Zh.T. Toshchenko. Precariat: from protoclass to new class.

Cover Page

Abstract


Monograph of RAS Corresponding Member Zh.T. Toshchenko is distinguished by the well-known features of the author's research style: a thorough analysis of modern social processes, the identification of new qualities, phenomena, trends and their deep scientific understanding in them. In this case, those phenomena that already have or will begin to exert a significant influence on the essence and appearance of society in the near future fall into focus. The subject of scientific interest Zh.T. Toshchenko had previously faced the problems of a paradoxical person, centaurism, phantoms, ethnocracy, theocracy, the fate of the intelligentsia, etc. An analysis of these topics led the scientist to create original, well-constructed scientific concepts, including the integral concept of the “sociology of life” [1], which has received scientific recognition community. The new book is dedicated to the precariate - an emerging social class, the place and role of which in the life of modern societies is becoming more tangible.


Монографию члена-корреспондента РАН Ж.Т. Тощенко отличают хорошо известные черты авторского исследовательского стиля: тщательный анализ современных социальных процессов, выявление в них новых качеств, явлений, тенденций и их глубокое научное осмысление. В фокус внимания при этом попадают те феномены, которые уже оказывают или начнут оказывать в ближайшем будущем значительное влияние на сущность и облик социума. Предметом научного интереса Ж.Т. Тощенко ранее становились проблемы парадоксального человека, кентавризма, фантомов, этнократии, теократии, судьбы интеллигенции и др. Анализ этих тем привёл учёного к созданию оригинальных, хорошо выстроенных научных концепций, в том числе интегральной концепции "социологии жизни" [1], получившей признание научного сообщества. Новая книга посвящена прекариату – формирующемуся общественному классу, место и роль которого в жизни современных обществ становятся всё более ощутимыми.

В первых главах книги обстоятельно анализируются теоретико-методологические основы исследования: определяются условия и причины появления прекариата, его сущность, структура и место в современной социальной системе. Рассматривая предпосылки возникновения нового класса, Ж.Т. Тощенко отмечает, что ранее использовавшиеся определения общества – капиталистическое, социалистическое, информационное, постиндустриальное, общество постмодерна – в современной ситуации неприменимы, так как не способны описать черты и признаки новой социальной реальности. Поэтому, чтобы приступить к анализу прекариата, автор обращается к понятию "общество травмы" [2].

Под травмой понимается результат длительной турбулентной трансформации общества, характеризующейся деформацией экономических, социальных, политических и духовно-культурных отношений и, как следствие, имеющей непредвиденные социальные последствия. Для общества травмы, по мнению Ж.Т. Тощенко, характерны отсутствие стратегических целей развития, хаотичность действий, неспособность мобилизовать активные творческие силы для реализации программы политических преобразований и преодоления деструктивных изменений (c. 15, 16). При изучении процесса возникновения и специфики таких обществ в разных странах автору удалось выявить не только особенности их состояния и функционирования, но и тенденции развития, что позволило раскрыть механизм и причины образования обществ рассматриваемого типа, обнаружить их родовые черты. К последним Ж.Т. Тощенко относит:

  • дезорганизацию экономической и политической жизни;
  • стагнацию или откат от тех экономических и социальных рубежей, которые эти страны удерживали до изменения вектора своего развития;
  • отсутствие активных, творческих созидательных сил, олицетворяемых "коллективным агентством" [2, с. 8];
  • ничем не оправданный и необъяснимый с точки зрения не только теории, но и здравого смысла рост социального неравенства и др.

Наряду с перечисленными общими чертами Тощенко фиксирует и специфические признаки общества травмы в России:

  • утрата российским обществом технической и технологической самостоятельности и, соответственно, независимости;
  • ошибочный курс на деиндустриализацию страны;
  • конвертация ресурсов власти в капитал и капитала во власть;
  • отказ от государственной идеологии;
  • усиление влияния изоляционизма и национализма, уменьшение влияния гуманизма и терпимости.

Анализ обозначенных черт и раскрытие эволюции социальной структуры, опирающиеся на представительный фактический материал, позволяют автору определить предпосылки появления прекариата, складывающиеся в разных сферах – социально-экономической, политической, социально-психологической, духовно-культурной. Одновременно Ж.Т. Тощенко указывает и на глобальную причину возникновения прекариата – неопределённость, характеризующую все сферы жизнедеятельности людей. Именно она привела к деформации традиционной социально-классовой структуры и другим негативным изменениям, в том числе к дроблению по мировоззренческим ориентациям, социальному положению, возможности реализации материальных и духовных потребностей.

Выявив основные причины формирования нового социального класса, Ж.Т. Тощенко раскрывает содержание понятия "прекариат", определяет его место в структуре социума. При этом автором прослеживается зарождение идей о прекариате в зарубежной и отечественной научной мысли: анализируются взгляды Г. Стэндинга, Р. Сеймура, А.А. Бирюкова, З. Баумана, О.И. Шкатарана и других. Разбор имеющихся точек зрения позволяет автору сделать вывод, что прекариат – это формирующийся класс, который представляет, с одной стороны, социальные слои, обладающие профессиональными знаниями, квалификацией, опытом и стремящиеся построить рациональные взаимосвязи с обществом и государством, а с другой – быстро растущий слой работников нестабильного социального положения с неопределённой, гибкой занятостью, с неустойчивыми формами распределения прибавочного продукта и произвольной оплатой труда. Такие работники полностью или частично лишены доступа к социально-правовым гарантиям и средствам социальной защиты и, как следствие, не видят удовлетворяющих их перспектив гражданской (публичной) и личной (приватной) жизни (с. 81).

В структуре прекариата Тощенко выделяет следующие элементы – группы населения:

  • занятые на неформальной работе,
  • занятые на временной работе,
  • работающие неполный рабочий день или перебивающиеся сезонными и случайными (эпизодическими) заработками,
  • занятые заёмным трудом,
  • безработные,
  • часть мигрантов.

Особо автор выделяет те группы, которые находятся в пограничном состоянии, – фрилансеры и молодёжь (в основном студенческая), вступающая в трудовую жизнь. Отметим, что Тощенко отвергает расширительное толкование прекариата, когда некоторые авторы включают в него все обездоленные слои социума (андеркласс). Эти слои в значительной мере утратили связи с обществом, тогда как прекариат, наоборот, активно участвует в социальных процессах. Такое различение, по нашему мнению, имеет большое методологическое значение.

Численность прекариата характеризуется устойчивой тенденцией к увеличению. В настоящее время во многих странах мира его доля, по данным Ж.Т. Тощенко, достигает от 30 до 50% численности трудоспособного населения (с. 85). Костяк нового класса – неформально занятые на рынке труда: люди, потерявшие работу из-за сокращения или закрытия производства, не имеющие достаточной квалификации, самозанятые, часть студентов и др. Этот элемент прекариата объединяет наиболее обездоленные и уязвимые группы трудоспособного населения. Для них велика опасность задержаться на периферии рынка труда, окончательно утратить прежние профессиональные навыки и превратиться в исполнителей простых, несложных и даже примитивных операций.

Вре́менная и неполная занятость является, по мнению автора, определённой модификацией формальной и неформальной занятости. Обеспечивая гибкость рынка труда, этот тип занятости одновременно ослабляет позиции работников, приводя к существенным социальным издержкам – потере доходов, отсутствию социальных гарантий и социальных прав, нерегулярности и нестабильности оплаты труда. Ж.Т. Тощенко обращает внимание на то, что вре́менная занятость становится всё более популярной формой трудоустройства как в России, так и в других странах, указывает на неоднородность этой группы прекариата, а также на значительный рост в ней доли тех, кто занят интеллектуальным трудом.

Отдельные главы монографии посвящены анализу таких групп прекариата, как занятые сезонным и фрагментарным (эпизодическим) трудом, заёмным трудом, безработные, и рассмотрению фрилансеров (кандидаты в прекариат) и трудовых мигрантов. Каждой из названных социальных групп даётся характеристика, фиксируются причины её возникновения, описывается структура, выясняется наличие прекарных черт. На этом основании Тощенко заключает, что современное российское общество, как и мир в целом, представляет собой сложное социальное образование со сложившимися специфическими социальными группами, образующими прекариат, который на данном этапе уже во многом определяет лицо социума.

Ещё одно понятие, помогающее упорядочить эмпирический материал, – "жизненный мир". Будучи различными по многим внутренним структурно-функциональным параметрам и направлениям деятельности, группы прекариата характеризуются общими чертами своего жизненного мира:

  • неустойчивым социальным положением, обусловленным вре́менной, частичной, неполной, эпизодической занятостью;
  • социальной незащищённостью, отсутствием многих социальных гарантий;
  • специфическими отношениями распределения, которые заключаются в высокой степени неопределённости оплаты труда из-за разнообразия способов её начисления и дополняются тем, что доход у прекариата колеблется в зависимости от самых разных обстоятельств;
  • массовой депрофессионализацией, утратой профессиональной идентичности, потерей профессиональной культуры;
  • отсутствием жизненных перспектив при сохранении существующего устройства общества и государства.

Ж.Т. Тощенко обращает внимание и на то, что прекарии практически не участвуют в управлении страной, регионом и тем населённым пунктом, в которых проживают, а также в управлении организациями, в которых работают. Анализ основных черт жизненного мира прекариата приводит автора к следующему выводу: представители этого класса столкнулись с новым видом отчуждения, поскольку, в отличие от пролетариата, место которого они заняли, прекариат комплектуется не из работников промышленного производства, а из всех слоёв современного общества и являет собой огромную массу людей, занимающих неустойчивое, нестабильное социальное положение (с. 218). В то же время, как видно из книги, знание жизненного мира прекариата, его черт, хотя и оказывается важным и необходимым для понимания данной социальной группы, не даёт представления о её сущности. Жизненный мир прекариата, как отмечает Тощенко, объединяя специфику индивидуального, особенного и всеобщего, обнаруживает значительное многообразие.

Для получения более полной и целостной картины автор обращается к вопросу о смысле жизни прекария и его жизненных ориентирах. Именно смысл жизни выражает ключевое, глубинное и качественное содержание жизненного мира. Влияет ли прекаризация на смысл жизни? В работе демонстрируется, как прекаризация деформирует и основной смысл жизни, и смыслы деятельности людей в ведущих сферах – экономической, социальной, политической, духовно-культурной. Так, жизненный мир россиян, по мнению Тощенко, определяется стремлением к социальной справедливости, социальной защищённости и гарантиям достойной жизни. Согласно данным социологических исследований, оценка степени реализации в России названных ценностей у прекариев значительно ниже, чем у остальных респондентов. Так, данные фонда "Общественное мнение" свидетельствуют, что устройство российского общества считают справедливым всего 23% россиян, противоположной точки зрения придерживается 61%, а среди бедных и прекарных слоёв – 72% (с. 221).

Анализ жизненного мира и смыслов деятельности прекариата подтверждает, что мы имеем дело с формирующимся социальным классом, отражающим специфику социально-экономического положения миллионов людей. Это ещё достаточно рыхлое социальное образование, "класс в себе", то есть такая форма развития класса, когда он не осознал своих интересов, их отличия или совпадения с интересами других классов, не выдвигает собственной социально-политической программы. В то же время автор резонно оспаривает точку зрения, согласно которой прекариат "трудно считать субъектом преобразования социальных условий" [3, с. 116]. Ж.Т. Тощенко показывает, что в недрах прекариата начинают вызревать идеи преодоления своего ущемлённого положения, происходит становление классового самосознания, растёт желание и решимость обеспечить себе полноценный жизненный мир. Автор указывает на движущую силу грядущего сплочения прекариев – осознание общих социальных интересов, объединяющих надежды и чаяния по соблюдению государством справедливости и достижению гарантий права на труд, на (со)участие в управлении государством и распределении общественного богатства, на достойный уровень материального и духовного благополучия (с. 246). Нельзя не согласиться с аргументами, выдвигаемыми Тощенко в пользу возможности выработки объединяющей прекариат идеологии и тех условий, которые будут способствовать её появлению. Автор исходит из исторически многократно подтверждённого факта, что всякое появившееся на исторической арене социоструктурное образование неминуемо рождает собственные идейные установки, собственную идеологию, то есть осмысление своего положения, своих интересов и целей. В то же время, судя по анализу автором социальных последствий возникновения прекариата (гл. 17), процесс превращения прекариата из "класса в себе" в "класс для себя" происходит медленно. "Все эти социальные последствия – экономические, социальные, политические и духовно-культурные – в конечном счёте приводят к тому, что прекариат не имеет отчётливого ви́дения своего будущего, не уверен в обеспеченности своей жизни и гарантированности спокойной старости по завершению трудовой деятельности", – подытоживает Тощенко (с. 270).

Сегодня перед обществом, политической властью с особой остротой встаёт вопрос о выходе из сложившихся социальных противоречий, включающих и процесс прекаризации различных социальных групп. Работы Ж.Т. Тощенко, в том числе его новая книга, закладывают основы для решения этой проблемы, прежде всего в масштабах нашей страны. Так, автор отмечает, что кризисные феномены обусловлены "не только появлением прекариата, но и другими противоречиями, возникшими в процессе либеральных реформ", а их преодоление связано "с необходимостью принципиальной коренной перестройки существующих общественных отношений, с созданием новой модели социально-экономического, социально-политического и социально-культурного устройства современного российского общества" (с. 274).

В заключение подчеркнём важность проведённого Ж.Т. Тощенко исследования, его новизну и актуальность, обоснованность определения нового феномена современного социального бытия и раскрытия его структуры, высокий уровень статистического и социологического анализа каждого из элементов нового класса, раскрытие последствий его формирования для общественной системы в целом. Несомненно, книга интересна и научному сообществу, и более широкому кругу читателей.

Ivan I. Osinsky

Banzarov Buryat State University

Author for correspondence.
Email: intellige2007@rambler.ru

Russian Federation, Ulan-Ude

Doctor of Philosophy, Professor

  1. Тощенко Ж.Т. Социология жизни. М.: ЮНИТИ- ДАНА, 2016.
  2. Штомпка П. Социальное изменение как травма // Социологические исследования. 2001. № 1. С. 6-16.
  3. Фишман Л.Г. Закат "общества труда": современная идеологическая концепция // Полития. 2016. № 3. С. 116-129.

Views

Abstract - 25

PDF (Russian) - 16

PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2019 Russian academy of sciences

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies