URL: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/26560536 (дата обращения: 18.02.2016).
  16. Five-year bio-monitoring of aquatic ecosystems near Artigas Antarctic Scientific Base, King George Island / Morel M.A. et al. // Adv Polar Sci. 2015. Vol. 26, No 1. P. 102-106. PDF. URL: http://www.iau.gub.uy/publicaciones/material-publico-iau/Morel-et-al-2015-APS.pdf (дата обращения: 18.02.2016).
  17. Health Protection Report/ Public Health of England. 2015. Vol. 9, No. 19. 4 p. PDF. URL: https://www.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/432898/hpr1915_sf-gas.pdf (дата обращения: 01.02.2016).
  18. Increased missense mutation burden of Fatty Acid metabolism related genes in nunavik inuit population / Zhou S. et al. // PLoS One. 2015. Vol. 10, No 5. Art. e0128255. 15 p. PDF. URL: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4444093/pdf/pone.0128255.pdf (дата обращения: 18.02.2016).
  19. Linking environmental prokaryotic viruses and their host through CRISPRs / Sanguino L. et al. // FEMS Microbiol Ecol. 2015. Vol. 91, No 5. 9 p. PDF. URL: http://femsec.oxfordjournals.org/content/femsec/91/5/fiv046.full.pdf (дата обращения: 18.02.2016).
  20. Local country food sources of methylmercury, selenium and omega-3 fatty acids in Nunavik, Northern Quebec / Lemire M. et al. // Sci Total Environ. 2015. Vol. 509-510. P. 248-259. PDF. URL: http://ac.els-cdn.com/S0048969714011395/1-s2.0-S0048969714011395-main.pdf?_tid=3e5e9b06-a7c4-11e5-90fc-00000aacb360&acdnat=1450689880_d319b3651128e80f0496e3483812c756 (дата обращения: 18.02.2016).
  21. Measurements of light-absorbing particles on the glaciers in the Cordillera Blanca, Peru / Schmitt C.G. et al. // The Cryosphere. 2015. Vol. 9. P. 331-340. PDF. URL: http://www.the-cryosphere.net/9/331/2015/tc-9-331-2015.pdf (дата обращения: 18.02.2016).
  22. Melting Himalayan glaciers contaminated by legacy atmospheric depositions are important sources of PCBs and high-molecular-weight PAHs for the Ganges floodplain during dry periods / Sharma B.M. et al. // Environ Pollut. 2015. Vol. 206. P. 588-596. PDF. URL: https://www.researchgate.net/profile/Girija_Bharat/publication/281318796_Melting_Himalayan_glaciers_contaminated_by_legacy_atmospheric_depositions_are_important_sources_of_PCBs_and_high-molecular-weight_PAHs_for_the_Ganges_floodplain_during_dry_periods/links/55e1814708ae2fac471dc9b1.pdf (дата обращения: 18.02.2016).
  23. Microplastics in Arctic polar waters: the first reported values of particles in surface and sub-surface samples / Lusher A.L. et al. // Sci Rep. 2015. Vol. 5. Art 14947. P. 248-259. PDF. URL: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4597356/pdf/srep14947.pdf (дата обращения: 18.02.2016).
  24. One Health - a strategy for resilience in a changing arctic / Ruscio B.A. et al. // Int J Circumpolar Health. 2015. Vol. 74. Art 27913. 10 p. PDF. URL: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4558275/pdf/IJCH-74-27913.pdf (дата обращения: 18.02.2016).
  25. Physiologically-based pharmacokinetic modelling of immune, reproductive and carcinogenic effects from contaminant exposure in polar bears (Ursus maritimus) across the Arctic / Dietz R. et al. // Environ Res. 2015 Vol. 140. P. 45-55. PDF. URL: https://www.researchgate.net/profile/Rune_Dietz/publication/274318727_Physiologically-based_pharmacokinetic_modelling_of_immune_reproductive_and_carcinogenic_effects_from_contaminant_exposure_in_polar_bears_%28Ursus_maritimus%29_across_the_Arctic/links/55263a940cf25d66dc948026.pdf (дата обращения: 18.02.2016).
  26. Population genomics of Mycobacterium tuberculosis in the Inuit / Lee R.S. et al. // Proc Natl Acad Sci U S A. 2015. Vol. 112, No 44. P. 13609-13614. PDF. URL: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4640744/pdf/pnas.201507071.pdf (дата обращения: 18.02.2016).
  27. Proceedings of the 13th Scandinavian Conference on Health Informatics. June 15-17, 2015, Tromso, Norway / Eds. Granja C. & Budrionis A. 115 p. PDF. URL: http://www.ep.liu.se/ecp/115/ecp15115.pdf (дата обращения: 18.02.2016).
  28. Rapid measurement of perchlorate in polar ice cores down to sub-ng L(-1) levels without pre-concentration / Peterson K. et al. // Anal Bioanal Chem. 2015. Vol. 407, No 26. P. 7965-7972. PDF. URL: https://www.researchgate.net/profile/Jihong_Cole-Dai/publication/281166313_Rapid_measurement_of_perchlorate_in_polar_ice_cores_down_to_sub-ng_L-1_levels_without_pre-concentration/links/55e9ff4308ae3e1218450966.pdf (дата обращения: 18.02.2016).
  29. Recent progress on our understanding of the biological effects of mercury in fish and wildlife in the Canadian Arctic / Scheuhammer A. et al. // Sci Total Environ. 2015. Vol. 509-510. P. 91-103. PDF. URL: http://ac.els-cdn.com/S0048969714008341/1-s2.0-S0048969714008341-main.pdf?_tid=d69bed34-a1b5-11e5-b1f1-00000aacb35e&acdnat=1450023986_ba293fd5c9a0eb3d76e47204a6f1fba1 (дата обращения: 18.02.2016).
  30. Rex K.F., Andersen S., Krarup H.B. Hepatitis B among Inuit: A review with focus on Greenland Inuit // World J Hepatol. 2015. Vol. 7, No 9. P. 1265-1271. PDF. URL: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4438501/pdf/WJH-7-1265.pdf (дата обращения: 18.02.2016).
  31. Sarkar A., Hanrahan M., Hudson A. Water insecurity in Canadian Indigenous communities: some inconvenient truths // Rural Remote Health. 2015. Vol. 15, No 4. Art 3354. 13 p. PDF. URL: http://www.rrh.org.au/publishedarticles/article_print_3354.pdf (дата обращения: 18.02.2016).
  32. Shallow methylmercury production in the marginal sea ice zone of the central Arctic Ocean / Heimburger L.-E. et al. // Sci Rep. 2015. Vol. 5. Art 10318. 6 p. PDF. URL: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4438723/pdf/srep10318 (дата обращения: 18.02.2016).
  33. Telemedicine Services in Arctic Environments - Challenges for Successful Implementation / Walderhaug S. et al. // Proc. 13th Scand Conf on Health Inform, June 15-17, 2015, Tromso, Norway. P. 98-101. PDF URL: http://www.ep.liu.se/ecp/115/016/ecp15115016.pdf (дата обращения: 18.02.2016).
  34. Temporal pattern of questing tick Ixodes ricinus density at differing elevations in the coastal region of western Norway / Qviller L. et al. // Parasit Vectors. 2014. Vol. 7, No 1. Art 179. 12 p. PDF. URL: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3986437/pdf/1756-3305-7-179.pdf (дата обращения: 18.02.2016).
  35. The diagnosis and treatment of Helicobacter pylori infection in Arctic regions with a high prevalence of infection: Expert Commentary / McMahon B.J. et al. // Epidemiol Infect. 2016. Vol. 144, No 2. First published online 22 June 2015. P. 225-233. PDF. URL: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4697284/pdf/S0950268815001181a.pdf (дата обращения: 18.02.2016).
  36. Tuberculosis Cases and Case Rates per 100,000 Population: Reporting Areas, 2014 and 2013. Table 30 / Centers for Disease Control and Prevention. URL: http://www.cdc.gov/tb/statistics/reports/2014/pdfs/2014-surveillance-report_table30.pdf (дата обращения: 18.02.2016).
  37. Young T.K., Revich B., Soininen L. Suicide in circumpolar regions: an introduction and overview // Int J Circumpolar health. 2015. Vol. 74. Art 27349. 8 p. PDF. URL: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4351303/pdf/IJCH-74-27349.pdf (дата обращения: 18.02.2016).

Copyright (c) 2016 Eco-Vector

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies