On the conditions of the formation of cancrisilite Na7(Al5Si7O24)(CO3) · 3H2O and «hydroxycancrinite» Na6(Al6Si6O24) · 4H2O (on the basis of data on synthesis)

Cover Page

Cite item

Abstract

Aluminosilicates with a cancrinite-type structure compositionally related to cancrisilite and a Ca-free and CO3 — deficient cancrinite analogue were synthesized and characterized by electron microprobe and HCN-analyses, IR spectroscopy, and powder X-ray diffraction. The empirical formulae of the compounds obtained are H0.05Na6.13[Al4.36Si7.64O24](CO3)0.91 · 2.85H2O and H0.07Na6.19[Al5.53Si6.47O24]· ·(CO3)0.365 · 3.915H2O, respectively. The latter compound is characterized by disordered chains (···Na···H2O) in the narrow channel and a high content of H2O in the wide channel. The conditions for the formation of cancrisilite and carbonate-deficient cancrinite varieties in nature are discussed. It was concluded that supercritical conditions and ultra-agpitic environment contribute to crystallization of cancrisilite.

Full Text

ВВЕДЕНИЕ

Группа канкринита объединяет гексагональные и тригональные фельдшпатоиды с цеолитными каналами и полостями, которые содержат крупные щелочные и щелочноземельные катионы, внекаркасные анионы и молекулы воды. В Al-Si-O-каркасе можно выделить слои из шестичленных колец, образованных алюмосиликатными тетраэдрами. Каждый такой слой сдвинут относительно соседнего на 1/3 периода повторяемости по оси x или y. Тип каркаса определяется последовательностью укладки слоев разных типов (АВС) вдоль оси z (Bonaccorsi, Merlino, 2005). Наиболее распространенный (и наиболее простой) тип каркаса в канкринитоподобных структурах содержит два тетраэдрических слоя на период повторяемости вдоль оси z (каркас AB-типа). Каркас пронизан каналами двух типов (узкими и широкими) в направлении оси c. Общая формула таких минералов может быть записана в виде (Na,Ca,K)7—8(SixAl12-xO24)Ay · nH2O, где A = CO32–, SO42–, Cl, OH, S2–, PO43–, C2O42–, x = 6—7, y = 0.5—4, n = 0—5. В большинстве случаев отношение Si:Al близко к 1:1 (x ≈ 6), но для канкрисилита Si:Al ≈ 7:5 (при Na >> K, Ca), что отражает кристаллизацию этого минерала в ультраагпаитовой обстановке.

Содержание внекаркасных анионов в минералах группы канкринита (МГК) варьирует в широких пределах, достигая наименьших значений в депмайерите Na8[Al6Si6O24](PO4,CO3)0.5—1.0 · 3H2O (Пеков и др., 2010), кианоксалите Na7(Al5—6Si6—7O24)(C2O4)0.5—1.0 · 5H2O (Чуканов и др., 2009), канкрисилите Na7[Al5Si7O24](CO3) · 3H2O (Хомяков и др., 1991) и CO3 — дефицитной разновидности канкринита с идеализированной формулой Na6Ca(Al6Si6O24) · · (CO3) · 2H2O (Олысыч, 2010). Вопрос о существовании в природе МГК, не содержащих внекаркасных анионов, остается открытым. В то же время, среди синтетических соединений такие «канкриниты» известны (Barrer et al., 1970).

В настоящей работе приводятся данные о синтезе, химическом составе, ИК-спектрах и рентгенографических характеристиках аналогов канкрисилита и канкринита с весьма низким содержанием карбонатных групп и в целом — внекаркасных анионов.

МЕТОДЫ СИНТЕЗА И ИССЛЕДОВАНИЯ

Опыты по синтезу проводили в автоклавах объемом 20 мл с термоуплотняемым затвором, конструкции ИЭМ РАН. Исходную навеску загружали в платиновые ампулы диаметром 5 и 7 мм. Точность регулировки и контроля температуры составляла ±3 °С, давления — ±50 бар.

Для синтеза аналога CO3 — дефицитного канкринита (обр. № 6287) использовали каолинит из хорошо известного Просяновского месторождения (Украина), реактивы Na2CO3 (осч), NaOH (осч) и дистиллированную воду. Вначале смесь 200 мг каолинита и 170 мг карбоната натрия, отвечающую по составу стехиометрии канкринита, загружали в открытую платиновую ампулу диаметром 5 мм и прокаливали при 1000 °С в течение 6 ч для дегидратации и декарбонатизации. После удаления летучих компонентов температуру повышали до 1200 °С, в результате чего получали расплав. В специальных контрольных опытах было определено время, необходимое для удаления летучих компонентов и образования гомогенного расплава. Отсутствие в стекле (продукте прокаливания) групп CO32– подтверждено данными ИК-спектроскопии. Ампулы с наплавленным стеклом заваривали в горячем состоянии (при температуре ~250—300 °С) и помещали в бóльшие ампулы диаметром 7 мм. В эти ампулы добавляли 300 мкл кипящей дистиллированной воды (количество, необходимое для образования щелочного флюида), малые ампулы прокалывали тонкой иглой под слоем воды и затем заваривали большие ампулы. Ампулы загружали в автоклавы, вводили в режим опыта (t = 200 °С; Р = 0.5 кбар) и выдерживали в течение 31 сут. Время ввода в режим составляло 2—3 ч. После выдержки в режиме опыта автоклавы охлаждали в проточной холодной воде за 3—5 мин до комнатной температуры. Контроль герметичности ампул осуществляли весовым методом.

Синтез аналога канкрисилита (обр. № 5832) проводили по аналогичной методике в системе на основе 110 мг смеси альбита, уссингита, геля альбита и аморфного SiO2 (в отношении 1:1:10:3), к которой добавили 60 мкл H2O и 214 мкл 10%-ного NaOH, при t = 400 °С, Р = 1 кбар. Длительность опыта составляла 35 сут.

Исследование химического состава синтезированных образцов методом рентгеноспектрального микроанализа проводилось с применением растрового электронного микроскопа Tescan Vega-II XMU и системы регистрации рентгеновского излучения и расчета состава образца INCA Energy 450 (режим EDS, ускоряющее напряжение 20 кВ, ток электронного пучка 400 пА). Сканирование производилось по площадкам 20 × 20 мкм. Время накопления сигнала составляло 100 с.

Определение содержаний H2O и CO2 производилось путем газово-хроматографического анализа продуктов прокаливания образцов в атмосфере кислорода при 1200 °С с использованием HCNS-анализатора Vario Micro cubeanalyser (Elementar GmbH, Германия).

ИК-спектры порошков продуктов синтеза, запрессованных в таблетки с KBr, сняты на спектрофотометре SPECORD 75 IR в диапазоне волновых чисел 400—3800 см–1, при щелевой программе 4. В пучок сравнения помещалась аналогичная таблетка из чистого KBr.

ИК-спектры порошков МГК, запрессованных в таблетки с KBr, сняты на Фурье-спектрометре ALPHA FTIR (Bruker Optics, Германия) в диапазоне волновых чисел 360—3800 см–1, при разрешающей способности 4 см–1 и числе сканирований, равном 16. В качестве образца сравнения использовалась аналогичная таблетка из чистого KBr.

Порошковые рентгеновские дифрактограммы продуктов синтеза получены на дифрактометре HZG-4 (Германия) в режиме постоянного сканирования с использованием CuKα-излучения. В качестве внутреннего стандарта применяли кремний спектральной чистоты.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СИНТЕЗИРОВАННЫХ ОБРАЗЦОВ

По данным сканирующей электронной микроскопии и электронно-зондовых анализов, обр. № 6287 представляет собой компактный агрегат, состоящий из мелких (до 5 мкм) частиц канкринитоподобной фазы и содержащий редкие включения примесных фаз (в основном калиевого полевого шпата и TiO2), источником вещества для которых, по-видимому, послужили примеси минералов калия и титана в исходном каолините (рис. 1). Образец № 5832 представляет собой агрегат хорошо образованных гексагональных призматических кристаллов размером до 15 × 100 мкм (рис. 2).

 

Рис. 1. Образец № 6287. Аншлиф, изображение в отраженных электронах. Светлые зерна — оксид титана.

 

Рис. 2. Образец № 5832. Изображение в отраженных электронах.

 

Данные о химическом составе продуктов синтеза приведены в табл. 1. Им соответствуют следующие эмпирические формулы:

CO3-дефицитный аналог канкринита («гидроканкринит») — Na6.19[Al5.53Si6.47O24](CO3)0.37 · 3.92H2O;

аналог канкрисилита — Na6.13[Al4.36Si7.64O24](CO3)0.91 · 2.85H2O. 

 

Таблица 1

Химический состав продуктов синтеза (мас. %)

Chemical composition of the products of synthesis (wt %)

 

Синтетический «гидроканкринит» (обр. № 6287)

Синтетический аналог канкрисилита (обр. № 5832)

 

1

2

3

Средний

1

2

3

Средний

Na2O

20.61

19.83

19.69

20.04

20.27

19.55

19.04

19.62

Al2O3

29.86

29.30

29.25

29.47

23.20

22.91

22.76

22.96

SiO2

40.27

40.84

40.74

40.62

47.18

47.42

47.55

47.38

CO2

   

1.68

   

4.15

H2O

   

7.44

   

5.33

Сумма

   

99.25

   

99.44

 

Результаты расчета порошковых рентгенограмм обр. № 6287 и 5832 и рассчитанные из этих данных параметры их гексагональных элементарных ячеек приведены в табл. 2. Рентгенограммы однозначно подтверждают принадлежность обоих синтезированных образцов к канкринитам с каркасом типа AB. Индицирование рефлексов выполнено с опорой на расчетные порошкограммы канкринита и канкрисилита, для которых определены кристаллические структуры (Олысыч, 2010). Из табл. 2 видно, что все значения межплоскостных расстояний и параметры элементарной ячейки у обр. № 5832 (аналог канкрисилита) ощутимо меньше, чем у обр. № 6287 («гидроканкринит»). Это, несомненно, связано с большей величиной Al:Si-отношения в каркасе последнего.

 

Таблица 2

Результаты расчета порошковых рентгенограмм и параметры элементарных ячеек синтетического «гидроканкринита» (№ 6287) и синтетического аналога канкрисилита (№ 5832)

Powder X-ray diffraction data and unit-cell parameters of synthetic «hydrocancrinite» (№ 6287) and synthetic analogue of cancrisilite (№ 5832)

Образец № 6287

Образец № 5832

h k l

I, %

d, Å

I, %

d, Å

64

6.38

56

6.29

110

29

5.54

14

5.45

200

86

4.71

21

4.64

101

52

4.18

15

4.11

210

88

3.686

100

3.629

300

100

3.260

56

3.203

211

3

3.067

8

3.021

130

31

3.005

5

2.959

301

46

2.765

78

2.721

400

13

2.643

18

2.597

311

30

2.603

11

2.548

002

8

2.535

4

2.498

320

45

2.447

23

2.400

401

4

2.397

4

2.375

140, 112

11

2.281

11

2.242

321

8

2.188

4

2.176

141

19

2.128

40

2.094

330, 302

6

2.090

3

2.056

420

3

2.037

7

2.002

501

3

1.987

3

1.954

510

7

1.895

7

1.856

402

9

1.817

4

1.814

340

4

1.807

7

1.787

322

10

1.771

15

1.742

250, 412

4

1.717

3

1.709

431

6

1.677

8

1.670

502, 521

4

1.647

  

203

12

1.597

11

1.578

611, 123

7

1.588

15

1.570

440

7

1.568

6

1.555

512

10

1.506

14

1.487

701

10

1.470

8

1.447

261

8

1.465

12

1.441

403

Параметры гексагональной элементарной ячейки

12.752 (2)

5.186 (1)

730.3 (4)

12.594 (2)

5.106 (1)

701.3 (4)

a, Å

c, Å

V, Å3

 

ИК-спектры синтезированных образцов приведены на рис. 3. Для сравнения на рис. 4 приведены ИК-спектры родственных им МГК. 

 

Рис. 3. ИК-спектры обр. № 5832 (1) и 6297 (2).

 

Рис. 4. ИК-спектры высококремниевой разновидности канкрисилита Na6.93(Al4.34Si7.66O24)(CO3)1.29·nH2O из ультраагпаитового пегматита массива Сент-Илер, (Mont Saint-Hilaire), Канада (1), типичного канкринита Na5.85Ca1.4K0.05(Si6.1Al5.9O24)(CO3)1.4·nH2O из щелочного пегматита Ковдорского массива, Кольский полуостров (2), и минерала ряда канкринит-«гидроканкринит» состава Na7.65K0.05Ca0.04(Al5.71Si6.28Fe0.01O24)(CO3)0.95(SO4)0.07Cl0.02·2.6H2O (пр. гр. P3) из щелочного пегматита Ковдорского массива (3) (по данным из справочника Chukanov, 2014).

 

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ

Как можно видеть из приведенных выше данных, синтетические «гидроканкринит» (обр. № 6287) и аналог канкрисилита (обр. № 5832) по химическому составу, параметрам элементарных ячеек и ИК-спектрам близки к природным образцам CO3-дефицитного аналога канкринита и канкрисилита соответственно. В то же время, синтетические образцы имеют ряд индивидуальных особенностей. Уточненная на основании изучения химического состава и кристаллических структур большой выборки образцов идеализированная формула канкринита — Na7Ca[Al6Si6O24](CO3)1.5 · 2H2O (Pekov et al., 2011), а пределы содержаний различных компонентов в этом минерале могут быть выражены упрощенной формулой Na6—8Ca0—2[Al5.5—6Si6—6.5O24](CO3)1—2 · 2—3H2O (здесь не учитываются содержания примесных компонентов K, Fe3+, SO42–, Cl, C2O42– и др.).

Аналоги канкринита с содержанием карбонатных групп менее 1.0 на формулу крайне редки в природе, а МГК, в которых содержание внекаркасных анионов менее 0.5, и вовсе неизвестны. Успешный синтез «гидроканкринита» показывает возможность существования CO3-дефицитного аналога канкринита как минимум с (CO3)0.365, однако не исключено, что и в этом случае карбонатные группы играют роль компонента, стабилизирующего структуру канкринитового типа. Тот факт, что «гидроканкринит» не образует совершенных кристаллов, позволяет предположить, что фаза такого состава находится вблизи границы области своей термодинамической стабильности.

Из-за отсутствия монокристаллов обр. № 6287 предположения о его кристаллохимических особенностях можно сделать лишь на основе химического состава и данных ИК-спектроскопии. В ИК-спектре собственно канкринита дублет в области 3500—3600 см–1 относится в валентным колебаниям воды в цепочках (···Na···H2O) в узком канале. В ИК-спектре обр. № 6297 в этой области наблюдается лишь плечо, что говорит о неупорядоченности строения этих цепочек. Широкая полоса с максимумом в диапазоне 3320—3450 см–1 в ИК-спектрах канкринита относится к молекулам воды в широком канале (Chukanov et al., 2011). Таким образом, широкая полоса при 3440 см–1 в ИК-спектре обр. № 6297 относится к молекулам воды, замещающим часть натрия в широком канале «гидроканкринита».

В ИК-спектрах МГК с каркасом AB-типа присутствует триплет в области 550—704 см–1 (полосы νI, νII и νIII в интервалах 550—585, 608—630 и 667—704 см–1 соответственно). Ранее нами было показано (Chukanov et al., 2011), что положения полос νI и νIII зависят от состава внекаркасных анионов, а также от отношения Si:Al. На рис. 5 показана зависимость νIIII) для различных МГК с каркасом AB-типа. Как видно из этой диаграммы, канкринит характеризуется в среднем существенно более высокой частотой полосы νI, чем его низководные аналоги (включая обр. № 6287). Для канкринита с идеализированной формулой Na6Ca(Al6Si6O24)(CO3) · 2H2O νI = 577 см–1, а νIII = 685 см–1. Уменьшение содержания групп CO32– и рост содержания воды сопровождаются сдвигом полосы νI в низкочастотную область спектра. Возрастание отношения Si:Al от 6:6 до 7:5 сопровождается увеличением частоты νIII. Вхождение в состав МГК Cl сопровождается уменьшением частот обеих полос, νI и νIII.

 

Рис. 5. Положения полос νI и νIII в ИК-спектрах канкринита (1), низководного аналога канкринита (2), канкрисилита (3), кианоксалита и минералов ряда канкринит-кианоксалит (4), CO3-дефицитного аналога канкринита (5), депмайерита (6), вишневита (7), питильяноита (8), баллираноита и членов ряда давин-баллираноит (9), давина (10), квадридавина (11), а также изученных в настоящей работе синтетического «гидроканкринита», обр. № 6287 (12), и синтетического аналога канкрисилита, обр. № 5832 (13).

 

Точки для канкрисилита и его синтетического аналога занимают на диаграмме νIIII) область с наиболее высокими значениями νIII, причем обр. № 5832 имеет и наиболее высокое значение параметра νI, что отражает особенность его химического состава (отношение Si:Al более высокое, чем во всех известных природных образцах канкрисилита). Отсюда можно сделать вывод, что возрастание отношения Si:Al от 7:5 до 8:4 сопровождается увеличением частоты νIII. Следует отметить, что в ИК-спектре канкрисилита, приведенном при первом описании этого минерала (Хомяков и др., 1991), частоты сильно занижены (систематическая погрешность для всех полос составляет около –15 см–1).

Высокое содержание кремния проявляется и в величине расщепления полосы валентных колебаний каркаса в области 950—1050 см–1. В природных образцах расщепление проявляется тем сильнее, чем выше отношение Si:Al (Chukanov, 2014), а для обр. № 5832 величина этого расщепления наибольшая и составляет 73 см–1.

Еще одной особенностью канкрисилита, отличающей его от всех других CO3-содержащих МГК, является присутствие в области валентных колебаний карбонатных групп интенсивного синглета при 1466 см–1 (иногда в этой области присутствует и очень слабая дополнительная полоса при 1400—1405 см–1). Отсутствие расщепления полосы асимметричных C—O-валентных колебаний связано с разобщенностью карбонатных групп в канале и, следовательно, отсутствием резонанса их колебаний. Несмотря на особенности химического состава синтетического аналога канкрисилита, полнопрофильный ИКС-анализ (Чуканов и др., 2008) показал вклад канкрисилита в ИК-спектр обр. № 5832, равный 72 %, тогда как вклад любого другого МГК составляет менее 7 % (Dubovitskiy, Chukanov, 2009).

Из условий синтеза обр. № 5832 можно сделать вывод о том, что для кристаллизации канкрисилита требуются более высокая температура и более высокоагпаитовая обстановка, чем для образования «гидроканкринита». Если в части агпаитности это очевидно (см. Введение), то в части температуры представляется более интересным. Канкрисилит встречается в ультращелочных дифференциатах нескольких массивов агпаитовых нефелиновых сиенитов (Олысыч, 2010; Pekov et al., 2011), и диапазон обстановок его нахождения весьма широк: от собственно пегматитовых минеральных ассоциаций до позднегидротермальных, с широкопористыми цеолитами. Условия, при которых синтезирован аналог этого минерала, говорят о том, что кристаллизация канкрисилита при температурах выше критической точки воды, т. е. на определенно «догидротермальных» стадиях эволюции ультраагпаитовых систем, вполне возможна.

В то же время, можно надеяться, что в природе будет обнаружен и «гидроканкринит» — водный МГК, сильно обедненный внекаркасными анионами. Данные по условиям синтеза обр. № 6287 позволяют предположить, что он, вероятнее всего, может быть встречен в цеолитовых гидротермалитах, связанных с агпаитовыми породами.

ВЫВОДЫ

Полученные результаты свидетельствуют, что возможно существование алюмосиликатов со структурой канкринита, в которых общий заряд внекаркасных анионов существенно ниже 1 при общем содержании воды около 4 молекул на формулы («гидроканкринит»). Основываясь на данных по синтезу, можно ожидать присутствие подобных минералов в природных низкотемпературных гидротермальных ассоциациях.

Содержание кремния в канкрисилите может существенно превышать идеальное значение (7 атомов на формулу). Образованию высококремниевой разновидности канкрисилита способствуют надкритические условия и ультраагпаитовая обстановка.

 

Работа выполнена при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований, грант 18-29-12007_мк. ИК-спектроскопические исследования выполнены по теме государственного задания, № государственной регистрации 0089-2019-0013.

×

About the authors

Nikita Vladimirovich Chukanov

Institute of Problem of Chemical Physics of the RAS;Moscow State University

Author for correspondence.
Email: nikchukanov@yandex.ru

Doctor of physics and mathematics, chief researcher of the laboratory of kinetics of thermal conversions

Russian Federation, Chernogolovka, Moscow Region;Moscow

Aleksey Redovich Kotel'nikov

D.S. Korzhinskii Institute of Experimental Mineralogy of RAS

Email: kotelnik@iem.ac.ru
Russian Federation, Chernogolovka, Moscow Region

Igor Viktorovich Pekov

Moscow State University

Email: igorpekov@mail.ru
Russian Federation, Moscow

Konstantin Vladimirovich Van

D.S. Korzhinskii Institute of Experimental Mineralogy of RAS

Email: kvv@iem.ac.ru
Russian Federation, Chernogolovka, Moscow Region

References

  1. Barrer R. M., Cole J. F., Villiger H. Chemistry of soil minerals. Part VII. Synthesis, properties, and crystal structures of salt-filled cancrinites. J. Chem. Soc. A: Inorganic, Physical, Theoretical. 1970. Iss. 0. P. 1523-1531.
  2. Bonaccorsi E., Merlino S. Modular microporous minerals: Cancrinite-Davyne group and C-S-H phases. Revs. Mineral. Geochem. 2005. Vol. 57. P. 241-290.
  3. Chukanov N. V., Dubovitsky V. A., Vozchikova S. A., Orlova S. M. Discrete and functional-geometric methods of infrared spectroscopy of minerals using reference samples. Zapiski RMO (Proc. Russian Miner. Soc.). 2008. No. 1. P. 77-93 (in Russian, English translation: Geol. Ore Deposits. 2008. Vol. 50. No. 8. P. 815-826).
  4. Chukanov N. V., Pekov I. V., Olysych L. V., Massa W., Zadov A. E., Rastsvetaeva R. K., Vigasina M. F. Kyanoxalite, a new cancrinite-group mineral species with extraframework oxalate anion from the Lovozero alkaline pluton, Kola peninsula. Zapiski RMO (Proc. Russian Miner. Soc.). 2009. No. 6. P. 18-35 (in Russian, English translation: Geol. Ore Deposits. 2010. Vol. 52. No. 8. P. 778-790).
  5. Chukanov N. V., Pekov I. V., Olysych L. V., Zubkova N. V., Vigasina M. F. Crystal chemistry of cancrinite-group minerals with AB-type frameworks. II. IR spectroscopy and its crystal chemical implications: review and new data. Canad. Miner. 2011. Vol. 49. No. 5. P. 1151-1164.
  6. Chukanov N. V. Infrared spectra of mineral species: Extended library. Dordrecht; Heidelberg; New York; London: Springer-Verlag GmbH, 2014. 1716 p.
  7. Dubovitskiy V. A., Chukanov N. V. A functional-geometric method of the analysis of minerals by means of IR spectroscopy. In: Abs. Int. Symp. «Minerale der Sodalith- und Cancrinit-Gruppen sowie verwandte synthetische Verbindungen: Strukturelle Komplexitaet und Variabilitaet, sowie ihre Beziehung zum Eifelvulkanismus». Kiel: Kiel University, 2009. P. 5-6.
  8. Khomyakov A. P., Semenov E. I., Pobedimskaya E. A., Nadezhina T. N., Rastsvetaeva R. K. Cancrisilite Na7[Al5Si7O24]CO3 · 3H2O, a new cancrinite-group mineral. Zapiski RMO. (Proc. Russian Miner. Soc.). 1991. No. 6. P. 80-84 (in Russian).
  9. Olysych L. V. Structural and genetic mineralogy of the cancrinite group in intrusive alkaline complexes. Ph. D. thesis. Moscow: Moscow State University, 2010. 307 p. (in Russian).
  10. Pekov I. V., Olysych L. V., Zubkova N. V., Chukanov N. V., Van K. V., Pushcharovsky D. I. Depmeierite Na8[Al6Si6O24](PO4,CO3)1-x · 3H2O (x < 0.5): A new cancrinite-group mineral species from the Lovozero alkaline pluton of the Kola Peninsula. Zapiski RMO (Proc. Russian Miner. Soc.). 2010. No. 4. P. 63-74 (in Russian, English translation: Geol. Ore Deposits. 2011. Vol. 53. No. 7. P. 604-613).
  11. Pekov I. V., Olysych L. V., Chukanov N. V., Zubkova N. V., Pushcharovsky D. Yu., Van K. V., Giester G., Tillmanns E. Crystal chemistry of cancrinite-group minerals with AB-type frameworks. I. Chemical and structural variations: review and new data. Canad. Miner. 2011. Vol. 49. No. 5. P. 1129-1150.

Supplementary files

Supplementary Files
Action
1. Fig. 1. Sample 6287. Polished section. BSE image. Light grains are Ti oxide.

Download (83KB)
2. Fig. 2. Sample 5832. BSE image.

Download (72KB)
3. Fig. 3. IR spectra of the samples 5832 (1) and 6297 (2).

Download (47KB)
4. Fig. 4. IR spectra of a high-silicon cancrisilite variety Na6.93(Al4.34Si7.66O24)(CO3)1.29·nH2O from the Mont Saint-Hilaire ultra-agpaite massif, Canada (1), a typical cancrinite Na5.85Ca1.4K0.05(Si6.1Al5.9O24)(CO3)1.4·nH2O from an alkaline pegmatite of the Kovdor massif, Kola Peninsula (2) and a member of the cancrinite-„hydrocancrinite” series Na7.65K0.05Ca0.04(Al5.71Si6.28Fe0.01O24)(CO3)0.95(SO4)0.07Cl0.02·2.6H2O (space group P3) from an alkaline pegmatite of the Kovdor massif (3) (the spectra are drawn using data from Chukanov, 2014).

Download (56KB)
5. Fig. 5. Wavenumbers of absorption maxima of the bands νI and νIII in IR spectra of cancrinite (1), H2O-poor cancrinite (2), cancrisilite (3), kyanoxalite and C2O4-rich members of the cancrinite-kyanoxalite series (4), CO3-deficient cancrinite analogue (5), depmeierite (6), vishnevite (7), pitiglianoite (8), balliranoite and CO3-rich members of the davyne-balliranoite series (9), davyne (10), quadridavyne (11), as well as the samples 6287 (12) and 5832 (13).

Download (41KB)

Copyright (c) 2019 Russian academy of sciences

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies