Russian agricultural development: import substitution

Cover Page

Abstract


This article describes trends in Russian agricultural development, results of import substitution in the economy’s agricultural sector, and food security. The authors analyzed consumption levels of the main agricultural products and food, depending on the population’s level of income. The study associates the problem of import substitution with provision of domestic material and technical resources. The authors noted that the duration of the import substitution process for different agricultural products depends on the effectiveness of agriculture’s organizational and economic mechanisms. Growth opportunities are limited in the economy’s agricultural sector due to replacement of imports’ market share. Developing import substitution will create conditions for increasing exports of agricultural products and food and for transitioning from import dependence to development of export potential.


Маслова В.В.

 

Чекалин В.С.

 

Авдеев М.В.

Развитие сельского хозяйства всё больше зависит от интеграции в мировую экономику. Международная торговля, в том числе продовольствием, – связующее звено экономик стран, точка их политического и экономического сближения. Россия стала членом ВТО, развивается интеграция в рамках ЕАЭС. Вместе с тем глобализация, повышение роли транснациональных компаний, агрессивно распространяющих своё влияние на производство и торговлю, усиливают процессы монополизации рынков. Международная торговля подвергается испытаниям экономическим протекционизмом и санкционным противостоянием в политических целях.

Особое место в международной торговле отводится обороту продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья, поскольку достаточная внутренняя обеспеченность отечественным продовольствием и способность реализовать его излишки на внешних рынках характеризуют не только уровень продовольственной независимости страны, но и качественную структуру внешней торговли. Международная торговля продовольствием не всегда отражает эффективное разделение труда, а её плоды распределяются по миру далеко не равномерно. Число голодающих растёт и в 2017 г. достигло 821 млн человек. В этих условиях продовольственная составляющая становится одним из важных рычагов политического и экономического давления в международных отношениях и обусловливает необходимость развития импортозамещения в целях обеспечения продовольственной независимости, сообразуясь с принципами конкурентоспособности продукции. По мере развития импортозамещения создаются условия для наращивания экспорта сельхозпродукции.

Согласно майскому указу Президента РФ "О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года" [1], предусматривается обеспечение темпов роста российской экономики выше мировых посредством повышения её конкурентоспособности, создания в базовых отраслях экономики, в том числе в АПК, высокопроизводительного экспортно ориентированного сектора с ростом экспорта продукции к 2024 г. до 45 млрд долл. в год, что почти в 2 раза больше, чем в 2018 г. Для достижения поставленных целей требуется решение комплекса задач, связанных с развитием высокотехнологичного производства агропродовольственной продукции, ростом её экспорта, особенно продукции с высокой добавленной стоимостью, повышением качества и конкурентоспособности.

В настоящее время агропромышленный комплекс России находится на подъёме. Однако после увеличения объёма производства продукции сельского хозяйства в 2013–2017 гг. на 20,6 % в 2018 г. произошло его снижение – индекс производства продукции составил 99,4. Валовой сбор зерна в Российской Федерации в 2018 г. – 113,2 млн т, что на 16 % меньше, чем в предыдущем году. Также по сравнению с предыдущим годом сократился валовой сбор основных технических культур – сахарной свёклы (на 19 %) и льноволокна (на 5 %), что было обусловлено снижением их урожайности. При этом в 2018 г. увеличился валовой сбор семян подсолнечника (на 22 %) и картофеля (на 3 %), а сбор овощей сохранился примерно на уровне предыдущего года.

В 2018 г. в хозяйствах всех категорий увеличилось производство основных продуктов животноводства. Производство скота и птицы на убой (в живом весе) составило 14,9 млн т, что на 2,5 % больше уровня 2017 г., молока – 30,6 млн т (на 1,5 %). Производство яиц сопоставимо с уровнем предыдущего года – 44,9 млрд шт. Выросло поголовье свиней – до 23,7 млн голов, или на 2,8 %. Однако сократилось поголовье птицы (до 543 млн, или на 2,3 %), продолжилось сокращение поголовья крупного рогатого скота (до 18,1 млн, или на 0,8 %), но поголовье коров осталось почти на уровне 2017 г. (7,9 млн).

Экспорт продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья в 2018 г. достиг 24,9 млрд долл., что на 20,3 % больше, чем в 2017 г. Ввоз импортных продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья – 29,6 млрд долл., что на 3,1 % больше, чем в предыдущем году. Таким образом, отрицательное внешнеторговое сальдо по этой группе товаров сократилось за счёт наращивания объёмов экспортных поставок. Доля импорта продовольствия в товарных ресурсах розничной торговли в четвёртом квартале 2018 г. составила 25 %.

Удалось достичь параметров, установленных Доктриной продовольственной безопасности Российской Федерации (далее – доктрина), по большинству видов сельскохозяйственной продукции и продовольствия, за исключением молока и молокопродуктов (рис. 1) [3]. Достаточно благополучная ситуация с продовольственным обеспечением населения России в целом не позволяет считать проблему решённой по двум причинам: во-первых, в силу недопустимо высокой дифференциации потребления основных видов сельскохозяйственной продукции и продовольствия по децильным (10 %-ным) группам населения в зависимости от уровня их доходов; во-вторых, из-за неоправданно высокой доли импорта ряда базовых материально-технических ресурсов, необходимых для производства сельскохозяйственной продукции и продовольствия.

 

Рис. 1. Удельный вес отечественного производства в общем объёме ресурсов (с учётом структуры переходящих запасов) в 2018 г., % Источник: Министерство сельского хозяйства РФ [2, 3].

 

Рассматривая первую причину, следует учитывать, что крайне высокая дифференциация населения по уровню доходов в России, а также недостаточные объёмы производства отдельных видов сельскохозяйственной продукции приводят к тому, что значительная часть граждан не в состоянии обеспечить себе потребление пищевых продуктов в соответствии с установленными нормами здорового питания. Если потребление хлеба и хлебных продуктов на одного человека по децильным группам (по данным за 2017 г.) колеблется несущественно –от 92 до 101 кг (на 10 %), картофеля – на 17 %, масла растительного – на 33 %, то по остальным продуктам разница более значительна: сахар – в 1,4 раза, овощи и бахчевые – в 1,9, фрукты– в 2,6, мясо и мясные продукты – в 2, молоко и молочные продукты – в 1,9, яйца – в 1,6, рыба и рыбные продукты – в 1,9 раза. При этом ниже рациональных норм потребляются мясо и мясопродукты (20 % населения); молоко и молокопродукты (80 %); фрукты, ягоды, овощи и бахчевые культуры (90–100 %). Последние из перечисленных продуктовых групп было бы целесообразно включить в доктрину при её актуализации. Особенно чётко проявилась зависимость потребления основных пищевых продуктов от доходов в первой децильной группе населения, а это почти 15 млн человек. Таким образом, сформировалась чёткая зависимость между уровнем доходов по группам населения и объёмом потребления необходимых продуктов питания. Следует учитывать, что основная часть занятых в сельском хозяйстве относится к группам с низкими доходами, а в целом оплата их труда занимает одно из последних мест среди всех отраслей и практически в 2 раза меньше, чем в среднем по экономике.

Вторая проблема импортозамещения продовольствия связана с обеспечением АПК отечественными материально-техническими ресурсами. Несмотря на все усилия, импортная зависимость от семенного материала остаётся достаточно высокой. В 2018 г., по данным Федеральной таможенной службы, в Россию было ввезено семян на сумму почти 637 млн долл., около 46 % пришлось на семена подсолнечника, 24 % – на семена кукурузы, 15 % – на семена сахарной свёклы, 13 % – на семена овощных культур [4]. Общий объём импорта чистопородных племенных сельскохозяйственных животных в 2018 г. оценивался в 208 млн долл., доля крупного рогатого скота –78 % (164 млн долл.). На импорт племенных свиней пришлось 6 % (13,2 млн долл.), домашней птицы – 12 % (24,8 млн долл.). Несмотря на это, в свиноводстве и птицеводстве до сих пор сохраняется высокая зависимость от импортных племенных животных (на уровне 80 % – от импортных кроссов исходных и прародительских форм). В 2018 г. объём импорта племенного материала для птицеводства (инкубационные яйца) составил 218 млн долл., а для скотоводства (бычья сперма) – 13,5 млн долл. В целях обеспечения импортозамещения семян и племенной продукции в Государственной программе развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013–2020 годы (далее – Госпрограмма) предусматриваются создание новых и модернизация существующих селекционно-семеноводческих и селекционно-генетических центров [5]. Большими резервами в сфере наращивания доли отечественной продукции на внутреннем рынке мы располагаем по комбикормам (в частности, стоимостный объём импорта премиксов в 2018 г. достиг 431 млн долл.) и по ветеринарным вакцинам (199 млн долл.).

Высокая импортозависимость сложилась по химическим средствам защиты растений. При производстве 67,6 тыс. т в год в 2018 г. Россия по импорту закупила 63 тыс. т [6]. В нашей стране отечественными препаратами обрабатываются всего около 55 % посевов зерновых и сахарной свёклы, 35 % посевов кукурузы и подсолнечника. Мощности производства химических средств защиты растений загружены лишь на 50–55 %, что может стать потенциалом для наращивания импортозамещения данного вида продукции.

Кроме вышеперечисленного Россия импортирует значительное количество оборудования для агропромышленного производства. Так, объём импорта машин для уборки сельскохозяйственных культур в 2018 г. достиг 531 млн долл. (большая часть из них – косилки). Доля импортной техники в 2017 г.: тракторы – 69 %, зерноуборочные комбайны – 23 %, кормоуборочные комбайны – 22 %, машины и оборудование для животноводства – около 90 %. Значительную долю в импортных поставках занимает оборудование для производства молока: в 2018 г. импорт составил 82 млн долл. Импорт оборудования для птицеводства был равен 52 млн долл. (основные поставщики – Нидерланды и Китай). Наибольший объём импортных поставок в 2018 г. пришёлся на оборудование для промышленного приготовления или производства пищевых продуктов и напитков – 689 млн долл. [4]. По оценкам экспертов, 90 % оборудования в пищевой промышленности завозится по импорту [7].

С целью формирования условий для развития научно-технической деятельности и получения результатов, необходимых для создания технологий, продукции, товаров и оказания услуг, обеспечивающих независимость и конкурентоспособность отечественного агропромышленного комплекса, постановлением Правительства РФ № 996 от 25.08.2017 г. была утверждена Федеральная научно-техническая программа развития сельского хозяйства на 2017–2025 годы [8]. Эффективность её реализации будет зависеть от применяемых механизмов и ресурсного обеспечения.

Процесс импортозамещения – лишь один из этапов развития АПК. Результаты проведённого исследования показали, что продолжительность этого процесса различна по отдельным видам сельскохозяйственной продукции и зависит от целого ряда экономических и технологических факторов [9]. Если по таким видам продукции, как зерно, растительные масла и сахар, Россия уже стала уверенным экспортёром, а по мясу свиней и птицы задача импортозамещения практически решена и будет происходить наращивание его экспорта, то по овощам, плодам, мясу крупного рогатого скота и молочной продукции импортозамещение потребует ещё длительного времени. Скорость процесса в значительной мере будет зависеть от эффективности организационно-экономического механизма, действующего в АПК.

Главным элементом экономического механизма выступают цены. Соотношение цен между различными сферами АПК играет важнейшую роль в обеспечении стабильной деятельности сельскохозяйственных производителей. При этом волатильность рынка и неравномерный рост цен между сферами АПК снижают доходность и уменьшают инвестиционную активность в отрасли. В последние годы в сельском хозяйстве наблюдается существенная волатильность цен производителей: они то стремительно растут, как в 2015 г., то снижаются, как в 2017 и 2018 гг. (рис. 2). Соответственно, меняются и ценовые соотношения между I сферой АПК, то есть отраслями промышленности, обеспечивающими АПК средствами производства, и II сферой АПК – сельским хозяйством. В 2017 г. ухудшились ценовые соотношения, сложился диспаритет в пользу I сферы. В 2018 г. ситуация ещё больше усугубилась: рост цен производителей промышленных товаров по отношению к предыдущему году составил 11,9 % (что было во многом обусловлено существенным ростом цен на бензин и дизельное топливо), а цены на сельскохозяйственную продукцию, наоборот, снизились на 0,8 %.

Анализ динамики цен с 2013 по 2018 г. показал, что произошло увеличение цен: производителей сельскохозяйственной продукции – на 33,5 %, производителей промышленной продукции – на 56,3 %, производителей пищевой промышленности – на 43,7 %, потребительских цен на продовольственные товары – на 54,7 %. Таким образом, за это время рост цен производителей в сельском хозяйстве был существенно меньше, чем в других отраслях экономики. Максимальные ценовые диспропорции сформировались между ценами сельскохозяйственных товаропроизводителей и потребительскими ценами на продовольственные товары. Ещё одним негативным моментом стало то, что в структуре розничных цен на значительное количество продовольственных товаров доля сельскохозяйственных товаропроизводителей составляет менее 40 %, а доля сферы обращения постоянно увеличивается.

Государство практически отстранилось от ценового регулирования торговой деятельности продовольственными товарами. По существу, действует только положение "О праве устанавливать предельно допустимые розничные цены на социально значимые продовольственные товары первой необходимости" [11] в случае роста розничных цен на них более 30 % в течение месяца, которое торговые сети научились грамотно обходить. По многим продуктам питания более трети розничных цен формируется в сфере обращения, поэтому именно на эту сферу государству целесообразно обратить особое внимание. Во многих странах применяются различные механизмы. В России необходимо начинать с контроля за структурой розничных цен на широкий круг продовольственных товаров применительно к основным федеральным и региональным продуктовым ритейлерам, которые охватывают около 80 % рынка.

Повышению доходности и инвестиционной активности сельскохозяйственных товаропроизводителей также может способствовать ограничение роста цен на материальные ресурсы, используемые в отрасли, хотя бы на тех рынках, где осуществляется значительное государственное регулирование ценовой и тарифной политики или доминируют государственные компании. Упомянем, например, тарифы на электроэнергию, которые для сельскохозяйственных товаропроизводителей в 3 раза выше, чем для предприятий промышленности.

 

Рис. 2. Динамика индексов цен в России в 2013–2018 гг., в % к предыдущему году Источник: Федеральная служба государственной статистики РФ [10].

 

Таким образом, проблема совершенствования ценовых отношений как между I и II сферами АПК, так и между сельским хозяйством, пищевой промышленностью и торговлей остаётся крайне актуальной. В перспективе увеличение доли сельскохозяйственных производителей в конечной цене продовольствия будет возможно с развитием сельскохозяйственной потребительской кооперации, внедрением электронного сельского хозяйства, цифровизации, начиная с широкого применения информационно-коммуникационных процессов, электронных торгов, онлайн-площадок и заканчивая рынком Интернета вещей (IoTAg).

В целях стабилизации ситуации на агропродовольственном рынке необходим устойчивый спрос на производимую сельскохозяйственную продукцию, достигаемый путём повышения платёжеспособного спроса. Однако в 2013–2018 гг. доходы населения снизились примерно на 10 %, в итоге оборот розничной торговли, несмотря на наблюдаемый в последние годы рост, сократился на 11 % (рис. 3).

В целом для выравнивания ценовых диспропорций в АПК необходима разработка системы мер по стабилизации ценовых колебаний на агропродовольственном рынке страны, включающей [12]:

  • установление экономически обоснованных цен и тарифов на горючее, смазочные материалы и электроэнергию;
  • формирование прогнозных балансов по сельскохозяйственному сырью и продовольствию;
  • развитие экспорта и экспортной инфраструктуры в целях снятия излишков сырья и продовольствия с внутреннего рынка;
  • внедрение комплексной системы страхования, позволяющей защитить сельхозтоваропроизводителей в случае изменения цен или доходов;
  • введение системы постоянного мониторинга цен и информирования всех участников продовольственной цепочки "от поля до прилавка";
  • совершенствование торговли продовольственными товарами, ограничение торговых надбавок и снижение количества посредников;
  • повышение покупательной способности населения.

 

Рис. 3. Динамика индексов реальных располагаемых денежных доходов и оборота розничной торговли продовольственными товарами, % к предыдущему году Источник: Федеральная служба государственной статистики РФ [10].

 

Рис. 4. Финансирование Госпрограммы за счёт средств федерального бюджета, млрд руб. Источник: Министерство сельского хозяйства РФ, расчёты авторов [2].

 

Существенным фактором устойчивого роста аграрного сектора является государственная поддержка отрасли. В настоящее время в Российской Федерации доля расходов на сельское хозяйство и рыболовство в общих расходах консолидированного бюджета составляет всего около 1,1 %. Для сравнения: в государствах – членах Евразийского экономического союза этот показатель выше (в Белоруссии доля расходов на сельское хозяйство – 5,6 %, в Казахстане – 3,8 %). Государственная поддержка отрасли в России определяется Госпрограммой [5]. Объём доведённых ассигнований федерального бюджета по Госпрограмме в 2015 г. составил 222 млрд руб., в 2016 г. – 218 млрд руб., в 2017 г. – 234 млрд руб., в 2018 г. – 250 млрд руб. Господдержка сельского хозяйства в натуральных ценах растёт, но если проанализировать объёмы финансирования Госпрограммы с начала её реализации (то есть с 2013 г.) в сопоставимых ценах, то получится, что за 6 лет финансирование не только не увеличилось, а наоборот, сократилось почти на 30 % (рис. 4).

С точки зрения территориального распределения субсидий, около 60 % всего объёма господдержки выплачивается сельхозтоваропроизводителям Центрального и Приволжского федеральных округов. Практически ежегодно в Госпрограмму вносятся изменения и уточнения, корректируются направления, формы и механизмы поддержки. Кроме периодических корректировок ещё одним негативным фактором стала ежегодная неопределённость с финансированием программы, когда в условиях изначального недофинансирования приходится прибегать к выделению дополнительных средств, что существенно снижает эффективность программно-целевого подхода к управлению отраслью. Помимо необходимости увеличения объёмов господдержки, речь должна идти и о совершенствовании механизмов её доведения до товаропроизводителей. Важно упростить доступ сельхозтоваропроизводителей к субсидиям путём устранения излишних бюрократических барьеров. Следовало бы унифицировать правила и установить исчерпывающий перечень требований для получения федеральных субсидий в регионах. Механизмы оказания государственной поддержки АПК должны быть прозрачными и предсказуемыми [13].

Развитие отечественного аграрного сектора характеризуется разнонаправленными тенденциями. По отдельным подотраслям сельского хозяйства и товаропроизводителям наблюдаются примеры динамичного развития, растущей производительности труда и рентабельности производства, по другим – депрессивное состояние и глубокий спад. Эти характеристики в полной мере отражают биполярное состояние отечественного сельского хозяйства. К сожалению, в настоящее время такая серьёзная дифференциация товаропроизводителей и подотраслей не учитывается при разработке механизмов господдержки отрасли.

Более 50 % всех субсидий из консолидированного бюджета, направляемых в АПК, приходится на господдержку кредитования. Поставленные Правительством РФ задачи по наращиванию импортозамещения в АПК и развитию экспорта агропродовольственной продукции формируют в отрасли существенную потребность в заёмных ресурсах – как инвестиционных, так и краткосрочных, для обеспечения текущей деятельности товаропроизводителей [14]. За последние пять лет, несмотря на активную работу Минсельхоза России по стимулированию инвестиционных процессов, прирост инвестиций в отрасли составил всего 3,2 %. Этого явно недостаточно для решения задач, стоящих перед отечественным сельским хозяйством (рис. 5).

В 2018 г. совокупный объём привлечённых в отрасль кредитных ресурсов достиг 1,7 трлн руб. В отрасли действует несколько механизмов государственной поддержки кредитования:

  • с 2015 г. – механизм возмещения сельскохозяйственным товаропроизводителям части прямых понесённых затрат;
  • с 2017 г. – новый льготный механизм кредитования с конечной ставкой для заёмщика не более 5 % годовых;
  • для ранее выданных кредитов продолжает действовать механизм субсидирования части процентной ставки по кредитам.

Несмотря на принимаемые Правительством РФ меры по совершенствованию механизмов кредитования АПК, в этой области назрели существенные проблемы. Одна из главных –серьёзный дисбаланс в территориальном размещении и концентрации заёмных ресурсов. По итогам последних нескольких лет около 70 % поддержанных государством инвестиций в отрасль было сосредоточено в Центральном и Приволжском федеральных округах, причём подавляющая часть средств аккумулируется всего у нескольких производителей. В настоящее время Минсельхоз России внедрил механизмы, препятствующие концентрации кредитных ресурсов у ограниченного круга товаропроизводителей [15].

* * *

Текущая инвестиционная деятельность сельскохозяйственных товаропроизводителей в значительной степени зависит от возможности привлечения заёмных средств по адекватным процентным ставкам. Оказываемая государством поддержка кредитования существенно ограничена выделяемыми на эти цели бюджетными ресурсами, что не позволяет субсидировать все кредиты на развитие АПК. В результате стоимость кредитных ресурсов в целом по отрасли остаётся высокой. Если мы говорим о повышении конкурентоспособности отечественной продукции, необходимо учитывать тот факт, что заёмные ресурсы в развитых странах привлекаются производителями под более низкие проценты. Таким образом, стоимость заёмных ресурсов в России не способствует повышению конкурентоспособности отечественной продукции.

 

Рис. 5. Динамика роста/снижения инвестиций в основной капитал в целом по экономике и в сельском хозяйстве в 2014–2018 гг., % Источник: Федеральная служба государственной статистики РФ [10].

 

Другой значимый фактор конкурентоспособности – уровень цен на агропродовольственную продукцию в сравнении с зарубежными конкурентами. Одним из подходов к определению уровня ценовой конкурентоспособности товаров на мировом рынке выступает проведение сравнительного анализа средних цен на отечественную агропродовольственную продукцию со средними ценами в странах, лидирующих по объёмам её экспорта в мире. В нашем исследовании представлена сравнительная оценка средних экспортных цен, поскольку конечной точкой формирования цены товара внутри страны является его доставка до таможенной границы, где и складывается экспортная цена, учитывающая не только затраты и прибыль хозяйствующих субъектов, но и логистические издержки.

Россия – один из ведущих экспортёров пшеницы (1-е место по объёму экспорта в натуральном выражении) и семян подсолнечника (11-е место), средняя экспортная цена на данную продукцию в 2018 г. была одной из самых низких среди конкурентов – 192 и 572 долл. за 1 т соответственно. Ниже были лишь цены на пшеницу на Украине и на семена подсолнечника в Молдавии и Румынии (табл.). В то же время по продукции промышленной переработки пшеницы (мука и макароны) Российская Федерация не входит в число лидеров по экспорту (12-е место по обоим продуктам), однако экспортные цены вполне конкурентоспособны и уступают лишь нескольким странам: по макаронным изделиям – Турции, по муке пшеничной –Казахстану и Пакистану. По подсолнечному маслу российские средние экспортные цены, наряду с Украиной, были самыми низкими среди мировых экспортёров.

 

Средние экспортные цены на агропродовольственную продукцию в России и в странах-лидерах по экспорту в мире в 2013 и 2018 гг., долл. за 1 т

Код ТН ВЭД

Продукция

Россия

Страны-лидеры по объёмам экспорта продукции в мире, Toп-5 в 2018 г.

2013

2018

1001

Пшеница

252

192

Россия

Канада

США

Франция

Украина

192

250

243

218

183

1101

Мука пшеничная

492

270

Турция

Казахстан

Германия

Аргентина

Пакистан

304

195

383

322

242

1902

Макаронные изделия

1416

868

Италия

Турция

Китай

Таиланд

Бельгия

1373

458

1676

2576

1860

1206

Семена под-солнечника

426

572

Румыния

Болгария

Франция

Молдавия

Китай

449

584

818

378

1230

1512

Масло под-солнечное и др.

1085

762

Украина

Россия

Аргентина

Голландия

Венгрия

737

762

802

896

880

1701

Сахар

971

472

Бразилия

Таиланд

Франция

Индия

Германия

306

330

426

361

449

0203

Свинина

3703

2024

США

Германия

Испания

Дания

Канада

2534

2466

2618

2327

2523

0207

Мясо домашней птицы

1166

1037

Бразилия

США

Голландия

Польша

Гонконг

1545

1029

1874

2123

1667

0401

Молоко и сливки

1129

727

Германия

Франция

Голландия

Чехия

Великобритания

669

765

1080

454

522

Источник: составлено и рассчитано авторами по данным UN Comtrade [4, 16].

 

Объёмы российских поставок продукции животноводства на мировой рынок находятся на достаточно низком уровне и значительно уступают мировым лидерам: по свинине в 2018 г. Россия заняла 21-е место, по мясу птицы – 17-е, по молоку и сливкам – 30-е. При этом средние экспортные цены конкурентоспособны по сравнению с зарубежными аналогами. Например, по мясу птицы цены в России находились на сопоставимом уровне с США (1037 долл. за 1 т), по свинине российские экспортные цены сформировались на минимальном уровне среди основных экспортёров.

Проведённый анализ свидетельствует о том, что многие виды отечественной агропродовольственной продукции конкурентоспособны на мировом рынке. Однако основным фактором её роста стала девальвация национальной валюты, приведшая к снижению экспортных цен. Представляется, что для реализации поставленных перед отраслью задач потребуется поиск новых качественных факторов роста и иных резервов для снижения стоимости экспортируемой продукции. К таковым относятся снижение себестоимости производимой продукции, обеспечение роста производительности и ускорение технико-технологического обновления отрасли, снижение и оптимизация логистических затрат. При увеличении объёмов производства агропродовольственной продукции необходимо обеспечить стабильность внутреннего спроса, которая зависит от динамики цен на внутреннем рынке и уровня доходов населения. Предстоит более интенсивное развитие и диверсификация экспорта сельскохозяйственной продукции, продовольствия и продуктов глубокой переработки сельскохозяйственного сырья, что потребует комплексной государственной политики.

Отечественное сельскохозяйственное производство продолжает развиваться темпами выше, чем в среднем по экономике. Однако если до 2014 г. основным драйвером в агропродовольственном секторе был рост спроса на продовольствие (при этом спрос увеличивался опережающими темпами, что позволяло сочетать наращивание как отечественного производства, так и импорта), то в условиях сокращающегося внутреннего спроса отечественное сельскохозяйственное производство продолжало развиваться главным образом за счёт замещения доли рынка, занятой импортом, но возможности такого роста ограничены [17].

По мере развития импортозамещения будут создаваться условия для наращивания экспорта сельскохозяйственной продукции и продовольствия, перехода от импортозависимости к экспортно ориентированной модели развития. В связи с этим одна из главных задач государства в аграрном секторе – переход к новому качеству роста, что потребует разработки стратегии долгосрочного социально-экономического развития АПК. Такая стратегия должна связать развитие агропромышленного сектора экономики с изменением макроэкономической ситуации, в том числе доходов населения, уровнем их дифференциации, инвестиционным климатом, возможностями научно-технического и технико-технологического развития, институциональными преобразованиями. В частности, речь идёт о развитии земельных отношений, организационно-правовых форм ведения сельскохозяйственного производства, о совершенствовании отношений на агропродовольственном рынке, что послужит основой усиления роли страны в мировой экономике и улучшения качества жизни граждан.

Vlada V. Maslova

Federal State Budgetary Scientific Institution "Federal Research Center of Agrarian Economy and Social Development of Rural Areas — All-Russian Research Institute of Agricultural Economics"

Author for correspondence.
Email: maslova_vlada@mail.ru

Russian Federation, Moscow

Doctor of Economics, Professor of the Russian Academy of Sciences, Head of the Department for the Study of Price and Finance and Credit Relations at the Agro-Industrial Complex

Vyacheslav S. Chekalin

Federal State Budgetary Scientific Institution "Federal Research Center of Agrarian Economy and Social Development of Rural Areas — All-Russian Research Institute of Agricultural Economics"

Email: checkalin@gmail.com

Russian Federation, Moscow

candidate of economic sciences, head of the department of agrarian policy and forecasting the development of the agro-industrial complex

Mikhail V. Avdeev

Federal State Budgetary Scientific Institution "Federal Research Center of Agrarian Economy and Social Development of Rural Areas — All-Russian Research Institute of Agricultural Economics"

Email: avdeevmihail@mail.ru

Russian Federation, Moscow

Candidate of Economic Sciences, Senior Researcher, FSBI Federal Research Center VNIIESH

  1. Указ Президента РФ от 7 мая 2018 г. № 204 "О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года". http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71837200 (дата обращения 15.11.2018).
  2. Министерство сельского хозяйства Российской Федерации. http://www.mcx.ru (дата обращения 20.02.2019).
  3. Указ Президента РФ от 30 января 2010 г. № 120 "Об утверждении Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации". http://base.garant.ru/12172719 (дата обращения 10.10.2018).
  4. Федеральная таможенная служба. Статистика внешней торговли. http://www.customs.ru (дата обращения 15.02.2019).
  5. Постановление Правительства РФ от 14 июля 2012 г. № 717 (ред. от 06.09.2018) "О Государственной программе развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013–2020 годы". http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_133795 (дата обращения 10.10.2018).
  6. Отчёт о работе Российского Союза производителей химических средств защиты растений за 2018 год. http://www.pesticidesunion.ru/activities/reports/otchet2018.pdf (дата обращения 15.02.2019).
  7. Ушачев И. Г., Маслова В. В., Чекалин В. С. Экономические проблемы импортозамещения в условиях научно-технологического развития АПК России // АПК: экономика, управление. 2017. № 11. С. 4-11.
  8. Постановление Правительства РФ от 25 августа 2017 г. № 996 "Об утверждении Федеральной научно-технологической программы развития сельского хозяйства на 2017–2025 годы". http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_223631 (дата обращения 10.10.2018).
  9. Импортозамещение в АПК России: проблемы и перспективы. М.: ВНИИ экономики сельского хозяйства, 2015.
  10. Федеральная служба государственной статистики (Россия). http://www.gks.ru (дата обращения 30.10.2018).
  11. Постановление Правительства РФ от 15 июля 2010 г. № 530 "Об утверждении Правил установления предельно допустимых розничных цен на отдельные виды социально значимых продовольственных товаров первой необходимости, перечня отдельных видов социально значимых продовольственных товаров первой необходимости, в отношении которых могут устанавливаться предельно допустимые розничные цены, и перечня отдельных видов социально значимых продовольственных товаров, за приобретение определённого количества которых хозяйствующему субъекту, осуществляющему торговую деятельность, не допускается выплата вознаграждения". http://base.garant.ru/12177401/#ixzz5XQwyNZDQ (дата обращения 10.10.2018).
  12. Маслова В. В., Маслов И. И. Проблемы совершенствования экономического регулирования аграрной отрасли: ценовой аспект // Экономика сельского хозяйства России. 2018. № 8. С. 21-26.
  13. Ушачев И. Г., Маслова В. В., Чекалин В. С. Государственная поддержка сельского хозяйства в России: проблемы, пути их решения // АПК: экономика, управление. 2018. № 3. С. 4-12.
  14. Серков А. Ф., Маслова В. В., Чекалин В. С. и др. Устойчивое развитие и повышение конкурентоспособности сельского хозяйства России в условиях углубления интеграции в ЕАЭС / Под ред. И. Г. Ушачева. М.: Научный консультант, 2018.
  15. Шагайда Н. И., Узун В. Я. Тенденции развития и основные вызовы аграрного сектора России // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. 2017. № 9. С. 2-9.
  16. База статистических данных ООН по торговле товарами. https://comtrade.un.org (дата обращения 30.10.2018).
  17. Чекалин В. С. Импортозамещение без стратегии: влияние на развитие АПК России // Экономика сельского хозяйства России. 2015. № 10. С. 11-14.

Supplementary files

There are no supplementary files to display.

Views

Abstract - 103

PDF (Russian) - 48

PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2019 Russian academy of sciences

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies