Chemostratigraphy of the Snorry drift in the Northern Atlantic

Cover Page

Abstract


On the basis of multi-element chemical analysis and oxygen isotopic data, for the first time the distribution of some geochemical indicators was investigated in the sediment core taken at the Western slope of the Snorry contourite drift (St. AI-3378, North Atlantic) in the 49th cruise of RV "Akademik Ioffe" in 2015. Down the core an asynchronous change in the terrigenous (IRD, Al, Si, Ti, Zr, Cr) and biogenic indicators (CaCO3, Corg) was recorded. Based on multi-element geochemical data, the rhythmic distribution along the core of terrigenous and biogenic sedimentary material has been revealed. Sedimentary matter entered the study area as a result of ice and iceberg unloading, as well as brought by near-bottom currents. The intensity and direction of the near-bottom contour currents seemed to change dramatically with the change of warming and cooling periods during the six marine isotope stages MIS 1–6 (the last 190 ka).


ВВЕДЕНИЕ

Контуритовые дрифты — это осадочные тела на дне морей и океанов, образованные в результате аккумуляции осадков под воздействием придонных (контурных) течений, движущихся преимущественно вдоль континентального склона [15, 18, 19]. Контуритовые дрифты были открыты около пятидесяти лет назад [12], и к настоящему времени их насчитывается около двухсот. Они представляют большой интерес для палеореконструкций океанологических процессов, в частности скорости и направлений устойчивых придонных течений [8, 19, 20]. Северная Атлантика — один из ключевых регионов Мирового океана, где осуществляется глобальная термохалинная циркуляция [4, 5], взаимосвязанная с изменениями климата. Активное проникновение относительно теплых и соленых атлантических вод в арктические моря во время межледниковых периодов и дегляциаций приводило к прогреванию поверхностного слоя воды, а также переносу тепла в высокие широты, что вызывало интенсификацию глобального океанского конвейера и таяние арктических льдов [4, 9, 12, 16; 17, 24]. Интенсивная адвекция североатлантического течения в высокие широты также обусловила резкое возрастание продуктивности вод [15].

Несмотря на большой прогресс в исследовании контуритов, достигнутый в последнее время, существует потребность более полного их изучения на основе дополнения литологических данных геохимическими показателями, фиксирующими параметры природной среды в период формирования осадков. На основании химического анализа колонок донных осадков можно получить информацию об источниках осадочного вещества, характеристиках палеоклимата, биопродуктивности, океанской циркуляции и других параметрах среды осадкообразования, а также о постседиментационных процессах [19].

Целью данной работы служит изучение распределения химических элементов в колонке, отобранной на западном склоне контуритового дрифта Снорри для возможного установления источников осадочного материала. Анализ распределения по длине колонки ключевых осадкообразующих химических элементов, наряду с микроэлементами, может способствовать более детальной интерпретации седиментологических показателей и позволяет использовать геохимические индикаторы для реконструкции палеосреды осадконакопления.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Колонка АИ-3378 длиной 466 см отобрана в 49-м рейсе НИС «Академик Иоффе» к западу от хребта Рейкьянес на глубине 2192 м (59°29.977 с. ш.; 32°50.533 з. д.) на западном склоне дрифта Снорри, формирующегося под влиянием Исландско-Шотландского придонного контурного течения, огибающего хребет с юга (рис. 1).

 

Рис. 1. Схема расположения станции АИ-3378 (59°29.977 с. ш., 32°50.533 з. д., глубина 2192 м) и основные поверхностные и глубинные течения [22]. САТ — Северо-Атлантическое течение; СЗГВ — северо-западные глубинные воды; СВГВ — северо-восточные глубинные воды. Поток СВГВ формирует Шотландское придонное контурное течение. Штриховкой показано положение контуритового дрифта Снорри.

 

Литологическое описание колонки проводилось на борту судна, тип осадка определялся согласно классификации морских донных осадков Безрукова, Лисицына [2], принятой в ИО РАН и лежащей в основе всех карт донных осадков Мирового океана. Определение цвета осадка выполнено с помощью каталога для определения цвета почв по шкале Munsell [18]. Колонка АИ-3378 сложена светло-коричневым (основной цвет 10YR/5/3) алеврито-пелитовым илом, сильно песчанистым, с высоким содержанием карбонатного материала (до 87%) и со следами ледового разноса и биотурбации. В колонке отмечено чередование слоев с повышенным и пониженным содержанием песчаной фракции, вероятно, зависящей от изменений путей привноса вещества в район отбора колонки. На борту судна вещественно-минералогический состав влажных осадков изучали микроскопически с помощью «смерслайдов». Также в колонке были подсчитаны терригенные зерна ледового разноса IRD (ice-rafted debris). Подсчет терригенных зерен производился под микроскопом МБС-10 во фракции >150 мкм.

В стационарной лаборатории валовое содержание химических элементов в донных осадках (Al, Si, Са, Mg, К, Fe, Ti, Mn, Сr, Cu, Zn, Sr, Zr, Rb, Ba) определяли методом рентгено-флюоресцентного анализа (РФА) на приборе Спектроскан Макс-GVM (НПО СПЕКТРОН, г. Санкт-Петербург). Контроль правильности анализа осуществлялся с применением стандартных образцов СДО-1 (терригенные глины), СДО-3 (карбонатные осадки), NIST-2703 (морские осадки). Содержание Собщ и Сорг определяли кулонометрическим методом на анализаторе углерода АН 7529. Содержание CaCO3 определяли расчетом по концентрации Скарб с коэффициентом 8.3. Концентрацию аморфного кремнезема (SiO2am) определяли методом 5% содовой вытяжки с колориметрическим окончанием [3]. Для колонки АИ-3378 получены данные по соотношению стабильных изотопов кислорода (δ18 О) в раковинах планктонных фораминифер (вид Neogloboquadrina pachyderma (s), не менее 30 раковин в пробе, размер раковин ~150 мкм). Анализ был выполнен в лаборатории радиометрического датирования и изотопных исследований им. К. Лейбница Кильского университета на масс-спектрометре Finnigan MAT 251 доктором Н. Андерсеном. Точность метода составляет 0.08‰. Стратиграфическое подразделение колонки производилось с использованием изотопно-кислородных данных, данных по содержанию в осадках карбоната кальция и IRD, а также результатов измерений230Thизб. Выделено 6 морских изотопных стадий (МИС), охватывающих предположительно около 190 тыс. лет. Средняя скорость осадконакопления составляет 2.45 см/тыс. лет [7]. Довольно низкие скорости осадконакопления в районе склона дрифта Снорри соответствуют средним скоростям осадкообразования для открытой части Атлантики [1,6].

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Содержание органического углерода в колонке АИ-3378 изменяется в пределах 0.1% и только в верхней части колонки (0–20 см), отнесенной нами к периоду МИС 1 голоцена, повышается до 0.24% (рис. 2). Аморфный кремнезем служит, как известно, строительным материалом для створок диатомовых и кремнежгутиковых водорослей, а также скелетов зоопланктона — радиолярий и губок, т. е. он может использоваться как показатель палеобиопродуктивности морских вод. По нашим данным, концентрация биогенного кремнезема (SiO2ам) заметно повышается во время переходных периодов (МИС 6/5, 2/1, межстадиалы МИС 5а? и 5с?), составляя до 25–50% от валового Si. Максимальные содержания SiO2ам (до 3%) установлены на глубине 360 см и предположительно относятся к началу периода МИС 5е. Этот максимум может объясняться миграцией Северного полярного фронта (СПФ) к району исследования во время дегляциации, когда, как известно, вдоль границы гидрологических фронтов отмечалось увеличение продуктивности. Этим же можно объяснить второй пик биогенного SiO2 (~2%) на глубине 230 см. В обоих случаях увеличение SiO2am совпадало с уменьшением карбоната кальция, что может свидетельствовать о распространении холодных распресненных вод вблизи района исследования.

 

Рис. 2. Литологический состав, показатель материала ледового разноса (IRD), изотопно-кислородная кривая, распределение терригенных (Si, Al, Ti, Cr, Zr) и биогенных (Cорг, CaCO3, SiO2аморф) компонент, а также асинхронные вариации геохимических показателей терригенного (Si/Al) и биогенного (Sr/Са) материала в колонке донных осадков контуритового дрифта Снорри (ст. АИ-3378).

1 — пелитовый ил, 2 — алеврито-пелитовый ил, 3 — песок, 4 — гидротроилит, 5 — известковый детрит, 6 — Si/Al, 7 — Sr/Са.

 

Для изученной колонки характерны нормальные для Северной Атлантики закономерности в распределении СаСО3 с максимумами (до 87%) в периоды межледниковий и минимумами (до 4%) во время оледенений (рис. 2). Вполне закономерен противоположный характер распределения содержания СаСО3 и показателя материала ледового разноса IRD. Низкие содержания IRD (от 0.3 до 1–2 тыс. зерен/г осадка) характеризуют отложения стадий МИС 1, 3, 5е и некоторые межстадиалы МИС 5, соответствующие относительному потеплению.

Для сравнения, в колонке АМК-4453, так же отобранной на дрифте Снорри [8], синхронно отмечены снижения содержания зерен ледового разноса и повышенные значения показателя сортированного мелкого алеврита (SS 18–23 мкм), которые соответствуют периодам усиления контурных течений во время МИС 1, 3 и 5е.

Повышенные значения IRD (до 6 тыс. зерен/г осадка) найдены в осадках АИ-3378, отложенных во время похолоданий МИС 2 и 4). Это свидетельствует о дополнительной поставке терригенного материала и отражает миграции СПФ на юг во время похолоданий и увеличение объемов айсбергов, являющихся, очевидно, основным источником терригенного материала в исследуемой колонке.

Содержания химических элементов в донных осадках колонки АИ-3378 приведены в таблице.

 

Таблица. Содержание химических элементов в колонке донных осадков контуритового дрифта Снорри, Северная Атлантика

Горизонт, см

%

г/т

Mg

Al

Si

K

Ca

Ti

Mn

Fe

P

V

Cr

Zn

Rb

Sr

Zr

 

10–11

0.95

1.96

6.68

0.24

40.31

0.28

0.069

1.62

0.048

76

45

32

16

1799

90

20–21

1.42

3.63

15.79

0.73

16.51

0.53

0.108

3.42

0.062

107

52

76

40

894

126

30–31

2.09

4.83

20.00

0.87

11.72

0.63

0.092

4.11

0.062

119

55

93

56

549

140

40–41

1.99

4.69

19.10

0.82

12.13

0.70

0.108

4.77

0.070

125

43

88

48

631

131

50–51

1.49

4.00

17.72

0.83

14.88

0.61

0.077

4.19

0.053

112

58

89

58

699

169

60–61

1.33

3.82

18.10

0.79

15.04

0.67

0.100

4.67

0.040

126

57

83

45

706

223

70–71

1.51

2.33

12.54

0.51

22.39

0.56

0.100

3.12

0.040

109

28

48

22

1211

106

80–81

1.14

1.83

8.06

0.34

27.32

0.41

0.077

2.34

0.044

84

26

28

16

1542

106

90–91

1.16

2.26

11.70

0.55

22.39

0.40

0.077

2.66

0.040

89

31

43

31

1252

84

102–103

1.04

1.78

5.94

0.24

29.34

0.25

0.077

1.48

0.044

73

44

28

11

1793

69

112–113

1.01

1.83

6.07

0.27

29.30

0.25

0.062

1.31

0.044

68

33

25

13

1732

76

122–123

1.36

2.47

12.83

0.60

22.17

0.33

0.046

2.26

0.053

85

40

61

38

1082

140

130–131

1.65

5.15

19.98

1.04

10.89

0.46

0.092

3.62

0.075

87

39

87

79

501

133

140–141

2.03

6.48

21.68

1.03

7.14

0.73

0.123

5.12

0.070

128

55

98

79

379

126

150–151

1.69

4.85

20.43

0.82

11.05

0.92

0.123

5.99

0.044

155

74

87

63

516

145

160–161

1.45

3.24

15.73

0.65

17.89

0.50

0.085

3.53

0.035

104

51

75

40

807

141

170–171

1.37

3.75

17.58

0.76

15.62

0.55

0.085

3.77

0.040

109

64

72

55

763

87

180–181

1.25

1.94

9.32

0.37

25.84

0.56

0.154

3.53

0.031

106

45

63

19

1465

80

190–191

1.18

2.06

9.17

0.36

25.98

0.42

0.139

2.90

0.035

98

19

28

20

1292

89

200–201

1.22

2.06

10.79

0.39

25.15

0.52

0.146

2.91

0.040

92

43

27

21

1064

118

210–211

1.70

5.03

18.93

0.85

11.19

0.64

0.116

4.47

0.057

111

47

94

57

549

167

220–221

1.53

3.40

15.43

0.67

17.44

0.79

0.077

4.91

0.026

122

58

134

45

842

174

230–231

1.63

3.86

17.09

0.79

15.53

0.67

0.092

3.98

0.048

125

58

83

39

704

103

240–241

0.97

1.92

8.44

0.36

26.80

0.37

0.069

2.49

0.035

125

14

19

22

1419

95

250–251

1.16

2.60

12.96

0.61

21.38

0.53

0.100

3.65

0.035

117

42

48

39

1165

70

260–261

1.73

4.55

18.27

0.86

13.10

0.58

0.062

3.44

0.040

113

42

74

58

751

100

270–271

1.71

4.87

19.71

0.83

11.35

0.73

0.116

4.69

0.048

134

64

78

60

539

93

280–281

1.99

5.52

21.21

0.96

9.83

0.79

0.100

4.87

0.044

140

64

75

56

569

144

290–291

1.90

5.32

19.60

0.89

10.48

0.98

0.146

6.31

0.040

180

82

86

55

527

131

300–301

1.87

5.12

18.92

0.85

11.24

0.89

0.169

5.78

0.044

154

70

88

50

595

146

310–311

1.35

3.47

16.02

0.69

16.98

0.64

0.108

4.21

0.040

125

64

59

46

882

160

320–321

1.58

4.28

18.96

0.77

13.49

1.04

0.192

7.53

0.026

150

91

141

54

671

124

330–331

1.93

5.51

20.71

0.92

9.92

0.80

0.131

5.14

0.066

143

70

93

59

638

185

340–341

1.41

2.13

13.00

0.48

22.66

0.52

0.108

3.09

0.040

109

16

17

26

1197

133

350–351

1.09

1.93

8.71

0.33

26.73

0.38

0.123

2.51

0.053

90

41

49

16

1594

63

360–361

1.68

5.33

21.84

0.80

8.20

0.83

0.192

5.61

0.031

137

80

107

61

516

104

370–371

1.89

7.12

24.88

0.98

2.73

1.12

0.123

7.55

0.044

184

114

118

61

193

134

380–381

1.87

5.93

21.16

0.92

8.07

0.93

0.139

6.44

0.040

169

93

103

70

432

240

390–391

1.62

3.11

14.46

0.52

18.81

0.92

0.169

6.78

0.035

138

62

105

26

1088

182

400–401

1.32

2.67

13.87

0.54

20.70

0.59

0.092

3.85

0.035

120

43

56

35

1065

126

410–411

1.89

7.15

23.90

1.00

4.14

1.37

0.185

9.18

0.025

176

124

201

80

274

103

420–421

1.95

6.97

21.71

1.00

5.55

1.16

0.239

8.24

0.031

175

101

189

79

331

201

430–431

1.79

3.48

16.15

0.65

16.98

0.94

0.300

6.57

0.026

127

85

169

36

915

172

440–441

1.64

3.46

17.26

0.68

16.61

0.62

0.054

3.97

0.035

120

50

70

43

730

148

450–451

2.16

6.52

21.00

0.91

6.77

1.15

0.185

7.83

0.044

192

100

124

70

371

118

460–461

2.09

6.45

21.74

0.90

6.60

0.94

0.139

5.68

0.035

150

94

116

68

347

158

 

В содержании элементов по длине колонки наблюдается вариабельность, которая для большинства элементов (Al, Si, Mg, K, P, Mn, V, Ba, Sr, Cr) не превышает трех раз, для Fe, Ti, Zn и Rb — пяти раз. Содержание Са варьирует в пределах двадцати раз, что соответствует аналогичной сильной изменчивости в осадках содержания карбоната кальция на протяжении исследованных МИС, как показано выше. Расчет терригенной матрицы (на основании отношения Са/Al в литосфере) показывает, что основная доля кальция сосредоточена не в терригенном, а в карбонатном материале. На протяжении всей колонки отмечаются синхронные вариации Са и Sr (R 2 = 0.79), являющихся основными компонентами биогенных карбонатных осадков. Выделяются 3 пика высоких содержаний Са и Sr — на гор. 0–10 см (голоцен), 90–100 см (МИС 3) и 350–360 см (МИС 5 е), т. е. в периоды гидробиологического оптимума (потепление и повышение биопродуктивности вод). Из таблицы также видно, что вариации содержания Са, который в данном случае служит индикатором биогенного карбонатонакопления, находятся в противофазе с содержаниями Al, Fe, Si, V, Cr, Zn, Zr и Ti, что вполне закономерно.

По длине колонки наблюдается ритмичное синхронное чередование высоких и низких концентраций терригенных элементов Al и Si (с коэффициентом корреляции R2 = 0.96), а также некоторых тяжелых металлов — Ti, Cr, Zr (рис. 2).

Для характеристики относительной крупности частиц в донных осадках обычно используются индикаторы размерности частиц — Si/Al, Ti/Al и Zr/Al, исходя из следующего факта. Основными минеральными носителями Si, Ti, Cr и Zr служат кварц (SiO2), рутил (TiO2), хромит (FeCr2O4) и циркон (ZrSiO4), которые обладают более высоким (по сравнению с алюмосиликатами) показателем твердости (от 6 до ≥7 по шкале Мооса) и, соответственно, большей устойчивостью при выветривании. Это приводит к нахождению кварца, рутила, хромита и циркона в более крупных гранулометрических фракциях ─ алевритовой и мелко-песчанистой, а кроме того, позволяет использовать Siвал, Ti, Cr и Zr, а также отношения Si/Al, Ti/Al и Zr/Al в качестве индикаторов терригенного привноса. Распределение концентрации терригенных зерен ледового разноса (IRD) и содержания элементов-индикаторов терригенного привноса (Si, Al, Ti, Cr, Zr) носит сходный характер (рис. 2). Это свидетельствует об их общем поступлении в осадки дрифта в результате ледового/айсбергового разноса, а также с придонными течениями, в составе алевритовой и мелко-песчанистой фракций терригенного материала, причем интенсивность ледового разноса закономерно усиливалась в периоды похолоданий.

Выполненный анализ парных корреляций (программа Statistica 7) между химическими элементами показал следующее. Исходя из наиболее значимых коэффициентов корреляции, выделено три ассоциации элементов в осадках дрифта Снорри в связи с предполагаемыми минеральными носителями: 1) обломочные минералы и алюмосиликаты: Si, Al, Fe, Ti, Cr, Zr, Zn, V: Si-Al (R 2 = 0.88); Si-Ti (R 2 = 0.64); 2) глинистые минералы: Al-K (R 2 = 0.86); Rb-K (R 2 = 0.92); Mg-Fe (R 2 = 0.65); 3) карбонаты: Ca-Sr (R 2 = 0.94). Выявлена значимая отрицательная корреляция между кальцием и алюминием (Ca-Al, R 2 = -0.89), что подтверждает преимущественное вхождение кальция не в терригенный, а в карбонатный материал. Изменение содержания Mn слабо связано с обломочными, глинистыми и карбонатными минералами, главным контролирующим процессом его накопления в осадках, по-видимому, является формирование Fe-Mn оксигидроксидов (R 2Fe-Mn = 0.52).

Показательно сравнение отношения Si/Al, характеризующего терригенный привнос с течениями более грубых частиц в периоды ледниковья, и отношения Sr/Ca, которое также относится к климатическим индикаторам: ледниковые периоды характеризуются пониженными значениями Sr/Ca, a межледниковья (стадии МИС 1, 3, 5е) — повышенными Sr/Ca, а также Rb/Sr [23]. Существует несколько причин колебания значения Sr/Ca в валовом донном осадке. Уменьшение показателя Sr/Ca может обусловливаться перекристаллизацией арагонита (относительно обогащенного стронцием), приносимого с шельфа во время оледенения и опускания уровня моря, а также в связи с изменением видового состава фитопланктонных кокколитофорид и зоопланктонных фораминифер, по-разному накапливающих Sr [10]. В осадках дрифта Снорри повышение отношения Si/Al (рис. 2) говорит о возрастании доли более грубых частиц осадка при усилении ледового разноса терригенного материала во время оледенений (стадии МИС 2, 4, 6).

Как видно из рис. 2, показатель Sr/Ca варьирует асинхронно c Si/Al. По нашим предварительным данным, вариации отношения Sr/Ca в донных осадках дрифта Снорри соответствуют морским изотопным стадиям МИС 1–6, выделенным по изотопно-кислородному анализу.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Для осадочной колонки АИ-3378, отобранной на западном склоне контуритового дрифта Снорри, впервые выявлены некоторые особенности хемостратиграфии на протяжении МИС 1–6 (около 190 тыс. кал. лет). Многоэлементные геохимические данные выявили ритмичность и асинхронность в накоплении терригенного и биогенного осадочного материала, поступавшего в район исследования в результате ледового и айсбергового разноса, а также приносимого придонными течениями. Интенсивность и направление придонных течений, по-видимому, резко изменялись при смене периодов потепления и похолодания на протяжении шести морских изотопных стадий. Отмечена синхронность вариации в осадках терригенных показателей: содержания зерен ледового разноса (IRD), породообразующих элементов (Si, Al, Fe) и тяжелых элементов-примесей (Ti, Cr и Zr). Содержание СaCO3 изменяется в противофазе с этими терригенными показателями. Асинхронное чередование высоких и низких концентраций терригенных элементов Al, Fe, Si, с одной стороны, и преимущественно биогенного Ca, c другой, является результатом изменений в составе осадочного материала, поступающего в район исследования в результате ледового и айсбергового разноса, а также привноса придонными течениями в чередующиеся стадии потепления и похолодания.

Повышение показателя Si/Al характеризует возрастание относительной крупности частиц осадка при усилении активности ледового разноса терригенного материала во время оледенений (стадии МИС 2, 4, 6). Асинхронно c отношением Si/Al изменяется показатель Sr/Ca, что соответствует ранее установленному [23] уменьшению Sr/Ca в ледниковье и повышению в межледниковье.

Благодарности. Авторы благодарят к. г.-м. н. Л. Д. Баширову за полезные советы, предоставленные данные по IRD и подготовку фораминифер для изотопно-кислородного анализа.

Источник финансирования. Экспедиция проведена при финансовой поддержке гранта РНФ № 14-50-00095 по направлению “Взаимодействие геосфер и минеральные ресурсы Мирового океана” (руководитель академик А. П. Лисицын). Обработка материала частично проведена в рамках Государственного задания, тема № 0149-2019-0007.

L. L. Demina

Shirshov Institute of Oceanology, Russian Academy of Sciences

Author for correspondence.
Email: l_demina@mail.ru

Russian Federation, Moscow

Ye. A. Novichkova

Shirshov Institute of Oceanology, Russian Academy of Sciences

Email: l_demina@mail.ru

Russian Federation, Moscow

N. V. Kozina

Shirshov Institute of Oceanology, Russian Academy of Sciences

Email: l_demina@mail.ru

Russian Federation, Moscow

  1. Бараш М. С. Четвертичная палеоокеанология Атлантического океана. М.: Наука, 1988. 272 с.
  2. Безруков П. Л., Лисицын А. П. Классификация осадков современных морских водоемов // Геологические исследования в Дальневосточных морях. Тр. Ин-та океанологии. Т. XXXII. М.: АН СССР, 1960. С. 3–14.
  3. Горбаренко С. А., Деркачев А. Н., Астахов А. С. Литостратиграфия и тефрохронология верхнечетвертичных осадков Охотского моря // Тихоокеан. геология. 2000. Т. 19. № 2. С. 58–72.
  4. Иванова Е. В. Глобальная термохалинная палеоциркуляция. М.: Научный мир, 2006. 320 с.
  5. Лаппо С. С. К вопросу о причинах адвекции тепла на север через экватор в Атлантическом океане // Исследования процессов взаимодействия океана и атмосферы. М.: Моск. отд. Гидрометеоиздата, 1984. С. 125–129.
  6. Лисицын А. П. Современные представления об осадкообразовании в океанах и морях. Океан как природный самописец взаимодействия геосфер Земли // Мировой океан. Т. II. Физика, химия и биология океана. Осадкообразование в океане и взаимодействие геосфер Земли / Под общ. ред. чл.-корр. РАН Лобковского Л. И. и академика Нигматулина Р. И. М.: Научный мир, 2014. C. 331–571.
  7. Новичкова Е. А., Баширова Л. Д., Демина Л. Л., Козина Н. В. Первые данные по литолого-геохимическим особенностям осадконакопления на западном склоне хребта Рейкьянес (Северная Атлантика) в течение последних 190 тыс. лет // Материалы Международной конференции (Школы) по морской геологии. М.: ИО РАН, 2017. Т. 1. С. 179–183.
  8. Сивков В. О., Дорохова Е. В., Баширова Л. Д. Контурные течения Северной Атлантики в последнем ледниковом цикле // Океанология. 2015. Т. 55. № 6. С. 994–1000.
  9. Broecker W. S. The Great Ocean Conveyor // Oceanography. 1991. V. 4. P. 79–89.
  10. Elderfield H., Ganssen G. Past temperatures and δ18O of surface ocean watersinferred from foraminiferal Mg/Ca ratios // Nature. 2000. V. 405 / P. 442–445.
  11. Faugères J.-C., Stow D. A. V., Imbert P., Viana A. R. Seismic features diagnostic of contourite drifts // Mar. Geol. 1999. V. 162. Р. 1–38.
  12. Gordon A. H. Interocean exchange of thermocline water // J. Geophys. Res. 1986. V. 101. P. 12.217–12.237.
  13. Heezen, B. C., Hollister, C. D., Ruddiman, W. F. Shaping of the continental rise by deep geostrophic contour currents // Science. 1966. V. 152. P. 502–508.
  14. Ivanova E. V., Murdmaa I. O., Duplessy J-C., Paterne M. Late Weichselian to Holocene paleoenvironments in the Barents Sea // Global and Planetary Change. 2002. 34. P. 209–218.
  15. Koç N., Jansen E., Haflidason H. Paleoceanographic reconstructions of surface ocean conditions in the Greenland, Iceland and Norwegian Seas through the last 14 ka based on diatoms // Quaternary Science Reviews. 1993. V. 12. P. 115–140.
  16. Lubinski D. J., Polyak L., Forman S. L. Freshwater and Atlantic water inflow to the deep northern Barents and Kara Seas since ca 13 14C ka: foraminifera and stable isotopes // Quaternary Science Reviews. 2001. № 20. Р. 1851–1879.
  17. McManus J. F., Oppo D. W., Keigwin L. D. et al. Thermohaline circulation and prolonged interglacial warmth in the North Atlantic // Quat. Res. 2002. V. 58 (1). P. 17–21.
  18. Munsell soil-color charts with genuine Muncell® color chips 2009 year revised 2012.
  19. Proxies in Late Cenozoic Paleoceanography. V. 1. 2007. Ed. by Claude Hillaire–Marcel, Anne De Vernal. 843 р.
  20. Rebesco M., Stow D. Seismic expression of contourites and related deposits: a preface. In: M. Rebesco, D. A. V. Stow (Eds.), Seismic Expression of contourites and Related Deposits // Marine Geophys. Res. 2001. V. 22. P. 303–308.
  21. Rebesco M., Hernández Molina J., Van Rooi D., Wåhlin A. Contourites and associated sediments controlled by deep-water circulation processes: state-of-the-art and future сonsiderations // Marine Geology. 2014. V. 352. P. 111–154.
  22. Thran A. C., Dutkiewicza A., Spencer P. R., Müllera D. Controls on the global distribution of contourite drifts: Insights from an eddy-resolving ocean model. Earth and Planet // Sci. Lett. 2018. V. 489. P. 228–240.
  23. Wien K., Kolling M., Schulz H. Сlose correlation between Sr/Ca ratios in bulk sediments from the Southern Cape basin SPECMAP record // Geo-Mar. Lett. 2005. V. 25. P. 265–271.
  24. Wright A. K., Flower B. P. Surface and deep ocean circulation in the subpolar North Atlantic during the mid-Pleistocene revolution // Paleoceanography. 2002. V. 17 (4). 1068. P. 1–16.

Supplementary files

Supplementary Files Action
1. Fig. 1. The layout of the station AI-3378 (59 ° 29.977 N, 32 ° 50.533 W. D, depth 2192 m) and the main surface and deep currents [22]. SAT - North Atlantic Current; СЗГВ - northwest deep waters; AHHI - northeastern deep waters. An AHHW flow forms the Scottish bottom contour current. The shading shows the position of Snorri’s contour drift. View (1MB) Indexing metadata
2. Fig. 2. Lithological composition, ice spacing indicator (IRD), oxygen isotope curve, distribution of terrigenous (Si, Al, Ti, Cr, Zr) and biogenic (Corg, CaCO3, SiO2amorph) components, as well as asynchronous variations of terrigenous geochemical indicators ( Si / Al) and biogenic (Sr / Ca) material in the column of bottom sediments of contourite drift Snorri (Art. AI-3378). View (1MB) Indexing metadata

Views

Abstract - 50

PDF (Russian) - 32

Cited-By


PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2019 Russian academy of sciences