In memory of Academician Ivan Petrovich Pavlov (on the 170th anniversary of his birth)

Abstract


The main years of the life and scientific creativity of I.P. Pavlova. Illuminated little-known facts from the life of a scientist. It is noted that IP Pavlov is one of the most prominent representatives of modern natural science, the creator of the materialistic theory of higher nervous activity of humans and animals, the founder of the largest physiological school of modernity and new approaches and methods of research in physiology. Pavlov I.P, studied many topical problems of physiology and medicine, but his most systematic and thorough research relates to the physiology of the circulatory and digestive systems, as well as the higher parts of the central nervous system: they are rightfully considered classic, which opened new pages in the relevant sections of physiology and medicine. New and valuable were the results of his research also on individual issues of the physiology of the endocrine system, comparative physiology, physiology of labor and pharmacology. Being deeply convinced that “for a natural scientist, everything is in a method,” IP Pavlov elaborated and introduced the practice of physiological research into the method of a chronic experiment, based on the need for a multilateral and detailed study of the body’s functions in natural conditions, in inseparable communication and interaction with the environment. This method brought the physiology out of the impasse created by a one-sided, analytical method of acute vivisection experiment that prevailed for a long time. Used in the early works of Pavlov on the physiology of blood circulation, the method of chronic experiment was elevated to the rank of a new scientific experimental principle in basic research on the physiology of digestion and then perfected when studying the functions of the higher parts of the central nervous system. Pavlov I.P comprehensively researched and studied the dynamics of the secretory process of the gastric and salivary glands, pancreatic glands, the work of the liver in the use of food of different quality, proved their ability to adapt to the nature of the causative agents of secretion. Created by Pavlov’s theory of higher nervous activity is one of the greatest achievements of natural science in the 20th century. It is a system of the most reliable, complete, accurate and deep knowledge of brain functions and is of great practical importance for medicine, psychology, pedagogy, and scientific organization of complex labor processes.

Full Text

Историческая заслуга российской научной мысли в области естествознания середины и второй половины XIX в. заключалась в том, что ее идейные установки и экспериментальные поиски были сознательно на- правлены в сторону материалистического познания природы. Следует признать, что история мировой физиологии богата именами блистательных ученых. Но вряд ли среди них можно найти такого, кто сыграл бы столь выдающуюся роль в становлении и развитии этой важнейшей научной дисциплины, как академик И.П. Павлов. Его исследования явились эпохой в развитии физиологии; они выдвинули ученого в ряды классиков естествознания, сделали фигурой, равной Галену, Везалию, Гарвею, Мальпиги, Ньютону, Дарвину, Сече- нову, Менделееву. Идеи Павлова вышли за рамки фи- зиологии и проникли в различные области медицины, в психологию, педагогику, кибернетику, животновод- ство, в сферу обучения сложным профессиональным навыкам и рациональной организации труда в совре- Академик И.П. Павлов ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ 2 (66) - 2019 273 Хроника менных условиях. Созданное И.П. Павловым учение о высшей нервной деятельности - одно из величайших достижений современного естествознания. Жизнен- ный путь Ивана Петровича - путь великого новатора российской физиологии. В одном лице с удивитель- ной гармонией сочетались выдающиеся свойства и черты исключительно богатой человеческой натуры, подобную которой вряд ли можно найти среди других творцов экспериментальных наук. Без всякого преуве- личения можно сказать, что история естествознания не знает подобного примера, когда ученый оказался бы способным завершить свою жизнь, как бы ни была она продолжительна, созданием новой - от начала до конца - области науки. Открытые им законы относятся к явлениям психической жизни животных и человека, в поисках объяснений которых терпели жестокую не- удачу многие исследователи. Родился Иван Петрович в г. Рязани 26 сентября 1849 г. в семье священника. Среднее образование он получил в местной духовной семинарии, которую вспоминал с благодарностью. Под влиянием литера- туры 60-х годов XIX столетия, в особенности Писарева, «…наши умственные интересы обратились в сторону естествознания, и многие из нас - в числе этих и я - решили изучать в университете естественные науки», - писал И.П. Павлов [1]. В 1870 г. Павлов поступил в Петербургский уни- верситет на естественное отделение физико-мате- матического факультета. Это было время блестящего расцвета факультета. Иван Петрович вспоминал: «Мы имели ряд профессоров с огромным научным автори- тетом и с выдающимся лекторским талантом. Я избрал главной специальностью физиологию животных и до- бавочной - химию. Огромное впечатление на всех нас физиологов производил профессор Илья Фаддеевич Цион. Мы были прямо поражены его мастерски про- стым изложением самых сложных физиологических вопросов и его поистине артистической способно- стью ставить опыты. Такой учитель не забывается всю жизнь. Под его руководством я делал мою первую физиологическую работу» [1]. Получив степень кандидата естественных наук, Павлов в 1875 г. поступил на третий курс Медико-хи- рургической академии - не с целью стать врачом, а с тем, чтобы впоследствии, имея степень доктора ме- дицины, получить право занять кафедру физиологии. Переходя в академию, он должен был стать асси- стентом у профессора Циона (читавшего также лекции по физиологии и в академии) вместо собиравшегося за границу прежнего ассистента С.И. Чернова. Но, по словам Ивана Петровича, произошла дикая история: «Талантливейший физиолог был изгнан из академии. Я пристроился потом как помощник у профессора К.Н. Устимовича, читавшего физиологию в тогдашнем Ветеринарном институте. По уходе его из института, кажется в 1878 г., я попал в лабораторию при клинике профессора С.П. Боткина, где пробыл многие годы, состоя по окончании курса в 1879 году в Институте для усовершенствования врачей и потом, по возвращении из двухлетней заграничной командировки, вплоть до получения профессуры. Несмотря на нечто неблаго- приятное, что было в этой лаборатории, - главное, конечно, скудность средств, - я считаю время, здесь проведенное, очень полезным для моего научного будущего» [3]. Вплоть до получения профессуры в 1890 г. И.П. Павлову, уже женатому и имевшему сына, в денежном отношении постоянно приходилось очень туго. Но благодаря товарищеской помощи и увлечению физио- логией это не очень омрачало жизнь Ивана Петровича. Павлов вспоминал: «Наконец, на 41-м году жизни я получил профессуру, получил собственную лабо- раторию и теперь даже не одно, а сразу два места: профессора фармакологии (впоследствии физиоло- гии) в Военно-медицинской академии и заведующего физиологическим отделом в Институте эксперимен- тальной медицины. Таким образом, вдруг оказались и достаточные денежные средства, и широкая возмож- ность делать в лаборатории, что хочешь» [2]. Напомним, что физиология «допавловского перио- да» в своих экспериментальных трудах стояла далеко в стороне от исследований психических процессов, и даже сама постановка вопроса о возможности естественно-научной трактовки этих явлений пред- ставлялась совершенно невероятной. Когда Павлову было 20 лет, он прочитал книгу Ивана Михайловича Сеченова «Рефлексы головного моз- га» [8], и с этого момента определилась его судьба. Молва, что сочинение подверглось аресту и служит развращению нравов, не отпугнула его. «Рефлексы» запомнились на всю жизнь, руководили его помысла- ми и чувствами. Словно призванный в науку раскрыть и углубить идеи учителя, Иван Петрович, за что бы ни брался, мысленно видел начертанный Сеченовым путь. Стоит отметить, что и в пятьдесят, и в семьдесят лет Павлов одинаково любил цитировать его книгу на память. «Все бесконечное разнообразие внешних проявлений мозговой деятельности, - любовно по- вторял он слова Сеченова, - сводится окончательно к одному явлению - к мышечному движению. Улыба- ется ли ребенок при виде новой игрушки, смеется ли Гарибальди, когда его гонят за излишнюю любовь к родине, выдумывает ли Ньютон мировые законы и пишет их на бумаге, дрожит ли девушка при мысли о первом свидании, всегда конечным итогом мысли является одно - мышечное движение…». Везде и во всем влияние мозга - интимное и тай- ное, необъяснимое и чудесное, - всему объяснение в центральной нервной системе, в рефлексах головного мозга [8]. Известно, что только И.М. Сеченов, еще во второй половине XIX в. предвещавший физиологии успех в раскрытии законов психической деятельности, противостоял всему фронту зарубежного метафизи- ческого естествознания. Величие идейного наследника и последователя И.М. Сеченова - Ивана Петровича Павлова основы- вается по меньшей мере на двух поистине революци- онных подвигах в науке: во-первых, Павлов поставил 274 2 (66) - 2019 ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ Хроника на научную материалистическую основу учение о нервной регуляции основных процессов животного организма, создав науку о высшей нервной деятель- ности; во-вторых, это грандиозное по своему значе- нию движение науки вперед произошло благодаря трудам гениального русского физиолога в невиданно короткий срок (15-20 лет). «Во всей истории естествознания, - писал о том времени Тимирязев, - не найдется других десяти - пятнадцати лет, в пределах которых изучение при- роды сделало бы такие дружные одновременные и колоссальные шаги. Добавим к этому, что самые вы- дающиеся представители этого научного движения выступали сами со своими открытиями перед широ- кой публикой, положив начало небывалой до той поры популяризации науки, и мы поймем, что эта могучая волна, докатившись до наших пределов, подхватила сначала отдельные наиболее подготовленные лич- ности, а затем по передаче всколыхнула и наиболее широкие слои общества» [9]. Иван Петрович был в «дружбе со славой»: дважды в своей жизни он был свидетелем общего признания плодов своего научного творчества. Павлов стал основателем двух новых отделов физиологии - пи- щеварения и головного мозга, сыгравших и продол- жающих играть выдающуюся роль в теории и практике медицины, биологии и психологии. Труды Павлова по физиологии пищеварения были удостоены международной Нобелевской премии еще в 1904 г. К этому времени ему было 55 лет. Это был маститый и авторитетный ученый, глава много- численных школ. Тем не менее тремя годами раньше он начал как бы все заново, приступив к изучению функции головного мозга. 15-20 лет напряженного труда, - и И.П. Павлов стал творцом обширной от- расли знания. Истоки классических исследований ученого по физиологии пищеварения относятся еще к его студенческим годам. С первых же шагов в науке он уловил главнейшую нить взаимосвязей систем организма и независимо от объекта наблюдений по существу изучал деятельность нервной системы [6]. Будучи студентом, он выполнил три исследования: «О влиянии гортанных нервов на кровообращение» и «О центростремительных ускорителях сердцебиения» (совместно со студентом Владимиром Великим), а также «О нервах, заведующих работою в поджелу- дочной железе» (совместно со студентом Михаилом Афанасьевым) [1]. Для молодого ученого эти темы оказались неслучайными. Начав с физиологии кро- вообращения, с исследований работы сердца, он мог одновременно вести изучение поджелудочной железы. Заметим, что интересы обеих тем совпадали, а результаты этих исследований вылились в само- стоятельные разделы науки и послужили началом новаторских преобразований в физиологии. Первыми двумя работами он положил начало сво- им знаменитым исследованиям по кровообращению, которым был посвящен значительный период его творческой деятельности. К числу этих работ относится также докторская диссертация И.П. Павлова «Центробежные нервы сердца», законченная им в 1881 г. и опубликованная в 1883 г. В этом классическом труде было впервые установлено, что деятельность сердца регулируется двумя парами нервов, из которых одна пара регули- рует частоту сердцебиений (ускоряющие и замедля- ющие нервы), а другая (не влияя на частоту) оказы- вает влияние на силу сердцебиений (усиливающие и ослабляющие нервы). Здесь с особой точностью подчеркнута идея ученого о «нервизме», которую Павлов расшифровал как «…физиологическое на- правление, стремящееся распространить влияние нервной системы на возможно большее количество деятельностей организма» [2]. Этой замечательной работе предшествовало следующее. В 1845 г. братья Вебер установили, что блуждающий нерв замедляет сокращения сердца. То было первое исследование о нервах, регулирующих деятельность этого органа. Двадцать лет спустя рос- сийские ученые - братья Цион доказали, что, помимо блуждающего нерва, на сердце оказывает влияние и симпатический нерв, который ускоряет сердечный ритм. Как отмечалось выше, Павлов обнаружил новую функцию сердечных нервов, он из того же симпати- ческого нерва выделил отдельные волокна, которые регулируют силу сердечного сокращения. Ученый вы- водил сердце животного из равновесия и, возбуждая затем открытые им волокна электрическим током, восстанавливал работоспособность сердечного му- скула, не учащая при этом его сокращений. Исследования И.П. Павлова о рефлекторной регу- ляции кровообращения не только вскрыли основные законы физиологии системы кровообращения, но и послужили отправным пунктом для многих других направлений в этой области. Исследования, начатые Павловым в 80-х годах XIX в., в совокупности с другими его работами за- вершились в 1920 г. сообщением «О трофической иннервации» (опубликованным в 1922 г.), где в сжатой форме было изложено учение о трофическом влиянии нервной системы. С третьей студенческой работы Павлова «О нервах, заведующих работою в поджелудочной железе» [4] на- чалось создание «павловской» физиологии пищеваре- ния, которой был посвящен второй период творческой деятельности ученого. Впоследствии Павлов, будучи уже студентом IV курса Медико-хирургической акаде- мии, продолжил свои исследования поджелудочной железы, начатые им еще в университете, и в резуль- тате в 1879 г. представил сообщение «Новые методы наложения панкреатической фистулы» [5] объемом всего в одну страницу. Из сообщения явствовало, что молодой физиолог открыл качественно новый путь в познании сложнейших функций целого животного организма. Павлов вводит в практику метод «хрони- ческого эксперимента», коренным образом перестро- ивший принципы физиологического исследования [5]. ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ 2 (66) - 2019 275 Хроника Следует подчеркнуть, что 28-летний ученый напал на «золотоносную жилу» научных фактов. Блестяще задуманные операции стали в один ряд с видными открытиями в области нервной системы, с законами деятельности пищеварительных желез. Четыре опе- рации, или четыре приема изучения нервной системы, оказались теми ступенями, поднимаясь по которым Иван Петрович открыл новый «широкий горизонт с не- видимыми раньше предметами». Эти методы позво- лили ученому найти впоследствии правильные пути к изучению законов деятельности головного мозга. В 1879 г. Павлов предложил операцию выведения наружу протока поджелудочной железы. Операция, терпевшая неудачу у всех предшественников Ивана Петровича, получила в его руках блестящее заверше- ние. В 1889 г. Павлов осуществил в высшей степени остроумную операцию, позволившую ему проде- монстрировать прямое влияние нервной системы на желудочное сокоотделение. Это опыт мнимого кормления, получивший признание всего мира как «самый блестящий эксперимент XIX века». Операция столь же гениальна, сколь и проста. Помимо свища желудка, животному формировали свищ и на пище- вод. Путь пищи изо рта в желудок прерван, и пища, проглатываемая собакой, свободно вываливалась наружу из верхнего, искусственно сделанного от- верстия пищевода. Вот тут и наступает «павловское чудо»: из пустого желудка течет чистый сок. При этом сок этот течет и тогда, когда животное жадно глотает куски мяса, и когда оно обнюхивает или только видит их. Однако стоит перерезать на шее блуждающие не- рвы, как сокоотделение прекращается, несмотря ни на жадность животного, ни на продолжительность еды. Этот сок был назван Павловым «психическим» - по той причине, что без посредничества психики появление его невозможно. Павлов сделал значительное откры- тие и высказал следующее заключение. «Сок, который выделяется желудком от одного вида или запаха пищи коренным образом, отличается от всякого иного. Что- бы железы желудка пришли в действие, необходимо предварительно «оживленное представление о еде», страстное желание есть. Даже проглоченная пища не может быть переварена без психики, без некоторой дозы «воображения» [1]. И народный опыт, и медицина древних времен были на стороне ученого. Врачи прекрасно понимают, как важно для здоровья больного возбудить у него аппетит. Не слишком разбираясь в физиологических тонкостях, они советуют за столом думать только о пище и не отвлекаться на что-нибудь другое. Есть немало доказательств, что мрачные размышления и споры за столом портят пищеварение. «Мне стало понятно, - говорил Павлов, - почему в некоторых руководствах по гигиене рекомендуют, чтобы столовая комната была отдельна, ничем не напоминала о работе и на пороге ее оставались все заботы дня.… Без запаха, без вкуса, вида пищи или чувства голода - нет и действий пищеварительных желез!» [2]. Напомним, что в 1894 г. Павлов осуществил свою знаменитую операцию - выкраивание из желудка изолированного маленького желудочка. Бреславский физиолог Гейденгайн в 1878 г. проделал подобное вмешательство, которое оказалось порочным: же- лудочек начинал работать только спустя 1-2 часа после приема пищи. Павлов искал господствующую роль нервной системы: он увидел теоретическую и методическую ошибку Гейденгайна. Иван Петрович сделал операцию по-своему, внес одну «деталь» - сохранил нервные связи, и маленький желудочек функционально «ожил», превратился в «зеркало» боль- шого желудка. И.П. Павлов установил, что желудочное пищеварение состоит из двух самостоятельных и в то же время взаимно связанных фаз: первой, описанной еще при постановке и проведении опыта «мнимого кормления», - «психической», нервной фазы; второй - химической, когда начинается собственно обработ- ка пищевых масс. Благодаря «павловскому желудку» удалось с точностью установить состав желудочного сока на всех этапах пищеварения, а также выявить факторы, вызывающие усиление секреции или ее угнетение [1, 3]. Всестороннее изучение пищеварительного про- цесса послужило в итоге основой для понимания эволюции пищеварительного аппарата и его функций в зависимости от условий питания и, следовательно, условий среды существования животного. В 1897 г. вышла в свет знаменитая книга И.П. Павлова «Лекции о работе главных пищеварительных желез», подводившая итог его пятнадцатилетним целеустремленным изысканиям. Выросла новая на- ука - физиология пищеварения. Так, «Лекции» 1897 г. подготовили почву для создания величественного по своим масштабам учения о высшей нервной деятель- ности, изложенного в «Лекциях» 1927 г. Обе эти книги должны рассматриваться как две части одной работы, два этапа в достижении одной и той же научной цели. Исследования по условным рефлексам Павлов опубликовал в двух книгах, почти одинаковых по со- держанию, но резко отличающихся по построению материала и форме изложения учения в целом. Одна из них - «Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных. Условные рефлексы» (1923 г.) - представ- ляет собой сборник статей, докладов, лекций и речей И.П. Павлова. Это подлинная летопись зарождения и развития учения об условных рефлексах, иллюстри- рующая прямые и извилистые пути, которыми шел ученый со своей школой к вершинам знания о физио- логии головного мозга [4]. Речь «Естествознание и мозг» произвела глубокое впечатление на другого корифея естествознания - К.А. Тимирязева, который следующим образом выразил это в своем письме к И.П. Павлову: «Мне приходится постоянно воевать с ботаниками старыми и молодыми, русскими и немецкими, проповедую- щими, что физиологи должны отказаться от «строгих правил естественнонаучного мышления», заменив 276 2 (66) - 2019 ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ Хроника И.П. Павлов со слушателями Военно-медицинской академии их бреднями какой-то по счастью несуществующей фитопсихологии. А теперь, когда я могу указать, что такой «великий физиолог земли русской», как Вы, считаете своим призванием изгнать психологический метод из его последнего оплота в физиологии, я по- чувствовал твердую почву под ногами для оказания им дальнейшего отпора. Ваша речь мне представляется событием в истории естествознания; я глубоко со- жалею, что не был его очевидцем…» [9]. «Двадцатилетний опыт» неоднократно переизда- вался с включением все новых и новых работ. Он напе- чатан в третьем томе «Полного собрания трудов И.П. Павлова» шестого издания, подготовленного самим ученым в 1935-1936 гг.; в нем нашли свое отражение 63 его выступления по условным рефлексам [1]. Совершенно иной характер придал Павлов «Лекци- ям о работе больших полушарий». Впервые они были опубликованы в 1927 г., затем дважды переиздавались (1927, 1937 гг.). Характерно, что в эти последующие издания автор не вносил никаких изменений или до- бавлений. Перед читателем раскрывается стройное здание новой науки. Великий мастер представил не отдельные эскизы, а цельное монументальное про- изведение. «Лекции» представляют собой плод невиданного в истории науки коллективного труда - обобщение 268 исследований, направленных к одной цели, руководи- мых одним лицом, от которого каждый участник этого общего дела получал и тему, и указание о методах работы. Иван Петрович сам, «всеглазно и всеручно», как он любил выражаться, непосредственно участвовал в экспериментах любого своего сотрудника, знал детали опытов, сам давал характеристику фактам, укладывая их в свою систему представлений об ана- литической и синтетической работе головного мозга. «Учение о высшей нервной деятельности» с полным основанием можно назвать учением «об условных рефлексах», «о физиологии головного мозга», «о происхождении и становлении рефлексов», «о взаи- моотношении организма с окружающей его средой», «о поведении животных», «о развитии психической деятельности», «об эволюции физиологических ре- акций». Эти синонимы дают представление о том, в какой мере высшая нервная деятельность затраги- вает основные проблемы естествознания и насколько идеи, вложенные Павловым в его учение, созвучны вопросам многих смежных с физиологией дисциплин. Особо следует отметить любовь и уважение сту- дентов к профессору И.П. Павлову. Они нередко встречали и провожали ученого аплодисментами. Их увлекали лекции Павлова, порывистая речь, пере- сыпанная народными оборотами; забавляло, что профессор называет желчный пузырь «временным ма- газином желчи», живот - «брюхом». Тем более им ка- залось странным, что профессор тщательно готовился к лекциям, терпеливо оттачивал свои формулировки. Прежде чем выступить с докладом, он предваритель- но читал его вслух, просил кого-нибудь прослушать, чтобы проверить на нем впечатление. Очень нравился студентам наглядный метод его преподавания. «Насматривайтесь, насматривайтесь, господа, - приглашал он студентов во время опытов, - прочи- танное мною найдете в книжке, не упускайте случая хорошенько поглядеть… Я люблю учить не рассказом, а показом…» [7]. Этот метод преподавания отнюдь не был тради- ционным для Медико-хирургической академии. Еще недавно обучение сводилось здесь к зазубриванию отдельных страниц из учебников Германна или Кюне, переведенных на русский язык. Демонстративные опыты ввел впервые Цион. Написав оригинальный учебник и вытеснив устаревшие немецкие пособия, он стал дополнять лекции демонстрациями. Среди суровых и высокомерных наставников Павлов выделялся доступностью и простотой. Ему ничего не стоило примкнуть к шумной компании сту- дентов на улице или, обгоняя, бросить им на ходу: «Эй вы, инвалиды! Аппетит - это выражение страсти в акте еды, а вы еле плететесь!» [7]. Особенность Павлова нравиться молодежи обна- ружилась в Англии, когда он в 1928 г. читал лекцию в ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ 2 (66) - 2019 277 Хроника Памятник И.П. Павлову в Санкт-Петербурге Кембриджском университете. Было условлено, что каждые полминуты он будет делать перерыв, чтобы дать переводчику возможность повторить сказанное по-английски. Только три раза он остановился, а затем увлекся и забыл об условии. Минут пять продолжалась его страстная речь, прежде чем он сообразил, что студенты его не понимают. Тогда он сжал кулаки и рас- хохотался. Вслед за ним хохотала вся аудитория. Про- фессор полностью завладел сердцами студентов [7]. История медицинской науки хранит многие собы- тия, знаменующие ее успехи и развитие, в том числе и некоторые операции. Одни операции были уникаль- ными с точки зрения клинического содержания или ру- кодейства, другие открывали новую эру в хирургии. К числу таких принадлежит и операция, произведенная в мае 1927 г. великому русскому ученому, «старейшине физиологов мира» Ивану Петровичу Павлову [1]. Приведем малоизвестный факт из жизни И.П. Павлова. Это произошло в дни работы XIX съезда рос- сийских хирургов в Ленинграде. Иван Петрович, как известно, в течение многих лет страдал хроническим холециститом. Начавшийся в последних числах мая 1927 г. приступ болезни купировать консервативно не удавалось. На консилиуме виднейших хирургов - И.И. Грекова, А.В. Мартынова, С.П. Федорова и др. - была признана необходимость оперативного вмешатель- ства. Павлову было тогда 78 лет. В ответ на предложение пригласить для операции кого-либо из немецких хирургов И.П. Павлов ответил: «Я вовсе не считаю немецких хирургов лучше наших и ни в коем случае не допущу, чтобы меня оперировал немец, когда здесь присутствует цвет нашей хирур- гии» [3]. Оперировал Павлова его земляк из Рязани - Алек- сей Васильевич Мартынов, профессор, директор госпитальной хирургической клиники медицинского факультета Московского университета. Он имел боль- шой опыт операций на желчных путях. Операция произведена 28 мая 192 7 г. А.В. Мартынову ассистировали А.Д. Прокин и И.И. Греков. На операционном столе диагноз «холедохолитиаз», поставленный А.В. Мартыновым, подтвердился. Он произвел холедохотомию и удалил камень из общего желчного протока. Операция прошла благополучно. И.П. Павлов выписался из больницы на 21-й день по- сле операции в удовлетворительном состоянии. «Великая честь выпала Вам на долю - оперировать такого человека…», - писал А.В. Мартынову И.И. Греков [3]. Алексей Васильевич Мартынов совершил гражданский и врачебный подвиг, сохранив для нашей страны и всего мира на долгие годы замечательного человека и ученого - Ивана Петровича Павлова (после операции Павлов прожил еще почти 10 лет). В 1935 году на XV Международном конгрессе физиологов Иван Петрович был увенчан почетным званием «старейшины физиологов мира». Уместно отметить, что ни до, ни после него ни один физиолог не удостаивался такой чести. Учение И.П. Павлова стало фундаментом для развития мировой медицинской науки. В Америке, Англии, Франции и других странах были созданы специальные «павловские лаборатории». Труды И.П. Павлова получили международное признание. И.П. Павлов был избран членом 22 академий наук - Франции (1900), Соединенных Штатов Америки (1904), Италии (1905), Бельгии (1905), Голландии (1907), Англии (1907), Ирландии (1917), Германии (1925), Испании (1934) и др., почетным членом много- численных отечественных и 28 иностранных научных обществ [2]. «Что ни делаю, постоянно думаю, что служу этим, сколько позволяют мне мои силы, прежде всего моему отечеству, нашей русской науке. И это и есть сильнейшее побуждение и глубокое удовлетво- рение», - писал сам о себе И.П. Павлов. 27 февраля 1936 г. Ивана Петровича Павлова не стало. После непродолжительной болезни на 87-м году жизни он скончался от пневмонии. Похоронен на «Литераторских мостках» Волковского кладби- ща в Санкт-Петербурге. Отпевание по православ- ному обряду, согласно его завещанию, было совер- шено в церкви в Колтушах, после чего в Таврическом дворце состоялась церемония прощания. У гроба был установлен почётный караул из научных работ- ников вузов, научных институтов, членов Президиума Академии наук Союза Советских Социалистических Республик. Таким образом, учение И.П. Павлова сыграло вы- дающуюся роль в развитии мировой медицинской науки потому, что в своих экспериментах он приме- нял не шаблонные методы научного исследования, а совершенно новые, оригинальные и вместе с тем предельно простые, которые давали убедительные сведения, вносили ясность в самые сложные во- просы. 278 2 (66) - 2019 ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ Хроника Все вышесказанное свидетельствует о том, что И.П. Павлов был гениальным ученым, оставившим не- изгладимый след в развитии фундаментальной науки. Если бы человечество не могло пользоваться всем тем, что открыл гений Павлова, оно было бы намного беднее. Пройдут многие века, наука, несомненно, за- воюет новые вершины, но человечество всегда будет благодарно ему за великие открытия и предвидения.

About the authors

V Ya Apchel

Email: vmeda-nio@mil.ru

T Sh Morgoshiia


References

  1. Айрапетьянц, Э.Ш. Иван Петрович Павлов / Э.Ш. Айрапетьянц, К.М. Быков, М.И. Михельсон. - М. - Л.: Изд-во АН СССР, 1949. - 176 с.
  2. Анохин, П.К. Иван Петрович Павлов / П.К. Анохин. - М.: Изд-во АН СССР, 1949. - 174 с.
  3. Асратян, Э.А. И.П. Павлов - жизнь и научное творчество / Э.А. Асратян. - М.: Изд-во АН СССР, 1949. - 202 с.
  4. Павлов, И.П. Полное собрание трудов / И.П. Павлов. - М. - Л., 1946. - Т. 2. - С. 23.
  5. Павлов, И.П. Полное собрание трудов / И.П. Павлов. - М. - Л., 1949. - Т. 3. - С. 228-229.
  6. Павлова, С.В. Из воспоминаний / С.В. Павлова // Новый мир. - 1946. - № 3. - С. 97-144.
  7. Поповский, А.Д. Законы жизни / А.Д. Поповский. - М., Советский писатель, 1963. - 884 с.
  8. Сеченов, И.М. Рефлексы головного мозга / И.М. Сеченов. - Л., 1926. - С. 29.
  9. Тимирязев, К.А. Сочинения / К.А. Тимирязев. - М. - Л., 1938. - Т. 5. - С. 461-462.

Statistics

Views

Abstract - 42

PDF (Russian) - 14

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2019 Apchel V.Y., Morgoshiia T.S.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies