Treatment and evacuation work of evacuation hospitals in the Saratov region in the period from July 1943 to June 1945

Abstract


The experience of organizing the treatment of wounded and sick military men of the Red army in Saratov at the final stage of the Great Patriotic War is studied. Priority tasks that were solved in conditions of the location of medical institutions in the deep rear are given. The structure of injuries and injuries with which soldiers and officers of the Red Army were sent from the front to the evacuation hospitals of the city and the region was investigated. Attention is drawn to the change the severity and location of wounds, depending on the progress of our units towards Germany. The factors that contributed to the successful treatment and return to the system of heavy contingents of the wounded and sick are indicated. The importance of the initiative work, which was carried out by medical personnel of evacuation hospitals on the development and introduction of new methods to improve the effectiveness of medical measures in everyday clinical practice, was stressed. Published data on the number of beds that were transferred from the Saratov hospital base in the army. In addition, evacuation hospitals and the Saratov Medical Institute were those institutions of which, even at the final stage of the war, medical personnel were sent for service to the front. At the same time, many honorably and honorably fulfilled their civic duty to the Motherland. Examples of patronage over hospitals from industrial enterprises and public organizations of Saratov and the region are given. A brief overview of the treatment and prophylactic tasks, which were solved in the interests of the civilian population of the city and the region, is given.

Full Text

С середины 1943 г., после завершения Курской битвы, Красная армия прочно захватила стратегиче- скую инициативу на советско-германском фронте и перешла в наступление. Наши войска, освобождая захваченные оккупантами обширные территории Родины, уверенно продвигались на Запад. В ре- зультате этого процесса на лечебные учреждения, размещенные на территории Саратовской области, были возложены функции госпиталей глубокого тыла. Основной функцией стало лечение раненых и больных до окончательного выздоровления. С июля 1943 г. и до окончания войны с фашистской Германией руководство эвакуационными госпиталями (ЭГ) осуществлялось Управлением распределитель- ного эвакуационного пункта-110 (РЭП-110) и местного эвакуационного пункта-86 (МЭП-86). С июля 1943 по июнь 1945 г. в госпитали было до- ставлено 126024 раненых и больных [8]. Основная их часть была доставлена во второй половине 1943 г. - 55567 человек, из них 15007 в августе и 11236 в сентябре - в период завершения Курской битвы и последующего наступления наших войск. В последу- ющие месяцы количество поступающих снизилось. В связи с этим эвакуация из госпиталей эвакуационного пункта (ЭП) была уменьшена, а с ноября 1943 г. - пре- кращена полностью. 27 октября 1943 г. РЭП-110 был заменен прибыв- шим из Ашхабада МЭП-86, который осуществлял руководство деятельностью лечебных учреждений Саратовской области до окончания Великой Отече- ственной войны [8, 9]. Одновременно продолжалась передача госпита- лей из состава РЭП-110 и МЭП-86 в состав госпи- тальных баз (ГБ) фронтов. В результате этого коечный фонд с июля 1943 по июнь 1945 г. сократился на 10000 коек. В 1944-1945 гг. часть лечебных учреждений была передана для обслуживания военнопленных, а со вто- рой половины 1945 г. началось массовое свертывание госпиталей, часть из них перепрофилировали для лечения инвалидов войны. Общее руководство сортировкой и распределени- ем поступающих раненых и больных осуществлялось первым отделом МЭП. Работу по разгрузке военно- санитарных поездов (ВСП) и санитарно-транспортных судов (СТС) осуществляла эвакуационная группа сор- тировочно-эвакуационного госпиталя (СЭГ) № 2635. С учетом накопленного за предыдущие периоды войны опыта ВСП разгружались частично в Аткарске ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ 4 (64) - 2018 261 История медицины и Ртищеве. Но основная масса раненых доставлялась непосредственно в лечебные учреждения Саратова. Все прибывающие с фронта военнослужащие, не имевшие эвакуационного предназначения, направ- лялись в СЭГ. Через 5-6 дней после проведения там углубленного обследования они распределялись по развернутым в городе и области специализирован- ным или общехирургическим госпиталям [8]. Для транспортировки лиц из СЭГ № 2635 в область использовались санитарные летучки (разновидность военно-санитарного поезда, состоявшего из оборудо- ванных товарных вагонов и предназначавшегося для эвакуации раненых и больных на короткие расстоя- ния), а в летнее время - пароходы местного назначе- ния. В связи с уменьшением количества поступающих раненых в 1944 г. СЭГ № 2635 был ликвидирован, а его функции до окончания войны выполнял один из госпиталей Народного комиссариата здравоохране- ния (НКЗ) [9]. По мере того как на завершающем этапе войны изменялись задачи ГБ, развернутой в Саратовской области, менялась и лечебно-эвакуационная харак- теристика поступающих в нее контингентов раненых и больных [1, 13]. В госпиталях возросло число па- циентов с тяжелой боевой патологией - с проника- ющими полостными ранениями и с огнестрельными повреждениями костей [10, 14]. Так, если в первом полугодии 1943 г. лица с указанной выше патологией составляли 36% (из них 45% имели ранения грудной клетки и брюшной полости), то во втором полугодии 1945 г. - уже 80,7% от всех поступивших на лечение. Соответственно изменялся удельный вес тяжелых ра- нений по всем локализациям. Например, количество военнослужащих с повреждениями черепа возросло с 37,6% в 1943 г. до 88,8% в 1945 г.; грудной клетки - с 44,3 до 84,4%; живота - с 45,3 до 85,2%; нижних ко- нечностей - с 31,0 до 81,5%; верхних конечностей - с 40,4 до 78,4% случаев соответственно. Это объясняется тем, что в третьем периоде войны увеличилось количество коек в составе ГБ армий и фронтов. Это стало возможным за счет сокращения коечной сети в тылу. Например, ЭП, дислоцированный в Саратовской области, передал в 1942 г. и в первом полугодии 1943 г. фронтовым ЭП 33000 коек. Тем самым были созданы благоприятные условия для госпитализации и лечения в пределах действующей армии большого числа раненых и больных. В глубокий тыл (им стала и Саратовская область в третий период войны) стали поступать преимущественно тяжелора- неные и больные, требовавшие длительных сроков лечения [8, 13]. В связи с удалением линии фронта транспортиров- ка тяжелых контингентов в ЭГ Саратовской области требовала значительного времени. Отсроченная по срокам госпитализация приводила к увеличению сро- ков их лечения даже в условиях специализированных стационаров. Так, если в 1942 г. у возвращенных в часть военнослужащих сроки лечения составляли в среднем 35,1, то в 1945 г. уже 73 дня соответственно. У лиц, уволенных в запас, в 1942 г. в среднем - 58,9; в 1945 г. - 98 дней соответственно [8]. Несмотря на увеличение сроков лечения, десяткам тысяч военнослужащих, доставленным в Саратов с тяжелой боевой патологией, удалось создать все условия для их выздоровления и последующего воз- вращения на фронт. Решающую роль в этом процессе сыграла эффективная организация специализирован- ной помощи. В соответствии с изменениями структу- ры ранений и количества поступающих для излечения раненых и больных командование ЭП производило целенаправленное перераспределение коечного фон- да. Увеличивался процент специализированных коек с 23,3% в 1942 г. до 41% в июне 1945 г. Значительная их часть выделялась для раненных в голову, шею и по- звоночник (нейрохирургические, челюстно-лицевые, глазные и оториноларингические) - с 7,7% в 1942 г. до 13,8% - в июне 1945 г.; для раненных в грудь и живот - с 0,3% в 1942 г. до 7,1% в 1945 г. (в абсолютном ис- числении - с 200 до 1000 шт.); для раненых, нуждаю- щихся в протезировании конечностей, - с 1,9 до 12% (с 1000 до 1700 шт.) соответственно [8, 9]. Несмотря на накопленный за годы войны зна- чительный клинический опыт сотрудниками ЭГ в организации специализированной помощи раненым и больным большую роль сыграли сотрудники Са- ратовского медицинского института [12]. Профес- сорско-преподавательский состав, привлеченный в качестве консультантов, постоянно способствовал повышению квалификации врачебного состава и являлся инициатором проведения научно-иссле- довательских работ по изучению особенностей и повышению эффективности методов лечения раз- нообразной военной патологии [6]. Так, с 1944 г. глав- ным терапевтом ЭГ Саратова и области назначается профессор Л.А. Варшамов. Под его руководством из- учались особенности течения и лечения гипертони- ческой болезни у военнослужащих и гражданских лиц в военное и послевоенное время, а также состояние гемодинамики, газообмена, биохимические сдвиги, сосудистые реакции при этой болезни [14]. Кроме того, большое внимание уделялось проблеме ревма- тизма, изучалась функциональная патология печени при ревматизме и серологическая диагностика этого заболевания. Были продолжены исследования осо- бенностей патологии желудочно-кишечного тракта военного времени [3, 4]. Например, было доказано, что особенность различных форм алиментарной дистрофии в годы войны во многом определяется длительностью и степенью нервно-психических на- пряжений и травм, которые в этот период переносят люди [15]. Значение ряда других факторов (физи- ческое переутомление, холод и т. д.) приобретают значение способствующих не только возникновению данной патологии, но и темпу ее развития. На основе полученных данных О.С. Глозман [5] сформулировал принципы «… научной терапии, которая должна была быть этиологичной, патогенетической, рациональ- ной, т. е. направленной на существо процесса, на 262 4 (64) - 2018 ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ История медицины его механизм, как терапия замещения, возмещения или регулирования». Существенный вклад в совершенствование по- вседневной клинической деятельности вносили и рационализаторские предложения рядовых врачей, а также среднего медицинского персонала [7]. Их само- отверженный труд во время Великой Отечественной войны способствовал повышению качества работы ЭГ, решению актуальных медицинских проблем военного времени, спасению жизни, выздоровлению большого числа раненых и больных советских военнослужащих [7, 13]. Это было характерно не только для ЭГ МЭП- 45, но и огромного числа аналогичных медицинских учреждений, развернутых на необъятных просторах Союза Советских Социалистических Республик [11]. Не случайно сотни сотрудников и руководящих работников госпиталей Поволжья были награждены высокими правительственными наградами. Среди них - профессор из Казани Л.И. Шулутко, главный хирург Саратова, член-корреспондент Академии ме- дицинских наук СССР С.Р. Миротворцев, заведующий Сталинградским областным отделом здравоохране- ния В.А. Ивашиненко, командир медико-санитарно- го звена местной противовоздушной обороны Е.А. Дмитриева и многие другие [6]. Многие были призваны в этот период в действую- щую армию и там зарекомендовали себя с наилучшей стороны. Например, профессор Г.Г. Карпель была при- звана в армию в 1943 г. с первого курса аспирантуры при кафедре патологической анатомии и закончила службу в 1945 г. в должности врача-специалиста 113 патолого-анатомической лаборатории 8-й армии Белорусского фронта [13]. Основными направлени- ями ее повседневной научно-практической работы являлись анализ боевой травмы и ее осложнений, вы- явление причин насильственной смерти, мобильной нагрузки в оценке организации медицинской помощи раненым. Самоотверженный труд молодого специ- алиста был отмечен орденами и медалями Великой Отечественной войны [13]. В связи с изменением структуры поступавшего на лечение контингента, ростом квалификации хирур- гических кадров, изменением функции госпиталей в различные периоды войны изменялись тактика и методы лечения. В частности, постоянно возрастали показатели хирургической активности. Так, если в первый год войны процент оперированных по от- ношению к числу лечившихся составлял 10,3 (12174 оперированных раненых), то в первом полугодии 1944 г. он возрос до 60,6% (28485 человек) и удерживался на этом уровне до конца войны [9]. Существенную помощь в достижении успешных результатов лечебной работы оказала развернутая всенародная забота о раненых. Это выразилось в шефстве над госпиталями. Благородный почин был поддержан не только на уровне организаций и предприятий. Он исходил от всех слоев общества: инженерно-технического состава предприятий и организаций, комсомольских и пионерских дружин, отдельных граждан и др. Трудовые коллективы вели среди пострадавших военнослужащих массовую по- литическую и воспитательную работу. Заводы, колхо- зы и совхозы оказывали им материальную помощь. Так, Саратовский завод комбайнов и крекинг-завод в подшефном госпитале, развернутом в средней школе № 43, оборудовали в прачечной паросушилку и топча- ны, выкрасили в помещениях полы, изготовили свыше 1500 тарелок, ложек и кружек. Для повседневных нужд было передано 300 простыней и 250 пар тапочек [6]. Комсомольцы и пионеры ухаживали за тяже- лоранеными и давали концерты художественной самодеятельности. Домохозяйки стирали белье и ремонтировали обмундирование. К примеру, один из госпиталей, расположенный в Вольске, имел 11 шефов, а Саратовский гарнизонный госпиталь - 15 [6]. На завершающем этапе войны больше внимания стало уделяться профилактике заболеваний среди гражданского населения путем интенсификации при- вивок (против оспы и брюшного тифа) и проведения различных оздоровительных мероприятий. Например, в 1944 г. врачи города провели на предприятиях ме- дицинские осмотры рабочих-подростков. Около 1000 ребят были направлены на стационарное лечение, а также в санатории и дома отдыха или получили до- полнительное питание [2]. Однако последствия войны сказывались не толь- ко на состоянии здоровья взрослых и детей. Вновь появилась беспризорность. Но государственные и медицинские органы предприняли самые решитель- ные меры для решения данной проблемы. Дети-си- роты брались на учет, направлялись в детские дома, оформлялось опекунство. 1 июля 1944 г. было открыто Саратовское Суворовское военное училище [6]. Впо- следствии свыше его 50 выпускников стали видными деятелями науки и техники, в том числе докторами наук, академиками, лауреатами Ленинской премии. Также из стен училища вышли видные деятели куль- туры и искусства. Таким образом, вышеперечисленные факты свидетельствуют о значительном вкладе, который внесли жители Саратова и области в решение много- численных вопросов лечения раненых и больных, доставленных с фронта в ЭГ, развернутые на берегах Волги. Четыре военных года олицетворяют не только трагический, но и героический этап в истории реги- она, а также оказали существенное влияние на его послевоенное развитие [6].

References

  1. Архангельский, С.Х. Периферическая нейрохирургия / С.Х. Архангельский // Вопр. воен. патологии. - Саратов, 1946. - С. 46-50.
  2. Ванчинов, Д.П. Саратовское Поволжье в годы Великой От- ечественной воны 1941-1945 гг. / Д.П. Ванчинов. - Саратов: Сарат. ун-т, 1976. - 304 с.
  3. Варшамов, Л.А. Основные вопросы клиники язвенной болезни в военное время / Л.А. Варшамов // Тр. Сарат. гос. мед. ин- та. - Саратов, 1946. - С. 171-182. ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ 4 (64) - 2018
  4. Варшамов, Л.А. Алиментарная дистрофия в годы Великой Отечественной войны / В.А. Варшамов // Тр. Сарат. гос. мед. ин-та. - Саратов, 1949. - Т. 8. - С. 53-70.
  5. Глозман, О.С. Основные принципы современной научной терапии / О.С. Глозман // Вопр. воен. патологии. - Саратов, 1946. - С. 217-226.
  6. Колемасова, Г.А. Саратовская область в годы Великой Отече- ственной войны / Г.А. Колемасова, П.П. Фролкин // Вестн. Сарат. гос. соц.-эконом. ун-та. - 2010. - № 3. - С. 153-156.
  7. Миротворцев, С.Р. Длительно незаживающие раны и язвы огнестрельного происхождения и их лечение / С.Р. Миро- творцев // Вопр. воен. патологии. - Саратов, 1946. - С. 5-15.
  8. Мурылев, Ю.А. Организация работы госпиталей тыла стра- ны на территории Саратовской области в период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов / Мурылев Ю.А., Мурылев В.Ю. - Саратов: Сарат. гос. мед. ун-т, 2000. - 64 с.
  9. Мурылев, Ю.А. Организация работы госпиталей тыла стра- ны на территории Саратовской области в период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов / Ю.А. Мурылев [и др.]. - Саратов: СГМУ, 2003. - 28 с.
  10. Рабинович, И.М. К вопросу о лечении каловых свищей / И.М. Рабинович // Вопр. воен. патологии. - Саратов, 1946. - С. 16-29.
  11. Ростоцкий, И.Б. Тыловые эвакогоспитали / И.Б. Ростоцкий. - М.: Медицина, 1967. - 80 с.
  12. Нуштаев, И.А. Саратовские ученые-медики: историко-био- графические очерки / И.А. Нуштаев. - Саратов: СГМУ, 2000. - 13 с.
  13. Попков, В.М. Вклад клиник и кафедр Саратовского государ- ственного медицинского института в подготовку кадров, медицинской помощи раненым и больным в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. / В.М. Попоков [и др.] // Сарат. науч.-мед. жур. - 2010. - Т. 6, № 2. - С. 231-235.
  14. Попоков, В.М. Вклад сотрудников Саратовского медицин- ского института в совершенствование методов диагностики и лечения раненых и больных в эвакогоспиталях в период Великой Отечественной войны / В.М. Попков [и др.] // Сарат. науч.-мед. жур. - 2015. - Т. 11, № 1. - С. 7-11.
  15. Шварц, Л.С. Функциональная патология алиментарной дис- трофии / Л.С. Шварц // Вопр. воен. патологии. - Саратов, 1946. - С. 51-89.

Statistics

Views

Abstract - 122

PDF (Russian) - 104

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2018 Sokolov V.A., Murylev Y.A., Yakimov D.K., Murylev V.Y.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies