DESIGN, CONSTRUCTION AND MODERN RESTORATION OF ORTHODOX CHURCHESIN the first half of the 19th century IN THE SOUTHERN URALS

Cover Page

Abstract

In article the wide range of the questions connected with designing of churches of Orenburg Diocese in first half XIX centuries and their restoration now is considered. Based on the analysis of archival materials, studies of the churches and the memories of eyewitnesses identified the features of design and construction of churches in the first half of the XIXth century. The basic problems of restoration of temples in Southern Ural are considered.

Full Text

До учреждения Оренбургской епархии в середине XIX в. территория Оренбургской губернии была подчинена разным епархиальным центрам. «Первою насущною задачей Епархиального управления являлось устройство и умножение православных храмов» [4, с. 337]. К широкому строительству храмов епархиальное и военно-гражданское начальство побуждали быстрый рост населения Южного Урала и увеличение числа раскольников. По утверждению современников раскол находил «для себя благоприятную почву к развитию в малочисленности церквей и духовенства» [4, с. 337] . Анализ официальных данных, помещённых в Справочной Книжке Оренбургского статистического комитета за 1869 г., показывает, что с полномасштабным появлением русского населения в Оренбургском крае строительство церквей шло чрезвычайно быстро. «В 1750 году на всём пространстве Оренбургской Епархии с Самарской вместе существовали только три церкви (в г. Челябинске, Уральске и Оренбурге), а по сведениям 1872 года через 122 года церквей в Епархии имеется 323 (217 каменных, 106 деревянных), да молитвенных домов 188 (2 каменных и 186 деревянных). Так что всех церковных зданий епархиального ведомства имелось 511, из них каменных 219 и деревянных 292. Кроме того, в 1872 году в пределах Оренбургской Епархии производились постройки 20 новых церквей (16 каменных и 14 деревянных) и 14 молитвенных домов (3 каменных и 11 деревянных), и были предположены к постройке 5 церквей для инородцев. Очевидно, что с дальнейшим заселением края, и увеличением числа православных переселенцев и с просвещением христианством местных инородцев потребность в новых церковных постройках должна была возрасти» [3, c. 558]. Между тем строительные работы в Оренбургской епархии, простиравшейся «от севера к югу на 1662 версты и от запада к востоку более чем на 323 версты, встречали значительные затруднения» из-за недостатка свободных строительных техников, принимавших к эксплуатации законченное здание. Строительное отделение местного губернского управления и казачьего войска располагало ограниченным количеством специалистов, которые едва успевали удовлетворять нужды этих ведомств. Изза нехватки квалифицированных кадров некоторые построенные церкви стояли в Оренбургской епархии неосвящёнными по году и более. Разрешённые к постройке новые церкви не возводились по году или два. Например, строительство разрушившейся церкви в Кундравинском посёлке, несмотря на разрешение, данное в 1869 г., так и не возобновилось изза нехватки строительных кадров. О росте количества церквей в XIX в. свидетельствуют следующие цифры: «в начале столетия в пределах нынешней Оренбургской губернии находилось 64 приходских церкви, – в том числе 5 в г. Оренбурге, и 6 церквей в Уральской области; всего 70 церквей в пределах Оренбургской епархии» [3, с.337]. К концу XIX в. в её границах насчитывалось 502 приходские церкви, а всего, включая церкви без приходов, 576 храмов и 238 молитвенных домов. За столетие количество церквей в Оренбургской епархии увеличилось в 7 раз, в среднем строилось по 4 церкви в год. Начало и середина XIX в. характеризуются значительными изменениями в области культового строительства. 27 декабря 1875 г. Патриарх утвердил правила постройки церквей, колоколен и часовен. В 1866 г. Министерство Внутренних Дел приняло правила составления проектов церквей. К планам и фасадам церквей прилагалось два разреза здания. Необходимы были разрезы отдельных частей сооружения, особенно в тех местах, где находились своды. Если проект составляли по образцу существовавшего церковного здания, то к нему обязательно нужно было прилагать подробный список изменений планировочного и архитектурного решений. К проекту выполнялась пояснительная записка, где содержались все данные, необходимые для полного обсуждения и утверждения проекта. В нее включали расчёт устойчивости здания, описание местности и исследования грунта, указывался способ закладки фундамента (будет ли закладка фундамента производиться прямо на грунте, на лежнях или на сваях, с объяснением в последних двух случаях степени сырости грунта). К сожалению, большинство этих документов в настоящее время утрачено. Правилами предписывалось, чтобы «постройки каменных церквей, по возможности, были поручаемы лишь тем техникам, которые производили уже работы подобного рода, или, по крайней мере, находились при них в качестве помощников производителей работ, под руководством опытных архитекторов. Чтобы архитекторы, которым поручено производство построек церквей, непременно сообщали в своё время строительным отделениям при губернских правлениях, как о начатии работ, так и об окончании вчерне здания, а в затруднительных случаях обращались в отделения за советами и указаниями» [3, c. 558]. Согласно 239 статье Строительного устава начальники губернии должны были наблюдать, чтобы строители не отступали от утверждённых планов и фасадов для церквей и чтобы лица, не имеющие установленных для техников аттестатов, не допускались к составлению проектов и планов сооружений. Установленные правила гарантировали до некоторой степени правильность возведения церковных зданий и сокращение случаев обрушения строящихся церквей. В годы советской власти большое количество южноуральских церквей было полностью разрушено. Сохранившиеся храмы в основном передали государству. Часть церквей приспособили под склады, клубы, мастерские. Использование зданий не по назначению привело к утрате элементов несущих конструкций, покрытий, перекрытий, внешнего и внутреннего убранства. В настоящее время большая часть сельских церковных зданий Южного Урала находятся в аварийном или полуразрушенном состоянии. Это церкви: Александра Невского в селе Александровка Грачевского района Оренбургской области, в поселке Пугачевский Оренбургского района, в селе Павловка Северного района и многие другие. Институт Церкви в настоящее время далеко не всегда может обеспечить должную сохранность культовых зданий, имеющих духовную, историческую, культурную и материальную ценность. Проводимые реставрационные работы не обеспечены достаточным финансированием, что исключает возможность использования дорогостоящей техники, необходимых строительных материалов. Особенно ощутима нехватка квалифицированных кадров в области реставрации, утрачены чертежи и многие документы, позволяющие восстановить подлинный облик храмов. В настоящее время в регионе ведётся работа по восстановлению церквей, но из-за нехватки финансирования в очень небольшом объёме. Например, в Оренбургской области проводится реставрация одного-двух памятников в год за счёт федерального бюджета. Большинство храмов восстанавливается на деньги приходов, часто очень непрофессионально. Примерами грамотного восстановления храмов с соблюдением действующего законодательства об охране памятников могут служить здание Преображенской церкви в городе Орске, храм в районном центре города Сорочинск и Никольский кафедральный собор в городе Оренбурге. Церковь Святой Екатерины в селе Тугустемир Тюльганского района Оренбургской области была построена на средства помещика, титулярного советника Виктора Ивановича Звенигородского и освящена 27 июля 1852 г. [1, д. 294]. Это центричный кирпичный храм с белокаменным декором. Церковь имеет крестообразный план и отдельно стоящую четырехъярусную колокольню высотой 43 м. Перекрытие церкви решено очень живописно. Концы креста перекрыты тройным позакомарным покрытием с небольшой главкой над ним. Средокрестье венчает большой световой барабан с полусферическим куполом. Все фасады декорированы сложными перспективными пилястрами со скульптурной капителью. Пилястры соединены двойной линией соединенных профилированных архивольтов. Под ними между пилястрами в верхнем ярусе находятся круглые скульптурные медальоны и три полукруглые в плане ниши с гипсовой скульптурой, изображающей апостолов. В боковых стенах выступающих концов креста в уровне ниш расположены окна той же формы и величины. В нижнем ярусе фасадов расположено три элемента подобной формы. Причем в крайних простенках находятся окна, а в центре плоская ниша. Такие же плоские ниши повторены в боковых частях выступов фасадов. Ярусы фасадов разделены широкой лентой, состоящей из небольших арок и скульптурных элементов. В целом церковь представляет собой очень гармоничный необычный образец историзма, сочетающий элементы разной стилистики (рис. 1). Церковь Св. Екатерины закрыли в 1933 г. В результате поджога купола был разобран барабан над храмом. Были разбиты украшавшие фасады горельефы святых, разобраны три деревянных крыльца, покрытие луковичной главы у колокольни. Здание стали использовать как склад строительных материалов и удобрений. В начале XIX в. строительной фирмой без лицензии разрешающей работы с памятниками истории и культуры сооружены конструкции, не соответствующие изначальному виду церкви. Той же фирме принадлежит профессиональный проект реставрации церкви села Спасское Саракташского района Оренбургской области. Церковь Спаса Нерукотворного в селе Спасское была построена в 1814 г. (рис. 2). Длина церкви с колокольРис. 1. Церковь Святой Екатерины в поселке Тугустемир Рис. 2. Церковь Спаса Нерукотворного в селе Спасское ней 16 сажень, наибольшая ширина 6 сажень. Высота до верха карниза 3 сажени. Имеется одна большая главка и одна малая над алтарём. Иконостас длиной 3 сажени , высотой 3 сажени. Отапливается тремя кирпичными печами. Дверей наружных обитых железом – 3, внутренних – 3. Колокольня в 4 яруса, высотой до верха карниза 7 сажен. Территория была обнесена деревянной оградой. Больших окон – 15, малых – 11, в куполе – 12 шт. Строительство церкви начал подполковник А.П. Мансуров в 1804 г. А 16 июня 1815 г. храм освятили, в 1816 выполнили роспись храма. Изначально Спасская церковь была холодной, но к 1859 г. в ней были установлены три кирпичных печи с дымоходами [1, д.45/а]. В 30-е гг. XX в. у церкви разрушили переход, соединяющий храм с колокольней, и колокольню. Были утрачены элементы внешнего и внутреннего убранства, завершение купола, покрытие трапезной и алтаря, алтарная главка, роспись стен, иконостас. Были разобраны конструкции полов и потолков. Здание использовали как склад химических удобрений. Несмотря на наличие полноценного проекта это характерный пример совершенно непрофессиональной реставрации. В 2004-2005 гг. на средства и усилиями прихожан, без проектной документации, была восстановлена кровля и стропильные конструкции над алтарной частью и трапезной. Работы поводились организацией, не имевшей лицензии для работы с памятниками архитектуры. К сожалению, подобные примеры на Южном Урале не редкость. В большинстве случаев из-за нехватки средств на дорогостоящие проекты реставрации церкви в регионе восстанавливают строительные фирмы без надлежащей проектной документации самостоятельно на средства прихожан. Ремонтные работы проводятся организациями, не имеющими лицензии для работы с памятниками. При этом допускаются отступления, искажающие исторический облик церквей, наносится ущерб сохранившимся конструкциям храмов. Руководство церкви в целом поддерживает необходимость полноценной реставрации храмов. «Проводя реставрационные работы, нужно консультироваться с опытными специалистами, а не брать целиком на себя решение таких важных вопросов, как роспись храма, написание новых икон, сооружеРис. 3. Церковь Покрова Богородицы в селе Краснохолм ние иконостаса, восстановление утраченной архитектуры храма. Внутреннее убранство должно, по возможности, соблюдаться в едином стиле, в гармонии и подчеркивать величие и благолепие православного храма. Поэтому произвол настоятеля или старосты в таких вопросах недопустим. Решать подобные вопросы надлежит соборным разумом, не опираясь лишь на личные чувства и воспитание» [2, 23]. Тем не менее на практике эти пожелания далеко не всегда соблюдаются. Не все приходы при проведении восстановительных работ обращаются к специалистам-реставраторам. Значительное количество церквей восстанавливают без привлечения специалистов-проектировщиков, тем более реставраторов. В большинстве случаев руководят ремонтом настоятели храма. Известны случаи утраты росписей интерьера и даже серьезных искажений внешнего и внутреннего облика здания. Достаточно часто в значимых частях храма используются современные материалы, которые плохо сочетаются с сохранившимися фрагментами здания. Происходит соединение строительных приёмов прошлого с возможностями современного строительного производства, конструкторского дела и техники. Восстановление церквей без реставрационной документации наносит очень большой ущерб архитектурным памятникам. Например, в селе Краснохолм Оренбургской области взамен старого сгоревшего центрального купола церкви Покрова Пресвятой Богородицы возвели новый, гораздо меньших размеров. Это нарушило объёмно-пространственную композицию памятника, значительно изменило пропорции и образ здания (рис. 3). Еще одной проблемой является очень медленный ход работ по реставрации многих храмов, который определяется нерегулярным финансированием работ. Одним из наиболее ярких примеров является реставрация церкви Дмитрия Солунского в городе Оренбурге. Этот храм был возведен на средства купцов братьев Дегтяревых. Каменную пятиглавую церковь с ярусной колокольней и трапезной закрыли и частично разрушили в 1938 г. Сохранилась полноценная документация, тем не менее реставрация была растянута на целых десять лет (рис. 4). В целом следует отметить, что практика реставрации культовых зданий на Южном Урале имеет множество недостатков. Недостаточно осознана неРис. 4. Дмитриевская церковь в городе Оренбурге обходимость профессиональной реставрации и дорогостоящих предпроектных изысканий. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК Государственный архив Оренбургской области, Ф.173, Оп. 9. Журнал Московской Патриархии. 1997. №2. – 23 с. Оренбургские Епархиальные Ведомости от 15 июля № 14 (1873 г.). – 558 с. Чернавский, Н.М. Оренбургская Епархия в ея прошлом и настоящем. Вып. 1 [Текст] / Н.М. Чернавский. – Оренбург: Типография Оренбургской Духовной консистории, 1900. – 377 с. © Пономаренко Е.В., 2013

×

About the authors

E. V PONOMARENKO

Самарский государственный архитектурно-строительный университет

Author for correspondence.
Email: vestniksgasu@yandex.ru

доктор архитектуры, доцент, профессор кафедры реконструкции и реставрации архитектурного наследия

References

  1. Государственный архив Оренбургской области, Ф.173, Оп. 9
  2. Журнал Московской Патриархии. - 1997. - №2. – 23 с
  3. Оренбургские Епархиальные Ведомости от 15 июля № 14 (1873 г.). – 558 с
  4. Чернавский, Н.М. Оренбургская Епархия в прошлом и настоящем. Вып. 1 [Текст] / Н.М. Чернавский. – Оренбург: Типография Оренбургской Духовной консистории, 1900. – 377 с

Statistics

Views

Abstract: 120

PDF (Russian): 40

Dimensions

Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX


Copyright (c) 2013 PONOMARENKO E.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies